Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 25 мая – выставка «Библия Гутенберга: начало нового времени» в Российской государственной библиотеке.

Гость передачи – руководитель проекта, заместитель генерального директора РГБ по внешним связям и выставочной деятельности Наталья Самойленко.

 

Центр выставки – одна из первых инкунабул, знаменитая 42-строчная (по числу строк на странице) библия Гутенберга.

 

Издана книга в первой половине 1450-х годов, не позднее 1455 года (точной датировки на ней нет). Экземпляр, представленный в РГБ, напечатан на пергаменте (всего из 180 экземпляров общего тиража книги на более дорогом пергаменте было напечатано около 45 экземпляров).

 

Сейчас в мире известно 48 сохранившихся экземпляров этого издания гутенберговской библии. Интересно, что в Российской Империи имелся один экземпляр, отпечатанный на бумаге, но в 1930-х годах был продан советским правительством за границу. Нынешний экземпляр из РГБ – трофейный, вывезен из  Лейпцига в 1945 году.

 

Разумеется, при своих огромных фондах Российская государственная библиотека не ограничилась «выставкой одного экспоната». Экспозиция довольно подробно рассказывает о предпосылках появления в Европе книгопечатания в том его понимании, которое просуществовало с XV по XX век.

Сам по себе отпечаток (клеймо, тавро, личная печать) был, разумеется, известен с древности. Известны были и так называемые «кодексы» – форма переплетенной книги сменила древний свиток почти за полтора тысячелетия до появления собственно книгопечатания (это были рукописные книги на  пергаменте, часто украшенные цветными миниатюрами и инициалами, также выполненными вручную).

 

Минусом этих прекрасных книг была их очень высокая стоимость – и с точки зрения изготовления, и с точки зрения материала. Но только начиная с XIII столетия Европа познакомилась с материалом, известным к тому времени китайцам уже более тысячи лет – с бумагой. В Европу она проделала долгий путь через Среднюю Азию, Ближний Восток, Северную Африку, и сначала появилась в  Италии и Испании. Первое время импортировалась, затем появилось собственное производство. Ни качеством, ни тем более прочностью бумага не могла сравниться с пергаментом – но изготавливалась куда быстрее и проще, а стоила много дешевле.

И вот как раз бумага стала основой для развития техники гравюры – отпечатка изображения или текста с рельефной доски. Первые печатные изображения (они зафиксированы уже по крайней мере в XIV веке) сильно контрастировали при этом по тематике: с одной стороны – картинки из житий святых, с другой – игральные карты (и еще неизвестно, что оказалось популярнее). 

 

Мы видим, что на этих изображениях присутствуют и фрагменты текста. Действительно, вырезать их на деревянной доске (а речь тут в основном о  ксилографии, то есть гравюре на дереве с выступающими контурами будущего изображения, на которые и наносится краска) было возможно – хотя и весьма трудоемко. Так что в основном ксилографии – это все же картинки с минимумом сопутствующих слов. Хотя и ксилографированные книги все-таки появились – это были так называемые «блокбухи». Примером такого издания выступает представленная на выставке Biblia pauperum – «Библия бедных», издание для мирян: много изображений, совсем немного текста и не очень много страниц. 

 

Резонно спросить в таком случае: если все по отдельности было уже известно, то что же в таком случае изобрел Йоганн Гутенберг?

Главная его заслуга – принцип типографского набора. То есть изготовление отдельных, стандартизированных букв шрифта, из которых потом и набирался текст (по некоторым сведениям, Гутенберг в юности, вероятно, обучался ювелирному делу – что и помогло ему найти для литер подходящий сплав: металл должен был обладать достаточной текучестью, чтобы заполнять тонкие части литейной формы, но и быть при этом достаточно прочным, чтобы многократно выдерживать давление печатного пресса). При этом после завершения печатания тиража набор можно было рассыпать, а литеры использовать повторно, для других изданий.

 

В остальном же новые печатные книги подражали изданиям рукописным. В печатную книгу перешли оттуда многие декоративные элементы – их, разумеется, приходилось на первых порах добавлять к отпечатанным страницам вручную (что, собственно, видно и по представленной гутенберговской библии).

 

И конечно, новый способ изготовления книг нельзя было удержать в секрете. Сначала собственные типографские мастерские стали заводить непосредственные ученики и сотрудники Гутенберга все в том же городе Майнце. Потом книгопечатание стало распространяться по Германии, а там и по всей Европе, со скоростью буквально эпидемии. 

 

Менее чем за полвека печатная книга стала решительно преобладать над рукописной. А главное – общее число изготовленных книг намного увеличилось, знание стало более доступным. Раздававшиеся там и здесь критические голоса (вместо живой книги, написанной человеческой рукой, мы имеем теперь, дескать, дело с  продукцией бездушной машины) действия не возымели.

 

Еще о шрифте: в первых книгах Гутенберга мы видит шрифт «текстура» – разновидность готического. Но и шрифт стал также развиваться: появляются упрощенные варианты готики – ротунда, швабахер, фрактура, предшествующая курсиву бастарда, отталкивающаяся от рукописного шрифта эпохи Каролингов антиква (примеры всего этого также можно видеть на выставке).

Интересно, что свой вклад в проектирование шрифтов внес и  Альбрехт Дюрер.

 

Идея включения в текст печатных картинок, между тем, витала в воздухе. Некоторые издатели предприняли попытки использовать резцовую гравюру на металле. Однако такая технология оказалась неудобной: в данном случае речь идет о глубокой печати, то есть о вырезании в металле линий и дальнейшем набивании в них краски. С точки зрения художественного качества изображения тут много плюсов, но впечатывать в готовый лист с текстом такую иллюстрацию требовалось отдельно. Однако и примеры таких изданий тоже есть.

 

Способ высокой печати оказался здесь более удобным: деревянную доску с выступающим изображением оказалось возможным соединить в  наборной форме с литерами шрифта и отпечатать лист за один раз. А вот  использовать разные краски при этом все же было затруднительно, и книга переходит постепенно к черно-белой эстетике. Вот пример окружающей текст ксилографированной рамки орнамента.

 

Хотя центральным экспонатом выставки выступает библия, это не значит, что издавалась только литература религиозная. Из-под печатного пресса выходят учебники и инструкции по отличению поддельных монет от  настоящих, философские трактаты и рыцарские романы, тексты античных авторов и  сочинения Боккаччо.

 

По-настоящему роль книгопечатания стала очевидной с приходом Реформации. Тексты Мартина Лютера не были первой попыткой перевода Библии на немецкий язык, но только благодаря книгопечатанию они моментально пошли вширь. И хотя противники проповедника сетовали, подобно богослову Йоганну Кохлеусу, «Удивительно быстро Новый Завет Лютера размножен печатниками, так что даже  сапожники, женщины и любой дилетант, успевший выучить хотя бы половину немецких букв, усердно изучает его в поисках истины. И всего за несколько месяцев они осваивают столько учености, что не страшатся вести диспуты не только с обычными католиками, но и с проповедниками, монахами и даже с магистрами и докторами теологии», это уже мало что могло изменить. Информация, ранее доступная лишь  избранным, становилась достоянием широкой общественности.

 

Хранящийся в РГБ экземпляр Библии Гутенберга предполагается в дальнейшем оцифровать и сделать общедоступным. Ну, а выставка в Ивановском зале продлится до середины июня.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена пресс-службой РГБ.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире