museum_echo

Музейные палаты

12 января 2018

F
12 января 2018

Архив Харджиева

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 13 января – выставка «Архив Харджиева» в Фонде In Artibus.

Гости передачи – кураторы выставки, искусствоведы Екатерина Бобринская и Анна Корндорф.

 

Документы из знаменитого архива впервые демонстрируются в  Москве.

О чем и о ком речь? Николай Харджиев, филолог и писатель, тесно общался со многими предстателями как литературного, так и художественного авангарда начала ХХ века. В его архиве за долгие годы скопилось множество документов, связанных с этим периодом русского и советского искусства.

 

Вот еще одна фотография Харджиева – тут он вместе с  Казимиром Малевичем.

 

В собрании Харджиева оказались не только книги и  художественные произведения, но и рукописи, черновики, автографы, фотографии, наброски. Часто авторы сами дарили ему свои произведения. Многое было сохранено Харджиевым в период гонений на авторов. И не просто хранилось им, но и изучалось.

Детективная история архива начинается много позже – в начале 90-х, когда бывший уже в весьма почтенном возрасте собиратель принял решение об  эмиграции. Опасаясь, что вывезти архив легально ему не позволят, Харджиев доверяется лицам, обещавшим ему транспортировать архив и художественную коллекцию контрабандно. Часть груза была при этом задержана на шереметьевской таможне. После долгих переговоров с министерством культуры РФ Харджиев, уже находившийся к тому времени в Голландии, подписывает документ о передаче конфискованного архива в РГАЛИ (в обмен на прекращение уголовного дела о  незаконном вывозе культурных ценностей), однако закрывает его для обнародования на 25 лет.

Для управления оставшейся в Нидерландах частью коллекции был зарегистрирован фонд имени Харджиева и его супруги. После ухода их обоих из  жизни и новых долгих переговоров российской стороны с голландской была достигнута договоренность о передаче оставшейся части архива в РГАЛИ – всего 1427 единиц хранения, включающих материалы Крученых, Лисицкого, Малевича, Клуциса, Клюна, Ларионова, Мандельшиама, Хлебникова.

Вот, например автограф Велимира Хлебникова с его стихотворением.

 

Подписи «Председателей Земного шара».

 

«Проун» Эль Лисицкого.

 

«Предсмертная просьба» Малевича: «Уважаемое и дорогое правительство. Прошу обеспечить мою семью пенсией, которая дала бы возможность ей прожить…»

 

А вот эскиз оформления трамвая к празднику 1 мая.

 

Сегодня эти и другие документы из архива Харджиева, воссоединенные в РГАЛИ, впервые демонстрируются публично.

 

Вернулась в Россию только архивная часть собрания Харджиева. Вывезенные художественные произведения по-прежнему остаются за границей, судьба части из них не вполне ясна. Однако на выставке все же представлены работы художников того же времени – из российских музеев и частных коллекций.

 

К открытию выставки вышел и первый том публикации документов из архива Харджиева (всего томов планируется три).

 

Выставка материалов из архива Николая Харджиева продлится в  Фонде In Artibus до конца января.

 

Гости передачи: художник Игорь Шелковский,

куратор выставки И.Шелковского, зав. отделом новейших течений  Третьяковской галереи Ирина Горлова.

 

 

Игорь Шелковский начинал, в общем-то, как многие художники-нонконформисты его поколения. Вполне традиционное художественное образование. Работа для издательств и театра, работа в реставрации. Параллельно, в силу интереса к авангарду, работа, что называется, «для себя». Участие в квартирных и иных неформальных выставках. И, как у многих тогда, эмиграция во второй половине 70-х.

Вот тут-то жизнь и деятельность Игоря Сергеевича покидает даже эту «неформальную» колею. Казалось бы: забудь соцреалистические ограничения, работай, ищи контактов с галеристами и музеями. Но Шелковский начинает издавать за границей журнал, посвященный неофициальному искусству в СССР. Журнал «А – Я» будет выходить с 1979 по 1985 год.

Если кто-то думает, что это было просто… Дело не только в  деньгах («у журнала не было никакой твердой материальной базы, каждый номер выпускался как последний. Я никогда не знал заранее будут ли средства издать хотя бы еще один» — И.Ш.), и не только в  том, сколько такая работа (подготовка и верстка) требовала времени. Вот как вспоминал это сам Игорь Шелковский: «Отвезти текст в набор, получить корректуру, отвезти фотографии фотограверу, забрать клише, отвезти слайды, сдать макет в типографию, съездить за пробными оттисками – изо всех свалившихся на меня обязанностей – редактора, макетиста, корректора, секретаря, художественного редактора, технического редактора, ответственного за  выпуск и пр. пр. — больше всего утомляла работа курьера

И многие тексты статей, и – главное – иллюстративный материал надо было получать непосредственно из Советского Союза. Между тем: электронной почты еще нет – тексты надо отправлять в физическом, «бумажном» виде. Цифровой фотографии еще нет – надо делать и передавать слайды. Свободных поездок за границу – нет тем более, находить всякий раз человека, который мог бы взять материалы с собой и  передать в Париже, непросто (а оправлять по почте – опасно, художники, оставшиеся в СССР, попадали при этом в поле зрения КГБ).

За несколько лет вышло семь номеров журнала «А – Я», в них успели рассказать примерно о полусотне художников. Самого себя Игорь Шелковский в их число не включил.

 

Что касается выставок: в каких-то справочных материалах обнаружилось, что одна доэмиграционная персональная выставка в Москве у автора вроде бы все-таки была (1969 год, малый зал ЦДРИ – кто представляет, это совсем не  большое пространство). Потом, после немалого перерыва и немалого же числа выставок за границей – участие в коллективных выставках в России уже 90-х годов. А там – и персональные выставки в галереях и частных залах Москвы, в  Московском доме фотографии. Вот некоторое число работ из проектов разных лет.

 

Ну, а сейчас выставку Игоря Шелковского наконец-то собралась провести и Третьяковка. Будет до конца марта, на Крымском валу. Подробнее – здесь

 


Гость передачи «Музейные палаты в субботу, 30 декабря — глава департамента культуры правительства Москвы Александр Кибовский.

Культурный департамент подвел незадолго до праздников предварительные итоги года.

Для начала статистика: в Москве насчитывается 450 музеев и выставочных залов (из них 91 — городские), 250 театров (82 городских), 67 концертных организаций (21 городская), 128 кинотеатров (городских — 15), 1600 библиотек (441 городская).

Всего, по данным департамента, москвичи посещают учреждения культуры 64 миллиона раз в год. То есть на одного жителя столицы за год приходится в среднем 5 посещений.

Лидируют музеи и выставки — на них приходится 28 процентов или 20 миллионов посещений в год. 450 музеев на территории столицы распределяются так: 63 — федеральные, 91 — городские, 116 — музеи предприятий и организаций, 76 — музеи вузов, 29 — театральные. Число негосударственных частных музеев уже достигло 80. Всего в 2017 году в Москве было представлено 1652 выставочных проекта (в среднем, таким образом, открывается по четыре выставки в день).

Среди «ночных» тематических акций тоже лидируют музейные: так, майскую «Ночь в музее» посетило 524 тысячи человек, ноябрьскую «Ночь искусств» — 440 тысяч (для сравнения: «Библионочь» в апреле собрала 68 тысяч человек, августовская «Ночь кино» — 35 тысяч, мартовская «Ночь в театре» — 14 тысяч).

Расклад театров такой: 13 — федеральные, 82 — городские, 154 — частные. За год: 4,5 миллионов зрителей, 122 премьеры. Данные по числу показов спектаклей есть пока только за 9 месяцев текущего года: 18616.

У московских библиотек 1,9 млн. читателей, за первые 9 месяцев года им было выдано 20,1 млн. книг. А вот различные мероприятия в библиотеках (всего более 21 тысячи) посетило 15 миллионов человек. При библиотеках действуют 695 кружков.

Кинопоказы, похоже, не так популярны: на 128 московских кинотеатров (при этом число залов в них — 688), если верить данным департамента, пришлось 477 тысяч зрителей (114 тысяч их них пришли на различные спецпроекты). Между тем в городе учрежден Приз мэра Москвы «За создание образа Москвы в киноискусстве». В 2017 году его присудили фильмам «Про любовь», «14+», «Духless» и «Духless2».

Наконец, департамент культуры ведает также детскими школами искусств. В них более 95 тысяч учеников (на них приходится 5850 педагогов). Здесь с большим отрывом лидирует музыка (135 учреждений). Прочие виды искусства не могут сравняться с ней даже все вместе: изобразительное искусство — 51 учреждение, хореография — 40, театр — 23.

Ну, и под занавес скучная проза: в 2017 году произведен капитальный и текущий ремонт в 222 объектах культуры, в 184 поставлено дополнительное оборудование.

Обо всем этом — а также о планах департамента культуры на новогодние каникулы — можно будет расспросить Александра Кибовского утром в субботу, в прямом эфире.

Текст: Татьяна Пелипейко

Гость передачи «Музейные палаты» в субботу, 23 декабря – директор Музея архитектуры Елизавета Лихачева.

Тема передачи – выставка «Авангардстрой. Архитектурный ритм революции» и другие проекты Музея архитектуры.

 

Архитектурный авангард 20-х – 30-х годов ХХ столетия – это не только реально воплощенные проекты, но и многие работы, оставшиеся в макете или на бумаге. Однако образ архитектуры, которая начала зарождаться, благодаря новым техническим возможностям, еще в начале ХХ века, и пережила взлет на  рубеже 20-х – 30-х годов, предстает в экспозиции наглядно – причем не только  через фотографии, чертежи и макеты, но и в живописных работах архитекторов, и  даже в мебели.

 

По соседству в том же здании – экспозиция, посвященная Якову Чернихову. Одному из самых ярких теоретиков архитектуры, а также исключительному рисовальщику. Помимо собственно работ, написанных автором книг и некоторого количества личных вещей из архива семьи, в экспозиции показаны и  макеты, исполненные в недавнее время по авторским наброскам.

[

 

Ну, и свежеоткрывшаяся выставка в Аптекарском приказе: «В борьбе за Красные ворота и Охотный ряд. Петр Барановский и Москва». Петр Барановский, археолог, историк архитектуры, реставратор, боролся за сохранение не только перечисленного в заголовке, но и многого другого. Не всегда удавалось (и часто не удавалось), но многое в Москве сохранено или восстановлено благодаря этому человеку.

 

В общем, случайно или нет – но все действующие сейчас в  МУАРе три разных выставки связаны с периодом 20-х – 30-х годов ХХ века. В разных его аспектах.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

15 декабря 2017

Тюркери в Царицыне

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 16 декабря – выставка «Пламень и нега Востока. Турецкая тема в русской культуре. 1760-1840-е».

Гости передачи – кураторы выставки, искусствовед Ольга Соснина и историк Александр Валькович.

 

Что же это за «тюркери»? Слово (от французского turquerie), может, и немного подзабытое. Это, собственно, «турецкий стиль», разновидность ориентализма, вошедшая в моду в России со второй половины XVIII века. В самом деле, припомните: а  шали с восточным рисунком? А дамские головные уборы в виде тюрбанов? А длинные трубки, ковры, украшенное чеканкой оружие? То-то и оно.

Ну, и конечно, русско-турецкие войны екатерининского времени – повод в том числе привезти домой художественные «трофеи». А также дипломатические миссии – в состав которых нередко входили художники. Впрочем, и  через европейские издания той же эпохи тоже можно было познакомиться с  восточной экзотикой.

Вот, к примеру: голова турка. Это на самом деле кружка с  крышкой, производства завода Гарднера, конец XVIII столетия.

 

Вид Константинополя, художник А.Корсаков (первая половина XIX века). Экзотика иной раз соединялась в таких пейзажных работах с соображениями практическими – например, фиксацией городских укреплений или портовых сооружений. Что не мешало эстетической стороне дела.

 

И как обойтись без доли элегантной эротики в духе «Сказок тысячи и одной ночи»? Автор – Иоганн Дорнер.

 

Еще турчанка, уже в исполнении Карла Брюллова.


Его же – сцена в гареме.

 

Вид Бахчисарая, исполненный архитектором Джакомо Кваренги.

 

Восточный интерьер работы Николая Жерена.

 

Панагия, которая в центральной своей части (без оглавия и  подвесок) являет собой пример турецкого ювелирного искусства XVII века. Доработано, понятно, уже на  русской почве и где-то веком позже.

 

Вот еще любопытный пример декоративно-прикладного искусства. Представьте, женские туфли. Дерево с серебром.

 

«Дервиш» – это уже пример западноевропейских гравюр на  восточную тему.

 

Всего же в экспозиции – более пятисот предметов из различных российских музеев, библиотек и частных коллекций.

Запланировано до середины января.

 

 

Текст: Татьяна Пелипейко.

Изображения любезно предоставлены пресс-службой музея-заповедника Царицыно.

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 9 декабря – выставка «Хрупкое чудо на новогодней елке» в Коломенском.

Гости передачи – куратор выставки Наталья Полонникова и  коллекционер Лариса Петрикова.   

 

 

Выставка приурочена к 130-летию клинского стеклодувного промысла. Хотя на самом деле стекольное дело развивалось в клинском районе и  раньше – просто именно здесь обнаружился необходимый для производства подходящий песок. И не с игрушек, конечно, начиналось, а с производства аптечной посуды.

 

Здесь же начали кустарным способом изготавливать стеклянные бусы и пуговицы.

 

Что до традиции украшения елок, то всерьез она пришла в  Россию в 30-х годах XIX века, благодаря супруге Николая I Александре Федоровне (урожденная принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская принесла с собой немало немецких обычаев). Первоначально рождественская ель украшалась подручными средствами – по ветвям развешивались конфеты, орехи, пряники. Но появились и игрушки – изготавливались они главным образом кустарно. И вот здесь умение стеклодувов пришлось кстати. Начиналось также с изготовления бус – но уже для елки.

 

Выставка прослеживает разные этапы развития игрушечного производства – как в технологическом, так и в тематическом плане. Первоначально игрушки воспроизводили в основном первые, «естественные», украшения. В  советское время, после возрождения запрещенной было елки в середине 1930-х годов, появляются игрушки идеологизированные. В 1950-х – входят в моду игрушки, изображающие персонажей детских книг и народных сказок. Различные тематические елочные украшения появляются и в дальнейшем.

 

Разумеется работу стеклодувов демонстрировать в музейных залах невозможно. Но вот увидеть, если повезет, как расписывают игрушки – вполне реально.

 

Участники экспозиции – клинское предприятие народных художественных промыслов «Елочка», музей «Клинское подворье», МГОМЗ, Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства, Строгановка, музеи Дмитрова и Сергиева Посада.

Выставка проходит в здании Дворца Алексея Михайловича и  продлится по 21 января.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 2 декабря – выставка Эль Лисицкого на площадках Третьяковской галереи и Еврейского музея и  центра толерантности.

Гости передачи – генеральный директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова и куратор выставки, старший научный сотрудник ГТГ Татьяна Горячева.

 

 

Выставка Эль Лисицкого – это около 400 экспонатов. Собранных не только из российских коллекций (это, помимо ГТГ, еще Театральный музей им. Бахрушина, РГАЛИ и РГБ), но еще из музеев и частных собраний Швейцарии, Нидерландов, Германии, Франции, Израиля, Греции и Азербайджана. Все отобранное разместили на  двух площадках. В Еврейском музее – ранний, «доавангардный» период художника (многие ли знакомы с его работой в книжной иллюстрации, например?). В  Третьяковке – классика, включая живописные «проуны» (что поддержано, кроме того, архитектурным решением Евгения Асса).

 

Ну, и вот вам немножко картинок. Из самого раннего – работы 1910-х годов.

 

Из ранних же книжных иллюстраций – тут и сказки, и Киплинг, и многое прочее. Причем некоторые книжки можно и «полистать» в электронном виде.

 

Из театральных работ.

 

Фотомонтаж и фотоколлаж – вплоть до экспериментов с  собственным автопортретом.

 

Классически известные плакаты.

 

И вновь книги – уже в другой стилистике.

 

Это все – в Еврейском музее.

 

А теперь в Третьяковку на Крымский вал. Вот и «проуны» («проект утверждения нового» это расшифроввается).

 

Архитектурные и оформительские проекты (Лисицкий, вообще-то, архитектор по образованию).

 

В общем, очень много всего. Плюс ожидается большая образовательная программа – см. на третьяковском сайте.

Обе экспозиции – до середины февраля.

 

Текст: Татьяна Пелипейко.

Гость передачи «Музейные палаты» в субботу, 25 ноября – директор Исторического музея Алексей Левыкин.

Тема передачи – новые выставки и другие проекты ГИМа.

 

 

В Историческом музее открылось в последнее время сразу несколько новых выставок. Как многие другие музеи, ГИМ не обошел стороной столетие событий 1917 года – тем более, что уж кому-кому, а историческому музею это положено, что называется, по должности. Выставка «Энергия мечты» открыта в  здании бывшего Музея Ленина (и во многом на перешедших к ГИМу его фондах). Внушительная экспозиция включает живопись, плакаты, агитфарфор, оружие, фалеристику, мемориальные предметы – а также немало документов, которые можно почитать как в выложенных на столы папках, так и в мультимедийных презентациях. Запланирована выставка до конца февраля.

 

Другая выставка в ГИМе тоже в определенном смысле юбилейная – приурочена к 50-летию открытия в Кремле экспозиции Алмазного фонда. По такому случаю Гохран поделился с Историческим музеем некоторыми экспонатами (до середины января).

 

Сам Исторический музей тоже извлек для этой выставки экспонаты из своей «Золотой кладовой». В основном это так называемые «мемории» – вещи, связные с конкретными историческими личностями. Есть и курьезы – как, например, деревянная чарка, выточенная лично Петром I. Царь подарил ее московскому генерал-губернатору Матвею Гагарину, а тот додумался практически упрятать царское изделии под фантазийную оправу с самоцветами. Музейщики поместили экспонат на зеркальную подставку – стало видно, что и на донышке размещена надпись, удостоверяющая знаменательное событие (подхалимаж при этом генерал-губернатору все равно не слишком помог – его впоследствии казнили за  лихоимство).

 

Не успели зрители оценить собственные сокровища, как подоспели и чужие – большая выставка, посвященная Пражскому Граду. Охватывает все этапы развития этого архитектурного комплекса – от романского стиля через готику, ренессанс и барокко к новейшему времени. Скульптура, архитектурные детали, живопись, мебель, декоративно-прикладное искусство и сокровища короны – в общем, все, что можно себе вообразить в подобном случае. Выставку открывал лично президент Чехии Земан – так что подготовка была серьезная. Продлится до  конца февраля.

 

Но и этого мало – кроме выставок на своей территории ГИМ еще и отправился в гости. В Третьяковскую галерею – в ее главном здании в  Лаврушинском открылась большая выставка графики из фондов Исторического музея.

Что это? Во-первых, произведения видовые – среди который особо выделяется серия московских пейзажей, специально исполненная художником Федором Алексеевым по заказу Павла I (то есть это Москва допожарная). Ну, и других видов старой России хватает.

 

Другая важная линия – портреты. Как известных персон, так и  персонажей еще не опознанных (тут-то и раздолье любителю портретной атрибуции г-ну Кибовскому!). И очень часто известных мастеров – Тропинин, Гау, Соколов, Александр Брюллов…

 

Наконец, работы, посвященные историческим событиям. Тут тоже был свой круг авторов – Каразин, Шарлемань, Михай Зичи… 

 

Эта выставка будет открыта до конца апреля.

 

Ну, а кроме того у Исторического музея есть еще новые планы. О чем и можно будет расспросить гостя эфира.

 

Текст: Татьяна Пелипейко

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 18 ноября – выставка «Карты земель российского Севера: реальность и мифы» в Российской государственной библиотеке.

Гости передачи: заместитель генерального директора РГБ Наталья Самойленко и заведующая отделом картографии РГБ Людмила Зинчук.

 

Выставка в Российской государственной библиотеке невероятно красива.

Я это говорю не потому, что я дочь географа, и помню, как в  детстве листала огромные — как тогда казалось, с меня размером — атласы . И не потому, что мой дед какое-то время работал в Арктике и сделанные им там фотографии я тоже с интересом рассматривала. Нет, просто старые карты, как и  старые книги – это, помимо их содержания, еще и отдельное эстетическое удовольствие.

 

В экспозиции представлены рукописные и печатные карты и  атласы с XVI по XXI век из фондов Российской государственной библиотеки (Москва), Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург), а также из  собрания коллекционера Андрея Кусакина.

 

И старые карты – это не то банальное отображение дорог, что мы видим сегодня на экране навигатора. Они часто украшены аллегорическими или этнографическими изображениями – гравированными, а иногда и раскрашенными вручную.

 

Отдельная история – познавательные карты. Поскольку они не  предназначались для практического применения – скажем, в морском походе, – а вешались на стену для разглядывания, то и размеров могли достигать очень внушительных. Самую большую из подобных карт вообще разместили таким образом, что зритель может смотреть на нее сверху, с балкона.

 

Тематика тут самая разная – есть даже карта для охотников.

 

Наконец, что для зрителей очень удобно, практически у  каждой карты подвешено увеличительное стекло – можно сколько угодно рассматривать детали и собственно карт, и украшающих их гравюр.

 

Ну, а факсимильные переиздания старых атласов выложены в  открытый доступ – и их можно в свое удовольствие листать.

 

Выставка продлится по 12 февраля. Расписание сопровождающих ее лекций и авторских экскурсий можно посмотреть на сайте библиотеки

 

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена пресс-службой РГБ.

 

 

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 11 ноября – выставка «Главные кадры» в Манеже.

Гости передачи – куратор выставки Нина Гомиашвили и первый заместитель генерального директора агентства ТАСС Михаил Гусман.

 

Выставка фотографий из архива ТАСС охватывает почти целое столетие. В тассовской фотохронике оцифровали 850 тысяч изображений (и можно смело предположить, что это еще далеко не всё имеющееся).

Зритель может, впрочем, полистать и альбомы из фотоархива (работа по оцифровке тут явно была непростой).

 

Фотографией в агентстве начали заниматься в 1926 году. Тогда и возникла служба «Пресс-клише»: 2 (прописью: два) фотокорреспондента, 2 лаборанта и 2 ученика. По редакциям московских газет фотоснимки развозились курьерами, в другие города отправлялись по почте.

Со временем, конечно, появилась и такая вещь, как фототелеграф. Примеры этих устройств также можно видеть на выставке.

 

Показаны и уже отошедшие в историю телетайпы (о, как эти аппараты грохотали!). Есть и вещь совсем антикварная – «аппарат телеграфный буквопечатающий».

 

Для выставки отобрана небольшая часть фотоархивного массива – около тысячи кадров. Значительная часть показанного ранее не публиковалась. Вот для примера несколько кадров (значительно больше – на сайте проекта http://glavkadry.tass.ru/).

 

К выставке приурочена и публичная программа: экскурсии, лекции, а также «Краткий курс тассовца» или введение в фотожурналистику.

Экспозиция будет работать по 24 ноября. Вход свободный.

 

 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире