museum_echo

Музейные палаты

20 июля 2018

F

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 21 июля – выставка «Гипноз пространства. Воображаемая архитектура. Путь из древности в сегодня»  в Царицыне.

Гости передачи – куратор выставки, искусствовед Сергей Хачатуров и актер театра «Июльансамбль», выпускник школы-студии МХАТ Артем Дубра.


Эта выставка в Большом дворце Царицына откроется для публики с 25 июля. Так что пока фотографий экспозиции нет, и говорить о ней можно только по пришедшим от музея анонсам.

О чем же речь? О так называемой «бумажной архитектуре». Но в отличие о того, как воспринимался этот термин в начале ХХ века – как проекты поневоле неосуществленные и оставшиеся лишь на бумаге, – тут разговор пойдет о  временах барокко и Просвещения. И – о проектах, предназначавшихся для театральной сцены. О том, как создатели декораций представляли себе архитектуру античности и средневековья, об образах, востребованных в постановках барочного театра или opera seria. Впрочем, жанр расширялся – до устройства придворных торжеств, празднеств и иллюминаций, да и просто украшения интерьеров. А театральная декорация превращалась в отдельный вид искусства, вовлекая в себя не только живописцев, но и архитекторов.

 

Что же обещают нам авторы экспозиции? Выставку-инсталляцию, которая будет включать и гравюры XVIII столетия, и работы современных художников. А также воспроизведение старинных сценических иллюзий, игры и  лабиринты, мини-оперу в видеозаписи и фигуры-обманки. Участвуют в подготовке также Музей архитектуры, Театральный музей им. Бахрушина, Музей Большого театра, Музей-усадьба Останкино и частные коллекционеры. 

Это все мы увидим через несколько дней. А пока – несколько изображений экспонатов, любезно предоставленных музеем-заповедником «Царицыно».

Джованни Батиста Пиранези.

 

Джакомо Кваренги.

 

Франческо Пиранези.

 

Жак Калло.

 

Николай Бенуа.

 

Марина Алексеева.

 

Владимир Карташов.

 

Александр Бродский и Илья Уткин.

 

Итак, слушаем передачу в субботу, на выставку идем со  следующей среды.

 

 

Текст: Татьяна Пелипейко

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 14 июля – выставка «Зверев-гала» и другие программы Музея AZ (Музея Анатолия Зверева).

Гости передачи – генеральный директор Музея AZ, коллекционер и меценат Наталия Опалева и редактор издательского проекта музея Сергей Соловьев.



Вот этот симпатичный домки на 2-1 Тверской-Ямской и есть Музей Анатолия Зверева. Он же Музей AZ.

Несколько предшествующих проектов музея соединяли произведения Анатолия Зверева с работами современных художников в рамках тематических экспозиций. Данная же выставка – чисто зверевская, и охватывает несколько периодов – и несколько тематических линий – в его творчестве.

 

Это, безусловно, зверевские автопортреты.

 

А также портреты современников – большей частью ближайшего круга.

 

Для многих может стать неожиданностью пейзажная линия.

 

Совершенно замечательные иллюстрации к «Запискам сумасшедшего» Гоголя. Увы, при жизни автора так и не изданные.

 

Из чего в музейном проекте сделали небольшой мультипликационный фильм.

 

Линия абстракции – она также присутствовала в работах Зверева.

 

Ну, и конечно, любимая многими лаконичная и экспрессивная графика.

 

А вот что думал об изобразительном искусстве сам автор.

 

Ну, и наконец: без работ современных авторов все-таки не  обошлось. Музей AZ принял участие в Молодежной биеннале, предоставив ее авторам собственный внутренний дворик.

 

Музей AZ сопровождает свои выставки образовательной программой, публикациями, лекциями и концертами. О чем и расспросите гостей эфира.

 

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 7 июля – 6-я Московская международная биеннале молодого искусства.

Гость передачи – комиссар биеннале, глава дирекции РОСИЗО по  специальным проектам Екатерина Кибовская.

 

Итак, в Москве в очередной раз проходит Московская биеннале молодого искусства (что означает участие художников не старше 35 лет). Она моложе биеннале «взрослой», но тоже имеет за плечами достаточную историю. Тем более, что у «молодежки» был и предшественник – фестиваль молодого искусства «Стой, кто идет?», проводившийся Госцентром современного искусства совместно со  школой «Свободные мастерские». Молодежная биеннале по сравнению с ним выросла в  статусе – получила поддержку министерств и департаментов. А также обрела разветвленную и достаточно сложную структуру.

 

«Абакадабра» – это никоим образом не «оценочное суждение», а  название основного проекта биеннале. Кроме него имеются два проекта «стратегических», изрядное количество «специальных» и, наконец, «параллельная программа».

Под стратегическими проектами организаторы понимают поиск основных направлений развития молодого искусства.

 

Без текстов на молодежных выставках действительно не  обходится, куда в большей степени, чем на выставках «взрослых». Действительно, как-то даже неприлично не написать что-нибудь об апроприации и подрыве институциональных правил и не процитировать Бодрийяра. :)

Специальные проекты многочисленны и разнообразны. Часть из  них представляет работы учащихся нескольких школ современного искусства.

 

Проекты молодежной биеннале размещены везде – и в индустриальных пространствах, и в отдельных выставочных залах, и в музеях. Причем в последнем случае – не только в залах для временных выставок. Есть и  проекты, существующие по принципу «интродукции» – произведения молодых авторов внедрены непосредственно в постоянную музейную экспозицию. Как, например, в  музее-квартире Аполлинария Васнецова, где задействована даже новомодная «дополненная реальность».

 

Параллельная программа – наиболее вольная часть общего проекта. Собственно, это даже не часть проекта, а собственные программы галерей и прочих институций, лишь причисленные оргкомитетом, при совпадении формальных критериев, к собственному расписанию. Эти выставки также разбросаны везде – от  музейных залов и солидных галерей до симпатичных крошечных подвальчиков.

 

Идет молодежная биеннале практически все лето. Какие-то выставки уже закрылись, другие надо поспешить посмотреть. Немало проектов еще впереди – так что следите за новостями (в том числе на сайте самой молодежной биеннале). 

 

Текст: Татьяна Пелипейко

 

Тема Музейных палат в эту субботу «Выставка к 140-летию со дня рождения художника Кузьмы Петрова-Водкина в Русском музее», гость – ведущий научный сотрудник Русского музея, сокуратор выставки Ольга Мусакова.

 

Без преувеличения, это самая крупная выставка Петрова-Водкина, дополненная частными собраниями и коллекциями других музеев. Некоторые работы показываются впервые.

Последняя персональная выставка Петрова-Водкина в Русском музее прошла в 1978 году, выставлялась графика. До  этого, с купюрами, работы художника демонстрировали в 1966, тогда не была представлена его религиозная живопись. Последняя прижизненная состоялась в 1936 году. Понятно, что и тогда не все сюжеты допускали до публики. Так, в последний момент всё же убрали «от греха подальше» картину «Новоселье» (Рабочий Петроград). Казалось бы, тема идеологически выверенная. А всё же есть что-то в  лицах этих новых жильцов, в грязной чужой посуде в отражении зеркала, заставляющее засомневаться в торжестве справедливости.

 

 

На выставке много хрестоматийных работ, таких как «Купание красного коня», «Мать», «Скрипка», но представлены они в  контексте картин ранее не выставлявшихся, а также в рядом с графическими эскизами. Которые часто смотрятся как вполне самостоятельные произведения.

 

Вот «Мадонна с ребёнком. Пробуждающая», 1922 год. Написана к рождению долгожданной дочери.

 

Образ будто бы потёртый. Не исключено, что использовался в семье как подголовная икона… Петров-Водкин был человеком глубоко религиозным, из верующей старообрядческой семьи.

И при этом принял революцию, занимал высокие посты. Мог эмигрировать, но принципиально вернулся в советскую Россию.

 

«Голова Христа», 1921, частное собрание, Петербург.

 

Распятие, 1920-е годы. Частное собрание, Москва.

И примерно в эти же годы находит образ нового хозяина страны – рабочего. Вот такой он, человек того времени, 1926 год

 

Редкость на выставках, картина из собрания Центрального музея вооружённых сил. «После боя».

 

1923 год

Пронзительные «Скрипка» и  «Натюрморт с чернильницей», между ними. 1918 и 1934 гг.

 

Написанная в 1934 году картина «Тревога.1919». Неподдельный страх.

 

Кто же он, Петров-Водкин? Авангардист, представитель реализма? Адепт религиозного искусства? Каждый раз узнаваем. И в натюрморте, и в программном полотне.

 

Любимый пёс.

 

А вот он же, присмотритесь.

 

1925 год.

Всегда требовательный к себе.

И в 1890-х, ещё студентом, в прошлом мастер вывесок.

 

1907, в поисках метода.

 

Обретение сферической, наклонной перспективы. 1921 год.

 

Автопортрет 1926-1927.

 

Отдельный зал посвящён творчеству Петрова-Водкина – театрального художника. Эскизы грима и декораций. Часть из  них так и остались в замыслах, на сцене не были воплощены. Интересно, что художник преподавал на курсах сценического мастерства Всеволода Мейерхольда.

  Эскиз к постановке «Братья Карамазовы», 1927 г.


 «Интерьер квартиры художника», 1920, тушь, перо, акварель. Частное петербургское собрание.

 

Юбилейная выставка Петрова-Водкина в  корпусе Бенуа Русского музея продлится до 20 августа.

 

Текст: Ксения Басилашвили.

 

22 июня 2018

Ораниенбаум

В «Музейных палатах» в эту субботу, 23 июня – Генеральный директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая. Тема эфира: Музей-заповедник Ораниенбаум. Открытие дворцов и интерьеров после реставрации: уникальность подлинности.

Ораниенбаум – это история расцветов и  забвений. Именно так, во множественном числе. Теперь не забытый богом парк с  пустынными остатками дворцов, где-то неподалёку от Петергофа, как было ещё двадцать лет назад. А до этого тоже периоды полного одиночества ансамбля. Но  жемчужина из одного ожерелья, рядом с которым Петергоф, пожалуй, даже слишком яркий, шумный, переполненный. А в Ораниенбауме можно, неспешно прогуливаясь, размышлять о времени и временах, нанизывая на одну «ниточку» виньетки рококо и  водопады барокко, а также бережное восприятие этого наследия владельцами ансамбля в веке XIX.

 

Здесь виден масштаб замысла Александра Меншикова, его дворец парит над морем, пусть и перекрывает выход к нему шоссе, а всё равно представить можно, как швартовался Пётр. Канал-то спешили прорыть, успели за три дня, по-венециански подплыть – пожалуйста, прямо ко входу! И там же, десятилетия позже, предательство и нелюбовь — будуар фаворитки Петра III, при живой-то императрице-супруге. До добра довести не могло. В августе после многолетней реставрации откроется церковный павильон Большого Меншиковского дворца. В тридцатые годы храм занимала сторонняя организация, помещение разделили на несколько этажей, нарушив архитектуру сооружения. Иконостас музейщики пытались спасти и вывезли в Петергоф. Там он сгорел во время войны. Сейчас иконостас воспроизведен по чёрно-белым фотографиям

Работы по воссозданию живописи ведутся художниками института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина.

 

Полностью восстановлен и уникальный трёхъярусный резной иконостас, созданный к 1725 году в московской мастерской Ивана Зарудного по образцу западноевропейских барочных алтарей. Он был разобран в 1930-е годы.

 

Реставраторы намеренно сохраняют подлинные детали, демонстрируют их посетителям: меншиковский слой и лепной декор, прорисовки Ринальди.

 

Тот же бережный подход к Китайскому дворцу, это тоже произведение Антонио Ринальди, в стиле рококо. Новые очертания он  приобрёл при Великой княгине Елене Павловне. В XIX веке её стараниями Ораниенбаум обрёл новую жизнь. И сейчас в музее деликатно показывают и XVIII и  XIX столетия. Найдены очень тонкие ходы для этого: расчищали стены и открыли подлинную декоративную живопись екатерининского времени.

 

Нашли, изучили, отреставрировали и  установили подлинные элементы декора интерьера XVIII века

И это только часть огромной работы, а  кажется, так было всегда:



 

Постепенно интерьеры населяются мебелью, в  том числе личными вещами императрицы.


Экспозиция позволяет максимально близко рассматривать подлинные предметы, происхождение которых шумный Ораниенбаум, возможно, даже ещё не омрачённый заговором против Петра III. Ораниенбаум увеселений и многолюдных приёмов

 

Фрагмент знаменитого Стеклярусного кабинета, он полностью сохранил отделку 1760-х годов.

 

Великолепие воссозданного паркета.

 

Можно представить масштабы выполненной работы.

 

Дворец Петра III приглашает заново открыть Петра Федоровича. Каким он был? Глупый, недальновидный, «скучнее самой скучной книги», по словам Екатерины II? Без оттенков? Этот дворец – часть внутреннего мира императора. Маленькая шкатулочка, шедевр Ринальди. Зданию возвращён исторический цвет. Как оказалось, очень нежный, розовый.

 

Он правил всего 186 дней. Автор скульптурного портрета Александр Таратынов. Император изображён в мундире лейб-гвардии Преображенского полка.

 

Интерьеры сочетают отделку XVIII и XIX веков.

В ходе расчисток стен был найден фрагмент рисунка немецкого художника Ганса Вильгельма Шмидта. Вернулись в интерьеры и  специально созданные им в Веймаре для этого дворца живописные панно.

Но это внесения XIX века, а рядом в  буфетной стена с полочками-консолями и китайским фарфором. Пётр Фёдорович был увлечённым коллекционером.

 

Предназначение этого миниатюрного дворца – отдохновение. Сюда приходили послушать музыку, посмотреть живопись. Небольшой музей любителя изящного.

 

Бюро из коллекции Петра III. Дерево, роспись. Середина XVIII века.

Лепной декор с вензелем PF.

 

Потайной шкаф (а как же!) с личными вещами Петра III – мундир полковника голштинского великого князя полка, шпага из  Аугсбурга.

 

Скрытая за другой дверью узкая потайная лестница ведёт на территорию потешной крепости Петерштадт, она не сохранилась.

Лестница помнит первого владельца.

 

И перед вами сады, двух эпох, с сочетанием регулярного и пейзажного паркостроения. Рай на земле, так говорили.

Недаром.

 

Текст: Ксения Басилашвили

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 16 июня – «Ненайденные и непривезенные картины Верещагина».

Гости передачи – генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфир Трегулова и старший научный сотрудник Третьяковской галереи Светлана Капырина.

 

О большой выставке работ Василия Верещагина в здании Третьяковской галереи на Крымском валу в передаче «Музейные палаты» речь уже шла (смотрим здесь). 

 

Но это о том, что на выставку привезли.

А что же не привезли? И почему?

Самый заметный случай такого рода – одна из работ из  знаменитой верещагинской «Трилогии казней», написанной в 1880-х годах.

 

В нынешней экспозиции присутствуют две работы – «Распятие на кресте у римлян» (ныне в частном собрании, до этого долгое время находилась в музее в Америке) и «Казнь заговорщиков в  России» (ее предоставил Третьяковке для экспонирования петербуржский Музей политической истории России, куда картина попала в начале 1920-х годов, а до того была в  частных руках).

 

Обе эти работы (как, впрочем, и третья) были первоначально автором показаны за границей (для России их тематика – особенно связанная с  собственной историей, разумеется, – оказалась неприемлемой). Там же, наряду со  многими другими работами самого разного характера и на разные сюжеты, картины были проданы.

Но две, как видим, уцелели и даже в конце концов разными путями оказались в России. В любом случае, их бытование публично (пусть и не всегда они доступны для осмотра). А что же с третьей?

А вот тут ситуация покрыта мраком. Речь идет о полотне «Подавление индийского восстания англичанами». О котором сегодня мы не знаем практически ничего. Существуют лишь не слишком качественные черно-белые изображения – они производят скорее впечатление давней газетной репродукции (любые цветные картинки в интернете – скорее всего, условная колористическая обработка того же черно-белого первоисточника).

 

Местонахождение этой работы остается неизвестным. Как неизвестно и то, сохранилась и она вообще. Такая таинственность породила легенды – дескать, это англичане выкупили работу, а потом уничтожили как их  позорящую. Только вот существуют на ту же тему и собственные английские работы (а может, и еще чьи-то) – и никто их не уничтожает.

Об этом и других секретах и неизвестностях, связанных с  творчеством Василия Верещагина (художника весьма плодовитого, чьи работы активно продавались при его жизни как в России, так и за рубежом), и пойдет речь в эфире «Музейных палат».

 

Разумеется, есть сейчас и другие актуальные вопросы, связанные с жизнью Третьяковской галереи. Будем надеяться, что и на них в эфире хватит времени.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

 

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 9 июня – выставка «Император Александр II. Воспитание просвещением» в Российской государственной библиотеке.

Гости передачи – заместитель генерального директора РГБ по  международным связям и выставочной деятельности Наталья Самойленко и заведующая отделом изобразительных изданий РГБ Любовь Родионова.

 

Выставка приурочена, понятно, к 200-летию со дня рождения монарха, прозванного Царем-освободителем. Но почему в Российской государственной библиотеке?

Для этого есть, на самом деле, более чем серьезный резон. РГБ – преемница Румянцевского музея («публичного музеума»), который открылся в  1862 году в старой столице именно решением и при поддержке императора.

 

Александр и члены царской фамилии были и среди первых дарителей и меценатов музея. Так, сюда была отправлена приобретенная на личные средства Александра II картина Александра Иванова «Явление Христа народу» (к слову, экспонировалась она как раз в том зале, где проходит нынешняя выставка). За ней последовала и передача в Москву почти двух сотен живописных произведений из  Эрмитажа.

 

К книжному собранию Румянцева добавились и книги от членов императорской семьи. И вот, кстати: на выставке экспонируется портрет матери Александра II, вдовствующей императрицы Александры Федоровны. К чему он здесь?

 

А дело в том, что в библиотеку Румянцевского музея отправились и девять тысяч томов из личной библиотеки Александры Федоровны. И в книжном зале висел как раз этот ее портрет (ныне хранящийся в Эрмитаже).

 

Ну, и наконец, первая запись в книге почетных посетителей – автограф императора Александра.

 

Словом, поводов присоединиться к юбилейным программам у РГБ было достаточно. Но по традиционному пути – рассказать об отмене крепостного права, о реформах земской, военной, судебной и прочих – здесь не пошли (за этим – в Исторический музей).  В библиотеке предпочли обратиться к теме просвещения.

 

Портрет Александра в отрочестве тут не случаен. Большой и  подробный раздел выставки посвящен воспитанию и образованию самого великого князя. И этот сюжет заслуживает, вообще-то, весьма подробного разговора – и не только потому, что в экспозиции есть умилительные детские прописи.

 

Наставником юного великого князя был назначен поэт Василий Жуковский. Под «наставником» здесь надо понимать организатора всего образовательного процесса. Его, этот процесс, сам Василий Андреевич определял (в письме матери мальчика, супруге Николая I Александре Федоровне) так: «Его величеству нужно быть не ученым, а просвещенным. Просвещение должно ознакомить его со всем тем, что в его время необходимо для общего блага. Просвещение в  истинном смысле есть многообъемлющее знание, соединенное с нравственностью

Коснуться всех аспектов этого образовательного процесса не  позволит, разумеется, формат блога. Остановимся на том, как видел Жуковский учебную программу. Ее он делил на три возрастных этапа: 8 -13, 13-18 и 18-20 лет. В программу раннего этапа включались следующие учебные предметы: геометрия, счет, русская грамматика, география, общие понятия о минералогии, геологии, ботанике и зоологии (сегодня мы сказали бы – естествознание), история, иностранные языка – французский, немецкий, английский, польский и  латынь (последнюю вычеркнул из учебного плана Николай Павлович как «не имеющую практической пользы» – а по мне так зря), рисование, музыка, ручная работа, чтение. Второй период обучения предполагал подробное изучение наук, и тут мы  видим следующее: история, география, этнография, статистика, политика, философия, математика, естественная история, технология, физика, родной язык и  литература. После чего была запланирована поездка по России – и она состоялась, продлившись семь месяцев и охватив 30 губерний (всего преодолели 20 тысяч верст). Наконец, на последнем этапе обучения добавилось углубленное изучение политических наук – военная стратегия, финансы, законодательство, внешняя политика, дипломатия.

Что до расписания занятий, то оно, как видим, было достаточно жестким – занят был практически весь день.

 

О других разделах выставки: здесь рассказывается, в  частности, о создании памятника «Тысячелетие России» в Новгороде – за  разработкой его проекта внимательно следил сам император. 

 

Впервые представлено на выставке хранящееся в РГБ интересное издание также александровской эпохи – альбом «Виды новгородских церквей».

 

С именем Александра II неразрывно связано и образование Русского исторического общества. За время своего существования до 1917 года общество успело издать, среди прочего, 148 томов «Сборника Императорского Русского исторического общества» и 25 томов «Русского биографического словаря».

 

Наконец, о состоявшейся в Москве в 1872 году Политехнической выставке (это сейчас для нас такое – дело естественное, а в XIX веке подобные мероприятия приходилось насаждать буквально как «картошку при Екатерине», ибо промышленники понимали, что такое ярмарка, где непосредственно заключаются контракты и переходят из рук в руки партии товаров, а вот зачем просто показывать немногие избранные вещи своего производства, им сначала было неясно).

 

В нынешней экспозиции есть предметы, которые были представлены на выставке 1872 года – фотографическая камера и телеграфный аппарат. Они предоставлены Политехническим музеем – а толчок к его образованию в Москве дала как раз та самая выставка.

 

Остается добавить, что многие документы можно изучить в  выставочном зале в подробностях с помощью мультимедийных дисплеев.

 

Выставке сопутствует также подготовленное РГБ издание – подробное и со множеством любопытностей.

Продлится выставка по 22 августа. Размещена в  Ивановском зале (вход туда со Староваганьковского переулка).

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена пресс-службой РГБ.

 

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 2 июня – выставка «Чудо-чудное, диво-дивное. Городецкая роспись» в музее-заповеднике «Коломенское».

Гости передачи – куратор выставки, научный сотрудник музея «Коломенское» Наталья Полонникова и директор фабрики «Городецкая роспись» Наталья Приваловская.

 

Прежде чем говорить о самой выставке – несколько слов о том, что это за город такой Городец. Так случилось, что мне довелось в нем побывать и я могу показать несколько фотографий.

Городец – симпатичный маленький город на крутом берегу Волги, близ Нижнего Новгорода. Возник в XII веке – сначала как крепость для защиты от нападений с востока.

Развивался позже как город ремесленный и торговый: центр деревянного судостроения, хлебной торговли, сбыта резных изделий из дерева и  даже выпечки печатных пряников. И роспись, и пряники сохранились как активный род деятельности до наших дней. Так же, как и старая архитектура в центре.

 

Самое интересное – в городе частично сохранилась старая деревянная застройка. И достаточно взглянуть на эти дома, чтобы уже составить себе представление о городецкой резьбе.

 

Ну, а теперь к экспозиции в Коломенском. Начинался промысел в Городце с деревянной резьбы – в исторической части нам показывают, как ею  украшали даже самые утилитарные предметы домашнего обихода.

 

Затем резные предметы стали еще и тонировать – в них пришел цвет.

 

А потом за простым орнаментом и в резьбе, и в росписи появилась еще и сюжетность.

 

Сюжеты традиционные – чаепитие, праздники, цветы, птицы, кони.

 

Есть в исторической части очень любопытный экспонат: резной шкаф-горка с многочисленными историческими и библейскими сюжетами, главный из  которых – призвание на царство первого из Романовых, Михаила Федоровича. Изготовлен был в 1913 году, потом надолго пропал из поля зрения городецких специалистов. Обнаружился же в музее Великого (не Нижнего!) Новгорода, откуда и  прибыл в Москву на выставку.

 

Возвращаясь к традиционным сюжетам: интересно, как это обернулось в ХХ веке, в 1920-х – 1930-х годах, когда от мастеров потребовали еще и идейности, то бишь «создания произведений общественной значимости». На  этот раздел выставки стоит обратить внимание, настолько он выходит забавен.

 

Вот здесь – на первый взгляд, привычная композиция «чаепития». Но приглядимся – на столе вместо чашек какая-то книга, а подпись внизу – «Колхозная семья за чтением конституции».

 

А привычный сюжет с всадниками превратился в «Пограничный разъезд».

 

Что такое городецкая роспись в техническом плане? Это темпера, с использованием преимущественно ярких тонов, с четкой контурностью. Технология тоже показана на выставке.

 

Ну, и конечно, в конце концов в городецкой росписи произошел возврат к традиционным народным сюжетам.

 

Ах да, пряники… Резные доски для изготовления печатных пряников тоже, конечно показаны на выставке. (Сами пряники, между нами, очень вкусные.)

 

Выставка городецкой росписи в Коломенском продлится до  начала сентября. Внимание! Место действия – дворец Алексея Михайловича.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 26 мая – выставка «Скульпторы и livre d’artiste» в Галерее искусств Европы и Америки XIX-XX вв. ГМИИ им. Пушкина.

Гость передачи – куратор выставки, коллекционер Борис Фридман.

 

Livre d’artiste или «книга художника» – это, вообще-то, особый жанр, а не просто книжная иллюстрация. Такая книга (с использованием как чужого, так и собственного текста) выстраивается автором как единый объект. Важно все – не только изображения, но и формат, шрифт, даже бумага (встречается и специально изготовленная так называемая «авторская»). Как правило, это не сброшюрованное издание, а  отдельные листы в специальном – также авторском – футляре. И это никогда не  бывает большой тираж (возможен и единственный экземпляр).

В жанре livre d’artiste отметилось немало живописцев и графиков. Но здесь – скульпторы. Которые, вообще-то, обычно хорошие рисовальщики. В данном же случае в экспозиции соединены не только их  графические работы, но и скульптуры – как из музеев и галерей, так и из частных собраний. Всего таких авторов набралось полтора десятка.

 

И начнем с Огюста Родена.

По его акварелям в 1902 году были отпечатаны литографии к  роману Октава Мирбо. И это оказалась первая и единственная работа Родена в  жанре livre d’artiste.

 

Аристид Майоль обращался к этому жанру чаще – известно 14 его работ. В экспозиции представлены листы из «Науки любви» Овидия. Ксилография.

 

Далее Анри Лоранс и «Диалоги» Лукиана. Это кубистский период автора – и скульптурный рельеф в той же манере.

 

Осип Цадкин (считается французским скульптором, но вообще-то уроженец Витебска и одноклассник Марка Шагала). Представлены две его книги – поэма Клода Авелина (кстати, тоже потомок эмигрантов из Российской империи) и серия литографий о подвигах Геракла.

 

Альберто Джакометти и «Бесконечный Париж» («Paris sans fin»). Для этого издания скульптором было подготовлено 150 рисунков, по которым исполнены литографии. А  вот полностью завершить планировавшийся текст автор не успел.

 

Генри Мур – это очень любопытная серия из 33 офортов под названием «Череп слона». Череп действительно существовал (был подарен английскому скульптору друзьями и стоял в его мастерской) и увлек обладателя своей формой.


И еще одна книга Мура – «Прометей» Гёте. Это уже литографии.


Ну, а скульптурная работа Генри Мура обнаружилась в  московском частном собрании.

 

Мишель Гино – издание стихотворения Поля Элюара.


А вот скульптурные работы Гино московский зритель видит впервые.

 

Испанец Эдуардо Чильида, кажется, вообще выставлен в Москве в первый раз. Офорты к изданию книги Андре Френо и полностью авторская работа «Ароматы», где использованы разные варианты техники – офорт, акватинта, ксилография.

 

Жан Арп: цветные ксилографии автора и его же стихотворения в  книге «Soleil recerclé». И скульптурная работа из собрания ГМИИ.

 

Александр Колдер больше известен нам своими знаменитыми «мобилями» – кинетическими объектами. Они присутствуют, но кроме них – ироничные иллюстрации к Эрскину Колдуэллу в технике цветного офорта.

 

Всех не перечислишь – здесь еще любопытные итальянцы: Марино Марини, Миммо Паладино и Арнальдо Поммодоро.

 

Арман – зрители ГМИИ любят его «Сожженную скрипку». А тут еще и работа «Проходящее время» – и в качестве главного героя выступает часовой механизм.

 

Наконец, знаменитый «заворачиватель» архитектурных объектов Христо. А вот его издание представляет собой шелкографии, зафиксировавшие этот процесс.

 

Ну, а работать скульптурно-графическая выставка в ГМИИ будет до конца лета.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена пресс-службой ГМИИ им. Пушкина.

 

18 мая 2018

Ночь в музее

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 19 мая — предстоящая акция «Ночь в музее».

Гость передачи — глава департамента культуры Москвы Александр Кибовский.

Акция «Ночь в музее» пройдет в столице уже в 12-й раз. Когда-то ее начинали немногие, сейчас о своем участии заявляют более 200 различных городских институций. Это значит, что они будут открыты до позднего вечера. Планы у всех разные: лекции, экскурсии, перформансы, кинопоказы, концерты. Многие концерты, кстати, пройдут не внутри зданий, а во дворах музеев. Охват при этом самый широкий — от симфонических оркестров до альтернативных команд.

Несмотря на условно позднее время, «Ночь музеев», как правило, включает и специальные программы для детей.

Ну, и конечно, во многих музеях к «Ночи» откроются новые выставки.

Программы у всех очень обширные, узнавайте подробности на музейных сайтах. Ну и кое-что из присланного музеями — здесь.

И вот вам несколько кадров с предыдущих «Ночей» — смотрите, как это бывает.


Текст: Татьяна Пелипейко

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире