14:32 , 21 декабря 2018

Фрида и Диего в московском Манеже

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 22 декабря – выставка «Viva la Vida. Фрида Кало и Диего Ривера. Живопись и графика из  музейных и частных собраний», открывшаяся в московском Манеже.

Гость передачи – председатель правления Культурно-исторического фонда «Связь времен», директор Музея Фаберже (Санкт-Петербург) Владимир Воронченко.

 

Персонажи знаменитые каждый сам по себе, они еще и  супружеская пара – с бурной личной жизнью, расставаниями, разводом и через год новым официальным браком… Что, впрочем, вполне находимо во множестве источников, и останавливаться на этом не будем. А вот путь в искусство у двух видных представителей латиноамериканского искусства ХХ века был разный. Выставка, объединившая обоих, позволяет, тем не менее, проследить и путь каждого в  отдельности. 

 

Но начнем, пожалуй, с дамы. Профессионального художественного образования Фрида Кало не получила – и не потому, что не хотела бы (изобразительным искусством она интересовалась с юных лет), а потому, что в  ее время, в Латинской Америке первой трети XX века, подобное для женщин не считалось уместным. Так что начинала она самоучкой, причем подражала (что можно отметить по ее графическим наброскам на выставке) вполне академичной манере. Возможно, будучи девушкой с характером, она добилась бы и поступления в какую-либо из  художественных школ. Но тут вмешались обстоятельства.  

 

Попав в тяжелую аварию (автобус, в котором она ехала, столкнулся с трамваем), Фрида оказалась на год прикована к постели. Да и в дальнейшем ей  приходилось многократно проходить курсы лечения. В этот момент отдушиной для нее и стало рисование – на специально устроенном мольберте.

 

Вот еще одна из ранних работ – «Автобус» (тоже явное воспоминание о случившемся).

 

В поисках своей манеры Фрида пишет портреты знакомых и  натюрморты. В некоторых – не сразу – начинает проявляться влияние народного искусства Мексики.

 

А вот и проявляющееся влияние сюрреализма.

 

Между тем все чаще в работах Фриды появляются автобиографические мотивы. В том числе ее брака – бурного, но не слишком удачного (как сама она позже напишет, «в моей жизни было два аварии. Первая – автобус, вторая – Диего»).

Замуж за уже известного к тому времени художника Диего Риверу Фрида вышла в возрасте 22 лет (он был на двадцать лет старше).

 

И уже вскоре ее восприятие этого брака выплеснулось в  картину «Несколько царапин» (где персонажу приданы черты Риверы).

 

Из-за полученных в юности травм несколько попыток Фриды родить ребенка закончились неудачей. И это – тоже на ее холстах.

 

«Сломанная колонна» – напоминание о многочисленных операциях и постоянной физической боли.

 

А вот еще любопытная работа под названием «Диего и я». Миниатюра в стилизованной под фольклор рамке.

 

Пора, вообще-то, вспомнить и о Диего. Он, в отличие от  супруги, к профессиональной карьере художника готовился с детства. Всерьез же  начал учиться в Академии художеств в Мехико, где за успехи был премирован стипендией, позволившей ему поехать для продолжения образования в Испанию. А  где Испания – там и Париж, и прочие тогдашние художественные центры Европы. Стоит вспомнить о времени – в Европе Ривера пробыл с 1907 по 1921 год. Так что успел познакомиться и с тогдашними мэтрами, и с тогдашними «измами». В его ранних работах, как и в автопортрете 1907 года, это особенно ощутимо.

 

Однако по возвращении в Мексику Ривера обращается не только  к местной социальной и исторической тематике, но и к стилистике народного искусства. Так постепенно будет выкристаллизовываться стиль его знаменитых настенных росписей – муралей.

 

Большая часть представленных работ приехала из Мехико, из  Музея Долорес Ольмедо. Коллекционер Долорес Ольмедо была хорошо знакома с  обоими художниками, Диего и Фридой, собирала также произведения латиноамериканского народного искусства. Вот, кстати, портрет этой дамы работы Диего Риверы.

 

Показаны на выставке и работы из других латиноамериканских и европейских галерей и частных собраний. Однако есть и работа Риверы, находящаяся в России – это масштабное полотно «Славная победа» (имеется в виду вторжение войск США в  Гватемалу), подаренное когда-то автором Советскому Союзу, а ныне находящееся в  ГМИИ им. Пушкина. Стоит отметить, что в Москве оно еще ни разу не выставлялось.

 

Кстати, не забудьте обойти картину вокруг – на обороте присутствует некое незаконченное изображение. Что также любопытно.

 

Между тем была в СССР и масштабная работа Фриды Кало – «Раненый стол». После кончины художницы она была, по просьбе Диего Риверы, выдана для участия в международной выставке и… пропала. Пропала, хотя была размером 1,2 на 2 с половиной метров, а написана при этом не на холсте, а на панели (то есть в трубочку не свернешь). Пропажу ищут уже свыше полувека, а пока можно довольствоваться фотографиями Фриды, над картиной работающей. (На выставке этому искусствоведческому детективу посвящен отдельный раздел.)

 

У Диего Риверы есть и любопытная серия по впечатлениям от  поездки в СССР – это, если можно сказать, детские зимние забавы. Любопытно, что детей, лакомящихся зимой мороженым, художник – вероятно, как южанин, пораженный таким обстоятельством – изобразил даже несколько раз.

 

Ну, а закончим обзор двумя портретам Фриды Кало. Один написан ею самой, и это известный «Портрет с обезьянкой» 1945 года.

 

Другой же – портрет Фриды, созданный пережившим ее Диего к  годовщине кончины супруги.

 

Всего в экспозиции – около сотни произведений Фриды Кало и Диего Риверы. Выставка дополнена произведениями народного декоративно-прикладного искусства Мексики и этнографическими материалами. Продлится до середины марта.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена организаторами выставки.

 



Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

wowagera 21 декабря 2018 | 15:38

Ну очень интересно..гигантские картины Ривейро я видел,а вот малые формы -нет..И плюс Калло..


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире