«Директор рязанской школы №1 Ольга Валентиновна Горьковых прислала мне письмо, в котором делится своей горечью из-за развернувшегося вокруг ее имени скандала… Тяжелые и несправедливые обвинения швыряют в ее адрес люди, не видевшие ни этого маленького спектакля, ни слез родителей и детей, отпускавших в небо белые шарики, не слышавшие стихов, которые читали дети…»  — написала в своем блоге Ксения Ларина. А потом еще и добавила баннером: «Я эту тему не брошу». Ноша тяжела, но бросать, и правда, нельзя. Подставляю и свое плечо.

Тема, которая неожиданно возникла из-за рязанского школьного спектакля, посвященного трагедии Беслана, на самом деле давно требует осмысления и обсуждения и сама по себе, куда шире. Последние годы людям массово вбивается в голову легкомысленное отношение к жизни, пофигизм и цинизм, основывающийся на неприятии «негатива». Действительно, зачем ВИДЕТЬ и ЧУВСТВОВАТЬ чужую боль? Это неприятно, это затратно в эмоциональном, а иногда и в физическом смысле… «Не думай о плохом, и плохое с тобой не случится» — кажется именно такими советами набиты все гламурные о полугламурные журналы и интернет-сайты — и как легко многие стали следовать этим советам!

Толпы тех, кто своевременно не подумал о том, что, например, с их сыновьями в армии может случится что-то «плохое», я наблюдаю у нас в коридоре круглогодично. Ответом на вопрос: «Ну, почему же Вы не пришли раньше?» обычно бывает молчание. Но разве подобное поведение не типично для разных ситуаций?..

И зеркально: а слышит ли кто-то тех единичных кассандр, кто пишет по инстанциям о нарушениях мер безопасности очередного лагеря на очередном полигоне или очередной гидроэлектростанции — до того, как там произойдут ЧП?..

Уберите, уберите, не хотим этого видеть, не хотим этого слышать, не хотим об этом думать и знать — это ведь самая массовая и одобряемая сейчас реакция на любую тяжелую публикацию в СМИ, страшный фильм, острый социальный плакат…

В 2000-е Элем Климов уже не смог бы снять свой фильм «Иди и смотри» — его желание, чтобы ЭТО увидели и узнали ВСЕ — просто никто бы не понял.

..."В землю закопал и надпись написал" или иначе говоря, — сиди тихо на своем кладбище у родной могилы и не вякай — это слышат и видят в словах, поведении и мыслях окружающих — и матери Беслана и наши матери погибших солдат…

Знаете, почему так трудно собирать пожертвования в помощь семьям убитых солдатиков? — «Ну, они же уже умерли, перспективы-то никакой». Это пишет мне неплохой в общем-то человек, искренне пишет, как думает. И невдомёк ему, что отсутствие этой перспективы для других, пока еще живых, как в математическом уравнении напрямую коррелируется с этим сонным недоумением, душевной недоработкой, нежеланием сострадать.

Отрицание горя в психотерапии включает в себя не только отрицание факта потери, но либо ее значимости, либо необратимости. На мой взгляд, сейчас в России налицо отрицание значимости каких-либо человеческих потерь. Отрицания значимости их жизни, и как следствие — отрицание значимости их прав, их мнения, их свобод…

Подумаешь, в армии погибает несколько тысяч человек в год! И как результат: «Я твоего сына в Чечню не посылал, выйди вон из кабинета!»...

Подумаешь, во время теракта погибло несколько сотен! И как результат: «Это пиар на крови детей!»...

Подумаешь, выкинем на помойку собранные для погорельцев вещи! И как результат: «Правильно говорят — не делай добро, не получишь зла!»

Общество отрицает эти потери. Человеческие и нравственные, репутационные. Многие хотят сделать вид, что их не было и нет.
Это болезнь. Социальная болезнь. Ее нужно диагностировать и лечить. Иначе — тупик, точнее — та самая силосная яма под Рязанью.

Кстати о Рязани. Рязань второй раз за одну неделю сделала нам всем прививку от чумы равнодушия: первый раз, когда не испугалась рассказать о «гуманитарной помойке» и посовестилась перед новосибирцами, и второй — когда не испугалась по-настоящему прочувствовать горе бесланцев. Поклон вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире