13:03 , 31 мая 2019

Толстая Москва: мы заедаем стресс плохой едой, мало двигаемся, а потом нам нечего носить

По сравнению с другими российскими регионами Москва считается относительно худой — ожирением страдают 66,3 тыс. москвичей, или 0,5% населения. Но 10% московских школьников уже страдают лишним весом, а постепенное обеднение и, как следствие, популярность фастфуда приведут к еще большему росту числа людей с лишним весом. Ольга Андреева, за несколько лет поправившаяся на 15 кг, изучила, каково в Москве живется полным и как они сами к этому относятся.

Я вступила в клуб толстяков в 45 лет. До этого я весила ровно 50 кг и ни кило больше. Сначала отпало лучшее трикотажное платье, потом перестали сходиться старые проверенные джинсы, дальше процесс развивался обвально. В течение пары лет я перескочила из 44-го размера в 48-й, но и он не всегда налезал. Сейчас во мне 65 кило и, кажется, это не предел.

Когда мне первый раз уступили место в метро, я приняла этот жест с благодарностью, но, усевшись, стала размышлять. С тех пор, когда какое-нибудь юное создание, сочувственно оглядев меня с ног до головы, ласково уступает мне место, я ору на весь вагон:

— Сидите, сидите! Я не беременная, я просто жирная!

Полнота для женщины — это катастрофа. Пугают не сами лишние кило, а потеря талии. В женском арсенале есть две линии, гарантирующие мужское внимание и самоуважение: линия плеча, переходящего в шею, и линия талии. Толстея, мы сохраняем первое, но напрочь теряем второе.

Эксперты, то есть деятели индустрии моды и врачи, называют оптимальный тип женской фигуры песочными часами. Этот тот самый священный размер: 90–60–90. Но дело даже не в размере, он может быть и больше, а в наличии вот этой узкой перемычки между верхом и низом. Увы, самыми распространенными типами женской полноты являются «яблоко» и «груша». В первом случае неудержимо растет живот, при этом ножки и ручки остаются тонкими. Во втором — жир откладывается в бедрах, попе и нижней части живота, что тоже не сулит нам ничего, кроме отчаяния. Наши «яблоки» и «груши» немедленно меняют походку и осанку. То, что в исполнении худышки будет выглядеть как элегантное покачивание бедрами, в нашем варианте будет иметь разрушительные последствия.

Редкие счастливицы толстеют пропорционально, сохраняя талию. Это воспетый Гольдони тип трактирщицы, которая, хохоча, разносит блюда между столиками и при этом призывно покачивает бедрами. Ах, персик!

Сам момент потолстения — это мощный вызов нашему внутреннему Я. Мир, гнусно хихикая, подглядывает за нами из-за угла и спрашивает: ну и что ты будешь делать? Идеология бодипозитива, то есть способности «принимать себя любым», у нас пока встречается редко, и потом вся концепция бодипозитива построена на самообмане. Небольшой опрос показал, что полнота становится трагедией абсолютно для всех.

Женя, 53 года, 62-й размер, 110 кг:

— Ты была худой?

— Да, разумеется. До 29 лет. Тридцатилетие я уже встретила с лишним весом.

— Это было травматично?

— Безусловно, да. Я долгое время не ощущала себя толстой и не видела себя в новом теле. Мне все казалось, что я прежняя. Но реакция окружающих привела меня в новый мир и новое понимание себя. Я стала гендерной невидимкой. До этого мужчины меня видели, а после перестали замечать.

Первое, что со мной произошло — я разлюбила себя внешнюю. Я же была хорошенькая! Моя ситуация была скрадена тем, что мой мужчина не отказался от меня и продолжал относиться ко мне как к женщине, хотя я сама себя женщиной уже не считала. Если бы этого не было, все было бы тяжелее.

— Когда ты поняла, что изменилась?

— Когда меня первый раз в автобусе назвали женщиной. Потом мне впервые в жизни нахамил охранник. До этого стоило мне улыбнуться, и все охранники были мои. А тут вдруг…  Помню, там был какой-то неудобный турникет, и я радостно, с привычным кокетством охраннику сказала, что, типа, не прохожу. А он очень хамски ответил: «Ну пройдите боком». Это был первый отрезвляющий момент. Я пережила полную потерю идентичности. Ты считаешь себя девушкой, птичкой, а вдруг оказывается, что ты лягушка.

На самом деле всякая женщина, толстея, понимает, про что сказка «Красавица и чудовище». Она про лишние 15 кг. Переход от красавицы к чудовищу оказывается куда проще, чем кажется со стороны.

— Ты пыталась бороться с лишним весом?

— Как все. Я худела несколько раз, потом опять толстела, худела, толстела. Я прошла весь золоченый дискурс фитнес-мира. Но я не знаю, можно ли, если ты имеешь предрасположенность к полноте (а у меня и мама, и бабушка были толстые), убрать вес. Первый раз я удержала вес год, второй раз — два года. Это были физкультура, очень сложная диета. Это была тяжелая работа. Я плюнула на все, когда мне исполнилось 45. Я вдруг поняла, что впереди свобода, радость, старость, и пошло оно все на фиг, и здравствуй, климакс!

***

Многие ухитряются находить в лишних кило не только повод для самоиронии, но и новую судьбу.

Таня, 45 лет, 58-й размер, 110 кг:

— Я карьеру ведущей сделала благодаря своей полноте. И дискомфорт я испытываю, если не говорить о здоровье, один — одежда. Ну и еще бюстгальтер, но это не про полноту, а про большие сиськи, а такими они были у меня всегда.

Я особо худенькой никогда не была. Мой средний вес — 70–72 кг. Но я высокая, и фигура у меня довольно пропорциональная. Начала я полнеть в 1997 году, когда мне было 27 лет. Я тогда только-только переехала в Москву, все было непросто, и я, как водится, начала заедать стресс. А я тогда еще зарабатывать стала, и понеслось! «Макдоналдс», пирожки, все такое…  На три размера поправилась. В 2006 году во мне уже было 85 кг.

У меня из-за мужчин комплекса никогда не было. Меня всегда обожали армяне. Может, потому что грудь большая? Грузины, армяне — это мое. А на работу меня именно из-за полноты и брали. Мой первый опыт фотомодели был в журнале «Крестьянка». Я там демонстрировала, как надо сидеть за компьютером. У меня внешность народная — самое оно для «Крестьянки». А вообще я на телеке работаю. Что, у нас толстых женщин на телеке нет? Да до фига! Меня потому и в ведущие взяли, что я толстая. У меня тогда был 54–56-й размер, и я очень хорошо попала в образ. Им нужна была домохозяйка лет сорока. Полноватая, но не пошлая. Такая интеллигентная веселушка-хохотушка. Я как раз такая!

Сейчас я вешу 110–115 кг. Единственный дискомфорт — это здоровье, проблемы с печенью, гипертония. Все остальное — внутренний настрой. Мне комфортно, муж меня любит, так что я счастлива.

***

Московские мужчины относятся к лишнему весу принципиально по-другому. Женщины говорят о собственной полноте если не с удовольствием, то с демонстративным трагизмом. Мужчины куда сдержаннее. Проводя свой небольшой опрос, я получала в ответ или иронию: «У меня?! Лишний вес?! С чего ты взяла?! Я просто мужчина в теле!», или вежливую сухость: «Извини, но лишнего веса у меня нет!». Так или иначе, никаких переживаний по поводу того, что «девочки любить не будут», у московских толстяков нет. Напротив, лишний вес после 40 воспринимается как заслуженная награда. Общий подтекст всех мужских высказываний на этот счет сводился к одному: «Да, конечно, я много работал, хорошо пожил, и вот результат!»

Игорь, 62 года, 98 кг:

— Я толстым себя не считаю. У меня мышечная масса. Я за этим слежу. При моем росте 185 моя норма 90, ну я чуть потолще. Если я набираю, то каждый день хожу 5 км, плюс спорт всегда: турник дома висит, я пресс качаю. Ну да, пузо есть, кубиков нету. Но все в пределах нормы.

Когда я молодой был, весил 75. А толстеть стал в 40 лет, с последней женитьбой, когда борщ начался. Но я тогда начал нормально качаться и выяснил, что жир перерождается в мясо. А потом ты не забывай, что в драках вес имеет большое значение. Удар сильнее. А я драться умею. Меня так и воспринимают: на конфликт со мной мало кто полезет.

И женщин у меня не убавилось. Наоборот, я стал большим уважением пользоваться. Я же не жирный! Мне недельку побегать, и я уже 3–5 кг скину.

Все мои знакомые мужики набрали вес неправильно, с пузом. Я тоже с пузом, но мое пузо не выделяется, потому что я крупный. А у них ножки тонкие и это не выглядит, а у меня выглядит. Я втяну пузо — и снова красавец.

Я в последнюю очередь буду страдать от того, что у меня большой вес. У меня вообще комплексов нету, а уж это и вовсе не проблема. Я через десять лет буду страдать, что у меня не стоит, а пока, ха!

***

Угроза потолстеть маячит на нашем горизонте четыре раза в жизни. Во-первых, когда мы вступаем в пубертатный возраст, и организм полностью перестраивается. Во-вторых, у женщин во время беременности и после родов. В-третьих, когда переживаем стресс, и, наконец, в-четвертых, опять же у женщин, когда начинается климакс. Это значит, что начать толстеть мы можем буквально в любой момент, стоит только слегка пошатнуть свой гормональный баланс.

Андрей Подзолков, эндокринолог в клинике «Чайка»:

— Международная классификация ожирения построена на соотношении веса и роста. Если вес тела поделить на рост в квадрате в метрах, получится так называемый индекс массы тела. Когда величина индекса колеблется от 25 до 30, значит, у вас избыточный вес. Если выше 30, это ожирение. Правда, эта классификация не может применяться к беременным и спортсменам. Мышцы всегда тяжелее жира, и это надо учитывать.

Причина набора веса тела всегда одинакова: количество поступаемых ресурсов превышает потребление. Это законы физики. Любые гормональные изменения, которые приводят к изменениям энергетической потребности организма, могут иметь такие последствия. Беременность, пубертат, климакс сильно меняют концентрацию гормонов. При стрессе вырабатывается кортизон, который может нарушить энергетический обмен. Так что стресс тоже можно отнести к числу триггеров, которые могут привести к ожирению.

Существует очень старое представление о двух типах ожирения: «яблоко» и «груша». В первом случае есть риск образования висцерального жира, который находится во внутренних органах. Это абдоминальный, или мужской, тип ожирения. По типу «груши» чаще полнеют женщины. Еще 10–15 лет назад считалось, что менее опасна «груша». При ней висцеральный жир не образуется. Сейчас представление о типах ожирения более широкое. И их очень много. Но если по-простому, то да, «яблоко» несет больше рисков.

Самые частые проблемы при ожирении связаны с сердечно-сосудистыми, эндокринными и онкологическими заболеваниями. Это риски развития инфаркта миокарда, инсульта, атеросклеротических поражений сосудов, диабета, рака молочной железы, яичников и прямой кишки.

Лечить ожирение нужно, методов много. Это не только диетотерапия. Слово «диета» сейчас вообще убирается из практики, потому что вызывает стоп-реакцию. Человек с ожирением, естественно, пытался использовать множество диет. Сейчас врач говорит, что нужна не диета, а режим и другая форма жизни. Существует медикаментозная терапия, психотерапевтическая и спортивная. Нельзя из этой цепочки вычленить что-то одно. Если человек настроен победить лишний вес, это всегда комбинация из двух-трех методов.

***

Несмотря на очевидные риски, мир продолжает толстеть ударными темпами. За последние 35 лет количество людей, страдающих ожирением, возросло в 2 раза. Безусловное лидерство держат США. Дальше по мере убывания числа толстяков идут Германия, Канада и Мексика. Россия занимает пятое место. Радоваться тут нечему, потому что мы толстеем быстрее остальных. По данным Минздрава, всего за год — в 2016-м — число людей с ожирением увеличилось на 6% в среднем по стране. Особенно отличились восемь областей, где количество людей с лишним весом подросло на 25%. В 35 регионах рост по этому параметру наблюдается на 10%. Особенно это заметно в Ненецком автономном округе: в 2016 году там был зарегистрирован всего один человек, страдающий ожирением, а через год — уже 536. Только в Северной Осетии доля людей с ожирением снизилась на 46,6%, а в Ставропольском крае — на 18%.

За последние пять лет в России людей с лишним весом стало больше на треть. Среди мужчин от 25 до 64 лет ожирением страдают 26,9%. У женщин этот показатель выше — 30,8%. Подозрительно и то, что бурно полнеть начали подростки. Исследования в школах Москвы показали, что лишним весом страдают до 10% школьников.

Кстати, Москва на фоне страны выглядит самой худой. По данным на 2017 год, ожирением страдали 66,3 тыс. москвичей, или 0,5% населения. Стройнее москвичей только жители Приморья, там ожирением больны всего 0,4% жителей. Это вроде бы хорошо, однако надо понимать, что в любой статистике речь идет только об официально зарегистрированных случаях, то есть о тех, кто обращался к врачу. Однако большая часть моих знакомых толстяков и не думали жаловаться специалистам.

Учесть надо и еще один момент: карта ожирения четко совпадает с картой благосостояния народных масс. Ожирение по большей части имеет социальное происхождение и дружит с плохим питанием, дешевыми продуктами и общим образом жизни под названием «кое-как». Финансовая состоятельность почти всегда связана с представлениями о правильном питании, спорте и общей цивилизованности.

— Ни мужчины, ни женщины с ожирением в Москве не чувствуют себя комфортно, — говорит Андрей Подзолков. — Уровень социальной активности в столице очень высокий. У нас ожирение распространяется неравномерно, все зависит от района. Чем беднее район, тем больше ожирения. Это доказанный факт. Человек, который может позволить себе личного повара, диетолога, тренера и постоянно наблюдается у специалистов, имеет больше возможностей оценивать риски и вести правильный образ жизни.

Кстати, медики уже давно заметили, что больные диабетом в среднем живут на десять лет дольше остальных. Причина проста: они обязаны наблюдаться у врача, следить за диетой и образом жизни.

***

Наука социология до сих пор не очень внимательно относилась к проблеме полноты. Исследований на эту тему мало. Однако социологический взгляд на эту проблему очень важен.

Григорий, социолог:

— Отношение к телу зависит от социальной позиции, политических взглядов и социальной группы. Например, раньше в европейских обществах худоба была признаком наличия буржуазного происхождения. Сегодня это сохранилось в связи между здоровым образом жизни и социальным статусом.

В России все сложнее. У нас здоровье как атрибут высокого происхождения не закрепилось, связь его с классом не такая очевидная. Она прослеживается у молодых людей, которые вовлечены в активный поиск работы и для которых спорт — существенный элемент досуга. В старшем поколении полнота более нормализована. У нас вообще социальные группы кучкуются по возрасту.

Есть и политические аспекты отношения к полноте. Люди крайне правых взглядов воспринимают тело как часть нации. Когда они ухаживают за телом, они в каком-то смысле ухаживают за нацией. Для них характерно отрицательное отношение к полноте. Но не для всех. Только для крайне правых.

Для либеральной морали характерно отношение к телу как к чему-то, что можно развивать. Либеральная политическая философия связана со стоицизмом, а там особое значение имеет дисциплина себя. Я индивид, который может на себя воздействовать, и тело можно представить как часть такого воздействия и его инструмент. Это представление о теле как о предмете индивидуальной заботы тесно связано с разрушением социального государства, в том числе и в России, когда здоровье и благополучие стали прежде всего предметом индивидуальной, а не коллективной заботы. Можно сказать, что сегодня люди занимаются спортом, правильно питаются, худеют, потому что находятся в условиях, в которых только они могут о себе позаботиться и никто другой.

Вот видите, тело такая штука, она находится на пересечении политики и общества. Вот еще пара иллюстраций. Например, в США очень четко маркирована связь тела и класса. Все дешевые продукты в США содержат много сахара. И если вы не зарабатываете достаточно, вы полнеете. В России все по-другому. Людям доступны продукты без сахара. Во Франции для буржуа характерно поедание овощей, и это тоже социальный маркер класса.

Есть еще и разные стандарты красоты. Интуитивно кажется, что они носят принудительный характер именно для женщин. Но мы все в одном обществе живем, и на мужчин это тоже распространяется. Тут тоже все зависит от социальной группы. Для молодых мужчин характерно более внимательное отношение к телу, потому что здоровье для них — это признак статуса. К тому же молодым людям сейчас не обязательно рано заводить семью. Поэтому тело для них — это способ представления себя на рынке сексуальных отношений. Инвестиции в тело, спорт, средства по уходу за кожей для мужчин — это в том числе инвестиции в эти отношения. То же самое и про рынок труда. Для многих молодых людей в возрасте 20 лет, находящихся в ситуации активной трудовой мобильности, очень важно следить за собой. Для них в этом больше смысла, чем для 30-летних и 40-летних.

Сфера деятельности очень влияет на отношение к телу. Предположительно, научный сотрудник будет меньше следить за своим телом, чем менеджер по продажам. Разное отношение к телу может быть у рабочих и интеллигентов. Для первых большее значение может иметь их маскулинность.

Читать продолжение на Москвич Mag



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире