11:56 , 08 февраля 2019

Сергей Юрский и питерское начальство

3047793

Смерть Сергея Юрского — невыносимая утрата для всякого, кто любит театр. И горько сознавать, что пришлось пережить замечательному актеру.

Сергея Юрского, артиста Большого драматического театра, ленинградская власть невзлюбила. Ему фактически запретили сниматься в Ленинграде и выступать. Его фамилию вычеркивали из любых статей в ленинградской прессе, он никогда не появлялся на экране телевидения в Ленинграде.

В Москве в конфликтной ситуации еще можно было найти защиту у кого-то из просвещенных вождей. А на местах люди были в полной власти провинциальных партийных секретарей.

В Ленинградском обкоме КПСС идеологией ведала Зинаида Круглова.

«Она тусклым голосом монотонно считывала с бумажки трафаретные фразы о расцвете социалистической культуры и ее перспективах, — описывал ее профессор Ефим Эткинд, — говорила она мертво, безнадежно скучно, не слишком грамотно и выглядела непроницаемо: ни тени улыбки, или волнения, или смущения, или еще чего-нибудь человеческого… Она славилась иезуитской логикой и непривычным в ее кругах открытым цинизмом… У нее было редкостно удачное для такой карьеры сочетание свойств: беззастенчивость и твердость, полное отсутствие мнений или дарований».

Один крупный ученый был избран почетным доктором западного университета. Но его не выпускали на церемонию. Круглова сказала:

 — Мы не можем отпустить вас на Запад. Это они безразличны к своим ученым, мы же свои кадры ценим и бережем.

 — Но, Зинаида Михайловна, меня там ждет докторская мантия, а не террористический акт.

 — Как знать, — ответила Круглова, — мы не можем поручиться, что они вам не сделают какой-нибудь укол, под влиянием которого вы будете говорить совсем не то, что думаете.

Такова была идеологическая атмосфера в городе, где первым секретарем сделали Григория Романова, который оказался куда более жестким руководителем, чем предполагало его окружение. Григорий Васильевич быстро стал членом политбюро, и уже со значением говорили, что «в Питере-то опять Романовы у власти».

Ленинградская интеллигенция Романова ненавидела и презирала.

Иногда Романов просто распалялся, выговаривал секретарю, занимавшемуся культурой:

 — Зачем ты ходишь на концерты Райкина? Это такой критикан…

Аркадий Исаакович Райкин старался сдавать свои программы в Москве, где к нему лучше относились. В конце концов он не выдержал давления ленинградского начальства и вместе со своим театром вынужден был покинуть родной город и перебраться в Москву, благо Райкин познакомился с Брежневым еще до войны в Днепропетровске, и это единственное, что его спасало. Брежнев дал Райкину вторую квартиру в Москве, а когда артист попросился в Москву, тут же помог. Ему выделили здание кинотеатра «Таджикистан» в Марьиной роще. Но тяжело больной Райкин сыграл в новом здании всего несколько месяцев.

Романов недовольно спрашивал секретаря обкома Василия Захарова:

 — Зачем к тебе ходит Товстоногов?

Георгий Товстоногов, один из самых ярких советских режиссеров, возглавлял Большой драматический театр. Захаров пояснил первому секретарю, что театр вернулся с длительных зарубежных гастролей, получивших высокую оценку зарубежной театральной общественности и прессы.

 — Почему он к тебе ходит? – Романов подозрительно смотрел на своего подчиненного.

 — Я веду в обкоме культуру, — объяснил Захаров. — А вы Товстоногова, кстати, не принимаете вообще.

– И не приму! Когда он был депутатом Верховного Совета, однажды мы с ним весь обеденный перерыв гуляли по Кремлю и беседовали на различные темы. Мне не нравятся многие его взгляды на политику и вопросы сегодняшней жизни, — с возмущением сказал Романов.

Георгий Товстоногов не смог защитить Юрского и со временем стал раздражаться из-за того, что артист доставляет ему так много неприятностей. Кончилось тем, что Юрский взял отпуск в театре на год. Вскоре он стал москвичом и начал играть в театре имени Моссовета. Мы, москвичи, от этого, конечно, только выиграли.

Писатель Даниил Александрович Гранин в перестроечные годы написал иронический роман, в котором низкорослый областной вождь — все узнали Романова — от постоянного вранья превращается в карлика.

Кто теперь, помимо историков советского периода вспомнит Григория Романова и его подручных? А Юрского, как и Райкина, зритель всегда любил и ценил… Но это слабое утешение! Чиновники мучили выдающихся артистов и тем самым сократили им жизнь.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире