17:34 , 17 октября 2009

Нужно учиться махать кулаками и после драки

На своем веку я повидала немало политических кризисов, в том числе и парламентских. Нынешний кризис, пожалуй, самый скоротечный. Он начался в 10 часов утра 14 октября в начале заседания Думы, и, как говорят посвященные люди, к часу дня уже завершился. Демарш длился три часа. Он выглядит достаточно странно: уж очень непоследовательное поведение демонстрировали все три фракции. Но, если разобраться, их поведение легко можно объяснить. Ведь с самого начала было понятно, что действия трех фракций импульсивны и не согласованы. Это можно было наблюдать и по тому, как асинхронно они возвращаются в зал заседаний, и по тому, насколько разнятся у них требования, которые они выдвигают и предъявляют власти.

Коммунисты в данном случае самые стойкие: им по определению положено быть таковыми. Однако их запала тоже надолго не хватит. Я не удивлюсь, если они вернутся не позднее 24 октября, то есть после встречи с президентом Медведевым. Однако они могут вернуться еще раньше под каким-то благовидным предлогом. Две другие фракции уже вернулись.

Вместе с тем реакцию оппозиции можно понять, потому что всех действительно «обобрали», «надули», «отписали» голоса. Рано или поздно такой передел процентов не мог остаться без соответствующей реакции. Тем не менее в других странах такое поведение власти вызвало бы не бурю в стакане воды, а, безусловно, отмену итогов выборов, судебное преследование виновных, а также политические последствия в виде каких-то организационных, кадровых перестановок и так далее. У нас же всё это захлебнулось. Отчасти это еще раз подтверждает тезис о том, что наша оппозиция – это «оппозиция его величества».

Кроме того, у нас никогда судебные дела по пересмотру итогов выборов «не шли до конца». То есть по каким-то отдельным локальным участкам – да, в каких-то регионах – да, а в масштабах всей страны – нет. А ведь акция протеста оппозиционных партий – шанс чего-то добиться, потому что день голосования охватывает практически всю территорию Российской Федерации: нарушения были везде. У наблюдателей, у многих людей есть об этом документальные свидетельства. Тем не менее, практически ничего не происходит. Это говорит о том, что фракции будут торговаться – в той степени, в которой им позволят.

Сегодня власть относится к таким кризисам весьма спокойно и индифферентно. Во времена моего депутатства уполномоченные сотрудники Администрации Президента приезжали разрешать политические кризисы к нам в Думу. Встречались с фракциями, вели задушевные приватные беседы с лидерами, привозили с собой аргументы и доводы (не поймите это в пошло-примитивном смысле, тогда не бабло побеждало зло), носился по Думе взмыленный Косопкин, а то и первые лица АП. В последующих Думах при случайном возникновении каких-либо осложнений лидеров зазывали в 14-й корпус, и процедура была значительно упрощена. Нынешнее бурление говн человек, похожий на Натана Дубовицкого разрулил по телефону, не заезжая ни в Думу, ни к себе в кабинет. Tempora mutantur…. Знающие люди говорят, что всё разрулилось чуть ли не SMS-ками, посредством телефонных звонков. С одной стороны, в этом виновата оппозиция, потому что такое несогласованное и позорное, на мой взгляд, поведение дает повод власти не принимать кризис всерьез. С другой стороны, этот кризис – упущенный шанс для всех, для власти в том числе. С оппозицией понятно.

Сомневаюсь, что 24-го октября произойдет что-то такое, что будет заслуживать отдельного внимания. Скорее всего, все поворчат и успокоятся. Однако бесследно ничего не проходит, и раздражение будет накапливаться. Поэтому мне кажется, что для того, чтобы этот квазикризис не перерос впоследствии в кризис настоящий, власть, по логике, должна предпринять какие-то действия, чтобы подобного впредь не повторилось.

На самом деле «Единая Россия» безоговорочно выборы выиграла – «по очкам», это дело понятное. По-другому и быть не могло, ведь вся пропагандистская машина, средства массовой информации, а главное — административный ресурс работают на ЕР. Но оппозиция же и не ставит под сомнение формальное лидерство ЕР, не говорит о том, что Единая Россия выборы проиграла. Но одно дело – получить 40%, а другое дело – получить 70%. Если ты получил 70%, а твой соперник – 30%, здесь по большому счету не важно, приписал ты 10% себе или нет. Но если ты получил 55%, а твой соперник – 45%, тут очень важно, приписал ли ты себе эти 10%, потому что от этого зависит твоя победа, подлинная она или ложная.

Что касается Москвы, приведу пример из личного опыта. Я пришла голосовать поздно, за час до закрытия участков, и посмотрела «амбарную книгу», где отмечаются все проголосовавшие на участке. По моей оценке в книге было всего 10-15% подписей, а председатель избирательной комиссии мне сообщил, что, мол, они отчитаются за нормальную явку. Кроме того, наблюдатели отмечают, что реальная явка нигде не превысила 20%. Те, кто работали в избирательных комиссиях, говорят, что были указания из префектур и из мэрии, что нужно выдать необходимый результат. Ясно, что все документальные нарушения, имевшие место, будут рассматриваться в суде. Я не очень верю, что это что-то изменит. Однако долг оппозиции – не оставлять такое без внимания.

Те руководители регионов, которые допустили нарушения (в Москве, Туле и Марий-Эл) и особенно отличились на этом поприще, собственно, «оказали медвежью услугу» той же Единой России и Президенту. Очень сомневаюсь, что такой скандал выгоден партии власти с точки зрения имиджа и репутации.

То, что касается кризиса в целом, это – лишь первый звоночек, действительно такого не было уже очень давно. Несколько лет была тишь, гладь да божья благодать. Но всё имеет свойство накапливаться. Так что, мне кажется, что это первый симптом прорыва гнойника. Когда я говорю «гнойник», то подразумеваю не одну лишь власть.

Сама оппозиция не то, что не возрождается, наоборот: она загнивает и испускает миазмы зловония. То есть она нуждается в качественном обновлении и в изменении как тактики, так и кадрового состава. Другое дело, что оппозиция привыкла быть беззубой за эти восемь спокойных лет взаимоотношений между Президентом и парламентом. Причем выражалось это буквально во всем, политическое поле сжималось. Депутаты регулярно принимали поправки в думский регламент, которые ущемляли их же собственные права. Но существует предел падения. До людей дошло, что более прогибаться нельзя, иначе просто можно поставить под сомнение смысл оппозиции в целом.

Что касается партий. На эсеров цыкнули, и они сразу заявили о перемене позиции и возвращении в зал. Типа, бес попутал. Жириновский обычно никогда на власть, так сказать, хвост не задирает. В данном случае просто ущемлены его личные интересы (причем не только амбиции, но и материальные интересы). Коммунисты — с ними всё понятно, потому что даже с тем валом фальсификаций очевидно, что они заняли устойчивое второе место по всем регионам. Им и карты в руки, потому что именно у них основной массив доказательств этих фальсификаций. Теперь всё зависит от того, насколько далеко они захотят пойти. Грубо говоря, если они будут и дальше себя так вести, то потеряют свою социальную базу и электорат. Тогда коммунисты маргинализуются, а их сторонники просто разбредутся, пополнят ряды тех, кто не ходит на выборы и портит бюллетени. Сейчас партийная система настолько узка, что людям и деться, собственно, некуда. Куда податься разочарованному избирателю КПРФ, если нет других зарегистрированных левых партий?..

Если подводить итог, можно сказать, что день голосования и то, что за ним последовало, на мой взгляд, – симптом того, что сам институт выборов все больше и больше превращается в абсурд. Конечно, люди, которые как-то ангажированы или просто заинтересованы, будут и дальше ходить выбирать депутатов, но это будет уже чистый ритуал, который не имеет под собой никакого реального смысла.

http://www.russ.ru/pole/Nado-sdelat-vyvody



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире