Историко-художественный музей города Серпухова хорошо известен и безусловно заслуживает посещения. Однако сейчас с частью его собрания можно познакомиться и в Москве. Здесь в Музее русской иконы открылась выставка «Сокровище вечное. Церковные древности из собрания Анны Мараевой».

(источник фото

 

Сама собирательница принадлежала к семье купцов первой гильдии. Купцов-старообрядцев, причем не издавна старообрядцев, а перешедших в  беспоповское старообрядческое согласие где-то в 1840-х годах, то есть в период (при Николае I), когда подобное ну уж совсем не могло приветствоваться.

В чем же дело? А в том, что старообрядчество было широко распространено в XIX веке именно в предпринимательской и купеческой среде. Что давало серьезное преимущество, состоявшее во взаимопомощи и прочных деловых связях между своими. Так что Мараевы предпочли пойти на рискованный по тому времени шаг – и не прогадали, добившись в делах изрядных успехов.

Что касается Анны Мараевой: достаточно рано овдовев и  оставшись с восемью детьми на руках, она успешно повела дела самостоятельно. Отличалась широкой благотворительностью, которая распространялась не только на  Серпухов, но и на Москву. Это, впрочем, для тогдашних купеческих кругов было достаточно традиционно. Куда менее традиционным было формирование собственной художественной коллекции (тут и иконопись, и светская живопись, русская и  западноевропейская). Достаточно сказать, что на основе мараевского собрания (и в ее же доме) сформировался после национализации серпуховский музей (да и музеи центральные также неплохо поживились).

Нынешняя московская выставка представляет вещи не только из  серпуховских фондов, но и из ряда других музеев – происходит своеобразное воссоединение коллекции. Так, из Третьяковской галереи на выставку прибыла византийская икона XIV (!) века, ранее находившаяся в личной молельне Анны Мараевой (что достаточно хорошо дает представление об уровне собрания).

 

Преобладают в старообрядческой иконописной традиции сюжеты, принятые еще до раскола середины XVII века. Есть нюансы – написание «Исус», а не «Иисус», благословляющий жест всегда двуперстный, изображение креста только восьмиконечное. Ну, и некоторые сюжеты особенно любимы – например, «Архангел Михаил, грозных сил воевода».

 

То же можно сказать об «Огненном восхождении пророка Илии» (считалось, что в приверженности этому сюжету еще и память о самосожжениях старообрядцев петровской эпохи). Тут – икона XVI века.

 

В нескольких вариантах представлен Николай Чудотворец. Конец XV века, новгородская школа.

 

Вот XVI век.

 

А вот это уже век XIX.

 

Иконы праздничного чина – XVI век, Псков.

 

Из пророческого чина – начало XVI века, Новгород. Характерный золотой фон.

 

Также XVI век – «Вход Господень в Иерусалим».

 

Из начала XVII века – «Святой благоверный царевич Димитрий Угличский». Отметим время появления работы – это как раз период начинающейся Смуты.

 

Богоматерь «Знамение» – тип Оранты. XVII век. Как и  прочее представленное, происходит из старообрядческой церкви в Серпухове.

 

«Сотворение мира» конца XVI века. Здесь хорошо видна еще одна характерная для старообрядческих икон особенность – многочисленные надписи на  полях.

 

Но нельзя не упомянуть один из самых популярных у  старообрядцев сюжетов – «Страшный суд» (обычно бытующий в монументальной живописи, но старообрядцам, в силу полулегального их положения и невозможности строить храмы в открытую, было не до фресок). Здесь он также в нескольких вариантах, но особое внимание привлекает большеформатная икона с расширенной иконографией (подробности которой приведены в экспликации в зале выставки).

 

А вот другой любопытный вариант «Страшного суда» – это XIX век, и композиция явно не слишком каноническая.

 

Любопытный экспонат – икона «Омовение ног», демонстрирующаяся в стадии реставрации. До того предполагалось, что это работа XIX столетия, написанная на древней доске и искусственно «состаренная» (такое бывало в  старообрядческой иконописи, поскольку старинные, «дораскольные» иконы в этой среде издавна ценились особо). Однако уже частичное раскрытие иконы и изучение состава пигментов показали, что это скорее всего подлинник XVI века. Сейчас исследования продолжаются.

 

Иконописью, однако, экспозиция не ограничивается. Здесь воспроизведена обстановка старообрядческой молельни (с привлечением фондов самого Музея русской иконы). Показана и одежда, в которой придерживавшейся старой традиции даме приличествовало присутствовать на богослужениях.

 

Старообрядческая духовная литература (включая сборники крюковых нот).

 

Показана принятая у старообрядцев меднолитая пластика (запрещенная после раскола, а вот старообрядцами особо почитаемая как «прошедшая очищение огнем»).

 

Меднолитые образки или кресты использовались также как врезки в деревянный ковчег иконы.

 

Примеры окладов старообрядческой работы.

 

Богослужебные предметы – четки-лестовки и кацея (разновидность кадила).

 

Наконец, еще одна своеобразная разновидность старообрядческого искусства. Характерна она лишь для беспоповцев: священников у них не было, однако у общин были свои наставники – киновиархи. Серия их акварельных портретов представлена в экспозиции (причем они никогда не тиражировались печатно, а исполнились только вручную).

 

Выставка из собрания Анны Мараевой в Музее русской иконы в  Москве продлится до марта. (Одновременно в музее проходит, кстати, выставка еще одной иконописной старообрядческой школы – невьянская икона из музея в  Екатеринбурге.)

 

О самом Серпухове и его музее читаем здесь. И до этого города очень даже стоит добраться.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире