moscowdoctor

Владимир Будянский, врач, Москва

04 февраля 2018

F
Всего 20 лет назад от этой болезни почти всегда умирали. Теперь выздоравливают 80-90% заболевших
И вот история:
Как китайцы, витамины и мышьяк совершили переворот в онкологии
В этом топике речь пойдет об АТРА – трансретиноевая кислота (одна из  форм витамина А). На глазах многих участников группы АТРА и чуть-чуть мышьяк изменили прогноз жизни больных с острым промиелоцитарным лейкозом.
До 1988 года и появление АТРА промиелоцитарный лейкоз (ОПЛ) был одной из самых тяжелых и плохо поддающихся лечению форм лейкемии, с грозными нарушениями свертывания крови, массивным кровотечениями и очень высокой смертностью.
Сейчас частота полных ремиссий при ОПЛ около 90% и примерно 80% выздоравливают от него полностью.
Что делает АТРА? Она «заставляет» молодые опухолевые клетки лейкоза «взрослеть» до нормальных здоровых клеток крови.
Как начиналось АТРА?
Начиналась с 50х годов прошлого века с активного использования виде мази для лечения угрей, и сейчас трансретиноин входит в большинство местных средств от акне и облысения (кстати, с облысением тот же самый механизм действия – взрослеют клетки волосяных луковиц)
Почему китайцы?
Они первые провели исследования и опубликовали в 1988 году работу по  исследованию лечения АТРА при промиелоцитарным лейкозе. Попытки использовать витамины, не только А, но и Д в лабораторных условиях появились раньше. Но именно китайцы, по слухам, из-за любви к морковке и  из-за нехватки средств на стандартное лечение ОПЛ в то время, применили эту форму витамина А.
Когда появилось в России?
АТРА впервые появилась в 1996 году, когда ее начали использовать в Гематологическом научном центре, где я тогда работал. Надо сказать, что для меня все началось с реанимационного больного и тяжелого осложнения АТРА синдрома, который тогда мы тоже увидели впервые.
Теперь АТРА используется почти везде.
Китайцы не остановились на витаминах
Китайцы также применили и начали использовать в лечении ОПЛ мышьяк, точнее триоксид мышьяка (АТО), которые входил в состав средств традиционной китайской медицины.
Именно АТРА (чуть позднее в комбинации с АТО) совершили переворот в лечении острого промиелоцитарного лейкоза. Подчеркну, что тяжелые формы лейкоза лечатся комбинацией современных химиопрепаратов, АТРА и АТО. Именно комбинация обеспечивает потрясающие результаты лечения
Вся история, для меня, похожа на зарождение фармакологии в  16 веке из ведьминых отваров и индийского хинина, с той разницей, что произошла на наших глазах.
Источник
Я хочу привлечь внимание к случившемуся с Еленой Мисюриной, известным врачом гематологом.
Черемушкинский районный суд приговорил Елену к 2 годам лишения свободы по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкших смерть»

Канва «дела» описана в МК от 25 января:

«В конце июля 2013 году в семейную клинику на улице Профсоюзная обратился тяжело больной 55-летний мужчина, по профессии плотник Он  болел врожденным сахарным диабетом, который спровоцировал рак крови и  простаты. Мужчине требовалось сложное исследование — трепанобиопсия (взятие проб ткани с повздошной кости таза). Пациент сдал все необходимые анализы и врачи не выявили противопоказаний к проведению данной процедуры.

Елена до этого случая провела около 20 тыс. подобных операций за свою врачебную практику. Сначала казалось, что все прошло успешно. Однако через несколько дней пациент умер. Правоохранители по этому факту возбудили уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкших смерть». Правоохранители выяснили, медик проткнула кровеносный сосуд иглой, что привело к гибели мужчины.»

Ситуация с Еленой получила огромный резонанс в медицинским сообществе, многие врачи восприняли данный приговор, как угрозу для своей дальнейшей профессиональной деятельности. В тоже время довольно много людей пишут о том, что если врач виноват, то его следует наказать и даже лишить свободы.

Сделаю небольшие пояснения о проведенной процедуре и возможных осложнениях.

Трепанобиопсия костного мозга — это простая и практически безопасная процедура. Она абсолютно необходима для того, чтобы поставить правильный диагноз и правильно лечить потенциально смертельное заболевание.

Её нельзя сделать настолько неправильно, чтобы нанести вред больному, это примерно тоже самое, как сделать неправильно внутримышечную инъекцию и вызвать смерть пациента

Осложнения, которое было у пациента, встречается исключительно редко — 1-2 на 10 000 процедур. В Западной медицинской литературе проводились очень большие исследования — более 60 000 больных, которые показали, что эти редкие осложнения предотвратить невозможно. В медицинских журналах публикуются единичные клинические случаи таких осложнений, в которых основное внимание уделяется диагностике и лечению данных осложнений.

Еше раз подчеркну, осложнение практически невозможно предотвратить.

Его развитие не зависит от врача и особенностей техники процедуры. Мне трудно, что-то говорить о последующем лечении этого осложнения, в котором Мисюрина не участвовала.

Но развитие кровотечения после трепанобиопсии — это просто случай, случайность -  несчастье для пациента и его семьи. А теперь и для врача, и конечно, ее семьи теперь.

В этом и ужас происходящего.

Врача осудили за несчастье. А это значит, что любой врач, просто подошедший к больному и что-то сделавший может быть осужден, если с  больным, что-то случилось по независящим от него причинам.

По этому и  возник такой резонанс в медицинском сообществе.

Кроме того, на мой взгляд, просто глупо и  подло приговаривать к реальному сроку неопасного для общества человека — врача, мать, жену.

Думаю это должно быть понятно, даже сторонникам кодекса Хаммурапи.

Опубликовано в RakaNet — лечение рака

Текст ниже — это комментарий к статье Антона Носика, появившейся сегодня на сайте ЭХО Москвы

Тема лечения за рубежом последнее время заинтересовала активную часть населения, которая следит за новостями. Поводов много, тут и лечение Иосифа Кобзона в Италии, и тематическое заседание ОНФ с выступлением президента Путина и рекомендацией чиновникам лечиться в России, и явное «улучшение» состояние нашего здравоохранения.

Попробую ответить на некоторые вопросы:

Сколько граждан РФ едут на лечение за рубежом, и сколько едут лечиться в Израиль?

Короткий ответ – никто точно не знает. Более длинный назывались разные цифры от  20 до 100 000 человек в год. Этот поток делится между Германией, Израилем и некоторыми другими Европейскими и Азиатскими странами.
Израильтяне публиковали данные о 9-12 000 медицинских туристов из России. Немцы писали, что к ним приезжает 20-30 000 человек в год на лечение со всех стран мира. Так что примерная цифра около 40-50 000 человек кажется разумной. Для сравнения более миллиона американцев ежегодно выезжают для лечения за границу
Последнее время большинство зарубежных клиник отмечают снижение пациентов из России на 40 -50%, связано это в первую очередь с повышением курса доллара
Сколько тратят на лечение за рубежом Российские пациенты?
По  моему опыту средний чек составляет около 15 000 долларов. Понятно, что вариативность очень большая, кто-то едет на очень дорогие процедуры трансплантацию костного мозга или печени, когда стоимость лечения начинается со 150 000 долларов/евро в месяц, а кто-то проходит обследование стоимостью 500— 1000 долларов. В среднем по-видимому Россияне тратят около 750 миллионов – 1 миллиарда долларов на лечение за  рубежом.

Лечение за рубежом – это бизнес на болезни и страдании?

Несомненно, лечение за рубежом – это бизнес и бизнес выгодный. В 2009 году мировой рынок лечения за рубежом составлял около 100 миллиардов долларов, по  прогнозам к 2017 году он увеличится до 228 миллиардов долларов. В  развитии медицинского туризма принимают участие правительства стран принимающих зарубежных пациентов, государственные и частные клиники, врачи  и агентства медицинского туризма.
Конечно, это деньги, зарабатываемые на болезни и желании людей получит лучшее или более дешевое лечение вне страны постоянного проживания. На мой взгляд, это не  сильно отличается от работы частных клиник или фармакологических компаний. На наших болезнях всегда и все зарабатывали и будут зарабатывать, как бы неэтично это не казалось многим людям.
Конечно, в  таком крупном бизнесе встречаются и жулики, и фирмы однодневки о  которых пишет господин Носик. Так же как и в любом другом бизнесе.

Может ли лечение за рубежом спасти, тех, кого не могут спасти в России?

Я  считаю, что в развитых странах за рубежом лечат намного лучше, чем у  нас. Причин для этого много и они вне рамок этого поста. Как правило, это сказывается на комфорте самого процесса лечения и качества жизни после лечения. Но спасти жизнь? Чудес от лечения за рубежом ждать не  нужно, их нет, просто очень хороший уровень медицины. Поэтому ответ следующий, в редких случаях, когда лечение в России было абсолютно неграмотным.
Чаще пациенты и родственники пациентов пытаются в  отчаянной ситуации схватиться за соломинку западной медицины. Солидные клиники берут таких пациентов неохотно и часто отказывают им в лечении.

Фонды и сбор денег

Я  с уважением отношусь к самоотверженности части людей, работающих в  фондах. Но почему деньги на лечение за рубежом нужно собирать именно  через них, не очень понимаю. По моим представлением все Российские фонды отправляют на лечение за рубежом относительно небольшое количество людей, менее 1000.  По сравнению с 50-70 000 выезжающих самостоятельно, это очень мало.

Цены, Израиль. Лечимся вместе.

Своим знакомым, едущим на лечение в Израиль я советую не обращаться напрямую в клиники, а идти через посредника и вот почему:
Израиль маленькая и почти социалистическая страна, по крайней мере, в плане медицины. В Израиле есть примерно несколько сотен врачей высочайшего уровня (кстати, процентов 30 из них наши бывшие сограждане, получавшие медицинское образование здесь). И примерно 7 крупных университетских клиник мирового уровня. Те самые Шиба, Адасса и Ихилов, которые перечисляет господин Носик. Так вот эти самые государственные клиники не  платят (точнее платят очень мало) за лечение зарубежных пациентов своим знаменитым врачам.
В результате человек, обратившийся в  государственную клинику обычно направляется не к ведущему врачу, а к тому который не может отказаться (как правило, это доктор 1-2 года обучения). Добавьте к этому довольно низкий уровень комфорта и очереди на процедуры в университетской клинике. Это не значит, что результат лечения будет намного хуже, сложные случаи все равно будет вести руководитель отделения, умереть не дадут, но комфорта частной клиники и  возможности выбора врача не будет.
Социализму в Израиле противостоят те самые знаменитые врачи и больница Ассута. Ассута (и некоторые другие клиники) – это частная больница, в которой могут практиковать все известные врачи Израиля, именно там они не зависят от расценок государственных клиник и назначают себя гонорар, который они считают адекватным за свою работу. Общая стоимость лечения при этом оказывается примерно такой же, как и в государственной клинике.
Что касается завышения цен, то в Израиле есть рекомендации по ценам на медицинские услуги, рекомендованные Минздравом Израиля. Ссылку на часть этих цен публикую здесь.

Не болейте :)


Оригинал
Печален путь врача в России. Причём врача любого уровня, независимо от знаний, опыта и даже занимаемой должности. Всё может поменяться быстро и неожиданно.

Еще недавно доктор, с приличной зарплатой, который думал, что он  занимается благородным делом, окруженный уважающими его коллегами и благодарными пациентами, вдруг может оказаться без работы и без средств к существованию.

Причин для этого может быть много, особенно у врача работающего в частной клинике. Но планы по реформированию Московского здравоохранения сделали нестабильной и работу в государственных медучреждениях.

Я оставлю за рамками этого поста вопросы о том нужна или не  нужна реформа здравоохранения, является ли необходимым закрытия части московских больниц и  сокращение значительного количества московских медиков. Насколько эффективными с экономической и качественной точки зрения будут планирующиеся меры. Вопросы это спорные, в медицинском сообществе есть и сторонники и критики действий московского департамента здравоохранения.

Но, похоже, есть факт, очевидный для всех: значительное количество московских медиков, врачей и медсестер, будут вынуждены сменить место и условия работы, свою медицинскую профессию, некоторые уйти из медицины. Многих ждет период финансовых проблем, в связи с потерей работы и зарплаты. Замечу, что многие из медиков проработали на одном и том же месте десятки лет.

У наших коллеги и их родных сложная ситуация и с финансовой и с моральной точки зрения и времена их ждут непростые.

Руководство Московского департамента здравоохранения заверило, что сокращаемым врачам будет предоставлена возможность переучиться бесплатно на новую «нужную» медицинскую профессию, а также что большинство врачей сможет найти себе работу в других медицинских учреждениях Москвы.

На мой взгляд, долг руководителей Московского здравоохранения провести процедуру сокращения и пере специализацию врачей корректно и максимально эффективно.

Теперь к делу:

Первое:
Необходимо очень четко представлять, сколько врачей и каких специальностей будут сокращены (данных пока не публиковалось)? Какое количество сокращаемых врачей получит предложение продолжить работу по аналогичной специальности, но в другом месте? Какое количество врачей будут вынуждены сменить медицинскую специальность, например, переучиться со специальности невролог на столь нужную в Москве специальность участкового врача или анестезиолога-реаниматолога? И наконец, какое количество врачей по подсчетам московского правительства будет вынуждено «уйти из медицины» совсем»

Второе:
Департамент здравоохранения Москвы заявлял, что все желающим будут предоставлена возможность переучиться и занять новые вакансии. На мой взгляд, эта одна из важнейших мер и сделано это из рук вон плохо.

Я попытался найти на сайте департамента информацию о курсах первичной переподготовки врачей. Длительность таких курсов 504 часа и именно таким образом врач может поменять медицинскую специальность (существует также возможность прохождения 2 годичной ординатуры, по новой специальности). Такой информации на сайте департамента я не нашел. Мне не понятно, что должен сделать врач, чтобы получить эту информацию. Приехать в департамент (как то не очень современно) и обратится в какой-то кабинет (а какой и к кому). Написать заявление?

Я считаю, что долг Департамента обеспечить следящее:

1) Начну с финансов – обеспечить сохранение средней заработной платы врача на период переобучения

2) Обеспечить бесплатность переобучения для сокращаемых врачей. Не декларативную бесплатность, а фактическую.

3) Обеспечить информационную четкость и  прозрачность системы переобучения: со списком специальностей, количеством мест на те или иные специальности, критериям отбора и т.д. Опубликовать это на сайте департамента в ближайшее время. Делается это просто, если для выполнения этой задачи нужны эксперты, то это как раз тот случай, когда их требуется взять.

4) Кадровая политика, должны быть сформирована централизованная и адекватная кадровая структура по предоставлению рабочих мест сокращаемым врачом. То, что есть на сайте Департамента в разделе вакансии – это позор. Примеров адекватных кадровых агентств и онлайн сервисов масса. Если мы собираемся реформировать московское здравоохранение, то хотя бы адекватную кадровую службу мы должны быть способны создать.

И наконец, призыв

И департамент и медицинское сообщество заявляет, что все мы  врачи и коллеги. Коллеги из департамента, это сложный и непростой момент, для массы врачей, которые честно работали, выполняли все государственные требования, имеют все необходимые сертификаты и по идее должны быть на столько  же защищены, как и врачи государственных больниц в развитых странах мира.

Постарайтесь провести эти сокращения, если вы считаете, что это необходимо – корректно, профессионально и по закону. Пожалуйста.
Те кто бывал за рубежом, наверняка видел врачебные кабинеты в  обычных домах, торговых центрах, офисных зданиях.
Называется это врачебной практикой и является основой системой оказания медицинской помощи населению. Сидит один врач или 2 врача, принимают пациентов в том числе и по государственным страховкам, оказывают помощь населению. Врачи выполняют свою работу и одновременно являются индивидуальными предпринимателями.

В России, сейчас (до революции это было общераспространенной практикой), это невозможно.

Недавние сообщения о планах по закрытию московских больниц и сокращению 7500 тысяч врачей и реакция врачебного сообщества еще раз показали: Врач в России абсолютно несвободная профессия

Положение врача очень похоже на положение крепостного крестьянина. Врач в России — раб государства или раб места, где он работает
1) Раб государства — врач может работать за нищенскую зарплату и почти  свободно менять место работы на похожее, с такой же нищенской зарплатой (теперь правда найти такое место будет сложнее)
2) Раб места — врач может найти место работы с более или менее приличной зарплатой, но практически не может его поменять: другое место с  достойной зарплатой найти очень сложно.

Вырваться из рабского круга удаётся единицам. Была бы в России частная врачебная практика — большинству.

Кто держит врача в рабском положении? Законодательство и медицинские чиновники.
Врач в России не может иметь свою практику потому что:

1) У нас нужно получать лицензию на помещение — которой нет на западе. А это дорого, сложно и корупционно (Вы ведь не удивлены? :)
2) Пациенты не хотят идти к врачу, который не может выписать больничный и социальные рецепты. Больничный на синем листочке с разводами, вообще наша придумка. В западных странах просто форма распечатанная на компьютере врачом
3) По ОМС больных не примешь, намучаешься с вхождением в систему и нужно держать отдельных администраторов для оформления.
То есть никаких возможностей для организация частной врачебной практики нет.
Почему? Почему эти прекрасные люди наши чиновники не отпускают часть врачей на «свободу»?
Почему провалился проект «врач у дома»? Почему врачебная палата (это я правда знаю не выходит с правильными инициативами?
Нет ответов
Похоже в Москве начались масштабные сокращения врачей и больничных коек. В ряде новостных публикаций, в том числе и на ЭХО, это называется реформой Московского здравоохранения.

Проблема в том, что реформа или сокращение медперсонала, которое затронет значительно количество москвичей, абсолютно не прозрачна.
Сколько больниц будет закрыто, какое количество коечного фонда исчезнет, сколько будет уволено врачей и медсестер? Ответов нет.

На страницах нескольких интернет ресурсов опубликован документ:
План график реализации структурных преобразований сети медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы в части высвобождения
имущества


Сам по себе документ очень интересен, все скоращаемые больницы описываются по показателям эффективности, включающих  выработку на персонал, квадратный метр помещения и даже квадратный метр земли в рублях, упоминается рейтинг больниц по этой выработке. Также указана заработная плата врачей, резко отличающаяся от данных официальной статистики.

В общем документ очень интересен. Хотелось бы получить разъяснения Московских чиновников поэтому поводу.
Хотелось бы получить комментарии организаторов Московского здравоохранения по поводу этого плана.

Смерть молодого человека на рейсе Барселона-Челябинск стала одной из самых обсуждаемых медицинских трагедий в СМИ.

Многие СМИ задаются вопросами, можно ли было спасти пациента, если бы все службы сработали грамотно: информация вовремя передана в медпункт, скорая бы стояла у трапа, а медицинские работники Шереметьево сработали бы более профессионально

Вопросы справедливые, но я думаю, что самый важный вопрос не был задан и не обсуждался.

Ответ на него чрезвычайно важен и понимание этого вопроса может предотвратить смерти в будущем.

Начну с главного: Только раннее применение специального прибора — дефибриллятора дает значимые шансы выжить при остановке сердца

А вопрос в следующем: На каком этапе реанимационных действий появился дефибриллятор и почему он не был применен.

Теперь короткое пояснение:

Остановкой сердца врачи называют прекращение сердечной деятельности, когда сердце не сокращается и не доставляет кровь к жизненно важным органам. Вариантов прекращения сердечной деятельности несколько. Расскажу об основных.

1) Фибрилляция желудочков сердца. Волокна мышцы сердца хаотически сокращаются. Сердце не прокачивает кровь. На электрокардиограмме фибрилляция выглядит вот так



2) Вариант второй — Асистолия. На мониторе прямая линия, которую так часто показывают в фильмах, электрической активности сердца не регистрируется.

Шансы выжить при асистолии, даже при грамотных реанимационных мероприятиях 0.2%. То есть из тысячи человек с асистолией потенциально могут выжить двое.

Отличить фибрилляцию желудочков и асистолию без монитора сердечной деятельности нельзя.

Выживаемость при фибрилляции желудочков составляет около 25-30% и может доходить до 75%, но только в одном случае, если в течении 5-15 минут после остановки сердца был проведен электрический разряд в область сердца — дефибрилляция.

Я повторю никакие, даже самые грамотные реанимационные мероприятия, включая непрямой массаж сердца, искусственное дыхание или введение препаратов не могут восстановить сердечную деятельность в значимом проценте случаев.

Реанимационные мероприятия важны по только по 2 причинам: они продлевают время в течении которого возможна эффективная дефибрилляция и облегчают дефибрилляцию.

Важно понять одно, несмотря на реанимацию, если не проведена дефибрилляция в течение 15 минут после остановки сердца выживаемость составляет доли процента.

Цель любых реанимационных мероприятий обеспечить, как можно более ранний анализ сердечного ритма и дефибрилляцию в случае необходимости.

Специально для этого были разработаны автоматические дефибрилляторы. Это приборы, которые при присоединении (приклеивании электродов к грудной клетке пациента) автоматически анализируют ритм и проводят разряд в случае необходимости.

Важно: Эти приборы специально созданы для того, чтобы их могли применить люди без медицинских знаний. Они имеют очень простой интерфейс и дают голосовые инструкции о последовательности действий.

Именно об этом типе дефибрилляторов говорит многие: : «... я заметил на Западе: практически в каждом аэропорту в коридорах на выходах и входах в самолёт, тут и там разбросаны дефибрилляторы. Они просто вмонтированы в стены, они стационарны».

На большинстве западных авиакомпаний такие дефибрилляторы есть и бортпроводники обучены их применению.

А теперь мои вопросы:
1) Вопрос к испанском перевозчику, Air Europa. Был ли на данном самолете автоматический дефибриллятор? Если дефибриллятор был, то почему он не применялся. Замечу, что его отсутствие является нарушением рекомендаций Европейского союза авиаперевозчиков и может служить предметом судебного разбирательства
2) Судя по заявлению Шереметьевской пресс службы, медики аэропорта прибыли на борт с исправным дефибриллятором. Почему он не был применен?

Я повторю, только раннее применение дефибриллятора (цель первые 5 минут после остановки сердца) дает значимые шансы выжить. Через 15 минут после остановки сердца шансы выжить и восстановить нормальную работу мозга минимальны (см рисунок в конце статьи).
В заключение:
Для того чтобы предотвратить подобные трагедии в будущем необходимо:
1) Наличие дефибрилляторов в общественных местах (как это сделано на Западе)
2) Обучение населения базовым реанимационным мероприятиям и применению дефибрилляторов (как на Западе)
3) Законодательные изменения, это уже вопрос к Минздраву и правительству — применение автоматических дефибрилляторов не прописано в должностных инструкциях многих групп медработников. Что фактически делает ненужной их закупки и не законным их применение. Так же нет никаких рекомендаций о возможности их применения не медиками, в том числе полицейскими, бортпроводниками и т.д. Для сравнения все американские бортпроводники и большинство полицейских прошли обучение по применению автоматических дефибрилляторов.

Картинка: Зависимость выживаемости пациентов и восстановления нормальной деятельности мозга от времени дефибрилляции и проведения базовых реанимационных мероприятий.

CPR — реанимационные мероприятия

Оригинал


23 августа 2014

Смерть в самолете

Смерть в самолете случается очень редко, но к сожалению случается. Данный случай уже обошел все новостные ленты и опубликован на ЭХО

Я занимался транспортировками реанимационных больных почти 10 лет, как на специализированных медицинских самолетах, так и на самолетах гражданской авиации и хотел бы прокомментировать трагический случай, описанный в статье.

И так:
Летчики всегда связываются с диспетчером и медпунктом аэропорта примерно за 20-30 минут до посадки. А в случае экстренной посадки информация о заболевшем была в аэропорту даже раньше.

Во всех аэропортах Москвы есть оборудованные медпункты, где-то лучше, где-то хуже, но везде. В медпунктах есть свои машины скорой помощи, которые приезжают к борту и уже ждут, когда самолет выруливает к месту стоянки.
В аэропорту круглосуточно дежурят врачи и средние медработники.

Так что, машина скорой помощи была у борта и врач медпункта осмотрел больного. Не понятно почему пациента не сняли с самолета и не перевезли в медпункт.
Если этого не произошло, то вариант один состояние больного было настолько тяжелым, что врачи не решились снимать его с борта, до прибытия реанимационной бригады.
А тут проблема — машина скорой помощи аэропорта, работает только в аэропорту и не имеет права выезжать за территорию. Для этого вызывают бригаду городской скорой, которая несмотря на сирену добирается до аэропорта 30-40 минут. Пробки.

Теперь о медицине
Не бывает у здорового молодого человека острых сердечных приступов.
Учитывая возраст пациента скорее всего, хотя и не на 100 %, у него было спонтанный пневмоторакс (могли быть и другие причины, их вероятность меньше 1%) Лечится это состояние довольно легко, но в самолете и диагностировать и лечить его довольно сложно. Более подробную информацию об этом заболевании, интересующиеся смогут найти информацию в интернете.

В любом случае выводы сделанные в статье, что смерть пациента в самолете была вызвана поздним приездом скорой не верны.

Несколько фотографий
Транспортировка реанимационной больной в Японию на самолете Аэрофлота 2003 год, в самолет Аэрофлота впервые установлена специальная носилочная система


Специальный лифт для подъема и спуска больных на самолет. Это я в Англии фотографировал, но у нас в аэропортах используются точно такие же 

На сайте Департамента здравоохранения Москвы опубликованы сведения о доходах главных врачей.

И это хорошо, аплодирую департаменту.

Посмотреть доходы Московских главных врачей можно здесь:
http://www.mosgorzdrav.ru/mgz/komzdravsite.nsf/va_WebPages/page_fin_14?OpenDocument

Я не против высоких зарплат сам стараюсь такую получать.
Но вообще, зарплата должна быть экономической категорией.
И возникает вопрос почему у главных врачей зарплата, чаще всего, самая высокая в больнице?
1) Может быть он больше работает, чем хирург с 7 дежурствами в месяц в скоропомощной больнице?
2) Или него ответственность больше, чем у оперирующего зав родильным отделением или руководителя отделения реанимации?
3) А может у него образование лучше и медицинских профессиональных знаний больше, чем у врачей в его больнице?
4) Может быть, чтобы занять эту должность нужно сделать 100 трансплантаций сердца или, на худой конец, 10 лет руководить травмпунктом в неблагополучном районе?

Вроде нет.

Главный врач — это назначенный, не совсем понятно по каким критериям и кем, госчиновник, зачастую не добившийся успехов в своей профессии. Выполняющий роль прораба с элементами медицинских знаний.

Не вполне менеджер и не вполне врач. Важный человек? Да важный. Руководит или точнее обеспечивает работу большого коллектива медработников.

Но организатор концертов условной Мадонны, вряд ли зарабатывает больше, чем сама Мадонна и автор песен.
При всем глубоком уважении к несомненно многим креативным и талантливым главным врачам, у большинства главных исполнение не очень.

Так чего вдруг , зарплаты в 4-5 раз выше врачебных?
Кстати, в большинстве стран с развитым здравоохранением,  менеджер — руководитель совета директоров больницы а) не врач б) получает меньше, чем ведущие врачи больницы.

В заключении, сам же отвечу на свой вопрос: зарплаты выше, потому что законы, финансирование и руководство позволяют, а сам персонаж принимает активное участие в ее назначении. И спрошу руководство департамента здравоохранения: будем менять?

 

Одно из последствий противостояния в Киеве — медицинская помощь пострадавшим уровня гражданской войны: Хаотичная, не своевременная, в подсобных помещениях, оказываемая врачами-энтузиастами и скорой помощью.

Что делать медикам, а точнее медицинскому руководству и власти в такой ситуации?
По-моему понятно, есть реальность, она в том, что происходят и к сожалению могут и в дальнейшем происходить столкновения в этом районе Киева. А значит будут пострадавшие со всех сторон, в том числе и случайные.

Необходимо разворачивать полевые госпитали с  с руководством, оборудованием, врачами, медикаментами. Сообщить в СМИ о локализации этого госпиталя, обеспечивать транспортировку раненых с улиц и так далее.

Для того чтобы развернуть подобный госпиталь достаточно нескольких часов. Именно такие госпитали разворачивает Российской МЧС в местах массовых бедствий. А бедствие в центре Киева уже массовое

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире