03:24 , 26 сентября 2009

Апергиа, эпанастасиа, элефтериа, коммунисмос!

В Греции не быть левым неприлично. Сказать о том, что ты поддерживаешь правящую «Новую демократию» или переродившийся оппортунистический ПАСОК — всё равно, что признаться в ночном недержании мочи, а что написано про Нэа Дымократиа и ПАСОК на уличных граффити, вообще переводить не стоит, ибо для дамских ушей это не предназначено.

Скоро год, как Афины, Салоники и другие крупные греческие города живут в состоянии перманентной революции — с ноября прошлого года по ночам то здесь, то там громыхает перестрелка, а асфальтовое покрытие центральных проспектов Александрас, Сингру, Панэпистимиу и Василиас Софьяс испещрено рытвинами и огромными черными пятнами от горящих бочек, автомобилей и баррикад.

Непосредственным поводом к началу общегреческого восстания стало убийство 6 декабря 2008 года полицейскими подростка Алексиса Григоропулоса. С ноября Греция была охвачена общегреческой забастовкой — на традиционную греческую протестную активность наложился кризис, поразивший Грецию ничуть не в меньшей степени, чем другие европейские страны.

С 6 декабря «народное восстание в Греции продолжается во всех секторах общества. В конце января медицинский персонал захватил госпиталь в Афинах и стал оказывать всем пациентам бесплатные медицинские услуги, протестуя против политики властей в области здравоохранения. В начале февраля актеры и музыканты захватили национальный драматический театр в Афинах, чтобы превратить его в очаг культуры, а не место извлечения прибыли. Многие университеты и отдельные факультеты по всей стране заняты студентами и перешли на самоуправление; студенты сами организуют курсы и семинары. Крестьяне протестуют против аграрной политики правительства… (Umanita Nova, 15 febbraio 2009)»...

На народный протест власть ответила усилением репрессивного террора, массовыми увольнениями и арестами. 23 декабря активист профсоюза иммигрантов-уборщиков болгарка Костадина Кунева возвращалась домой, на нее напали наемные убийцы, выплеснувшие ей в лицо серную кислоту. Она обезображена и лишилась глаза, и теперь за ее жизнь борются в палате интенсивной терапии в афинской больнице Евангелисмос.

Костадина возглавляла борьбу против компании OIKOMET, принадлежащей капиталисту, входящему в руководство ПАСОК. Хозяева компании сначала пытались запугать Костадину, стреляя в ее мать, а затем расправились и над ней самой. Наши греческие товарищи, навещающие Костадину в госпитале, говорят о том, что её состояние настолько тяжелое, что врачи не могут гарантировать ей жизнь.

Настоящими штабами революции стали университеты — Национальный Афинский университет, прославившийся героической борьбой с диктатурой черных полковников Политехнион и Пантеон — университет политических наук, настоящая фабрика по производству революционеров — перешли на полное революционное самоуправление. Общенациональная греческая апергиа — забастовка — происходит в среднем раз в 2 недели, а забастовки отдельных отраслей чередуются, сменяя друг друга.

В такую Грецию мы с Саидом Гафуровым приехали, дабы принять участие в подготовительном комитете Европейского Социального Форума (сам форум пройдет в 2010 году в Стамбуле).

Наш близкий друг и боевой товарищ, лидер Революционной Рабочей партии Савас Матсас, встретивший нас в аэропорту, предупредил, что в этот раз Акрополь, скорее всего, посмотреть не удастся, потому что работники Акрополя уже неделю как бастуют. С истинно российским упрямством мы, разумеется, сразу ломанулись туда и были вознаграждены: нас пустили на Акрополь ровно на 20 минут — апергиа, эпанастасиа!

Белый мрамор стен Академии Наук исписан анархистскими лозунгами, на улицах коммунистических и анархистских плакатов больше, чем рекламы и концертных афиш вместе взятых. При этом коммунистического единства нет и в помине — Революционная Рабочая партия терпеть не может Синаспизмос и Сиризу, Синаспизмос терпеть не может ЕЕК и ОКДЕ, и все вместе они ненавидят Компартию Греции во главе с пассионарией Алекой Папаригой, которая, в свою очередь, проклинает всех вышеперечисленных страшными проклятиями. Особенность греческих левых — они не очень любят ходить на выборы.

Компартия Греции хоть и обладает третьей по величине фракцией в парламенте, голосуют за неё совсем не дружно, ибо абсолютное большинство левых КПГ на дух не переносит. Вывести полмиллиона человек на улицу — это пожалуйста, а вот голосовать — увольте, спасибо, не надо.

В этом и заключается ответ на вопрос, почему электоральные успехи левых весьма скромны при огромном революционном подъеме и сильных левых настроениях масс. Голоса считают от количества проголосовавших, а левые голосуют крайне недисциплинированно, либо не голосуют вовсе. Большинство греческих коммунистов либо голосуют ногами, игнорируя выборы (в отличие от парламентского кретинизма российских коммунистов, представляющих другую крайность), либо рисуют в бюллетене фаллос, либо голосуют за мелкие партии и блоки, которые не преодолевают электоральный барьер. Всё остальное забирает КПГ и формирует парламентскую фракцию.

Ситуация диаметрально противоположна российской — в России КПРФ набирает много голосов на выборах, но массовых акций протеста нет, а в Греции гораздо более вероятен приход к власти левых через революцию и вооруженное восстание, чем через бюллетени.

Оргкомитет Европейского Социального Форума, на котором мы представляли Россию, проходил в Пантеоне. Конфликт левого, демократического Университета Пантеон с правым муниципалитетом Афин принял неординарные формы: мэрия понатыкала вокруг университета по обеим сторонам проспекта целую россыпь секс-шопов, стриптиз-клубов и пип-шоу.

Извращённая фантазия греческих капиталистов попыталась изобразить университет как этакий блядский домик — пока мы вечером, облазив за день весь исторический центр города, нарезали круги по университетским дворам, разыскивая место заседания, мы то и дело попадали в двери с манящими неоновыми вывесками «Камасутра», «Мир секса» и «Аромат любви».

В первый вечер мы выступали на семинаре стран Центральной и Восточной Европы — восточноевропейские левые рассказывали о кризисе в своих странах и просили Форум обратить особое внимание на регион, как на не просто наиболее пострадавший, а подошедший к кризису с наихудшими стартовыми условиями.

Уже почти ночью пешком поднялись на Ликавит и завороженно смотрели на огни ночных Афин…

Кто сказал, что в сутках 24 часа?... У нас их даже не 48 было….

Утром второго дня один из нас проводил трехчасовой семинар по мировому кризису афинским троцкистам и был закидан вопросами, а другая в это время вникала в тонкости организации Европейского Социального Форума-2010.

Следующий Соцфорум состоится 24-27 июня 2010 на берегу Босфора, в Стамбуле. Не обошлось без традиционных разборок турок с курдами — курды бойкотируют стамбульский ЕСФ и буквально в эти дни проводят альтернативный Месопотамский Социальный форум в Диярбакыре (кстати, РКСМ и Левый Фронт, руководство которых я представляла на Оргкомитете, всегда поддерживали борьбу турецких курдов, и мы сделали максимум возможного, чтобы два турецких Форума «подружились»).

Верхушка ЕСФ — французы и итальянцы — до сих пор не примирилась с тем, что право на организацию ЕСФ-2010 отошло туркам, чья принадлежность к Европе постоянно ставится под сомнение.

В кулуарах мы наперебой очаровывали милую турчанку — представителя стамбульского оргкомитета — и Марко Берлингуэра, сына экс-руководителя итальянской Компартии Энрико Берлингуэра.

В выступлении на пленарном заседании мы внесли свои предложения в повестку дня и программу Форума, после чего, посчитав свою миссию выполненной, покинули «гнездо оппортунизма», по выражению Саваса Матсаса.

Вечер трудного дня прошел на конференции, посвященной 30-летию исламской революции в Иране. 4 часа изумительных докладов о движущих силах политического ислама в исполнении афинских виртуозов троцкизма в прокуренной кофейне — это фантастически здорово. Немного смущало то, что мы слушали перевод на английский и на французский, а это скрадывало живую прелесть языка Саваса и его коллег. Тем не менее, на каком бы языке тебе не рассказывали, магию семимиллионной тегеранской толпы чувствуешь прекрасно…

Докладчики уже устали, а вопросы всё сыпались и сыпались — молодые афинские интеллектуалы, студенты, журналисты, фабричные рабочие вникали в тонкости шиитской доктрины, спрашивали о деталях борьбы левых с шахским режимом и аятоллами, о разнице между антиимпериалистической, антиамериканской позицией аятолл, и позицией моджахеддин-э-хальк, левых аятолл и иранских коммунистов — партии ТУДЭ… Савас рассказал и об иранских троцкистах, чем вызвал культурный шок даже у прекрасно подготовленной аудитории…

Утром встали в 5 утра и поехали смотреть Храм Зевса и гулять по Плаке у подножия Акрополя и по Национальному Афинскому парку. Вечером, когда в центре Афин собиралась профсоюзная демонстрация, мы уже летели в Москву, из революционного лета — в слякотное бонапартистское болото…

Привезли с собой кусочек теплого солнышка и немножко опыта греческих товарищей, который, хотелось бы думать, нам пригодится….




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире