В Москве состоялась презентация сборника статей «Афганский эндшпиль? — Афганистан в системе современных международных отношений», подготовленного молодыми экспертами Фонда исторической перспективы (рук.  — Н.А.Нарочницкая), Центра изучения современного Афганистана и Центра «Креативная дипломатия». Выход сборника связан с продекларированным Соединенными Штатами началом процедуры вывода американских сил из Афганистана. Удастся ли Кабулу после вывода сил НАТО и США сохранить стабильность в стране? В какой степени безопасность России зависит от дальнейшего присутствия иностранных сил в Афганистане?

В сборнике проанализирована экономическая ситуация в стране (статья Н.Мендковича), роль Пакистана в афганском конфликте (П.Топычканов), уроки афганской войны для НАТО (Н.Бурлинова), соперничество США и Ирана в Афганистане (Ю.Свешникова), взаимоотношения Кабула со странами Центральной Азии (исследователь из Узбекистана Галия Ибрагимова).

Принято считать, что для тех политических игроков, интересы которых пересекаются в регионе, Афганистан имеет лишь военно-стратегическое значение, и рассуждать о присутствии в стране принято лишь в контексте интересов обеспечения безопасности. Сотрудник Центра изучения современного Афганистана, один из ярких представителей молодого поколения экспертов по региону Никита Мендкович  — один из немногих исследователей, которые пишут об афганской экономике и афганском экономическом потенциале.

Дискуссия показала, что никакого единого взгляда российских экспертов на перспективы афганского урегулирования не существует. То, что у каждого эксперта своя степень скепсиса  — вполне естественно, но такого разброса мнений в отношении реальных целей и мотивов США и западного мира я, честно говоря, не ожидала:).

Руководитель Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар посетовал, что Афганистану накладно и бессмысленно содержать 300-тысячную армию, и надо переходить на мобильные отряды профессиональных коммандос:). Сотрудник аппарата ОДКБ Александр Бобров рассказал о путях решения проблем афганского урегулирования, которые предлагают ОДКБ и ШОС, о существующих форматах переговоров  — есть такие, которые предусматривают непосредственное участие Афганистана, а есть и такие, которые и вовсе не предусматривают  — глупо отрицать, что Афганистан пока в гораздо большей степени объект международной политики, нежели её субъект….. Бобров отметил, что единственная страна, которая отрицает коллективные усилия, блокирует работу ОДКБ и настаивает исключительно на двусторонних отношениях с Афганистаном  — это Узбекистан…

Выступивший на презентации советник посла Афганистана в РФ, бывший посол Афганистана в Узбекистане Сабир Барьялай (интересно, а не сын ли он бывшего секретаря ЦК НДПА, одного из лидеров парчамистов, кузена Бабрака Кармаля Махмуда Барьялая???... Если так, то мы с этим Барьялаем дальние-дальние, но родственники:))) мягко, но настойчиво подчеркнул, что Афганистану нужно предоставить возможность самому решать свою судьбу, в чем его горячо поддержал полковник Олег Кулаков, один из наших ведущих военных экспертов по Ирану и Афганистану. Высказал господин Барьялай и много других, мягко говоря, спорных суждений  — в частности, попытался оспорить принятую всеми аксиому о том, что Карзай  — проамериканский политик:), а также попытался убедить присутствующих в том, что талибы есть не реальность, данная нам в ощущениях, а скорее пропагандистский миф, мотивируя это тем, что в его родном Джелалабаде близ пакистанской границы никто живого талиба в глаза не видел, а бороды там носят все (у самого господина Барьялая, разумеется, никакой бороды нет:)). Афганского советника поддержал Кулаков, приведший статистику реальных человеческих потерь в Афганистане, среди которых погибшие от рук талибов составляют незначительный процент. Насколько я понимаю, Кулаков выступает за минимизацию нашего присутствия в Афганистане, считая её нерентабельной и неоправданной. Кулаков, припоминая свой давнишний разговор в Душанбе с братом Ахмад-Шаха Масуда, просившего у России помощи в восстановлении промышленных объектов («вы же сами всё это повзрывали, где гарантии, что не взорвёте снова?...»), настаивает на том, что притязания талибов никогда не распространялись шире афганских границ, и надо их локализовать в их естественных ареалах, и пусть живут как хотят.

Господину Барьялаю и Олегу Кулакову оппонировал старейший наш востоковед Геннадий Петрович Ежов, изучающий Афганистан больше 65 лет, начинавший работать там еще в 50-е годы (!!!). Он мягко намекнул дискутантам, что тем же хазарейцам, помнящим, как 2-м тысячам их соплеменников талибы, занявшие Мазари-Шариф, отрезали головы в прямом телеэфире, будет сложновато считать Талибан пропагандистским мифом. Ежов отметил, что в стабилизации ситуации в стране менее всех заинтересован Пакистан, в котором проживает пуштунов больше, чем в самом Афганистане. Саид Гафуров, который заметил, что талибы, может, и «пропагандистский миф», однако Соединенные Штаты совершенно официально воспринимают их как полноправного участника переговоров, протащив через Совет Безопасности ООН документ о том, что Талибан не является составной частью Аль-Каиды (необходимость борьбы с Аль-Каидой была основным формальным поводом, оправдывающим американское военное присутствие в стране, и на начальном этапе Талибан объявлялся Штатами структурным подразделением Аль-Каиды, подробней об этом см. нашу статью об Аль-Каиде.

Заведующий сектором Афганистана Института востоковедения РАН Виктор Коргун также предостерег от иллюзий относительно сокращения американского военного присутствия.

Я выступала одной из последних. Сказала о том, что частичное сокращение американского военного контингента в Афганистане ни в коем случае не надо воспринимать как результат качественных изменений ситуации в самом Афганистане и продуманную стратегию исхода, а лишь как ситуативную реакцию на внутренний финансовый, бюджетный и социальный кризис в США. Содержать большой военный контингент становится накладно не только Штатам, но и другим странам НАТО (Европу тоже раздирает кризис), но это временные трудности, наложившиеся друг на друга. По мере того, как США будет справляться с кризисом, её военное присутствие в регионе восстановится в прежнем объёме, если не станет больше. В случае же весьма вероятного прихода в скором времени республиканской администрации  — тем более. Поспорила я и с Нессаром  — считаю, что в условиях внешней агрессии и внутренней нестабильности сокращать регулярную армию было бы безумием. Афганистан не в том положении, чтобы позволить себе маленькую профессиональную армию. Ливийский опыт показывает, что единственный способ отстоять свой суверенитет  — сильная регулярная армия, подкрепленная массовым народным ополчением, которое возможно лишь в случае такой национальной консолидации, о которой Афганистан, увы, пока может лишь мечтать…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире