Юлия Латынина, которая, кажется, воспылала ненавистью ко мне после поражения в «Клинче» на «Эхе Москвы», явила по этому поводу миру очередную порцию желчи. (Она делает это регулярно на протяжении уже трёх-четырёх лет, и обычно я её игнорирую, но теперь мне вздумалось ответить.)

Вот цитаты из последнего «Кода доступа» и комментарии к ним.

Тезис №1 (по делу Вячеслава Цеповяза): «Мусаев на суде богом поклялся, что Цеповяз невиновен. Вот, если вы – соучастник банды, которая убивает малолетних детей и вам нужно, чтобы ваш адвокат богом поклялся, что вы невиновны, это к Мусаеву».

Латынина лжёт.

Мусаев (здесь и дальше не удивляйтесь повествованию от третьего лица) не клялся Богом, он сказал: «Цеповяз может вам не нравиться, он может быть не идеальным человеком, но, видит Бог, он не совершал тех преступлений, которые ему вменяют в этом процессе за компанию с другими подсудимыми».

Мусаев не клялся, а констатировал факт, он сказал: «Бог видит». И, поверьте мне, Он видит и слышит всё, включая латынинскую брехню.

Что касается Вячеслава Цеповяза, то это, для справки, коммерсант из Кущевки, его компания – один из крупнейших сельхозпроизводителей региона. Беда Вячеслава заключается в том, что пару лет назад из-за решетки выпустили его арестованного однофамильца Сергея Цеповяза. Поскольку освобожденный Сергей Цеповяз был, как говорят, «цапковским», то поднялась волна народного гнева. И тогда председатель следкома Бастрыкин сказал: «Там есть ещё один Цеповяз — Вячеслав, его точно посадим надолго». Публично сказал.

Это был пиар, вылившийся для Вячеслава Цеповяза в кромешный ад. На него неожиданно повесили целый ряд смертных грехов, включая участие в банде и ее нападениях. Поскольку Вячеслав – инвалид с ампутированным плечом, ему, конечно, не вменили совершение ни одного насильственного действия, зато нарекли финансовым донором банды Цапка (хотя сам Цапок по общему признанию гораздо богаче Вячеслава Цеповяза).

Ни к какому убийству малолетних детей Вячеслав отношения не имеет, в этом он даже не обвиняется.

Короче говоря, Юлия Латынина лжёт и передергивает. Дела она, как обычно, не знает, и большой нужды в его познании не видит. Для обычного латынинского словоблудия в этом, и вправду, нет никакой необходимости.

Тезис №2 (чтобы было): «Когда-то и «Новая» дружила с Мусаевым».

«Новая газета» не то чтобы дружила с Мусаевым. Просто у нас всегда были и сейчас сохраняются нормальные отношения с нормальными, порядочными людьми, работающими в «Новой».

Юлия Латынина к их числу не относится.

Тезис №3 (по делу Михайлика): «Вот еще другой клиент Мусаева, тоже кристально честный человек, который обвиняется в даче взятки, это директор Департамента Счетной палаты. Господин Михайлик проверял одну контору, получил 3 миллиона рублей от сенатора Коровникова, известного решалы. На обратном пути его повязали, и, значит, Мусаев, который никогда не лжет, сообщил, что это, конечно, не взятка, а просто чиновник собирался купить квартиру и, вот, он занял просто деньги, вот, у решалы он занял деньги, вот, в момент той самой проверки».

Латынина снова лжёт.

Михайлик не проверял никакую контору. Михайлик не обвиняется в «даче взятки». Михайлику деньги ни «в момент этой самой проверки», ни в момент какой-либо проверки не передавались. И так далее.

Более того, реального взяткодателя в этом деле не было, реального мотива для дачи взятки не было, реальных денег, то есть самой взятки, тоже не было, а вся громкая «антикоррупционная» история – выдумка оперов из ГУЭБиПК. Все действующие лица: квазивзяткодатель ООО «Лаарди», квазиобъект заказной проверки ФГУП «Спортинжиниринг» и проч., — почитав процессуальные документы, крутили пальцами у висков, глядя в сторону следователей.

Но Юлию Латынину суть дела не волнует. Она питается вершками, причем чаще всего со следственного стола, а поверхностность – это фирменный стиль Юлии Латыниной.

Тезис №4 (о деле Темерханова): «На кроссворде, который был в машине, они нашли отпечаток пальца – это оказался отпечаток пальца как раз того самого господина Тимерханова, которого защищал Мусаев».

Здесь Латынина не лжёт, она, что называется, недоговаривает. Прямо как следователи или прокуроры в суде (недаром с некоторых пор Юлию Латынину стали именовать сливным бачком следственного комитета).

Недоговаривает Юлия о том, что на сканворде, обнаруженном в машине предполагаемого убийцы, отпечаток пальца нашли со второй попытки. Первичное заключение экпертизы (до того, как дело начали затачивать под Юсупа Темерханова) содержался категорический вывод: «Следов рук не обнаружено».

Так происходило и с другими «уликами»: сначала на перчатках, обнаруженных в той же машине, не было ДНК для идентификации личности, потом она появилась; сначала свидетель «Алан» не видел убийцу и не мог его описать, а потом, спустя 2 месяца, «вспомнил», что убийца был ростом «около 184 см», кавказец, у него были густые брови и холодящий взгляд. Можно продолжать ещё долго.

Но зачем? Ведь Юлию Латынину – заядлую, патологическую лгунью – не волнует существо проблемы. Ей только нужен повод для злословия

Тезис №5 (о деле Темерханова): «Адвокаты, в частности госпожа Тренина сама рассказывает, подтверждает, что она перевела 100 тысяч рублей одному из свидетелей, и этот человек, которого звали Евтухов, рассказывает, что «она показала мне протокол допроса. Я его прочитал и сказал, что буду свидетельствовать именно так. Единственное, она начала мне говорить про светлые волосы. Я сказал, что на убийце была бейсболка и не видел, какого у него цвета были волосы». Представьте себе такое в американском суде…»

Конечно, лгунья Латынина молчит о том, что свидетель Александр Евтухов был дважды допрошен на предварительном следствии сразу после убийства Буданова, задолго до того, как в деле появился подозреваемый Темерханов или защитники Мусаев и Тренина.

Оба раза в Евтухов в категорической форме сказал: «У стрелявшего были СВЕТЛЫЕ волосы»! Протоколы допросов имеются в материалах делах.

Также Юлия Латынина молчит о том, что в первые дни после убийства абсолютно все очевидцы этого действа говорили о светлых волосах и «славянской внешности» убийцы. Даже представитель следкома, брат Юлии по мировосприятию, генералиссимус Маркин повторил это на камеры.

Первые показания, указывающие на Юсупа Темерханова, в деле появились лишь после задержания Юсупа Темерханова – спустя два месяца после убийства Буданова. Технология возникновения таких показаний общеизвестна.

Молчит лгунья Латынина еще и о том, что оплачивать явку свидетелей в суд защитникам пришлось потому и только потому, что суд так решил. Он отказал защитникам в вызове свидетелей, заявил буквально следующее: «Вам нужны эти свидетели? Сами и обеспечивайте их явку».

Что касается прокуроров, то они категорически отказались от допроса реальных очевидцев убийства Буданова, допрошенных на стадии предварительного расследования. Они пытались закончить рассмотрение дело без допроса ключевых свидетелей.

Вот и «представьте себе такое в американском суде».

В общем, Юлия Латынина снова рекомендует себя как лгунью, не заслуживающую доверия.

Тезис №6 (о деле Темерханова): «Есть замечательная пленка, на которой Мусаев угрожает одному из свидетелей, где он говорит «Теперь мы знаем, где вы живете». И он не знает, что его записали».

И снова Юлия Латынина лжёт.

Мусаев не говорил: «Теперь мы знаем, где Вы живёте». Он сказал: «мы теперь знаем, где Вы находитесь», — и вот в каком контексте сказал.

За неделю до судебного заседания — в понедельник 14 января 2013 года — какие-то опера сняли свидетеля Евтухова с рейса на Новосибирск, препроводили в некое «служебное помещение» и прессовали там всю ночь, затем отпустили. За три дня до судебного заседания, в пятницу, Евтухова, ехавшего в аэропорт Барнаула, чтобы вылететь на суд в Москву, снова похитили, и он пропал.

По горячим следам адвокатам удалось опросить родственников Евтухова, найти водителя такси, получить телефонный биллинг, информацию о регистрации на рейс, неявке на рейс и прочая. Самого свидетеля адвокаты найти не смогли. Как потом выяснилось, его в это время на явочной квартире «обрабатывали» опера.

21 января, когда снято известное видео, Евтухова уже «готовенького» притащили в суд. Свидетель был потерян: держался за голову, массировал виски, тяжело дышал, чуть не плакал, и боялся рассказать суду о том, что с ним произошло. Боялся, потому что опера-похитители сидели тут же в зале и в коридоре суда.

Именно поэтому Мусаев просил Евтухова, ЦИТАТА: «Александр Васильевич, расскажите все, как было. Я понимаю, Вам нелегко пришлось. Расскажите все, что было, начиная с понедельника, даже безотносительно показаний по делу. Мы не допустим продолжения этого, мы из кожи вон вылезем, мы теперь знаем, где Вы находитесь. Расскажите им, как было, пожалуйста. Вот журналисты сидят, об этом весь мир узнает. Они не смогут это продолжать».

Нужны комментарии?

Едва ли. Только вывод (хотя и он очевиден): Юлия Латынина — лгунья.

Тезис №7. «Мы же в свое время в «Новой» имели дело с Мусаевым, который приходил к нам и клялся Аллахом, что если он поймет, что его клиенты причастны к убийству Политковской, то он перестанет их защищать».

Во-первых, Юлия, эта лгунья из лгуний, всё время пытается ассоциировать себя с «Новой газетой» (это чтобы разбавить уважаемым именем репутацию сливного бачка). Поэтому она часто говорит: «Мы в «Новой».

Нет уж, Латынина – отдельно, а «Новая» — отдельно, пусть эта лгунья и пишет в газете.

Во-вторых, никому в «Новой» и, тем более, лгунье Латыниной, Мусаев Аллахом не клялся. Зато он раньше говорил и сейчас повторяет (в последний раз сегодня в суде): если ему предоставят доказательства причастности Джабраила Махмудова к убийству Анны Политковской, то он выйдет из дела.

Мусаев говорит это уже 5 лет, а доказательств всё нет. Есть только латынинская брехня. Поэтому Мусаев в деле.

А Латынина — лгунья.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире