14:13 , 14 июня 2019

50 — новые 30? Как мы научились красиво взрослеть и что нам теперь с этим делать

«Нужно потратить много времени, чтобы стать наконец молодым».
Пабло Пикассо

Когда я, маленькая, представляла 2000 год и свои 24, то видела себя взрослой женщиной, глубоко семейной, серьезной и важной. Но встретила нулевые девушкой-тусовщицей, которая общалась с диджеями и промоутерами и танцевала ночи напролет. Спустя почти 20 лет после миллениума наконец умею произносить «я — женщина», но где обещанная взрослость, важность и серьезность? Нас никто не предупреждал, что в 40+ будет так бодро и интересно, от 50 было всего пять лет (теперь десять) до «возраста дожития». О каком дожитии идет речь, когда кажется, что все только начинается, ну или увлекательно продолжается? И что дальше? «Не слушайте тех, кто говорит, что мы не состаримся никогда. Но быть великолепной старухой или ощущать себя пожилой женщиной — большая разница, согласитесь?» — пишет психолог Юлия Рублева, а я вижу вокруг себя великолепных 40–50–60-летних, которых и зрелыми бывает сложно назвать, не то что пожилыми.

Причем зачастую неважно, ведет человек здоровый образ жизни или регулярно по выходным выпивает в баре просекко, тратит деньги на омолаживающие процедуры и БАДы или через раз мажет лицо кремом — от большинства горожан 40+ сейчас есть общее ощущение взрослых, но молодых при этом людей.

Увидела в фейсбуке селфи двух подруг-ровесниц, которых помню по танцполам и которые встретились утром на взморье «одна после вечеринки, вторая после пробежки». Обе — красотки.

Раньше я думала, что это «рейверы мумифицируются», потому что общалась с экс-тусовщиками из девяностых, и мне казалось, что все остаются пацанами и девчонками, ну просто стало чуть больше морщин вокруг глаз, но это просто от смеха.

Одним из признаков людей, которые танцевали в ночных клубах под электронную музыку, была инфантильность, карнавальность, склонность играть. И эту игривость никуда не спрячешь, она работает как инъекция молодости — в противовес восприятию себя «дядькой» или «тетькой».

Потом оказалось, что и люди из совсем другого круга остаются молодыми по духу и по виду, а «обабиться» или «состариться» можно и в тридцать.

Психологическая старость

Об этом пост в фейсбуке Владимира Яковлева: «Физически старость сегодня наступает в 70–75 лет. Но это физически мы стареем по новым меркам. Психологически — по меркам и стереотипам прежних поколений, которые нам вбили в голову с детства.

Первые симптомы психологической старости могут возникать у женщин уже в 36–37 лет, у мужчин обычно немного позже — в 40–45 лет. В отличие от физической психологическая старость — заразна. И в этом смысле возрастные стереотипы мало отличаются от вирусов гриппа».

Владимир Яковлев, создатель «Коммерсанта» и «Сноба», в возрасте за 50 запустил проект «Возраст счастья», когда понял, что ему полагается относиться теперь к категории «пожилых». И положено «по возрасту» пользоваться разными подпорками и приспособлениями, которые помогут существовать в постепенном дряхлении.

Яковлев собрал в одну книгу истории людей со всего мира, которые поменяли жизнь и живут активно в 50, в 70, в 90 лет, а потом сделал фестиваль, где специалисты и селебрити 50+ делятся опытом активности.

Сейчас каждую неделю «Яковлев по понедельникам» рассказывает в ютуб-каналемотивирующие истории. Вот одна выдержка:

«У психологической старости есть восемь основных признаков:

— Ощущение, что лучшее в жизни позади («Ой, да сколько мне осталось!»).

— Ощущение второсортности своего возраста по отношению к другим возрастным группам («Это для молодых»).

— Восприятие себя как физически не совсем полноценного человека, обладающего сниженными физическими и умственными возможностями («Мне уже поздно»).

— Ощущение своей физической непривлекательности, в первую очередь сексуальной («Страшно на пляже раздеться»).

— Потеря идентификации с самим собой («Смотрю в зеркало, себя не узнаю»).

— Потеря интереса к новым знаниям, способности к развитию и желания развиваться, жизнь «на повторе» («Поздно начинать»).

— Появление в речи большого количества хронологических оборотов — «уже», «еще», «пока» («Уже не могу, еще могу, пока еще рано, уже поздно» и т. д.).

— Сокращение количества новых социальных связей и контактов вне своей возрастной группы («Кому я интересен»)».

Поисковое поведение

Важным маркером старения — или молодости — является поисковое поведение. Об этом понятии я услышала от генетика Александра Коляды. Он писал про эксперимент, который ставили на мышах, и юные особи шарились по всей клетке без повода, а возрастные сидели у кормушки, и все:

«Главным признаком старения души является утрата способности человека к поисковому поведению. Это такое активное поведение в условиях неопределенности, когда человек не имеет возможности со стопроцентной уверенностью прогнозировать результаты своей активности. Однако он способен оценивать каждый промежуточный результат на пути к конечной цели и при надобности менять свое поведение».

В юности мы легки на подъем, ввязываемся в приключения, попадаем в происшествия, набираемся опыта — и таким образом прокладываем новые нейронные связи. С годами «осторожность — наше второе имя», мы привыкаем ходить из точки А в точку B по одному маршруту, не делаем резких движений и соломку стелем заранее, даже когда никуда не собираемся, и мозг перестает быть пластичным. Нейронные связи привычных действий становятся глубокими, как колеи от трактора на проселочной дороге, и образовывать новые нам лень, сложно, да и некогда.

«Какая сказка самая грустная? Про Красную Шапочку, которая не пошла в лес. В результате не заблудилась, Волка не встретила, с дровосеками не познакомилась. Короче, всячески запорола классную сказку», — говорит Александр Коляда.

Обнуление как способ омолодиться

В интервью «Нежного редактора» с Ириной Хакамадой ведущая Татьяна Мингалимова (20+) говорит Ирине (60+): «Я рядом с вами почувствовала себя старой, потому что вы столько всего делаете». Хакамада рассказывает о том, что время от времени важно «умереть и заново родиться», периодически опустошать себя, «улетать до беспредела».

В принципе, именно этим мое поколение занималось в девяностых и начале нулевых, проводя время в ночных клубах: «Сгорали и восставали из пепла как птица Феникс», как охарактеризовала это состояние моя давняя приятельница.

Но обнуляться можно не только с помощью допингов и вводящей в транс музыки. Хакамада говорит про свои инструменты: искусство и путешествия (не туризм!). Она рассказывает про путь к вершине Казбека, про ночевки под звездным небом, про воздушный шар на рассвете, про полет в самой высокой аэродинамической трубе — когда улетают все мысли, не интересует ни прошлое, ни будущее, а есть только переживание здесь и сейчас, которое опустошает и перезагружает. После него в обычной реальности потом принимаются смелые решения и «прет креатив».

Еще Хакамада упоминает медитацию и говорит, что это не ее. Но — мое: я стараюсь устраивать короткие сеты с концентрацией на дыхании каждый день уже больше пяти лет. И эти моменты без шума мыслей и в состоянии тотального «я есть» прекращают бессмысленные внутренние диалоги, убирают чрезмерную озабоченность, усиливают контакт с собой и дают спокойствие. Это освобождает мое внутреннее пространство, разглаживает лицо и делает молодой, да.

«Я не пытаюсь идеализировать старение. Разумеется, нет никакой гарантии, что это будет время роста и процветания. Треть его зависит от генетики. И ничего мы с этим не можем поделать. Но это значит, что две трети того, насколько хорошо мы проведем третий акт жизни, находится в наших руках.

Приближаясь к моему 60-му дню рождения, я спросила себя: как мне следует его прожить? Я понимала: чтобы понять, в каком направлении двигаться, нужно знать, откуда я пришла. Я оглянулась назад, чтобы тщательно изучить первые два акта, пытаясь понять, кем я была тогда, какой я была на самом деле…

Несколько лет спустя я узнала: процесс, через который я прошла, психологи называют пересмотром жизни. Они полагают, что он может привнести новый смысл, ясность и цель в жизнь человека. Возможно, так же, как и я, вы поймете, что многие вещи, за которые вы себя винили, многое из того, что вы про себя думали, на самом деле никакого отношения к вам не имело. Вы можете освободить себя от своего прошлого», — о том, что возраст не патология, а потенциал, который доступен не только избранным, говорит на TED Джейн Фонда, и ей на момент выступления «скоро 80».

Освободиться от лишнего, от «груза прошлого», и не тащить этот рюкзак с булыжниками до конца жизни — этому я учусь, работая со своей осознанностью — самостоятельно и с помощью специалистов, психологов и телесных мастеров. Да, за спиной огромный тяжелый опыт, связанный с потерями и травмами, и когда мне удалось наконец переварить и отпустить его, появилось ощущение, что во мне был слон, и теперь он вышел. Вот где началась легкость и молодость, и случилось это в 40 лет.

«Вы можете лишиться всего в жизни, кроме одного — свободы выбирать реакцию на происходящее. Вот что определяет качество прожитой нами жизни — не богатство или нищета, не слава или неизвестность, не здоровье или мучения. Качество нашей жизни определяется тем, как мы относимся к этим реальностям, какое значение мы им приписываем, как мы к ним относимся, какое состояние души они нам создают», — пишет в книге «Человек в поисках смысла» Виктор Франкл.

Хорошо себя чувствую

Когда мне говорят, что я хорошо выгляжу, отвечаю: это потому, что я хорошо себя чувствую. Недавно я сделала пост в фейсбуке со своим селфи, где процитировала «комплимент» своего знакомого: «Красиво стареешь». Там была пара десятков комментариев, что как так, у людей совсем нет ощущения времени, неужели сразу после молодости следует старость? Которую хотя и отодвинули к 75+, но, по опросам россиян, оказалось, что треть считает старостью возраст после 50, еще треть — после 60. Социологи назвали цифру 63 года.

Лет семь назад я решила «тряхнуть стариной» и поехала на молодежный фестиваль, где нужно было жить в палатках, ходить между танцполами с техно и хаусом, а днем купаться в реке. После купания я стояла в очереди к сосне, на которой прикрепили душ. За мной встала юная мадам, она говорила с кем-то по телефону: «Я тут за женщиной». Я чуть не упала в обморок, вскоре собрала свои вещички и к вечеру отчалила с рейва.

Мне-то казалось, что я выгляжу молодо, что я почти в своей среде, а меня воспринимают на этом празднике жизни как «женщину»?!

Делать вид в 40+, что ты все еще «девушка», комично. Я вижу признаки увядания кожи, много лет закрашиваю седину и чувствую себя женщиной, более взрослой, зрелой, но никак не стареющей. Потому что мое внимание к себе и своему состоянию дало мне бодрость, ресурсность и любопытство, каких у меня не было в 30, ну и, конечно, еще я перестала гробить свое здоровье.
«Такой переход не вопрос выбора, нам все равно придется туда идти. Из молодости — в зрелость. Как себя чувствовать? Что можно контролировать, а что нельзя? Что и как мир говорит женщине в нашей стране, когда ей исполняется сорок? Уверяю вас, ничего хорошего он ей не говорит. «ТЕБЕ УЖЕ ПОЗДНО», — говорят ей все», — произносит неудобную правду психолог Юлия Рублева.

Мы сейчас на ходу изобретаем, как адаптироваться к этому «молодому-зрелому» возрасту. У Юлии Рублевой есть тренинг по этому поводу — «Новые взрослые женщины».

Почему женщины? Юлия пишет, что мужчины приходят к ней заниматься только «деньгами», поэтому какие у них еще запросы, она знает немного. Зато о женщинах есть интересные наблюдения:

«Женщины 40–50 лет идут с запросом роста, развития, исследования, кризиса идентичности: «Помогите понять, кто я и чего хочу; меня не устраивает то, как я живу, помогите сконструировать себе новую жизнь, я хочу поменять работу, образ жизни, я хочу вдохновения, новых смыслов, новых отношений с людьми и с собой»; как правило, этот тип запроса представляют клиенты, очень и очень созревшие к изменениям; у них большие, независимые ни от кого ресурсы всех видов: эмоциональные, интеллектуальные, финансовые, есть время, силы и желание наладить себе такую жизнь, о которой всегда мечталось.

Тенденция последнего года — женщины 48–55 лет: уходят из семей, от выросших детей и мужей. В свою жизнь. В другую квартиру. Как правило, ни к кому — к себе. Вдруг понимают, что больше не хотят так, как раньше, не хотят терпеть привычный абьюз мужа, жизнь без секса и без радости, что единственная роль последних лет, в которой было хоть какое-то счастье, — материнская, а женская позабыта-позаброшена. Здесь слито идет либо «и профессию тоже хочу другую», либо отличная реализованность на работе и в профессиональной сфере, которая дает огромный ресурс».

Читать продолжение на Москвич Mag



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире