moscowhelsinkigroup

Московская Хельсинкская Группа

13 марта 2019

F

Депутаты Государственной думы 12 февраля приняли в первом чтении законопроект № 608767-7 сенатора Андрея Клишаса об изоляции российского сегмента интернета. Против законопроекта выступили представители всех фракций, кроме «Единой России». Положения законопроекта раскритиковали технические эксперты, юристы и правозащитники, которые серьезно обеспокоены созданием новой системы ограничения конституционного права граждан на доступ и распространение информации. Законопроект вызвал широкий общественный резонанс.

13 марта в Госдуме пройдет второе чтение закона об изоляции Рунета от мировой Сети, в ходе которого он может быть принят.

Общественные организации России проводят кампанию против изоляции Рунета, призывая не принимать законопроект о суверенизации российского сегмента интернета без широкого общественного обсуждения. Московская Хельсинкская Группа присоединилась к кампании и направила в Госдуму обращение по поводу недопущения принятия в нынешнем виде законопроекта о суверенизации Рунета.

Как отмечают правозащитники, в пояснительной записке к законопроекту указано, что его принятие необходимо в целях создания защитных мер для обеспечения долгосрочной и устойчивой работы сети Интернет в России, повышения надежности работы российских интернет-ресурсов, однако предлагаемые в законопроекте меры не соотносятся с необходимыми действиями для достижения заявленных целей. В законопроекте и пояснительной записке к нему не разъясняется необходимость правовой имплементации норм по регулированию использования доменов, путем создания национальной системы получения информации о доменных именах и (или сетевых адресах) при существующих возможностях использования альтернативных корневых DNS-серверов.

Вместе с тем анализ законопроекта позволяет сделать вывод, что его принятие повлечет создание новых правовых рисков как для самих пользователей, так и для владельцев вебсайтов, онлайн сервисов и мобильных приложений.

Правозащитники указывают на высокую важность принимаемого регулирования, а также отмечают озабоченность российских пользователей и IT-компаний предлагаемыми мерами, реализация которых приведет к ограничению конституционного права на доступ и распространение информации и возможно к существенному повышению стоимости интернет-услуг.

Московская Хельсинкская Группа, вместе с другими участниками кампании, призывает депутатов Госдумы инициировать публичное слушание через интернет законопроекта № 608767-7 с привлечением к открытому общественному обсуждению граждан России, общественные организации и ассоциации интернет-компаний, экспертные отраслевые сообщества и научные круги. Правозащитники напоминают, что прецеденты таких общероссийских обсуждений законопроектов уже были в нашей стране, например, когда на онлайн-площадках были выставлены для приема замечаний от граждан проекты законов о полиции и рыболовстве.

Оригинал

24 февраля в Москве состоялся «Марш памяти Бориса Немцова» — мирное массовое публичное мероприятие в форме демонстрации. Московская Хельсинкская Группа направила на мероприятие гражданских наблюдателей для фиксации хода акции, реакции властей на нее и контроля за соблюдением прав граждан. По итогам наблюдения подготовлены предварительные выводы и рекомендации органам власти.

С удовлетворением отмечаем, что у наблюдателей не возникло претензий непосредственно к сотрудникам правоохранительных органов, привлеченным для охраны общественного порядка в ходе проведения демонстрации. Наша оценка принятых мер по обеспечению свободы мирных собраний, а также выводы и рекомендации адресованы представителям органов исполнительной власти Москвы, отвечающим за принятие решений об администрировании массовых мероприятий.

В первую очередь обращаем внимание на организацию доступа участников на демонстрацию. Рамки металлодетекторов, несмотря на их немалое число (30), а также тщательный осмотр личных вещей значительно замедляли проход участников на демонстрацию, в результате перед рамками образовалось плотная масса людей. Таким образом, был достигнут результат, прямо противоположный декларируемому, и созданы дополнительные риски для участников массового мероприятия. Кроме того, сотрудники правоохранительных органов, действуя в соответствии с полученным приказом,  установили ограничения по времени доступа участников мероприятия, чем создали искусственный очаг напряженности и фактически ввели запрет на присоединение к акции после определенного времени. Граждане, пришедшие на марш около 14:30, не смогли реализовать свое конституционное право на свободу собраний. При этом приказ, который служил основанием для подобных ограничений и фактически регулировал ход публичного мероприятия, перекрытие движения транспорта, места прохода пешеходов-участников шествия, предварительно с организаторами не обсуждался, его детальное содержание было им неизвестно.

Схожим образом, ограничивает право граждан на свободу собраний практика установления ограждений вдоль маршрута шествий и демонстраций без возможности присоединиться к массовому публичному мероприятию вне основного пункта пропуска на него. Напомним, что публичное мероприятие — открытая, мирная, доступная каждому акция, что предполагает возможность присоединиться к ней любым гражданам, разделяющим цели акции, в любое время и в любом месте, а если это шествие или демонстрация — на всей протяженности маршрута.

На наш взгляд, этих проблем можно было бы избежать при наличии конструктивного диалога между организаторами массового публичного мероприятия и представителями органов власти, ответственными за поддержание общественного порядка. К сожалению, Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», вводя в юридический оборот понятие согласования, не разъясняет, что под ним подразумевается. В результате представители исполнительной власти зачастую трактуют согласование как диалог между просителями и начальством. В то же время Руководящие принципы по свободе мирных собраний, подготовленные советом экспертов БДИПЧ ОБСЕ, рекомендуют определить четкую и прозрачную процедуру взаимодействия между организаторами массового публичного мероприятия и органами исполнительной власти, а также обеспечить достаточный доступ широкой общественности к достоверной информации о публичных мероприятиях. Мы призываем московские власти осознать свою ответственность в сфере прав человека и начать действовать в соответствии с данными принципами.

Призываем полицию и войска Национальной гвардии обратить внимание на подходы, закрепленные в руководстве «Права человека и обеспечение правопорядка во время публичных собраний», подготовленном по запросу БДИПЧ ОБСЕ ведущими экспертами по мерам полицейского реагирования из разных стран. Целью действий правоохранительных органов должно быть избежание возникновения или эскалации конфликтов, в т.ч. через прямую коммуникацию с организаторами, оказание им содействия, донесение информации о своих намерениях, приверженность правилу «без неожиданностей».  Следование этим подходам позволит выполнить и ключевые задачи по содействию в реализации права на свободу собраний, и задачи по охране общественного порядка.

10 февраля в Москве состоялось мирное массовое публичное мероприятие под названием «Марш материнского гнева».

Московская Хельсинкская Группа направила на «Марш материнского гнева» гражданских наблюдателей для фиксации хода акции, реакции властей на нее и контроля за соблюдением прав граждан.

По итогам наблюдения МХГ подготовила предварительные выводы и рекомендации органам власти.

В качестве положительного момента стоит отметить то, что сотрудники полиции дали шествию состояться, несмотря на то что в его согласовании было отказано. Полицейские не угрожали задержаниями, не оказывали психологического давления своим избыточным числом и обмундированием, а на ряде участков сотрудники ДПС регулировали переход через проезжую часть.

В ходе шествия наблюдатели зафиксировали участников контракции (около 10 человек) с повязками цвета гвардейской ленты на рукавах, которые скандировали лозунги, обратные по содержанию лозунгам участников марша (фото 1фото 2). Возле дома номер 11 на Никитском бульваре группа из 2-3 участников контракции агрессивно выхватила и порвала плакат у одного из участников шествия, тем самым спровоцировав конфликт. Полицейские оперативно вывели из толпы двух участников контракции, спровоцировавших конфликт вокруг плаката, впоследствии они были задержаны (фото 3).

Наряду с этим, наблюдатели обратили внимание на следующие негативные моменты:

  • В ряде случаев сотрудники ДПС никак не регулировали движение участников, хотя имели такую возможность, в результате появлялись пробки из автомобилей и риск ДТП. Пример — действия сотрудников в районе дома 27с6 по Тверскому бульвару (фото 4фото 5).
  • Отдельные сотрудники полиции, особенно старшие по званию и должности, при несении службы в общественном месте позволяли себе не носить нагрудные знаки, допуская прямое нарушение закона о полиции. (фото 6фото 7фото 8)
  • На группу участников контракции полиции следовало обратить внимание заранее и либо отделить её от участников марша, либо присутствовать рядом, чтобы избежать столкновения с основной группой участников.
  • Задержание двух участников контракции, вырвавших плакат и спровоцировавших конфликт, возможно, было избыточным — целей предотвращения дальнейшей эскалации и/или привлечения к ответственности можно было добиться менее жесткими мерами.
  • Непонятны правовые основания непрерывной видеосъёмки пришедших на марш, которую вели сотрудники полиции и/или иных правоохранительных органов в штатском, которые при этом отказывались представляться и объяснить цели записи и то, как она будет храниться и использоваться в дальнейшем.

Наблюдатели МХГ готовы к согласованию выводов и рекомендаций с другими присутствующими на марше наблюдателями. Группа также намерена направить соответствующие запросы ответственным органам власти.

Отдельно стоит отметить, что в ходе согласования «Марша материнского гнева» проявился недостаток российского законодательства, в принципе не допускающий проведения публичного мероприятия в форме шествия ранее чем за 10 дней с момента подачи уведомления. В недавнем прошлом известны примеры согласований и в меньшие сроки (например, инициированные государственными органами митинги «Вместе против террора» 8 апреля 2017 года и т.п.). Подобную практику согласований в более короткие сроки следует распространить на любые мирные собрания, особенно на те, которые возникают в ответ на события, требующие срочной реакции. В своем заявлении накануне марша МХГ обращала внимание на соответствующие международные стандарты и практику. Как свидетельствует и прошедшее шествие, у представителей государства есть возможность обеспечить безопасность участников и реализацию их права, даже при условии более короткого срока уведомления. МХГ выражает сожаление, что представители администрации, ответственные за рассмотрение уведомления, ограничились формальным отказом, не пойдя на диалог с организаторами и возложив на полицию обязанность разбираться с последствиями. Очевидно, что необходимы согласительные процедуры, позволяющие избегать подобных конфликтных ситуаций.

Оригинал

10 февраля в Москве и ряде других российских городов планируется проведение мирного массового публичного мероприятия под названием «Марш материнского гнева», в котором в том числе намерены принять участие члены Московской Хельсинкской Группы.

Поводом для акции стало заключение под домашний арест Анастасии Шевченко, политической активистки, координатора «Открытой России» в Ростове-на-Дону и многодетной мамы и одновременная смерть в больнице ее старшей дочери, нуждающейся в особом уходе. 

Чрезмерность меры пресечения, невнимание к особенностям семейного положения Шевченко, бесчеловечность правоохранительной системы, да и сам факт преследования (уже на этом этапе приведший к трагическим последствиям) за действия, общественной опасности не представляющие, возмутили многих. Несколько женщин заявили о проведении «Марш материнского гнева» и призвали граждан продемонстрировать властям свое несогласие с нарастающими репрессиями в отношении политических оппонентов, потребовать прекратить преследование Анастасии Шевченко и освободить политзаключенных.

Организаторы не успели подать уведомление о проведении массового публичного мероприятия в установленные законом сроки, и власти Москвы, сославшись на формальное несоответствие требованиям законодательства, отказали в согласовании шествия.

В то же время, в соответствии с международными стандартами прав человека на властях лежит обязанность содействовать проведению собраний, даже формально не согласованных с властями, в т.ч. проводимых стихийно в ответ на знаковые для общества события. Европейский суд по правам человека неоднократно указывал, что разгоне таких собраний «на основании лишь отсутствия требуемого предварительного уведомления, и при том, что его участники ведут себя в соответствии с законом, является непропорциональным ограничением свободы мирных собраний». В Руководящих принципах по свободе мирных собраний, подготовленных советом экспертов БДИПЧ ОБСЕ по вопросам свободы собраний и Венецианской комиссии Совета Европы возможность реагировать мирно и незамедлительно (спонтанно) на определенные события и эпизоды является важным элементом свободы собраний. Стихийные собрания следует рассматривать как ожидаемое (а не исключительное) проявление здоровой демократии. Следовательно, государственные органы обязаны защищать любые стихийные собрания и способствовать их проведению при условии, что они носят мирный характер.

Московская Хельсинкская Группа призывает московские власти и правоохранительные органы действовать исключительно в рамках Конституции и международных норм, предписывающих государствам вне зависимости от наличия или отсутствия согласования при проведении мирной публичной акции предпринимать меры для обеспечения права на свободу мирных собраний.

Московская Хельсинкская Группа направит на «Марш материнского гнева» гражданских наблюдателей для фиксации хода акции, реакции властей на нее и для выполнения важной правозащитной функции контроля за соблюдением прав граждан. Нам известно также, что на акции будут присутствовать наблюдатели и других правозащитных инициатив, с которыми планируем взаимодействовать.

Оригинал

21 января состоялось Общее собрание членов Московской Хельсинкской Группы. Члены организации подтвердили свою готовность продолжать ту линию работы и те традиции, которые были заложены Юрием Орловым, Людмилой Алексеевой и их соратниками еще в 1976 году при создании МХГ.

Была подчеркнута приверженность основной цели МХГ, сформулированной в Уставе следующим образом: «Содействие практическому выполнению гуманитарных статей Заключительного акта Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года, принятых в его развитие международных соглашений, а также всех остальных международно-правовых обязательств Российской Федерации в области прав человека». Одна из ключевых задач – разрядка международной напряженности и продвижение европейского выбора развития страны, в т.ч. и во взаимодействии с международными институтами по защите прав человека в рамках ООН, ОБСЕ, Совета Европы.

Члены МХГ подтвердили свою готовность в повседневной правозащитной деятельности содействовать развитию правозащитного движения в Российской Федерации и на пост-советском пространстве, откликаться на общественно значимые события и на системные проблемы, связанные с нарушением политических, гражданских и социальных прав человека, выстраивать для этих целей взаимодействие с государственными правозащитными институтами, напоминая им об их задачах и функциях и содействуя их выполнению.

Общее собрание избрало трех сопредседателей Московской Хельсинкской Группы. Ими стали Вячеслав БахминВалерий Борщев и Дмитрий Макаров.

Вячеслав Бахмин


Валерий Борщев


Дмитрий Макаров


Оригинал




Совет Московской Хельсинкской Группы заявил о неприемлемых действиях сотрудников полиции на шествии памяти убитых 10 лет назад адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой в Москве 19 января.

Заявление Совета МХГ о неприемлемых действиях сотрудников полиции 19 января 2019 года

19 января 2019 года на ежегодном публичном мероприятии, посвященном памяти убитых неонацистами адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, сотрудники полиции задержали 4-х людей, не представляющих угрозы, допустили в отношении них множественные нарушения, по состоянию на 20 января продолжают удерживать их в отделении, лишая доступа к защитникам.

Ежегодная акция 19 января была приурочена к десятой годовщине политического убийства Маркелова, связанного с профессиональной деятельностью адвоката и правозащитника, «перешедшего дорогу» как российским неофашистам, так и некоторым представителям отечественных силовых структур, ответственным за жертвы среди мирного населения во время конфликтов в Чечне. Акция памяти всегда носила исключительно мирный характер, ставя своей целью призыв противостоять национализму, ущемлению прав и свобод людей по признакам национальности, убеждений, религии, социального положения, сексуальной ориентации и другим. По установленной законом процедуре мероприятие было своевременно согласовано с ответственными органами власти.

Около 15.40 на Гоголевском бульваре полицейские потребовали свернуть «радужный флаг» ЛГБТ-сообщества, развернутый активистом Игорем Ясиным. Среди задержанных в итоге оказались Игорь Ясин, Дмитрий Борисенко, Михаил Комраков, а также сотрудник Московской Хельсинкской Группы Николай Кретов, задававший вопросы по поводу оснований задержания. В момент задержания Николая грубо вытолкнули на проезжую часть, в автозаке нанесли 2-3 удара в область спины, оскорблениям подверглись все четверо схваченных. Николай утверждает, что один из полицейских заявил: «Была бы моя воля, я б тебя убил».

Нарушения продолжились в отделении, где на протяжении нескольких часов к задержанным не допускали защитников, а одному из адвокатов так и не дали ознакомиться с материалами дела, утверждая, что они все будут доступны только в суде. Сотрудники полиции не справились с задачей составления протокола в кратчайшие сроки (не позднее 3 часов с момента задержания), и все задержанные были оставлены в отделении до суда в понедельник 21 января 2019 года.

Наряду с обвинением в нарушении установленного порядка проведения публичного мероприятия (ст. 20.2 КоАП) задержанным вменяют также «невыполнение законных требований сотрудников полиции» (ст. 19.3 КоАП), по сути пытаясь привлечь дважды за один и тот же эпизод.

Подобными действиями сотрудники полиции демонстрируют пренебрежение к закону, непрофессионализм и несоответствие задачам по обеспечению правопорядка, поскольку лишь спровоцировали конфликт на публичном мероприятии. Задержание носило избыточный характер, а оставление на двое суток под стражей до суда не было необходимым. То, что на протяжении многих часов задержанные были лишены права на защиту, еще более усиливает ощущение произвола и неравенства сторон. Особенно возмущает, что сотрудники полиции оказываются не способны ни сдерживать своих эмоций, ни контролировать применение силы, ни своевременно и грамотно оформить процессуальные документы.

Мы призываем государственные структуры в кратчайшие сроки восстановить законность, справедливость, освободить задержанных 19 января и полностью прекратить какое-либо их преследование!

Совет Московской Хельсинкской Группы

Оригинал   
На фото задержанные на акции 19 января в ОМВД по району Арбат

Дорогие друзья!


Митинг гласности 22 декабря 2018 года на Пушкинской площади не согласован. Свобода мирных собраний и выражения мнений в очередной раз проигнорирована властями.

Свобода мнений, свобода слова, свобода собраний — несущие опоры правового демократического государства. Государственные органы должны с пониманием и терпением относится к стремлению граждан с помощью этих гарантированных конституцией форм общественной активности довести свое мнение до общества и до них, поскольку признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства, права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Причем особенно важно в демократическом государстве, чтобы были выслушаны те, чьи мнения и идеи будоражат, тревожат, шокируют и даже возмущают большинство населения или органы власти. Именно такого рода идеи должны быть поняты, потому что именно в этом заключается одна из гарантий незыблемости демократии в стране.

Митинг гласности — как раз об этом. Мы хотим объяснить властям, что они должны слышать мнение граждан, независимо от того, нравится оно им или нет, и должны проявлять уважение к мнению своих граждан.

Место проведения митинга выбрано неслучайно. Именно на Пушкинской площади 5 декабря 1965 года состоялся первый Митинг гласности, отсюда начинается история российского правозащитного движения.

Предложение о переносе Митинга гласности с Пушкинской площади в парк Сокольники, которое нам сделало правительство Москвы, — это неуважение к воле и мнению организаторов, неуважение к правозащитникам, неуважение к людям.

Власти Москвы попытались найти компромисс и в последний день предложили нам перенести митинг к Стене скорби, поставив нас в такие условия, что мы физически не можем за оставшееся до его начала время провести все организационные мероприятия для обеспечения законного хода митинга.

В свете сказанного мы вынуждены заявить, что 22 декабря на Пушкинской площади не будет ни свободы собраний, ни свободы слова, а будет организованное московскими властями мероприятие под названием «Новый год в московских традициях».

Мы просим извинить нас за то, что не зовем вас на Пушкинскую площадь, поскольку не можем гарантировать вашей безопасности. Мы не можем гарантировать, что не будет задержаний, штрафов и арестов, так как любое наше появление на площади будет считаться нарушением российского законодательства. И мы только что в очередной раз убедились, что суды практически всегда встают на сторону исполнительной власти, криминализуя практически любые попытки граждан, критически оценивающих деятельность властей, реализовать свое конституционное право на свободу мирных собраний. Тысячи россиян продолжают испытывать не себе, как правосудие «обеспечивает» права и свободы человека и гражданина и как государство «выполняет» свою обязанность, соблюдая и защищая права человека.

Мы решили, что начнем готовиться к большому правозащитному митингу после Нового года. И мы будем добиваться от властей прозрачной, понятной и, главное, реальной процедуры согласования. И мы надеемся, что власть повернется к нам лицом.

С верой в наш общий успех,
Организаторы Митинга гласности


Оригинал

Несколько правозащитных организаций подали в мэрию Москвы уведомление о проведении 22 декабря публичного мероприятия на Пушкинской площади — «Митинга гласности — 2018», посвященного годовщине первого правозащитного митинга, проведенного 5 декабря 1965 года именно на Пушкинской площади.

Поскольку в своем ответе мэрия указала, что на заявленном месте будет проводиться иное публичное мероприятие, мы выразили готовность согласовать с его организаторами возможное разведение акций во времени либо их проведения в разных частях Пушкинской площади. Однако никакой реакции на наше предложение от мэрии до сих пор не поступило.

Считаем, что бездействие московских властей следует расценивать как уклонение от исполнения ими своих обязанностей оказывать содействие организаторам публичного мероприятия в том числе в подготовке к нему. При этом мы видим, как на Пушкинской площади возводятся различные конструкции, и опасаемся, что это также станет предлогом для дополнительных ограничений.

Само слово «согласование» означает процесс, в ходе которого органы власти и организаторы публичного мероприятия на равноправной основе путем диалога пытаются найти взаимоприемлемое решение. Одностороннее уведомление о невозможности проведения акции в заявленном месте ничего общего с согласованием не имеет. Более того, сложившаяся практика, когда возможность проведения публичного мероприятия (и даже агитации участия в нем!) целиком и полностью зависит от усмотрения властей, то есть по сути превратившая уведомительный порядок в разрешительный, ведет к необоснованному ограничению конституционного права граждан «собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Не говоря уже о том, что организаторы публичного мероприятия и органы власти изначально поставлены в неравноправное положение. Если первые вынужденные следовать установленной процедуре, подвергаться риску административной ответственности за распространение информации о мероприятии, то последние вольны сами определять сроки и формы ответов, не связаны никакими правилами и процедурами достижения согласования.

Таким образом, очевидно, что проблема с реализацией гражданами конституционного права на свободу мирных собраний носит системный характер, о чем подробно говорится в докладе ОВД-Инфо «Искусство запрещать: как устроено несогласование митингов и других протестных акций».

 

Заявители «Митинга гласности»:

Светлана Астраханцева, Московская Хельсинкская Группа

Алла Фролова, ПЦ «Мемориал»

Наталья Звягина, Amnesty Internetional

Светлана Ганнушкина, Комитет «Гражданское содействие»


Оригинал

Представители пяти правозащитных организаций подали уведомление о проведении «митинга гласности» на Пушкинской площади в Москве 22 декабря. Московские власти им отказали. Правозащитники намерены вести переговоры с властями и подавать в суд, передает ОВД-Инфо.

Цель митинга — «привлечение внимания общества и власти к необходимости» защиты свободы слова и свободы собраний». Организаторы — Московская Хельсинкская Группа, Правозащитный центр «Мемориал», Amnesty International, Комитет «Гражданское содействие» и движение «За права человека» — подали уведомление о проведении 22 декабря «митинга гласности» на Пушкинской площади в Москве. 12 декабря заявители получили ответ от московского Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции: на Пушкинской площади митинг провести будет нельзя, поскольку в тот же день на том же месте запланировано проведение другого мероприятия. Какого — чиновник департамента не указал. Вместо Пушкинской площади правозащитникам посоветовали отправляться в парк «Сокольники».

Организаторы «митинга гласности» с предложением не согласились и собираются настаивать на том, чтобы мероприятие состоялось именно на Пушкинской площади.

По словам одной из заявителей мероприятия, исполнительного директора Московской Хельсинкской Группы Светланы Астраханцевой, для организаторов важны три составляющие: дата, место и тематика.

Идея провести «митинг гласности» возникла, в частности, как ответ на ареструководителя движения «За права человека», члена Московской Хельсинкской Группы Льва Пономарева: суд постановил арестовать его на 25 суток (позднее срок был сокращен до 16) за призыв прийти на несогласованную акцию в поддержку обвиняемых по делам «Нового величия» и «Сети». «По нашему мнению, Лев Александрович сидит за попытку защитить свободу слова и свободу собраний, поэтому мы запланировали митинга на следующий день после его выхода», — говорит Астраханцева.

Само место имеет особое значение для правозащитников в связи с тем, что 53 года назад, 5 декабря 1965 года, на Пушкинской площади прошел первый «митинг гласности», идеологом проведения которого был математик Александр Есенин-Вольпин, один из лидеров диссидентского движения в СССР. (К 50-летию митинга ОВД-Инфо публиковал письмо Есенина-Вольпина о проблеме свободы собраний в стране.)

В настоящее время организаторы митинга подали в мэрию предложение о согласовании места проведения митинга. «Основание, по которому нам не дают провести мероприятие на Пушкинской площади, для нас непонятно, — говорит Астраханцева. — Нам просто сказали, что есть некое «другое мероприятие». Возможно, в нем будут участвовать всего пять человек, а может быть, оно такое же общественно значимое, как наш митинг в поддержку фундаментальных прав человека. Мы пытаемся добиться диалога с московскими властями, чтобы они провели реальную процедуру согласования, а не просто давали отписку без конкретики. Мы хотели быть пригласить организаторов второго мероприятия на трехсторонние переговоры. Может быть, нам удастся развести мероприятия по времени или провести их в разных точках площади. Мы действуем в соответствии с российскими и международными правовыми нормами. Хотим личным примером показать, как власть должна действовать при согласовании мероприятия».

Одновременно правозащитники намерены обжаловать в Тверском районном суде Москвы отказ властей в согласовании митинга. По словам юриста Московской Хельсинкской Группы Николая Кавказского, одна из основных претензий заключается в том, что Департамент региональной безопасности фактически не предложил организаторам альтернативного места. Парк «Сокольники» является гайд-парком, и по закону проведение в нем митинга с числом участников до полутора тысяч человек вообще не требует согласования (в уведомлении на проведение «митинга гласности» на Пушкинской площади было указано количество до тысячи человек). Поэтому такая площадка в рамках процедуры согласования мероприятия рассматриваться не может.

Но и идея правозащитников провести митинг на Пушкинской площади в соответствии с исторической традицией и целями мероприятия также может быть важным аргументом в суде. Кавказский ссылается на постановление Пленума Верховного суда 26 июня 2018 года, в котором говорится, что орган публичной власти обязан предоставить организаторам мероприятия место и время, которые обеспечивали бы достижение правомерных целей и соответствовали социально-политическому значению мероприятия. «Мы считаем, что достичь цели мероприятия в другом месте невозможно», — говорит юрист. Кроме того, в решении Европейского суда по правам человека по жалобе «Лашманкин и другие против России» о нарушении права на проведение разных мероприятий 2009–2012 годов говорится, что свобода собраний включает в себя право на выбор места, времени и формы проведения мероприятия, а вмешательство власти в этот процесс представляет собой ограничение права на свободу собраний, гарантированного статьей 11 Европейской Конвенции о защите прав человека.

Несмотря на то, что в последнее время согласовать мероприятие в центре Москвы становится все труднее, организаторы надеются, что им удастся добиться цели. «Мы считаем, что в юбилейный год Всеобщей декларации прав человека, юбилейный год Конституции Российской федерации тематика прав человека общественно значима и очень актуальна. Мы слышим много правозащитной риторики в органах власти, издается много документов, связанных с тематикой прав человека. Организаторы мероприятия — только правозащитники: мы показываем, что здесь нет никакой политики, только права человека. Мы видим в московских властях своих союзников. Мы обращаемся к историческим истокам, тогда началось правозащитное движение. На наш взгляд, было бы неплохо найти поддержку со стороны Москвы», — подчеркивает Светлана Астраханцева.

ОВД-Инфо подготовил инструкцию о том, как можно обжаловать отказ в согласовании мероприятия.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире