В 2010 году я выступил с концепцией создания новых экономических моделей, в том числе предприятий, которые по форме собственности позволят привлечь к производству и владению миллионы лишенных  возможности участия в бизнесе граждан. По моему мнению, это позволит провести своего рода «деприхватизацию», или новую, реальную приватизацию, основанную на разумном, нравственно  и экономически обоснованном соотношении разных форм собственности.

Это был один из пунктов, который должен был войти в политическую платформу оппозиции, которую я предлагал разработать в начале 2010 года. Тогда это сделать мне не дали, вообще отказавшись от каких-либо платформ и социально-экономических программ. 

События в Бирюлево показали, что главная баррикада, которая разделяет общество, проходит не по линии идеологии, не по линии «бедный – богатый» и даже не по границе, разделяющей нации и народности. Баррикада проходит по линии «криминальный эксплуататор – бесправное население». Все попытки представить дело по-другому являются лишь прикрытием главного противоречия современной России. И решать это противоречие (не забывая, конечно, о решении и других противоречий и конфликтов) надо путем изменения распределения собственности, путем вовлечения во владение и распоряжения собственностью и бизнесом миллионов ныне обобранных и нагло эксплуатируемых людей.

На примере Покровской плодоовощной базы модель могла бы выглядеть следующим образом.

По сообщениям печати, Покровская база разделена на две территории. На одной организованы легальные хранение, сортировка и продажа продукции, ведется бухгалтерский учет, платятся налоги. На другой части территории базы существовал черный рынок, где торговали только мигранты, с колес, прямо из стоявших грузовиков. Покупателями были тоже только мигранты, тоже на колесах. Торговля шла за неучтенный нал, который исчислялся сотнями миллионов рублей в день.       

Легальную часть базы необходимо оставить функционировать. «Нелегальную» часть следует передать новому предприятию, специально созданному под эту задачу. В акционеры новой фирмы (акционеров может быть несколько, в том числе владельцы «легальной» Покровки) должны войти а) город Москва; б) специально созданное под проект фермерское объединение или кооператив (или группа кооперативов), объединяющие фермеров и сельхозпроизводителей тех регионов России, которые являются традиционными поставщиками в Москву своей продукции; а также в) потребительский кооператив, в который добровольно могут войти жители Бирюлево, а также других районов Москвы, учитывая тот факт, что Покровская база обеспечивает 30% поставок овощей и фруктов в город.

Здесь есть несколько принципиальных моментов:

а) Акционером фирмы, которая возьмет на себя функции нового центра по закупке, переработке, хранению и реализации продукции, должен стать именно город, муниципальная власть, а не какой-то фонд. В такие фонды московское правительство при Лужкове сбросило акции компаний, в которых город имел доли. Эти фонды являются элементами коррупционной системы, кормушками для чиновников и их окружения. Фонды ничего не делают, не участвуют в реальном управлении, не несут никакой ответственности и занимаются только получением и проеданием прибыли компаний и прикрытием чиновников от ответственности.

В 2000 году правительство Москвы выступило учредителем ОАО «Москонверспром», получив 26%, хотя не внесло ни денег, ни собственности. Потом ПМ передало свои акции одному из фондов в управление. Фонд получал ежегодно миллионы рублей в качестве дивидендов. Видели мы представителей фонда только на собрании акционеров. Когда начался конфликт с коррупционерами из Управделами Президента, чиновники в Правительстве заявили, что к «Москонверспрому» не имеют отношения, а фонд самоустранился, сказав, что не имеет никаких возможностей повлиять на ситуацию.

Именно городская власть в лице конкретных чиновников должна нести ответственность за деятельность новой структуры.

б) В уставе предприятия должны быть заложены максимально полные права миноритарных акционеров. Обладатель любого количества акций должен иметь право на получение любой коммерческой информации: ценах закупки и реализации продукции, поставщиках, условиях договоров, расходах. Ни о каких «коммерческих» тайнах для акционеров разговоров быть не может. Только при этих условиях фермерские объединения и потребкооператив жителей могут контролировать процесс закупки и гарантировать, что в сезон продукция будет закупаться именно у российских производителей напрямую, по справедливым ценам, а не в убыток через выдуманных посредников типа «фирмы Офицерова». При этом, фермерский пакет акций не должны быть менее 26 %.

в) Фермерские объединения (кооперативы) должны быть созданы с участием всех желающих фермеров и сельхозпроизводителей тех регионов, которые поставляют продукцию традиционно в Москву, прежде всего, из Центральной России, и быть открытыми: их членом может быть любой желающий производитель, поддерживающий устав и готовый работать по соответствующим правилам (планирование объемов поставок, цен, номенклатуры).

г) Пакет акций должен быть передан фермерскому объединению (или объединениям) и потребкооперативу жителей Бирюлева БЕСПЛАТНО, хотя дивиденды должны выплачиваться реальные. Бесплатная выдача пакета (или пакетов акций) убедит фермеров и жителей, что этот проект не очередная попытка их развести на деньги, а дивиденды будут привязывать их к новому предприятию экономическим интересом.

Права продавать свои акции кооперативы иметь не должны.

Д) Новая база должна иметь сеть фирменных магазинов по Москве, куда продукция должна поступать напрямую, без посредников. ПМ должно предоставить помещения для магазинов по льготным ставкам аренды. Это позволит сдерживать рост цен в городе. 

Задача потребительского кооператива должна быть не получение максимальной прибыли и дивидендов, а контроль за ценами, качеством продукции. Члена кооператива будут иметь скидочные карточки и, таким образом, гарантировать необходимый уровень спроса на продукцию в магазинах новой компании, созданной на основе Покровской базы.

Для города и страны эта модель позволяет решить главную задачу: создать конкуренцию не только между предприятиями, фирмами, базами, кланами и группировками, но и между ФОРМАМИ СОБСТВЕННОСТИ. Частная собственность должна конкурировать с государственной и общественной. При этом необходимо создать разные формы собственности, пытаясь достигнуть максимального обобществления, вовлечения в управление и распоряжение собственностью наибольшего количества НЕПОСРЕДСТВЕННЫХ УЧАСТНИКОВ ПРОИЗВОДСТВА.

Здесь я хотел бы сделать отступление и заметить, что кооперативы, особенно крестьянские по переработке и продаже продукции, были важной частью экономики в дореволюционной России. Среди них были могущественные с экономической точки зрения объединения, которые работали не только на российский рынок, но и за рубеж. Мы об этом забыли, точнее, нас убедили в противоположном. Мы вообще плохо представляем, чем была Россия до Первой мировой войны, какими глазами на нее смотрели за рубежом, в том числе из-за океана.

Приведу один пример. В 1913 году Россия была одним из лидеров по объему добычи золота в мире. Однако, ТОЛЬКО за счет экспорта, ТОЛЬКО сливочного масла, ТОЛЬКО из Сибири, ТОЛЬКО в Европу русские кооперативы зарабатывали больше, чем ВСЕ золотые прииски России! Американцы в то время писали об этом, как о чуде экономического достижения. Они считали и писали о России как о Стране Чудес!

И мы обязаны это отношение к России вернуть.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире