morozov_a

Александр Морозов

09 октября 2017

F

Почему никакое Вольное историческое общество не сможет отстоять историю перед натиском нынешнего кремлевского ревизионизма? По одной причине: Крым. Совершенно ясно, что после аннексии интерпретация всей истории не может оставаться той, какой была. Простой пример: сегодня каждый мелкий тролль пишет, что «Вторую мировую войну начала Польша». И в этом уже уверен каждый депутат.

А мы знаем точно, когда началась эта «ревизия». В 2008 году штатный военный историк Ковалев опубликовал статью в «Военно-историческом журнале», где он писал: «Все, кто непредвзято изучал историю Второй мировой войны, знают, что она началась из-за отказа Польши удовлетворить германские претензии. Однако менее известно, чего же именно добивался от Варшавы А.Гитлер. Между тем требования Германии были весьма умеренными: включить вольный город Данциг в состав третьего рейха, разрешить постройку...дорог, которые связали бы Восточную Пруссию с основной частью Германию. Первые два требования трудно назвать необоснованными». Ковалев писал: «подавляющее большинство жителей отторгнутого от Германии Данцига составляли немцы, искренне желавшие воссоединиться с исторической родиной…».

Известно, что эта публикация привела к скандалу в 2008 году. Минобороны сняло ее с сайта, перед поляками извинились, глава Генштаба сделал специальное заявление о том, что этот текст не отражает позиции Министерства обороны. И дальше вся эта аргументация тов.Ковалева существовала только в маргинальных кругах. (Об этом ревизионистском сюжете была хорошая статья историка Степанова).

Но все это было в «докрыме». А в «посткрыме» — если вы признали действия Кремля в Крыму, то вы неизбежно должны переходить стройными рядами на позиции «историка» Ковалева («не ну а че такого того? данцинг действительно был немецкий…»). Поэтому теперь из каждого утюга слышно, что «поляки виноваты в войне». Теперь это будет фактом массового сознания — и никакие усилия историков, сохраняющих здравый смысл и ответственную позицию — не помогут. Ревизия истории неизбежна — поскольку «Крым внутри». В известном смысле это «Россия присоединена к Крыму» и должна поэтому трансформироваться полностью, «прийти в соответствие».

Оригинал

26 октября 2015

О Мамлееве

Мамлеев с женой Марией — оба очень маленького роста — составляли буквально единое биологическое целое, т.е они непрерывно говорили друг о друге, ссылались друг на друга и ходили вокруг друг друга кругами, как два кота…
Теперь он умер и Мария осталась одна, не знаю, какого она года рождения, намного ли младше. В 1974 году они вместе уехали в США (кстати, как их выпустили, почему?), они вместе прожили и США, и Францию, и возврат в Россию.. Не могу себе представить, как она останется жить…



Оригинал
Сейчас начнутся публикации о том, что туриндустрия Запада закидала Россию дешевыми и некачественными услугами, вредными для здоровья. Гораздо полезнее дорогой, но полезный для здоровья отдых на турбазах в Башкирии. Причем, заявлять об этом должны сами руководители крупных туристических компаний. Это важно: чтобы «сами», «сами»... Потому что при таком градусе игры важно, чтобы лояльность была выражена в большой жертве. Восхищенные ритейлеры приветствуют отказы от массовых поставок. Рестораторы-владельцы сетей суши-баров мужественно приветствуют подорожание лосося в два раза. Туриндустрия благодарит правительство за запреты дешевых направлений («к сожалению, надо признать, что в Красном море часто погибают российские туристы. И сколько можно было терпеть эти отравления некачественным алкоголем на курортах в Турции»)... А «элтонджон»? зачем мы позволяли годами ему выкачивать деньги российских зрителей на гастрольных турах? (Глубина падения должна быть «мефистофелевская». «Души куплены» и пляски должны быть радостные. «Радость новой лояльности» должна достигнуть высот «дела врачей»).

В «Российской газете» мы, видимо, не позднее декабря уже прочитаем заявление что-то в этом роде:

«Ещё совсем недавно мы не знали этой женщины… теперь имя врача Лидии Федосеевны Тимашук стало символом советского патриотизма, высокой бдительности, непримиримой, мужественной борьбы с врагами нашей Родины. Она помогла сорвать маску с американских наймитов, извергов, использовавших белый халат врача для умерщвления советских людей. Весть о награждении Л. Ф. Тимашук высшей наградой — орденом Ленина — за помощь в разоблачении трижды проклятых врачей-убийц облетела всю нашу страну. Лидия Федосеевна стала близким и дорогим человеком для миллионов советских людей»...

Оригинал
Как сообщают, «Первый канал» отменил прямую трансляцию Оскара в эту ночь — с воскресенья на понедельник. Сообщают также, что военная операция Кремля и переброска 60-тысячного контингента в Украину произойдет уже этой ночью и утром. Главы европейских МИДов выразили озабоченность, Обама полтора часа говорил по телефону с Путиным, в Москве сегодня задержали 350 человек на антивоенной демонстрации. Поддержка Кремля и пресс-конференция Януковича в Ростове быстро раскачали ситуацию в Харькове. Российский спецназ уже провел подготовительные блокирования в Крыму. Рада объявила всеобщую мобилизацию. Все, что могло состояться накануне — уже состоялось. Впереди нас ждут трагические дни.

Не имеет большого значения: какой у Путина свой собственный план «украинского урегулирования». Тем более что он его тщательно скрывает. Одни считают, что его целью является присоединение Крыма, другие — что им просто движет месть. Четвертые считают, что Путин собирается уничтожить нынешнюю государственность Украины и отделить весь Юго-Восток.

Завтра нам на «Первом канале» расскажут, что Путин просто хочет вернуть ситуацию в Киеве и Украине к состоянию «до бегства Януковича». Иначе говоря, «план урегулирования» сводится к тому, чтобы с помощью «русских штыков» гарантировать выполнение соглашения с оппозицией (с той ее частью, которая не квалифицируется российской пропагандой как «бендеровцы» и «фашисты»), которое было достигнуто 20-го февраля. Досрочные выборы под контролем восстановленной администрации Януковича и при русской военной поддержке могут произойти не в декабре — как договаривались при участии Обамы — а даже раньше. Не будем всерьез обсуждать этот план и политическую риторику, которая его будет сопровождать. Нам объяснили на пресс-конференции Януковича и по российской прессе, что в Украине failed state, поэтому законный президент Украины вправе обратиться за военной поддержкой к Москве, получить ее и таким образом восстановить то, что было failed.

Очевидно, что Путин и его окружение не только уверены в успехе этого плана, но и рассчитывают укрепить путинские лавры «сирийского миротворца» перед всем остальным миром. По всей видимости, в Кремле думают, что «в Вашингтоне, Берлине и Пекине еще скажут нам спасибо».
Но мы — в России — не скажем спасибо.
Это трагические дни.

Большинству из тех, кто меня читает, было ясно, что третий срок Путина — это политическая ошибка. Но не хотелось верить, что дело так быстро дойдет до прямых аналогий с канунами первой и второй мировых войн. Судеты, аншлюс — вот слова, которые звучат сегодня. Завтра, когда один из батальонов украинской армии не сложит оружие, прозвучит и слово «Вестерплатте». Сегодня, 2 марта, перед многими мужчинами Украины стоял непростой выбор, понятный каждому из нас. Никому из нас не хотелось бы оказаться в ситуации всеобщей мобилизации, когда государство с населением в три раза больше по численности собирается военной интервенцией нарушить суверенитет твоей родины.

Невозможно смириться с тем, что Россия совершает в отношении Украины то же, что и СССР в 1968 году в отношении Чехословакии.
Страшно думать и о том, что по разные стороны противостояния окажутся православные одной канонической православной Церкви. К несчастью, Московский Патриархат уже сделал заявление о поддержке действия Кремля. Очевидно, что среди православных в юрисдикции УПЦ МП много тех, для кого русская военная операция в Украине — это вовсе не «братская помощь», а нарушение суверенитета Украины.
Что касается нас самих, теперь нам придется долго жить в атмосфере уже не риторической, а реальной «священной войны с Западом», в последней «цивилизационной схватке». Триумф партии «священной войны с Западом» переведет Россию из разряда трудных, но уважаемых партнеров в разряд трудных и неуважаемых.

Милитаризм, поиск внутренних врагов, борьба с «предателями», массированная пропаганда — вот наше обозримое будущее.
Российское государство переродилось окончательно. Об этом свидетельствует радостное единодушие политического класса России по вопросу о вторжении в Украину.

Отдельно хочу написать несколько слов Сергею Шаргунову, который мне бесконечно дорог. Сережа, каждое поколение хочет своего подвига. Никто не хочет быть пингвином. Все хотят быть буревестниками. Но ты окажешься вовсе не предвестником великой всемирной освободительной бури, если въедешь на русских танках в Харьков. Сомнабулическая радость буревестников развеется быстро. И ты увидишь — нет ни танков, ни доблестных русских солдат, ни «русского единства».

А есть только бесы, которые ведут стадо свиней в пропасть.
В результате этими свиньями окажемся мы все – и ты, и я. Независимо от того, что ты или я думали в начале марта 2014 года о вторжении в Украину. Мы окажемся в одной пропасти. А бесы «триумфа воли» пойдут себе дальше, окучивать другие народы…

Оригинал
24 августа 2013

Александр Бурков

ЧИТАЯ ПРО ЕКАТЕРИНБУРГ. Ведомости пишут, что — да — Кремль дал выставиться Ройзману, чтобы растащить электорат Буркова. И я подумал, как мало «большие СМИ» пишут про выдающихся регионалов. Стал читать про Буркова — это же интереснейшая политическая судьба. В 25 лет он был в центре экономических реформ у Гайдара. В 1995 году он зам.Росселя, начальник ключевого департамента. А между прочим, ему в это время было 27 лет! Потом он долго буянил на всевозможных выборах (причем, всегда от уральских партий). И только в 2007 году он примкнул с Справедливой России. Когда Ройзмана из нее выбили под давлением Суркова, Буркову осталась региональная организация. И он ее довел до немыслимого: на думских выборах 2011 года СР обыграла в Екатеринбурге Единую Россию (там СР получила 27,3%! на думских выборах). То есть реально — это один из крупнейших ныне живущих российских публичных политиков-регионал. Причем, с явным таким «областническим патриотизмом» (он в зрелые годы не покидал свой край), плюс он не менял «политических взглядов» (всегда был социал-демократом). То есть он сам за 15 лет привел ситуацию к тому, что всевластному Кремлю тем не менее требуются рискованные усилия, чтобы не допустить его в мэры третьего города страны… Ему всего 46 лет сейчас.

Оригинал
1003334
Источник фото

Вот эта фотография 18 июля — хороший способ пояснить то беспокойство о будущем, которое есть у нас всех. На первый взгляд, здесь изображено то, что мы привыкли видеть и на телевизионных экранах европейских стран. Наша «картинка», можно сказать, даже безобидна в сравнении с кадрами жесткого противостояния граждан и полиции в Европе.

Но на самом деле наша картинка гораздо опаснее. Протесты в старых демократиях направлены в разных случаях в разные адреса. Конкретному министерству с критикой реформы. Правительству (которое бывает, даже вынуждено уйти в отставку). Правящей коалиции (она может развалиться в такой ситуации), Протест может взывать в высшим судебным инстанциям государства. Или к мэрии. Или быть протестом обращенным, к самому обществу (против расизма, например). Там много «адресатов», каждый из которых является реальным политическим субъектом, встроенным в систему разделения власти и ответственности. Всегда имеются влиятельные институции, которые остаются над схваткой. Но так обстоит дело в старых демократиях.

А в новых, слабых демократиях неумолимо действует социетальный закон: как только глава государства полностью уничтожает субъектность всех политических институтов — через короткое время случается катастрофа. Именно это и сделал Владимир Путин 24 сентября 2011 года. И до этой даты самостоятельность политических институтов в РФ — парламента, судов, правительства, партий, СМИ и т.д. — была довольно слабой. Но 24 сентября 2011 года Путин перещелкнул тумблер, после чего вся политическая система вступила в другой режим функционирования. Условной самостоятельности лишены не только классические институты, но и неформальные. Нет ни «башен Кремля», ни «тандема», ни «демонического Суркова», на которых распределялась ответственность. Теперь — как во всех «плохих режимах» стран третьего мира — вся ответственность за все стянута на Владимира Путина.

На этой фотографии стоят, с одной стороны, не желающие насилия протестующие москвичи. А с другой, нежелающие насилия сотрудники МВД. При этом для протестующих ОМОНовцы защищают не порядок, а конкретно «личный режим Путина». Все стоящие слева на этой фотографии больше не обращаются к каким-либо имеющими политическим институтам, поскольку с началом «третьего срока» эти институты больше не обладают даже перспективой политической самостоятельности в будущем. Все политические институты являются прямыми инструментами одного человека.

Я думаю, что кто-то должен показать эту фотографию Путину и объяснить то, о чем я тут говорю. Поскольку это понятно не только мне, но и всем тем политологам, которые приедут на Валдайский клуб. Это понятно всем, кто хоть что-то читал по политической истории ХХ века.

Путин перещелкнул тумблер на режим неизбежного саморазрушения системы. Весь политический режим стянулся в одну шею. И уже сам факт того, что шея одна, начинает неуклонно придвигать к ней гильотину. При молодой, слабой демократии никому в такой ситуации не удалось выйти из ситуации без острейшего, а часто и кровопролитного конфликта. Счастьем будет, если стоящие на этой фотографии ОМОНовцы в известный момент скажут себе: «Мы — не отбросы России» и просто разойдутся. Это будет относительно благополучный «бархатный сценарий». Может быть, сценарий и хуже. Злорадствовать по поводу плохого сценария не приходится. Потому что он затронет не только одну шею, которая собрала на себя всю власть и ответственность. Он затронет многие семьи…

Глядя на эту фотографии надо понимать — где, в какой точке мы находимся. Такого зрелища — стояния войск и граждан — прямо у стен парламента — некоторые из ныне живующих россиян не видели никогда ранее. Потому что они родились после 1993 года. Надо смотреть на эту фотографию не как на событие избирательной кампании Навального. И не как на безобидный протест городских хипстеров, которые никогда не посмеют сражаться с ОМОНом.

Надо видеть в этом снимке чистую политическую феноменологию: с одной сторон стоят граждане, которые больше не верят ни одному институту. А с другой стороны, стоит единственный институт, который сохраняет режим.

И ситуация быстро едет с горы, как сель. Еще и потому, что все элитные группы, все, кто хотел бы сохранить режим, все, кто мог бы что-то посоветовать Путину – просто быстро отходят в сторону.

И при этом всем здесь хорошо известно, что надо делать, чтобы избежать коллапса. Все эти политические шаги (досрочные выборы, референдум, роспуск ЦИКа, коалиционное правительство и т.д. и т.п. — репертуар не так и велик) известны всем историкам политики.

Ужас в том, что даже зная этот репертуар, автократ с толстой шеей, однажды перещелкнув тумблер, откладывает эти шаги на потом, считая, что у него сохраняются возможности таких шагов в будущем. Не этим летом, так следующим. Не сейчас, так «по плану реформы до 2025 года». Иллюзия полного контроля, наличие ресурсов и демонстрация публичной лояльности создают у автократа представление о «расчетом времени» запуска планируемой трансформации. Но катастрофа для таких режимов, в который 24 сентября 2011 г. Путин превратил этот — наступает всегда быстрее.

Оригинал
Как объяснить, странную историю посадкой/освобождением Навального? И в чем логика событий, если она есть. Произошло вкратце следующее.

Собянину никакой нужды в переносе выборов мэра на сентябрь не было. Он — опытный управленец, у него в Москве все хорошо, он работает по воле Путина, и он прекрасно понимает условность так наз. «легитимности» за счет выборов в этой системе. Перенос выборов был нужен Володину, который должен выполнять давно принятую Путиным программу перехода к прямым выборам губернаторов.

Решили перенести московские выборы, чтобы на их примере показать регионам, как должна работать новая модель. Собянин, как известно, сначала заявлял, что не планирует сам переносить выборы, но легко согласился на согласованное с Путиным решение провести их сейчас, не видя для себя никаких проблем. На втором шаге КПРФ заявила что выдвигает безвестного Клочкова, а СР — «в задумчивости» и темнит относительно кандидатуры, но ни Миронов, ни Левичев выдвигаться не хотят. Прохоров не участвует. Уже через две недели из володинского и собянинского окружения пошли одинаковые слухи: красивые «образцово-показательные демократические выборы» не получаются! Предложили КПРФ и СР переиграть выдвижение — «не ниже вторых лиц партий». Они согласились. А затем консультации привели к тому, что и Собянин, и Володин стали смотреть на возможное участие Навального, как на полезный момент.

Весь дальнейший хаос вызван только бардаком во всей «системе управления» на третьем сроке Путина. Собянин посчитал, что Володин согласовал с Путиным участие Навального. А Володин — что Собянин. Но этого не сделали ни тот, ни другой. Путину — как впрочем и всему составу Политбюро — по причине их занятости другими важными делами — совершенно наплевать на эти мэрские выборы. С Навальным или без. Их просто не видно под микроскопом, когда люди занимаются очень большими активами, проектами развития Дальнего Востока и провалом Олимпиады. Судье Блинову никто не звонил во время всего процесса. И он — не имея никаких особых (т.е. с самого верха) — указаний просто реализовывал статью и наказание, заложенные в материалах Следственного комитета.

Возможно, ему позвонил Песков или Громов, в момент зачитывания приговора. Он остановил заседание на 10 минут и ушел. Легко предположить, что офицеры Путина просто уточняли, каков будет приговор. Путину доложили, он сказал: «Ага, хорошо!». (в смысле: «хорошо» не то, что пять лет, а «хорошо», что доложили).

Навального и Офицерова забрали из зала суда. В результате 18 июля во второй половине дня в структурах Володина и Собянина случился коллапс. Ведь до этого оба они заявили, что считают целесообразным участие оппозиции в выборах и готовы к участию Навального. Организовали и публично поддержали передачу ему голосов муниципальных депутатов, чтобы он мог зарегистрироваться. Был, несомненно, разработан уже и план всей кампании с учетом фактора Навального. Было распланировано, как его будут топить во время кампании. Примерно прикинули, сколько голосов можно будет перекинуть туда-сюда, чтобы выйти на 61-62% Собянину. Обсудили возможность закрыть Навального после 8 сентября — если и не по делу Кировлеса, то другим — уже подготовленным к возбуждению делам против него. Ситуация выглядела вполне подготовленной, если бы они не продолбали решение судьи Блинова.

В одночасье, 18 июля Володин с Собяниным погубили всю образцово-показательную кампанию. Жесткий приговор вместе с задержанием в зале суда показывали в прямом эфире. Смотрели многие. Многие уже были ранее убеждены, что Навальный получит условно. Они были введены в заблуждение публичными высказываниями Собянина и Володина. Еще за сутки до приговора околокремлевские володинские эксперты распространяли слух о том, что срок будет условный.

Москва вечером 18 июля громко сказала: «У-у-у-ух!». Топор избирательной кампании Собянина вместо того, чтобы плавно плыть себе по реке, ухнул в воду и стремительно упал на дно. Тысячи людей вышли на несанкционированный сход, перекрыли Тверскую. Вместо Собянина — до конца московской компании теперь в центре нее будет находиться Навальный. Больше того, какие бы ухищрения по исправлению ситуации не предприняли бы штабы Собянина и Володина в августе, кампания уже загублена. В ее начало зашит грандиозный скандал. Скорее всего из нее вообще уже не получится сколько-нибудь легитимных выборов.

Вопрос: кто освободил Навального на следующий день? Разумеется, никто не возьмет на себя публичную ответственность за звонок прокурору, который оказался в нелепом положении: вчера арестовал, сегодня выпустил. Ведь перед нами публичный эпик-фейл судебной системы. Как говорят юристы, они не могут вспомнить случая в практике, чтобы осужденных с такими сроками выпускали из зала суда до апелляции. Это ведь жуткая демонстрация «телефонного права». И подтверждение — политического характера процесса. Володин? Собянин? Это — невозможно. Оба они — лишь преданные офицеры Путина. Причем, в условиях распада путинского «политического кабинета» оба они уже менее влиятельны, чем Громов и Песков. И Володин, и Собянин, и Бастрыкин — меж собой они разного веса аппаратчики — но они и не члены путинского «политбюро». Ни на что повлиять, минуя Путина, в деле Навального они не могли. Я думаю, что в результате больших телефонных перезвонов во второй половине дня 18 июля, в которых участвовал губернатор Белых, он и получил возможность решением местного прокурора освободить Навального. Следствием этих перезвонов явилось и благоволение Владимира Путина этому быстрому шагу.

Откуда взялось «благоволение»? Так называемый «Запад» не оказывает давления на Путина никогда. Наоборот, Запад Путина поддерживает все 13 лет его правления. И никто в мире не хочет, чтобы Путин самостоятельно загнал себя в положение «крысы в углу». В первую очередь, сами путинские друзья, живущие в других странах и управляющие большими активами. Думаю, что совокупными усилиями этих друзей, а также их крупных экономических партнеров на Западе — удалось донести до В.В.Путина мысль, что он быстро приближается к отметке, отделяющей «наш сукин сын» от «сумасшедший диктатор». Путин — человек в высшей степени рациональный. Его политика для крупнейших глобальных лидеров всегда была прозрачна в своих намерениях и не покидала пространства общепринятой логики. Как и Мубарак, и Асад и многие другие региональные лидеры он весь длинный период своего правления, находился на хорошем счету у партнеров — и как гарант региональной стабильности, и как экономический партнер, и даже как автократ, у которого «стакан демократии» наполовину пуст, но и наполовину полон. Но вот тут — в последний год, начиная с инаугурации третьего срока, он начал куда-то дрейфовать за буйки. И «дело Навального», вероятно, оказалось тем сигналом, которое ясно свидетельствовало — дрейф принимает опасную скорость. Путину совместными усилиями здешних, и тамошних влиятельных – и благорасположенных к нему людей, дружески показали мигающую красную лампочку «аларм!». И он – без всякого испуга и с пониманием отнесся к этой заботе об общем дальнейшем процветании.

2

Теперь ситуация в руках Навального. В результате управленческой ошибки Володина-Собянина мэрская кампания в Москве для властей уже загублена. Системное продолжение, каким его можно видеть из-за кремлевской стены, одно: Навальный может двигаться к созданию большой партии (движения?). Он может, опираясь на поддержку своих сторонников, требовать досрочных парламентских выборов. И они – не исключены.

Возможности Навального в одночасье колоссально выросли. Вчера на Ярославском вокзале это было выражено визуально с большой ясностью. В течение всей своей прошлой политической жизни Навальный (и все мы вместе с ним) видели полицию и ОМОН в касках только во «фронт», только по невидимой черте на асфальте, которая разделяет их и нас. Но вчера мы увидели, как люди в касках, освобождают коридор для прохода Навального из вагона на площадь.

У Навального появился хотя и узкий, но КОРИДОР. Я думаю, что закрыть Навального повторно по тому же делу – для Кремля больше рисков, чем выгод. По другому делу – этого исключать нельзя. Но сейчас главным является сам факт коридора.

Думаю, что мы должны войти в него. Не ради Навального, не потому, что мы поддерживаем его в качестве какого-то воображаемого лидера воображаемой революции, и не потому, что именно с ним мы связываем наши социальные идеалы и ожидания.

А просто потому, что расширение этого коридора отвечает нашей надежде на мирную трансформацию системы. Расширение коридора создает новые возможности не только для Навального, но и для всех нас. Всех тех, кто хотел бы социальных изменений без катастрофы.

Оригинал
Когда прошлой осенью началась эта эпопея с «иностранными агентами», я сразу вспомнил, как много сделали немецкие католические и протестантские НКО для нас, христиан в России, в начале 90-х гг., поскольку был этому свидетелем с самого «низа» нашей здешней жизни — я видел, как возрождался один из подмосковных храмов во главе с деятельным, прекрасным попом. К нему на приход приезжали и немецкие студенты-волонтеры, и трейлеры с вещами, собранными немцами для России шли сюда. И деньги немцы собирали на реставрацию храма… Сейчас уже только мы помним, с каким чувством во всем мире думали о русских христианах, только что выбравшихся из-под советского диктата. Какие это были искренние чувства…

А у самих немецких христиан есть опыт, который они хорошо помнят. Они однажды — около 1933-1934 гг. — пропустили момент, когда кого-то уже начали мягко сегрегировать, а их еще не трогали. Люди не видели ничего предосудительного в некоторых «мерах по ограничению». А некоторые и вообще считали,что евангелизм очень хорошо монтируется с национал-социализмом, надо только усилить «позитивный дух» в самой Церкви. Больше бодрости, семейных ценностей и спорта только на пользу пойдут общине… А то, что противников этого «позитивного духа» начинают слегка прижимать — так это же хорошо и правильно!

Все ведь очень медленно начиналось, step by step…

И вот когда я прочитал, что наш закон об НКО выводит религиозные организации из-под необходимости отчитываться о своей деятельности в качестве «иностранных агентов» и «овцы отделены от козлищ», я сразу вспомнил этот 1934 год, когда Отто Нимеллер — за год до этого поддержавший победу Гитлера на выборах — резко пошел в сторону и осудил национал-социалистов. А он был, как известно, «народный пастор» из военных моряков… Он был вовсе не из декадентской среды и не из «университетских». Но он быстро понял, куда приведет сегрегация…

Я молюсь о том, чтобы в нашей Церкви сегодня кто-то из иерархов, из попов встал и сказал: «Я отказываюсь признавать то решение государства, которое заставляет светские благотворительные организации регистрировать себя как «иностранных агентов», а мы — церковные — от этого освобождены». Ведь сегодняшнее молчание — оно окажется неискупимым. Это же совершенно ясно любому из нас, у кого сохраняется историческое сознание. Еще вчера Церковь сотрудничала с этими светскими благотворительными организациями, причем многие годы, работала с ними на одном поле. Даже больше — это были зачастую одни и те же люди: прихожане храмов и были активистами светских благотворительных организаций… И вот он — раздался этот тихий, почти не слышный звонок сегрегации на ее начальной фазе. «Церковная благотворительность вне подозрений» у нашего — плоть от плоти нашего народа — государства. А вот «те» — под подозрением. Это «те» получали деньги из-за границы на неизлечимо больных детей, на животных в заповедниках, на подготовку волонтеров, на культурные проекты малых народов, на работу в зонах… Это не «мы», а «те»...

Этот голос — если бы он и раздался сейчас — конечно, ни на что не повлияет. Наше государство в руках тех, кто не сдаст назад. Но для будущего страны и Церкви этот голос — пусть он сегодня и будет встречен насмешками, улюлюканьем патриотов — он окажется спасительным. Ведь всеобщее молчание христиан означает не просто «заблуждение» и временное помутнение разума «государственным триумфализмом», а адскую, полную слепоту. Которой не было даже у немецких христиан образца 1934 года.

Оригинал
19 января 2013

Ходы для оппозиции

Завтра заседание КС, который было бы более точно называть не «координационным советом», а «круглым столом» оппозиции. мои рекомендации таковы.

Первая, медийная:

Ни в коем случае не рассматривать «дело адагамова» и вообще не упоминать на заседании его имени. Поскольку если это произойдет, то федеральные СМИ сообщат только об этом. и заголовки на всех поисковиках будут звучать так «Координационный совет рассмотрел дело известного оппозиционера-педофила».

Остальные, содержательные. И их цель — просто поддержание динамики:

1. То, что происходит в России можно обозначить словом «маккартизм». И уместно будет принять короткое и обращенное ко всему миру открытое письмо о том, что в России продолжают нарастать репрессии. Это — шире, чем «свободу политическим заключенным!», потому что это и «охота на ведьм», и идеологическая истерика в поисках «врагов государства». И это касается всех — независимо от взглядов. В этом заявлении надо очень четко перечислить неоспоримые свидетельства этого маккартизма и т.д.

2. Надо заявить, что КС проведет экстренное заседание через неделю, посвященное «реформе образования». Надо пригласить на него двух авторитетных спикеров, чьи короткие и конкретные доклады были бы обращены ко всему вузовскому сообществу России. Это заседание надо транслировать в сетях он-лайн. Естественное средой поддержки московской оппозиции является общероссийская среда сотрудников системы высшего образования и вообще — «образованный класс». А внимание этой среды сегодня приковано к деградации и уничтожению системы образования в РФ.

3. КС вырабатывает некую Декларацию. По ее поводу есть разные мнения. Мне кажется, что КС должен обратиться по списку к 20-30 умным и пользующимся некоторым авторитетом людям, не входящим в КС, с просьбой написать свои рекомендации для оппозиции в 2013 году с ответом на вопрос: что и как делать? Такой шаг -— это одновременно и инклюзивный жест, показывающий, что КС не замыкается в дебатах между двумя авторами двух проектов Декларации. А с другой стороны, будет и практическая польза. Я думаю, что и тем, кто приходил на митинги и не имеет никакого отношения к КС будет интересно прочитать, что скажут опытные и умные люди. Это могут быть, как российские, так и зарубежные интеллектуалы. Даже если в их высказываниях будут и банальности — бояться этого не надо. Здесь важен сам жест «расширения площадки».

Оригинал
13 января 2013

Это было сильно

Вернулся с марша. Было видно, что Путин со своим антисиротским законом «попал в аудиторию», т.е. он задел совсем не политические, а просто первичные, бытовые чувства.

Масса людей моего и старше возраста. Это был марш «отцов и матерей».

Не знаю, какую объявят официальную численность и что там насчитает РИА Новости с вертолета, но это был такой же марш, как и летние. То есть четыре бульвара были заняты протестующими. С горки Рождественского монастыря плотная колонна была видна до горки Петровского бульвара. Проспект Сахарова был заполнен весь.

У Володина — проблемы. Не справились. Хотя АП очень старалась — куча говна была вылита на марш — но все это попало мимо. Сильно мимо, поскольку основная масса участников вообще не имела никакого отношения к «оппозиции», т.е. к политическим организациям. Это были такие же, как я люди. Надежды кремлевцев на то, что «протест слился» не оправдались.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире