• 9 апреля 2013 года в в/ч 66431 погиб призывник Слава Улькин,
  • 26 июня 2013 года в в/ч 66431 погиб призывник Кирилл Шлыков,
  • В июле 2013 года в в/ч 66431 погиб призывник Сергей Гоготов,
  • 28 августа 2013 года в в/ч 66431 погиб призывник Эдуард Маркаров,
  • 31 августа 2013 года в в/ч 66431 погиб призывник «Леонид Леонидов» (имя изменено по просьбе матери),
  • 2 ноября 2013 года в в/ч 66431 погиб призывник Игорь Матвеев...

Считается, что все эти ребята погибли в этой военной части от разных причин. Однако по моему глубокому убеждению, истинная причина их гибели — одна. Это абсолютно наплевательское отношение к молодым гражданам России, их жизням и здоровью. Девальвация морали, цинизм, и как следствие, формальное наказание виновных — это «мёртвая петля» затянутая на шее военного следствия и военного правосудия. Каждый следующий мальчик погиб и потому, что предыдущий виновник «легко отделался»...

Сегодня состоится оглашение приговора по делу о гибели Эдуарда Маркарова. Сегодня же начнется процесс по делу об издевательствах и насилии над погибшим «Леонидом Леонидовым».

...Эдуард Маркаров (1995 г.р.) был призван в армию 24 июня 2013 года. Следствие установило, что Эдуард погиб в результате поражения техническим электричеством, полученным во время прокладки полевого кабеля на территории войсковой части. После первых же судебных заседаний по делу во Владикавказском гарнизонном военном суде под председательством судьи Ивана Калиты , (наш фонд «Право Матери» представляет интересы потерпевших), стало ясно, что работы по прокладке кабеля силами солдат-срочников в/ч 66431 без надзора кого-либо из офицеров части (руководить действиями солдат должен был младший сержант Джатиев, командир отделения связи взвода связи 3 мотострелкового батальона в/ч 66431, но он бросил призывников на произвол судьбы, а работу, связанную с риском для жизни, — на самотек, и ушел) – являются иллюстрацией тотального нарушения «Руководства по развертыванию и эксплуатации полевых узлов связи» (а заодно – и УК РФ), согласно которому при таких работах (что и делали солдаты-срочники по приказу Джатиева), должен быть обязательно разработан план проведения работ, составлена схема прокладки кабеля, определена линейная команда, старшим которой является кто-либо из офицеров, должно быть проведено два инструктажа солдат. (Ничего из требований руководства Джатиевым выполнено не было). Кроме того, в том месте, где по приказу Джатиева солдаты-срочники проводили кабель, его можно было проводить только подземным способом, т.к. рядом проходила высоковольтная линия (Прокладка кабеля воздушным путем на столбах линий электропередач запрещена, т.к. существует опасность поражения электрическим током, кроме того, имеется возможность отсутствия связи в виду воздействия статического напряжения). Об этом дал важные показания в судебном заседании 2 июля 2014 года свидетель Виталий Тоичкин (на момент гибели Эдуарда Маркарова он был начальником батальона связи в/ч 66431). Призывники же, брошенные Джатиевым на произвол судьбы, в соответствии с его приказанием выполняли работы по прокладке полевого кабеля над землей, перебрасывая провод через изолированный кабель, закрепленный на столбах линии электропередач (что строго запрещается «Руководством», о чем знал Джатиев, но не знали солдаты-срочники). Во время работ рядовой Самойленко С. А. забросил полевой кабель на высоковольтный провод напряженностью 10 000 вольт, в результате чего Эдуард Маркаров, удерживавший указанный кабель двумя руками, получил сильнейшее поражение техническим электричеством и от полученных повреждений скончался.

Но дело даже не в том, что Джатиев не разработал план работ, не составил схему проведения прокладки кабеля, не провел два инструктажа, не запретил проведение линии связи воздушным путем с креплением кабеля на столбах линии электропередач, и не присутствовал на месте проведения этих работ, а ушел, бросив своих солдат. Дело в другом. В соответствии с показаниями свидетеля Тоичкина – Джатиев не имел права без приказа вышестоящего командира направлять солдат на такие работы («Джатиев должен был обратиться либо к начальнику штаба батальона, либо ко мне лично» — заявил свидетель Тоичкин в прошлом судебном заседании 2 июля). Таким образом, после допроса в суде свидетеля Тоичкина возник вопрос, на который, по мнению Фонда «Право Матери», абсолютно необходимо получить точный ответ, прежде чем вести дальнейшее судебное разбирательство, а именно: вопрос о правильной квалификации деяния подсудимого Джатиева. В данный момент Джатиеву вменяется ст. 293 ч. 2 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека). Этой статьей охватывается не составленный им план работ и схемы, не проведение инструктажа, и т.п. Но остается за рамками имеющейся квалификации собственно направление солдат на эти работы без приказа вышестоящего командира (начальника батальона), здесь уже речь должна идти не о халатности, а о превышении Джатиевым своих должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). И если до сегодняшнего дня в показаниях Тоичкина можно было сомневаться (по причине того, что в заседание 4 июля 2014 года явился свидетель (с трясущимися руками) Орлов, который диаметрально разошелся в показаниях с Тоичкиным), то после допроса специалиста начальника службы безопасности связи в/ч 47084 Романа Тарасова – никаких сомнений не осталось: деяние подсудимого квалифицировано неверно.

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина задала специалисту Роману Тарасову вопрос:

– Имел ли право Джатиев направлять солдат-срочников на работы по прокладке кабеля связи без приказа командования?

– Не имел, — ответил специалист Тарасов. И пояснил, что в приказе командования войсковой части о проведении работ должны содержаться план, схема, описаны все обстоятельства проведения работ.

– Действия Джатиева соответствовали нормативным актам, регулирующим проведение данных работ? – уточнила у специалиста юрист Фонда «Право Матери».

– Действия Джатиева были неправомерны, т. к. без исполненных документов нельзя начинать мероприятия, — ответил специалист.

После допроса специалиста, юрист Фонда «Право Матери» заявила ходатайство о возврате дела прокурору в связи с тем, что обвинительное заключение не соответствует требованиям закона: действия подсудимого должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия), а не по более легкой статье, как сейчас (ст. 293 ч. 2 УК РФ, халатность). Никто из участников процесса (ни прокурор, ни защитник обвиняемого) не смогли высказать свое мнение о заявленном юристом Фонда «Право Матери» ходатайстве – все попросили суд объявить перерыв.

Вчера, когда процесс возобновился, прокурор Алексей Балахнин (который должен работать в процессе на сторону обвинения, а не наоборот), а также защитник обвиняемого Николай Чижков и сам подсудимый Джатиев высказали свои позиции по поводу заявленного в интересах родителей погибшего солдата юристом Фонда «Право Матери» ходатайства: проявив удивительное единодушие, все они дружно попросили в удовлетворении ходатайства о возврате дела прокурору отказать. В прениях прокурор Алексей Балахнин повторно проявил удивительное единение со стороной защиты. Он попросил приговорить Джатиева к 2 (двум) годам колонии-поселения (максимальное наказание по статье «халатность» — 5 лет реального лишения свободы). Но это было еще не все, о чем попросил гособвинитель. Еще он попросил тут же выпустить Джатиева по амнистии. Разумеется, защитник обвиняемого Николай Чижков радостно согласился с Алексеем Балахниным и попросил для своего подзащитного то же.

Юрист Фонда «Право Матери», выступая в прениях, заявила, что ни о каких двух годах колонии-поселения, а тем более – амнистии, в данном случае и речи быть не может. Джатиева судят не по той статье, он совершил более тяжкое преступление, его надо судить за превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия (по которой положено 10 лет лишения свободы и не положено применять никаких актов амнистии). Фонд «Право Матери» настаивает на возврате дела прокурору для переквалификации деяния подсудимого. Юрист Фонда «Право Матери» отметила, что в то время как защитник Джатиева рассказывает суду о наличии у подсудимого детей, родители Эдуарда Маркарова плачут в пустом доме, потому что все, что осталось от их Эдика из-за действий Джатиева – это фотографии и память. Все, что нужно убитым горем родителям Эдика Маркарова сейчас — это справедливость. Они хотят видеть, что виновный в гибели их сына реально наказан, а не отпущен из зала суда…

Фонд «Право Матери» считает, что Маркаровы заслуживают справедливого разбирательства уголовного дела по факту гибели их сына. Мать погибшего Роза Маркарова также дала в суд телеграмму с просьбой приговорить Джатиева к 10 годам лишения свободы (это максимальное наказание по статье «превышение…»).

Оглашение приговора по делу состоится СЕГОДНЯ, 24 июля в 16 часов

...СЕГОДНЯ же Фонд «Право Матери» продолжит работу во Владикавказском гарнизонном суде, но уже по новому делу о гибели в армии Леонида Леонидова (*Имя фамилия погибшего изменены по просьбе матери погибшего). Леонид погиб сразу вслед за Эдиком — 31 августа 2013 года. В течение длительного времени над Леонидом издевались трое подонков, один из которых – его непосредственный командир по должности и званию. Леонид покончил с собой через два часа после того, как был изнасилован собственным командиром. И если в случае Маркаровых гособвинитель ведет речь идет о том, чтобы завершить судебный процесс амнистией и уходом обвиняемого домой (т.е. поговорили и разошлись), то в случае Леонидова речь уже сейчас, до начала процесса, идет о том, что двое из троих, имеющих отношение к ежедневной травле несчастного мальчишки, заключили сделку со следствием. Поэтому судить их хотят в так называемом «особом порядке» (то есть без вызова свидетелей и полноценного разбирательства по делу), против чего категорически возражает Фонд «Право Матери», представляющий интересы родителей погибшего мальчика в этом новом судебном процессе.

Не удивительно, что в этой «южноосетинской» войсковой части творится полнейший беспредел (материалы двух уголовных дел – по Маркарову и Леонидову свидетельствуют, что солдаты-срочники предоставлены сами себе и на неуставные отношения все закрывают глаза). Вероятно, военнослужащие данной части, совершающие преступления, привыкли к тотальной безнаказанности. Вероятно, слишком часто для них изыскивают возможность уйти от ответственности за совершенное преступление — амнистия, «особый порядок»...  Пора прекращать эту порочную практику.

Следите за пресс-релизами Фонда!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире