Если бы шаурмичная «Стал’in» c официантами в форме НКВД не существовала, то её стоило бы придумать – до того характерна реакция на неё со всех сторон радикального спектра.

На всякий случай напомню мою личную позицию: Сталин – бандит, параноик, при этом талантливый лидер (бандитского типа), волей невероятного случая и тупостью своих подельников вознесенный на трон наследника Российской Империи, и олицетворивший собой один из самых страшных и позорных периодов её существования; соучастник и организатор геноцидов, разрушения российской промышленной культуры и российской науки, «политический игрок», доигравшийся до прихода в Германии к власти Гитлера, генералиссимус, максимально навредивший обороноспособности СССР, менеджер, заложивший основы «коррупционно-террористического» стиля управления страной, стиля, который до сих пор в разной степени и формах всплывает в России и других частях бывшей империи и сильно тормозит ее (и их) развитие.

Но забегаловка «Стал’in» — это не Сталин per se. Вопрос не только в том, Сталин или Пушкин. Вот, например, танцы – хорошо; Храм Христа Спасителя – ещё лучше; но танцы в Храме потянули на 2 года колонии (помните)? Кто-то восклицал «Попробовали бы они сделать это в мечети!». И это хороший тест: как вы думаете, какую реакцию у радикальных мусульман вызвали бы шашлычная «Аллах’in» и официанты, одетые под Пророка Мухаммеда? Что – никто не хочет пробовать?
Превращение исторических личностей в еду – процесс распространенный. Съеденное – добыча, оно объективизировано, повержено, подчинено, использовано – отличный способ борьбы со страхом, гневом, травмой. Император, спаливший Европу в огне «нулевой» мировой войны и приведший Францию к катастрофе и реставрации монархии стал тортом; диктатор, уничтоживший миллионы галлов, развязавший гражданскую войну, разорившую Рим и положивший конец республике – салатом; бессмысленный король, погубивший свою страну – кукурузным виски.

Человечество расстается с прошлым смеясь – или его поедая. Одеколон «Запах Ильича» — из той же серии, что и шаурмичная «Стал’ин». Это смешно. Я бы, конечно, еще поработал над меню – почему бы не ввести в него например «Свиную отбивную Берия по рецепту маршала Жукова», «Печень Наркома по рецепту Ежова» или коктейль «Инсульт Генералиссимуса»? Я бы съел шашлык «Товарищ Сталин, произошла ужасная ошибка» или «Мозги жареные, по-бухарински». И запил бы Киндзмараули из кувшина в форме головы Ягоды. И пусть меня обслуживает официант в форме НКВД – наконец то они будут обслуживать людей, а не убивать. Пусть будет особенно обходительным, кланяется пониже и спрашивает «не изволите ли еще чего-нибудь» — как в ресторане «Пушкин». Я даже не отказался бы от двойника Сталина на входе – в качестве швейцара. Пусть двойник того, кто запер страну в душном лагере, символизирует свободу перемещения в новом мире – двери открыты!

Так что Мемориал зря расстраивается. Чем больше у нас будет шашлычных Stal’in, тем меньше у нас будет сталинистов и прочей мерзости. Если бы я был царь, я бы вообще издал указ – после смерти каждого авторитарного лидера или известного мерзостями политика превращать его в еду или заведение общественного пользования.

Цепные псы радикализма конечно облажались по полной программе. Им бы подумать чуть-чуть, и оскорбиться за то, что их кумир превратили в забегаловку – а они обиделись на тех, кто выступил против. А всё потому, что нет на самом деле у них ни кумиров, ни ума; есть только политическая ниша, называющаяся «против либералов», за которую им выдают ништяки. Так что и они не более опасны, чем Сталин в виде шаурмичной: и то и то – мертворожденное, зависимое от хозяина и служащее лишь смеху и назиданию.

Меж тем, у наших органов (да да, тех самых, которые считают себя наследниками НКВД и чем дальше, тем более справедливо) реакция на открытие точки общепита была куда как более осмысленная – вот кто всерьез не готов марать доблестное (хотел написать «доброе», но разве ж оно доброе; потом хотел написать «честное», но и честным его не назовешь) имя своего прародителя! Уже, родимые, пришли и закрыли – пока временно, но разве есть что-то более постоянное, чем временное в нашей стране?

3382546

«Мемориал» — организация, которую власти России считают иностранным агентом

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире