17:53 , 16 марта 2018

«Старая квартира» в Музее Москвы

Гость передачи «Музейные палаты» в субботу, 17 марта – директор Музея Москвы Алина Сапрыкина.

Тема передачи – выставка «Старая квартира» и другие проекты музея.

 

«Люди как люди. Квартирный вопрос только их испортил…» ©

«Квартирный вопрос» для первопрестольной Музей Москвы анализирует в своей выставке не только для Москвы булгаковской (или, если хотите, зощенковской – в общем, для описанной сатириками Москвы 20-х годов), но за период гораздо более длительный – лет так за полтораста.

Экспозиционный лабиринт, поделенный на два прохода – «Дом» и «Двор», – ведет зрителя сначала по Москве, в которой, наряду с городскими усадьбами и небольшими индивидуальными домиками, стали возникать «доходные дома». Дома многоквартирные, многоэтажные, оснащенные по последнему тогдашнему слову техники, специально предназначенные для сдачи квартир в аренду. И их, между прочим, тоже не хватало – найти подходящее жилье было не так просто.

 

Кстати, квартиры в таких домах не всегда были многокомнатными. Так, известный «Дом Нирнзее» близ Тверского бульвара получил даже прозвище «дом холостяков» – квартиры там были небольшие, предназначенные для людей, семьей еще не обремененных.

Конечно, доходные дома в центре – это все-таки было для публики более-менее обеспеченной. Строилось и жилье совсем дешевое (цены аренды, кстати, на выставке тоже подробно приводятся), в основном близ промышленных предприятий на окраинах. И уже без особого комфорта.

 

Как бы то ни было, со спросом на жилье Москва до первой мировой войны все же справлялась. Настоящий кризис возник начиная с 1918 года.

Почему именно эта дата? Потому что тогда правительство было переведено из Петрограда в Москву. А это означало вовсе не только переезд нескольких десятков новоявленных министров (простите, «наркомов»), но и перемещение в «старую столицу» нескольких десятков тысяч работников госучреждений – да еще, понятное дело, с семьями. А там и все прочие, надеющиеся как-то устроиться при новом режиме, тоже потянулись в Москву.

Но это была только первая часть проблемы. Вторая же состояла в том, что прежних застройщиков не стало – строить стало попросту некому и не на что.

Решение было найдено самое простое: национализация жилья и так называемое «уплотнение». Среди представленных на выставке документов есть на этот счет прелестный – «Инструкция по проведению ущемления буржуазии». 

 

Нет, уплотнение, конечно, не коснулось верхушки новой власти – те как раз разместились с достаточным комфортом (достаточно пройти мимо старых – и дорогих – доходных домов в самом центре Москвы и обратить внимание на висящие там мемориальные доски). Но куда, во-первых, девать всякую чиновную мелюзгу? А во-вторых – как хоть чем-то ублаготворить простую публику, поддержавшую на первых порах новую власть? И людей стали подселять в чужие квартиры – и хотя Ленин в одной из своих работ пишет «на время, пока мы не построим хороших квартир для всех», на деле возникшие таким образом «коммуналки» задержались надолго.

 

С конца 20-х годов жилищное строительство все же возобновилось. Но в количестве небольшом, и в основном все для того же нового советского чиновничества. Возникали «дома на набережной», «дома Советов», «дома Наркомфина» и так далее. Для всех прочих оставались выделенные волей власти комнаты в коммуналках. 

 

Всерьез жилищное строительство развернулось уже в период «оттепели». Но и тут со своими особенностями – возводимые дома лишились не только «архитектурных излишеств», но и сколько-либо комфортной планировки. Что делалось совершенно сознательно – и вот фрагмент приводимой на выставке инструкции: «Каждая квартира будет в основном заселена одной семьей исходя из нормы жилой площади в 6 и 9 м на человека. Из этого следует, что в однокомнатной квартире будут проживать 2-3 человека, в двухкомнатной – 3-5 человек и в трехкомнатной – 4-6 человек. Отсюда следует, что в малометражных квартирах не будет комнат специального назначения, т.е. спален, столовых, кабинетов и т.д. Каждая комната будет, как правило, использоваться и как жилая, и как спальная.»

 

Ну, а жилья сегодняшнего выставка не касается – его и так каждый знает и видит. Прогулка по экспозиции здесь – это прогулка в историю.

 

О выставке «Старая квартира» я уже писала подробнее – читаем здесь

Стоит коснуться мимоходом и еще нескольких выставок, проходящих сейчас в Музее Москвы.

Экспозиция «Оформляя город» представляет нам формы праздничного украшения столицы (начиная с коронационных иллюминаций конца XIX века) – а также забавные инструкции советского времени по проведению массовых праздничных мероприятий (включая, например, образцы транспарантов и других элементов наглядной агитации). Президиум Моссовета, между прочим, еще в 1919 году постановил: «Все художественное дело Москвы должно вестись при ближайшем участии и под непосредственным контролем пролетариата».

 

Выставка «Шкафы Москвы» соединила предметы мебели из фондов музея и ироничные работы современного художника Дмитрия Цветкова.

 

Как-то очень «в пандан» к этой экспозиции пришлась открывшаяся недавно выставка Ольги Солдатовой, которая, наряду со своими мозаичными работами, также выставила модели одежды.

 

Ну, и не забудем, что недавно у Музея Москвы появился новый филиал – Центр Гиляровского в Столешниковом. О его программах тоже можно расспросить гостью эфира.

 

Текст – Татьяна Пелипейко



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире