moscowtravel

Путешествие по Подмосковью (блог передачи)

15 сентября 2018

F

 

Московские археологи провели профилактический рейд по вылову незаконных копателей.

Точного места действия я вам, конечно, не назову. Скажу только, что это та часть Подмосковья, что стала теперь Новой Москвой. Ну, а  больше двухсот лет назад там шли бои во время войны 1812 года.

 

Главный археолог Москвы Леонид Кондрашов разъясняет диспозицию.

 

Незаконные раскопки, подчеркивают археологи, наносят делу исторических исследований большой вред. Конечно, мотивация у «нелегальных копателей» может быть разной. У одних она банально корыстная (найденное перепродают на «черном» антикварном рынке). Есть и такие, кто ведет поиски из  чистого интереса и пополняет исключительно собственную коллекцию. Однако и те, и другие нарушают культурный слой. Находки извлекаются без фиксации их точного местонахождения и глубины залегания. То, что не кажется «копателям» привлекательным, попросту выбрасывается – и даже если потом эти предметы будут обнаружены исследователями, восстановить детали их залегания уже не  представляется возможным. То есть историческая информация разрушена.

Впрочем, к разным типам незаконных копателей археологи все же относятся по-разному. С «коммерсантами» никаких дальнейших контактов быть не  может – им предстоит общение только с полицией и судом. А вот «любители» иной раз и перевоспитываются – как рассказали мне в археологическом отделе Исторического музея, случалось, что пойманные и наказанные соответствующим штрафом сами впоследствии просятся поработать в экспедицию. И работают, но уже на законном основании.

 

Официальные археологические бригады тоже ведут раскопки на  этой территории. Вот и некоторые из их находок – в основном артефакты, связанные с военными действиями 1812 года: фрагменты оружия, амуниции, воинской атрибутики.

 

Работа в археологических экспедициях вовсе не закрыта для волонтеров, подчеркивают в Мосгорнаследии. Но их участие возможно только вместе со специалистами и под их руководством.

Ну, а во время проведенного рейда никаких нарушителей не  обнаружили. Это и хорошо, считают в общественном совете при Мосгорнаследии – значит, профилактика действует.

И все-таки такие профилактические рейды обещают проводить и  в дальнейшем. Когда именно – разумеется, не сказали. :)

 

 

Зал Театрального музея им. Бахрушина в Москве преобразился на время в зал театра настоящего – театрального здания в подмосковном Архангельском, выстроенном архитектором Пьетро Гонзагой.

Театр этот – один из самых привлекательных объектов в  музее-усадьбе Архангельское. Но и один из самых сейчас малодоступных – старинное здание закрыто на реставрацию. Однако выездная выставка в Бахрушинском позволяет московскому зрителю познакомиться с историей театра в Архангельском – а также посмотреть на любопытную театральную машинерию двухсотлетней давности.

 

Выставка получила название «Иллюзия театра» – и это нисколько не случайно. Иллюзия тут не только в воспроизведении старинных интерьеров – сам подход к театральному делу знаменитого итальянского архитектора и сценографа, немало поработавшего в России и для театров императорских, заключался как раз в  создании для зрителя иллюзии нахождения внутри действительного пространства.

Но сначала несколько слов о князе Николае Борисовиче Юсупове.

 

Владелец подмосковной усадьбы Архангельское был не только  государственным деятелем и дипломатом, но и коллекционером, меценатом – а также в какой-то период руководителем императорских театров. Была у князя и  собственная театральная труппа – так что строительство театра в усадьбе оказалось вполне логичным.

 

Вполне классическое снаружи, здание было прежде всего приспособлено архитектором под технологические театральные нужды.

 

Вот театральное строение и на тарелке из собственного архангельского сервиза.

 

Возвращаясь к князю Юсупову: театром он действительно увлекался всерьез. Довольно сказать, что в его библиотеке на театральную тему набралось до двух тысяч томов (некоторые из них сейчас привезены и на выставку).

 

Тут же – целое собрание гравюр с театральными костюмами.

 

Невероятное многообразие осветительных приборов – нам даже  сложно представить себе, как непросто было осветить театральную залу в  доэлектрическую эпоху.

 

Ноты, музыкальные инструменты – в оркестре у Юсупова присутствовали, между прочим, и традиционные гусли.

 

Не менее любопытны разнообразные шумовые механизмы – они создавали эффект ветра, дождя, грома…  

 

Сохранились в музейных фондах и собственные эскизы Пьетро Гонзаги для постановок в юсуповском театре.

 

Желающим посмотреть выставку из Архангельского в Музее Бахрушина стоит поспешить – она запланирована по 16 сентября.

 

Ну, а сам усадебный театр, выстроенный по проекту Пьетро Гонзаги, как и ряд других архитектурных объектов в Архангельском, сейчас реставрируются. Открыть их предполагается в будущем году, к столетию создания музея.

 

 

В  минувшее воскресенье в Бородине прошел традиционный фестиваль исторической реконструкции. «День Бородина» — это воспроизведение отдельных эпизодов Бородинской битвы. Но не только – собственно реконструкторскому действу предшествует официальный церемониал. 

 

Все начинается у памятника «Aux morts de la Grande armeé» – «Павшим Великой армии». Речи дипломатов, возложение венков.

 

Следующий этап – памятная церемония у мемориала на месте батареи Раевского.

 

В этом году в Бородино приехали потомки участников войны 1812 года – ныне живущие в разных странах эмигранты. Потомок Михаила Кутузова – в мундире армии Аргентины…

 

На Бородинское поле в этот день многие приезжают пораньше – чтобы еще до начала основного действа успеть посетить бивуак и познакомиться с  военным бытом двухсотлетней давности. Здесь – смешение языков и эпох.

 

Особое удовольствие – пообщаться с лошадками (к вашему сведению, лошади очень даже не прочь угоститься яблочком!).

 

Сюжет реконструкции этого года – бой за деревню Бородино и  курганную батарею.

 

================

 Хотя календарное лето вроде бы закончилось, многие музеи Подмосковья и ближайших его окрестностей продолжают проводить мероприятия на открытом воздухе.

В музее-усадьбе Остафьево 8 сентября отметят День Карамзина.

8 сентября в чеховском музее-заповеднике в Мелихове – праздник «Сапоги всмятку или мелиховский переполох», а также фестиваль «Таксы Чехова» (единственный день, когда на территорию музея можно войти с собаками!).

В Сергиевом Посаде также 8 сентября планируется праздник. Фестиваль «Русская матрешка» пройдет в Конном дворе комплекса Сергиево-Посадского музея-заповедника

В музее-усадьбе Полотняный завод 8 сентября – Натальин день (а коль скоро это была усадьба Гончаровых, то понятно, о какой Наталье – Наталье Николаевне – идет речь).

В деревне Бёхово близ Поленова еще два дня – 8 и 9 сентября будет продолжаться фестиваль искусств «Бабушкин сад». 

Музей-заповедник Блока и Менделеева проведет 15 и 22 сентября праздник «Осенины».

Ну, а в Звенигороде на Городке 17 сентября пройдет праздник «Богатырские забавы. В память о Куликовской битве». Подробности на сайте музея

И это, кончено, далеко не исчерпывающий список. Следите за  музейными планами. :)

 

В музее-заповеднике Остафьево – немало новостей. Тут серьезно продвинулась реставрация и расширилась постоянная экспозиция. 

 

Но напомним сначала, о чем речь. Остафьево – подмосковная усадьба Вяземских, в конце XIX столетия перешедшая к Шереметевым. Основатель того ансамбля, что известен нам сегодня – князь Андрей Иванович Вяземский.

 

Остафьево или «Русский Парнас» – так имение стали называть еще в позапрошлом столетии. Неудивительно – здесь бывали Пушкин, Жуковский, Грибоедов, Мицкевич, Денис Давыдов, Гоголь, Карамзин… Сами же эти слова приписывают Александру Пушкину. Правда, он вроде бы назвал так вот эту (сохранившуюся до наших дней) липовую аллею, но потом название естественным образом распространилось на всю усадьбу.

 

Остафьеву, надо сказать, повезло меньше, чем другим подмосковным усадьбам. Хотя фактическая музеефикация началась здесь еще с  середины XIX века: возникла мемориальная комната Пушкина (он не раз гостил здесь) и мемориальный же кабинет Карамзина (тот, будучи в свойстве с  Вяземскими – был женат на старшей дочери Андрея Ивановича – вообще подолгу живал здесь и работал над «Историей государства Российского»).

Потом стало еще серьезней – последний предреволюционный владелец имения, граф Сергей Дмитриевич Шереметев (также женатый на одной из  Вяземских) приступил к изучению и публикации огромных архивов Остафьева и  вообще практически превратил усадьбу в общедоступный литературный музей..

 

В 1918 году, понятно, усадьбу национализировали. Сергей Шереметев еще успел самолично подписать акт о национализации, и вскоре скончался. Но музей в первое время устоял (помогло обращение к Луначарскому), а  сын графа Павел Сергеевич Шереметев стал его первым советским директором, продолжив систематизацию коллекций. Впрочем, «бывшего графа» с должности в  конце концов снимут, а музей в 1930 году и вовсе закроют. Причем закроют буквально в стиле разгрома (хотя в бумагах музейного сектора МОНО это именовалось «ударной ликвидацией») – коллекции, архивы, библиотека в спешном порядке, буквально навалом на телегах, вывозились в разных направлениях (и многое оказалось попросту утрачено).

Для всего этого хватило всего лишь постановления Мособлсовета. И в течение ряда десятилетий усадьба (которую вроде бы закрывали для размещения детдома) служила домом отдыха для Совета министров.

 

Музейный статус усадьбе вернули лишь в 1988 году. Но потребовалась долгая реставрация. Потом стали постепенно открываться экспозиционные залы (об экспозиции пятилетней давности я уже рассказывала здесь). 

Первой стала историческая экспозиция – аж с археологических находок еще домонгольского периода. Здесь же – история местности, строительства усадьбы, сведения о ее владельцах.

 

Однако те, кто не бывал в Остафьеве в последние пару лет, обнаружат в музее много нового. И прежде всего это открытая для посещений парадная анфилада залов (внимание! Если все прочие экспозиции, как постоянные, так и  временные, доступны в часы работы музея для индивидуального посещения, то  анфилада – только в составе экскурсии, которая стартует каждый круглый час).

 

Некоторый парадокс ситуации заключается в том, что многие подлинно остафьевские вещи оказались давно уже зачислены в фонды других музеев. Сейчас они вернулись – но в статусе «временного экспонирования». Остается надеяться, что надолго.

Еще одна недавно открывшаяся часть постоянной экспозиции посвящена Николаю Карамзину. Среди прочего музейщики сумели воссоздать обстановку его рабочего кабинета.

 

В музее проводят и регулярный День Карамзина – в этом году он придется на 8 сентября (подробности ищите на музейном сайте). 

В Остафьеве проходят также многочисленные временные выставки. Сейчас, например, среди них – экспозиция, посвященная Вяземскому, Пушкину и Мицкевичу (которые реально общались в жизни, в том числе здесь). Выставка современных художников по итогам пленэров в остафьевском парке. И  весьма любопытная выставка живописи из фондов Останкина – а поскольку в  московском останкинском музее продолжается затянувшаяся реставрация, то эта, выставка, вероятно, здесь задержится.

 

Еще одна часть нынешней остафьевской жизни – музыкальные концерты. Особенно хорошо в старинных залах звучат старинные же инструменты – как, например, вот этот спинет октавино в сочетании с лютней.

 

Парк. Конечно, его нельзя пропустить – а поскольку парк открыт дольше, чем музейное здание, лучше приступить к нему после осмотра экспозиций.

 

Это парк английского типа – то есть не регулярный, а  имитирующий живую природу. Так что здесь вам и белочки, и уточки в пруду – все в  наличии.

 

Воссозданы беседка-миловида и горбатый мостик.

 

Важная достопримечательность парка – памятники, установленные в начале XX века тогдашним владельцем усадьбы Сергеем Шереметевым. Первым из них стал памятник Карамзину.

 

Пушкин – в рельефе на постаменте он изображен в интерьере одного из  остафьевских залов.

 

Жуковский.

 

Наконец, памятники владельцам усадьбы. Петр Андреевич Вяземский. 

 

И Павел Петрович Вяземский – с родовым гербом на постаменте.

 

Есть в парке и мемориальные деревья – например, дубы, высаженные в середине XIX века в память Николая Карамзина. О них, в силу возраста, приходится особо заботиться дендрологам. 

 

Но ведь чего-то в череде памятников не хватает, правда? В  музее это тоже учли – там уже установлены закладные камни на месте будущих памятников князю Андрею Вяземскому и графу Сергею Шереметеву. Прошел конкурс проектов, выбраны победители – макеты можно видеть в экспозиции главного дома. Причем устанавливать монументы решено на народные средства – подробности на  сайте музея. 

 

Ну, и остается сказать, что парк в Остафьеве открыт ежедневно, а вот в музее понедельник и вторник – выходные. Так что выбирайте дни поездки соответственно.

 

Как добраться:

Общественным транспортом: теперь есть автобусы от станций метро «Бульвар Дмитрия Донского» и «Аннино» (см. подробности на сайте музея).  

На автомобиле: как и прежде, от МКАДа по Варшавскому шоссе – и не забудьте вовремя свернуть направо. :) 

 

 

Льву  Толстому посвятили на Бородинском поле отдельную экспозицию.

Причем история оказалась интересная, ибо все в экспозиции – на подробностях. А шагнув потом за порог, ее  можно тут же поместить в реальное место действия.  

 

Вот и для этой экспозиции подобрали место действия более чем реальное. Это здание бывшей монастырской гостиницы, где как раз останавливался и Лев Толстой во время своей поездки на  Бородинское поле во время работы над романом «Война и мир».

 

Изучения огромного количества опубликованных к тому времени книг (остался список – 74 названия: «Везде, где в моем романе говорят и действуют исторические лица, я не выдумывал, а пользовался материалами, из которых у меня во время моей работы образовалась целая библиотека») Толстому оказалось недостаточно.

 

Это 1867 год, и писатель выглядел в это время примерно вот так.  

 

Но отправился в Бородино Толстой не один. И как раз его спутник оказался в дальнейшем главным источником информации об этой поездке. Спутнику было в тот момент 11 лет.

 

Конечно, на этой фотографии гимназист Степа Берс уже чуть постарше. Это младший брат жены Льва Толстого, Софьи Андреевны. И Степа совершенно счастлив, что родители его отпустили. Для него – приключение.

В бытовом плане приключения начались почти сразу. То есть вроде бы все изначально было здраво организовано и просчитано. Отравились из Москвы в собственном экипаже, рассчитывая на почтовых лошадей. Запаслись провизией, а главное – рекомендательным письмом к настоятельнице Спасо-Бородинского монастыря (это была уже не основательница монастыря Маргарита Тучкова, а сменившая ее игуменья Сергия, в миру – Софья Волконская, то есть, вообще-то, родственница Толстого по  материнской линии).

В записных книжках Толстого – прикидки расстояний между почтовыми станциями, где меняли лошадей (расстояния – в верстах): Перхушково — 27, Подлипки — 24, Шелковка — 24, Можайск — 22, Гриднево — 28. Жене он пишет: «Останавливаться, вероятно, нигде не буду до Бородина».

 

Но в результате, конечно, застряли и только ночью добрались до Можайска, где пришлось сделать остановку.

И тут выяснилось: подготовленную и упакованную провизию – забыли! Не погрузили в экипаж. Из всего запасенного обнаружилась только корзинка с виноградом, которой – вероятно, в  силу особого к нему интереса – ведал непосредственно юный Степа.

Надо думать, в монастыре их, наконец, все-таки накормили (хотя вряд ли тем, о чем могли мечтать два молодых мужских организма). И два дня Лев Николаевич ходит по местам сражений, рисует планы, обращает внимание на подробности – неровности рельефа, реки, овраги, движение солнца.  

 

Поездка, кстати, была устроена ровно в дни сражения, в конце августа по старому стилю. И среди заметок Толстого – вот такие: «Даль видна на 25 верст. Черные тени от лесов и строений на восходе и от курганов. Солнце встает влево, назади. Франц. в глаза солнце». 

 

Но зато потом и сцены романа обретают топографическую документальность: «Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из-под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались…»

 

А вот что вспоминает Степан Берс: «Два дня Лев Николаевич ходил и ездил по той местности, где за полстолетия до того пало более ста тысяч человек, а теперь красуется великолепный памятник с золотыми надписями. Он  делал свои заметки и рисовал план сражения, напечатанный впоследствии в романе «Война и мир». Хотя он и рассказывал мне кой что и объяснял, где стоял во время сражения Наполеон, а где Кутузов, я не сознавал тогда всей важности его работы…

Я помню, что на месте и в пути мы разыскивали стариков, еще живших в эпоху Отечественной войны и бывших свидетелями сражения. По дороге в Бородино нам сообщили, что сторож памятника на Бородинском поле был участником Бородинской битвы и как заслуженный солдат получил это место. Оказалось, что старик скончался за несколько месяцев до нашего приезда. Лев Николаевич досадовал».

Степан Берс позже сознавался, что больше всего во время этой поездки ему понравилось играть с  собакой музейного сторожа – обитателя сторожки возле батареи Раевского. Впрочем, он тоже поучаствовал в работе – многие «бородинские» записи сделаны – вероятно, под диктовку Толстого – его рукой. Сам Толстой в письме к жене оценивает результаты путешествия иначе: «Сейчас приехал из Бородина. Я очень доволен, очень, – своей поездкой и даже тем, как я  перенес ее, несмотря на отсутствие сна и еды порядочной. Только бы дал Бог здоровья и спокойствия, а я напишу такое Бородинское сражение, какого еще не было… Не пишу тебе подробности поездки, – расскажу.» (Право, жаль! Ну что бы ему написать – и мы бы прочитали :))

Ну, а музейщики поработали в свою очередь над текстом романа и составили свой план передвижений Пьера Безухова на Бородинском поле.

 

Но оказалось, что не один Толстой трудился над историей Бородинской битвы с такой дотошностью.

Вот странное на первый взгляд сооружение, которое можно увидеть с главной дороги в селе Семеновское – на многочисленные бородинские обелиски оно никак не похоже.

 

Подходим ближе.

 

Вот оно что! Франц Рубо не просто писал эскизы к своей знаменитой панораме на самом Бородинском поле. Это действительно панорама, написанная с одной точки.

 

В основном здании музея хранятся эскизные работы Рубо – впрочем, «эскизы» по формату более чем внушительные. Это самый первый вариант панорамы.

 

Но вернемся на высоту, где  работал Рубо. С нее не просто открывается широкий вид на окрестности (правда, деревья изрядно подросли). Тут еще и сделаны указатели на места различных событий.

 

Как все это найти: вот  дорога от Семеновского на Шевардино – она идет мимо монастыря. Как раз там (но вне монастырских стен) и  стоит гостиница – ныне экспозиция, посвященная «Войне и миру».

 

Ну, а «высота Рубо» – в самом Семеновском, чуть правее этого перекрестка. На машине, к сожалению, мимо узкой тропы к ней легко промахнуть – будьте внимательны. А вот пешком трудно не заметить.

И вид оттуда действительно – во все стороны.

 

Ну, и следует напомнить: по традиции в первое воскресенье сентября – то есть 2 числа в этом году – на  Бородинском поле проходит реконструкция эпизодов сражения. Накануне, впрочем, будет генеральная репетиция, оба дня будет открыт для посещения бивуак. Уточняйте программу на музейном сайте и готовьтесь к поездке.

А все музейные экспозиции в этот день также будут работать. Среди них – постоянная экспозиция в здании напротив батареи Раевского (экспозиция, кстати, получила некоторые дополнения – вы видели, например, коляску Кутузова?), новая экспозиция во дворце, экспозиция на железнодорожной станции Бородино – ну, и конечно несколько экспозиций в монастыре и вокруг него – включая толстовскую.

 

 

В Муранове состоялся очередной День варенья. По традиции (ну самый сезон же!) он проходит в середине августа. И также по традиции включает мастер-классы вареньеваров с дегустацией. 

 

В этот раз немало рецептов оказались не очень привычными с точки зрения именно варенья. Например, острый томатный джем от Ирины Таро.

 

Все старательно фиксируют ингредиенты. Автор поясняет: пряности – не принципиально, можно подбирать по  вкусу. Уксус – для того, чтобы сохранить цвет. Главное же – долго выпаривать, чтоб загустело.

 

Вот вам еще острый малиновый соус – его представила Мария Свешникова.

 

Здесь не просто, а  просто-таки очень просто. Малина, черный душистый перец, пару столовых ложек уксуса – все это подогреть. Мария, впрочем, советует и еще более быстрый рецепт: несколько ягод малины поджарить (sic!) на растительном масле, посыпать перцем и  выложить на мясо. Это для совсем ленивых.

 

Екатерина Банарцева, гостья фестиваля из Самары, познакомила москвичей с вареньем из черной смородины с водкой и перцем.

 

Нетрудно догадаться, что именно этот мастер-класс собрал мужскую часть аудитории – хотя на самом деле спирт из горячего варенья благополучно испаряется.  :) 

 

Тут идея такова: смородина (можно и замороженную, неважно) вместе с нарезанными апельсинами измельчаются блендером (или иными подручными средствами) до однородной массы.

 

Затем все это нагревается. Сахар следует добавлять только когда все это уже потихоньку закипает (помешивать, понятное дело, надо постоянно). А вот алкоголь – внимание! – надо вливать только уже сняв варенье с огня.

 

Постоянный участник «Дней варенья» в Муранове Мария Дидуренко представила секреты скандинавской традиции. Варенье по типу «силт» – в данном случае черника с базиликом.

 

Главное в этой методе: варенье (из любых сухих ягод) ставится на огонь вообще без воды и без сахара. Пучок веточек базилика, впрочем, добавляем сразу.

 

И только потом, сняв с  огня, всыпаем сахар и тщательно размешиваем. Всё.

 

В познавательной программе – лекция о традициях английского чаепития.

 

Ну, и конечно, все действо, также по традиции, сопровождалось иными увеселениями – концерт на  веранде, детские мастер-классы, крокет.

 

Еще традиция последних лет – определять путем опроса обладателей призов зрительских симпатий среди вареньерваров. 

 

Среди победителей этого года оказались также Ирина Таро и Мария Дидуренко, чьи рецепты приведены выше.

 

«День варенья» бывает в  Муранове раз в году, но разнообразные прочие события случаются гораздо чаще. Следите за информацией на музейном сайте.  

 

И вспомним архивы – рецепты предыдущих «Дней варенья»: 2015, 2016, 2017

 

 

Иван Грозный и Алексей Тишайший – два персонажа в русской истории, которых мы привыкли воспринимать как практически противоположных. Но есть мнение, что это не совсем так, и между политикой обоих царей – в ее целях, но не методах – было немало общего. О чем выставка «Диалог двух государей», которая проходит сейчас в Звенигородском историко-архитектурном музее.

 

Вообще-то Алексей Михайлович любил именовать себя «правнуком» Иоанна Грозного. Что, конечно, большая натяжка – на самом деле он всего лишь приходился правнучатым племянником первой жене Ивана Васильевича, Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой. Впрочем, новой династии требовалась хоть какая-то легитимация – сойдет и такое родство.

 

Этот проект – межмузейный, в его подготовке поучаствовали музеи-заповедники, с которыми герои экспозиции были непосредственно связаны: Коломенское, Сергиев Посад, Александрова слобода и собственно Звенигород, где сейчас и проходит выставка. Во всех этих музеях наличествуют постройки, связанные с именем того или иного царя (а то и обоих).  Выставка в  Звенигороде проходит в Царицыных палатах, выстроенных Алексеем Михайловичем для своей супруги Марии Ильиничны (причем сам факт светского женского дворца на  территории мужского монастыря (в данном случае Саввино-Сторожевского) – вещь весьма редкая).

 

Но обратимся к  кураторской трактовке образов. Экспозиция поделена на несколько разделов, посвященных различным аспектам государственного строительства. Первый из них – армия.

 

До эпохи Ивана Грозного войско на Руси представляло собой дворянское или посадское ополчение. То есть, по сути, не было профессиональным. Именно при Иване IV появились стрельцы – «В лето 7058 (то есть в 1550 году) учинил у себя Царь и Великий князь Иван Васильевич выборных стрельцов с пищалей три тысячи человек и велел им жити в Воробьевской слободе…». При Алексее Михайловиче московские стрелецкие полки серьезно выросли в численности (впрочем, начали в дальнейшем лезть в политику, что привело в конце концов к петровским военным реформам – но  это уже другая история). Оба царя немало и воевали – на карте, составленной уже в начале XX века, обозначены территориальные приобретения времен обоих государей (у Алексея Михайловича они, кстати, побольше).

 

Менее очевидна для зрителя другая тема – флот. Между тем уже при Иване Грозном возникают два морских порта – Архангельск на севере и Астрахань на юге (бросок на запад, в  Ливонию, как мы знаем, не сложился).

Алексей Михайлович принимается за развитие обоих наличествующих направлений. Для защиты Хвалынского (Каспийского) моря по его приказу строится первый русский парусный корабль западноевропейского типа – «Орел». Макет этого корабля имеется в фондах Звенигородского историко-архитектурного музея-заповедника.

 

Вот любопытный архивный документ – указ Алексея Михайловича о выдаче жалованных грамот шести амстердамским «торговым людям». Это как раз та торговля, которая шла через Архангельск.

 

Оба царя внесли свой вклад и в формирование правовой системы (уж как они потом с ней обходились – тоже другая история). Вот список с «Судебника» 1550 года (то есть времен Ивана Грозного).

 

И «Соборное уложение» времен Алексея Михайловича (которое станет почти на двести лет главным законодательным кодексом России).

 

Религия: внимание ей  также уделяли оба царя. Тут и храмоздательство, и вклады в храмы и монастыри – словом, эта часть жизни государства также признавалась ими важной. (А вот  отношения с церковными иерархами у обоих далеко не всегда складывались.)

 

В общем, ситуация получается парадоксальная: оба царя преследовали в своем правлении весьма схожие цели. Но  прибегали при этом к совершенно разным методам (оказывается, можно было без опричнины и без массовых репрессий).

Ну, и конечно, выставка содержит еще множество любопытностей из соответствующих эпох.

 

Выставка «Иван Грозный и  Алексей Тишайший: Диалог двух государей» расположилась в Царицыных палатах на  территории Саввино-Сторожевского монастыря.

 

Но и это еще не все. В  Звенигородском историко-архитектурном музее есть сейчас еще одна выставка – «У истоков русского спорта». Понятно, что открылась она в преддверии чемпионата по  футболу, но пока еще продолжается. Представлены материалы из частного собрания – документы, награды и трофеи, спортинвентарь – рубежа XIX-XX веков.

 

Эту экспозицию следует искать в выставочном корпусе вне стен монастыря.

 

Еще о ближайших планах Звенигородского музея: 18 августа здесь пройдет экскурсия по окрестностям Саввино-Сторожевского монастыря: «Звенигородский Баризон». Эта программа была в свое время приурочена к временной выставке «Левитан и его современники», но в результате стала постоянной (внимание: требуется предварительная запись!). А в сентябре в Звенигороде, на Городке, пройдет праздник в память о Куликовской битве. Информацию уточняйте на музейном сайте

Еще о Звенигороде и его музее читаем здесь

А теперь уточнение для автомобилистов. Первая «бетонка» сейчас на реконструкции, так что едущим к  Звенигороду со стороны Новой Риги надо быть к этому готовым. В принципе ничего особо сложного – как было по одной полосе движения в каждую сторону, так и  есть, только все стало несколько извилистым.

Но внимание! Как раз возле города дорогу успели расширить и обустроить, и даже отгородить высоким забором. В результате привычных поворотов не видно – но и тут ничего страшного. Миновав забор, на пропустите поворот направо с обозначением «улица Московская» – а там в конце концов попадете куда нужно.  :)

 

Это небольшое приложение к передаче «Путешествие по  Подмосковью». И связано оно с тем, что в последнее время множество подмосковных музеев анонсирует не только выставки и экскурсии, но и разнообразные события на  открытом воздухе.

 

Одно такое – фольклорный праздник «Сенокос в усадьбе» – прошло недавно в музее-заповеднике «Мураново».

 

И это, представьте, самый настоящий сенокос – в полном соответствии со старыми традициями. Но рядом с профессионалами дают взмахнуть косой и любителям.

 

Здесь же, понятно, всевозможные развлечения – тоже по  возможности фольклорно-исторического характера.

 

Вот и школа бальных танцев.

 

Ярмарка: от книжных развалов – музей все-таки литературный – до всего, что угодно.

 

Любимая часть подобных мероприятий – мастер-классы. Изюминка «Сенокоса» – плетение венков.

 

А вот в этом шатре – популярное зрелище, мастер-класс по  варке варенья.

 

Тут готовится варенье из ревеня. Потребные ингредиенты, помимо собственно ревеня и сахара – имбирный корень, цедра лимона и… перец чили.


Обратим внимание: нарезанный ревень вначале ставится на  огонь без добавления сахара.

Тем временем все прочее нарезается мелкими кусочками и  добавляется к ревеню.


Внимание! Только после того, как нагреваемая смесь начинает кипеть и подпрыгивать, к ней добавляется сахар. Еще немного подержать на огне – и можно дегустировать.

 

Этот мастер-класс можно рассматривать как затравку к  ожидаемому вскоре событию. В Муранове уже несколько лет – сложилась традиция – проводится «День варенья». В этом году их будет целых два – 11 и 12 августа. А  18 августа ожидается еще один праздник – «Яблочный спас». Подробности ищем на  музейном сайте

 

Между тем в ближайшие выходные (11 и 12 августа) ожидается и  музыкальный фестиваль, посвященный Федору Шаляпину. Он пройдет в селе Гагино Сергиево-Посадского района. Подробности – здесь.

В Зарайске 12 августа – «День зарайского огородника». Праздник пройдет в Доме-музее Анны Голубкиной (дед скульптора как раз огородником и был). Подробности – на сайте Зарайского музея-заповедника

В чеховском музее-заповеднике Мелихово 18 августа – праздник «Три Спаса» (отмечают сразу Медовый, Яблочный и Хлебный). Подробности на  музейном сайте

Праздник «Спас в Спасе» пройдет 19 августа в селе Спас-Угол, где расположен Музей Салтыкова-Щедрина.

А в Абрамцеве 19 августа – праздник «Венец лета». Подробности здесь

 

И это, разумеется, далеко не все, что устраивается летом в  подмосковных музеях. Следите за новостями – обычно эта информация есть на  сайтах соответствующих музеев.

04 августа 2018

Архстояние — 2018

В Никола-Ленивце прошел очередной, уже традиционный фестиваль «Архстояние». В этом году его девиз – «Со-здание».

 

Хедлайнер нынешнего фестиваля – строение по проекту архитектора Александра Бродского.

 

Называется «Вилла ПО-2». ПО-2, чтоб было понятно – это известные еще с советского времени бетонные плиты для заборов. Здесь же ими обшит деревянный домик.

 

Создатели виллы – Александр Бродский и Антон Тимофеев – видят в этой стилистике отсылку к  Палладио.

 

Рядом представлена фотовыставка Алексея Кренделя – коллекция бетонных орнаментов.

 

В программе фестиваля этого года – немало концертных программ (музыка – от Кейджа до репертуара деревенских свадеб) и перформансов.

 

Театральный спектакль тоже можно показать прямо в лесу.

 

Здесь же кинопередвижка – сеанс, естественно, поздно вечером.

 

Демонстрируется виртуальный русский павильон для архитектурной биеннале в Венеции. На фоне объекта «Стена сарая».

 

А вот «Звуковая тропа». Все на самом деле просто – металлические трубы разной толщины и длины, звук из  которых можно извлекать обычной палочкой. Ну, а темп – по желанию прохожего.

 

А это «Скорая тропа». Обувь снимайте, пожалуйста. И держите равновесие.

 

Лекционная программа также в наличии.

 

Ну, а одним из главных событий этого года стал «Архифутбол». Играют архитекторы (и да, дамы тоже). Дизайн ворот – в фирменной манере Никола-Ленивца.

 

Фестиваль длился три дня. Приехавшие на весь срок жили в основном в палатках – ну, а погода в этом году благоприятствовала.

 

Напомню, однако, что приехать и осмотреть никола-ленивецкие арт-объекты можно в любое время, не  дожидаясь следующего фестиваля. Некоторые подробности смотрим здесь, а также на сайте самого Никола-Ленивца

 

Между тем с  произведениями никола-ленивецких промыслов сейчас можно познакомиться и в Москве. В галерее «Пересветов переулок» проходит выставка «Труд будущего – искусство». В экспозиции соединены произведения как ручного труда, так и  высокотехнологичные.

 

Виктор Васнецов и архитектура. Казалось бы, это имя связано у большинства прежде всего с живописью. Однако именно архитектурной теме в его творчестве посвящена выставка, открывшаяся в музее храма Христа Спасителя в  Москве.

 

Вы спросите, какое отношение все это имеет к передаче «Путешествие по Подмосковью». Между тем, самое прямое. Первые архитектурные опыты Васнецова связаны с подмосковной усадьбой Саввы Мамонтова в Абрамцеве. А  конкретно – с усадебной церковью.

 

Историю ее появления рассказывают следующим образом: как-то раз гости, оказавшиеся в усадьбе мецената Саввы Мамонтова как раз перед Пасхой, не смогли из-за разлившейся реки отправиться на праздничное богослужение в  Сергиев Посад или хотя бы расположенный ближе город Хотьково. Вот тогда и  возникла мысль – построить церковь непосредственно в усадьбе. А вслед за идеей возник и своеобразный конкурс – в котором в результате победу одержал проект, предложенный Виктором Васнецовым.

 

Но конечно, абрамцевская церковь – в определенном плане плод коллективного творчества мамонтовского художественного кружка. Иконостас и  киоты были выполнены по эскизам Василия Поленова. Иконы писали Репин, Неврев, Васнецов, Василий и Елена Поленовы. Скульптор Антокольский создал барельеф, Михаил Врубель поставил изразцовую печь. В экспозиции наряду с васнецовскими представлены эскизы и этих авторов.

 

Среди икон в абрамцевской церкви модно видеть и написанные самим Виктором Васнецовым.

 

Церковь в Абрамцеве не так давно была отреставрирована (о чем подробнее – здесь). 

Но для самого Виктора Васнецова этот первый архитектурный опыт не остался единственным. Там же, в Абрамцеве, им была построена беседка в  фольклорном стиле – «избушка на курьих ножках».

 

Московский дом Васнецова, сейчас его же музей, тоже был самим художником спроектирован. Наконец, по его эскизам выполнен знаменитый фасад Третьяковской галереи, здания в Лаврушинском переулке.

А на нынешней выставке демонстрируется еще и серия фотографий, отразивших важный этап в работе художника – роспись интерьеров Владимирского собора в Киеве.

 

Это тоже материалы из фондов музея-заповедника Абрамцево. Причем материалы, оказавшиеся здесь еще в мамонтовские времена. Представлены, в  частности, любительские кадры, запечатлевшие Виктора Васнецова за работой,

 

Но здесь же – и профессиональные кадры интерьеров, выполненные в конце XIX века.

 

Выставка «Виктор Васнецов: радость архитектурного творчества» приурочена к 170-летию со дня рождения художника и пройдет в музее Храма Христа Спасителя в течение месяца.

 

Однако что-то, а архитектуру все-таки надо видеть вживе. Что надо постараться сделать и для васнецовских работ.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире