Нефть – как много в этом звуке для сердца русского слилось. Но еще больше – отозвалось.

Все помнят о том, что нефть – наш главный сырьевой ресурс, что благодаря «нефтяным» и «газовым» деньгам Россия еще как-то сводит концы с концами. «Черное золото» служит источником жизни, наполняя бюджет и позволяя жить, пусть плохо, скудно и голодно, но жить пенсионерам, малоимущим и прочему большинству россиян. Многие ли задумываются о правдивости этих социально-экономических штампов? Так ли это на самом деле? Для огромного количества людей нефть, это прежде всего бензин, соляра, — то есть топливо для их любимых машинок. Отнять у себя эти машинки никто не позволит. Пусть все вокруг сдохнут, но со своей коробчонкой владелец не расстанется. Автомобильная истерия, болезнь, успешно привитая человечеству, в очередной раз успешно разделила людей на две большие группы – использующих бензин и не использующих его. На первый взгляд кажется, что деление не имеет никакого смысла. Огорчу. Кажется — до того момента, пока нас не коснется процесс производства бензина, моторных масел и солярки. Добыча нефти почти всегда сопровождается нанесением ущерба природным территориям и всему живому на них. Мы этого не видим, поэтому радостно топим педаль газа. И едем дальше. Для того чтобы получить из нефти необходимые продукты в промышленном масштабе, нужна нефтепереработка. Наука изобрела крекинг – уникальный процесс переработки и оборудование для него, — а вместе с ним и нефтеперерабатывающие заводы – НПЗ. Вот здесь и начинается наша история. Изобретатели и строители, зная, что процесс переработки нефти связан с получением токсичных отходов, строили НПЗ подальше от населенных пунктов. Но сравните: куйбышевский завод построен в 1945 году, саратовский и того раньше – в 1936. Московский НПЗ, построенный в 1938 году тема отдельная, борьба жителей с ним велась бескомпромиссная и результата они добились – полная модернизация систем утилизации отходов. Итак, вернемся в провинциальный, гниющий и глохнущий, но все еще крупный город среднего Поволжья.

Саратовский НПЗ был построен на горе, в 10 километрах от центра города. В 1936 году Волга была настоящей рекой и обладала совершенно определенными характеристиками, влияя на микроклимат Саратова. С той поры все сильно изменилось. Нет больше легендарной русской реки – есть цепь водохранилищ. Город нынче живет рядом с огромной лужей со слабо проточной водой.

Саратов в советский период был одним из центров военной промышленности и разросся так, что жилые кварталы стоят в полукилометре от трубы НПЗ. Но будем справедливы, саратовчане не жаловались на свой завод «Крекинг», если он и портил воздух, то, очевидно, в пределах, допустимых тогдашними нормами СЭС. Что происходит сегодня? Мы ведем наблюдения последние три года и можем констатировать тот факт, что с определенной частотой и периодичностью в воздух Саратова выбрасываются отходы нефтепереработки, причем такой плотности и интенсивности, что сравнить эти выбросы можно только с газовой атакой.

Особенности розы ветров, изобарно-изотермные характеристики территории, на которой расположен Саратов, приводят к тому, что выбросы распределяются крайне неравномерно, но все же можно утверждать — на основании сигналов, поступающих от жителей, — что основной зоной поражения является Октябрьский район города, часть Заводского и Кировского. Выбросы характеризуются тяжелым запахом: керосин с примесью бытового газа. Запах отвратительный, в небольших дозах проникающий даже сквозь закрытые пластиковые окна. Одна остроумная дама в дискуссии, развернутой в группе FB «Жить здесь!» сказала, что носки ее мужа не дают ей насладиться выхлопом НПЗ. Шутит дама совершенно напрасно, поскольку эти выбросы вызывают резь в глазах, кашель, насморк, нарушают сон, служат причиной приступов астмы. Дети страдают от кашля, ОРЗ и аллергии неизвестной этиологии. Длительное употребления этой вонючей смеси газов и твердых частиц должно, по всей видимости, провоцировать у людей появление раковых заболеваний. Возможно, современному руководству города и страны поставлена задача постепенного уничтожения бесполезного, с их точки зрения, населения. Закрывая наглухо окна при ветре южных направлений, мы верим в это.

Теперь о возможных причинах. За три года фиксации выбросов, за последний год наблюдений и сравнительного анализа обстоятельств возникновения запаха, характеризующего выброс, мы можем с определенной долей уверенности утверждать, что травит нас саратовский НПЗ, травит продуктами нефтепереработки, или продуктами очистки нефти от сернистых примесей.

Обращение жителей города с жалобами на отравленный воздух в надзорные органы результатом имело утверждение, что воздух в Саратове соответствует ПДК. Такие обращения имели место в 2015 и в 2017 году.

Теперь о некоторых принципах разделения человеческого материала на фракции. Владельцу автомобиля незачем принюхиваться к запаху нефтепродуктов – они у него в бензобаке и в прочих частях двигателя, и ходовой.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире