07:26 , 14 октября 2021

Путешествия трупа — это не всегда комедия





Мой личный фаворит конкурса Казанского Международного Фестиваля Мусульманского Кино   -   фильм израильтянина Роя Криспела «Отец Омара»  («Абу Омар»)   -  получил приз жюри Гильдии киноведов и кинокритиков «Слон», и это было лёгким, единодушным решением.  Однако само включение в программу фестиваля мусульманского кино  израильской картины  лёгким решением не было    -  в истории КМФМК это, если мне не изменяет память, второй прецедент,  и отрадно, что дискуссии закончились в пользу включения «Отца Омара» в конкурс. 

Пацифистская драма с высоким гуманистическим посылом в самом Израиле закономерно подверглась шквалу критики со стороны правых шовинистических кругов за «пропалестинскую» позицию, тогда как акценты расставлены в ней вполне тактично и справедливо.  Злоключения главного героя (палестинский актер Каис Нашиф)  -  араба, из-за комендантского часа в период палестино-израильской эскалации не могущего попасть домой, чтобы похоронить маленького сына, превращаются в нескончаемый квест, бег с препятствиями. Сердобольная израильтянка, вызвавшаяся ему помочь и сопровождающая героя на протяжении всей его долгой, муторной и многотрудной дороги  (Шани Верчик)   -   второй центральный персонаж этого трогательного, пропитанного горьким юмором роуд-муви. 

Слому зрительского стереотипа о том, что путешествия трупа это всегда атрибут комедийного жанра, способствует не только тонкий, глубоко  психологичный рисунок обеих главных ролей, но и сам обстоятельственный контекст:  герои, ставшие заложниками одного из самых острых конфликтов в одной из самых кровоточащих горячих точек планеты, сумевшие сблизиться, показав пример того, что любая вражда преодолима, если оставаться человеком.  Прекрасный актерский дуэт Нашиф  -  Верчик мотается по Палестине под символический саундтрек  -  песни Энрико Масиаса, живого воплощения интернационализма, языкового многоголосия и культурной полифонии.  

Присутствует в фильме и весьма своеобразный «русский след»:  сын главного героя получил своё имя в честь Омара Шарифа, сыгравшего в любимом фильме матери героя   «о мужчине, который путешествует по России, спасаясь от войны»   —   наверное, это самый необычный синопсис «Доктора Живаго», который вам приходилось слышать.

Ещё одна короткометражка   -  «Юха» Тани Черногузовой   -  получила диплом Гильдии киноведов и кинокритиков за остроумный и креативный подход к татарской народной легенде.  Молодая кинематографистка буквально за три копейки сняла фантазийную 11-минутную картину по сказке Габдуллы Тукая в изящной параджановской манере.



  Если израильская картина вызывала споры на отборочном этапе, то картина-победитель, удостоенная Гран-при фестиваля  -  «18  килогерц» Фархата Шарипова   -   породила горячие дискуссии уже постфактум, после распределения призов.

Молодой казахстанский режиссер, сценарист, продюсер Фархат Шарипов к своим 37 годам снял четыре фильма, заявив о себе как об одном из ярких авторов остросоциального кино.  Международную известность он получил два года назад, когда его «Тренинг личностного роста» выиграл Московский Международный Кинофестиваль. 

«18 килогерц»    -  вольная экранизация повести Зары Есенаман «Хардкор» о казахстанских героиновых 90-х,  уже успевшая выиграть Варшавский кинофестиваль, кинофестиваль в Коттбусе, вот теперь и КМФМК и, судя по всему, это только начало триумфального шествия картины по фестивалям.   

 Собственно говоря, тотальная наркотизация казахстанских городов   -  до сих пор вполне себе актуальная проблема, но авторы фильма реконструируют именно проклятые 90-е, когда масштабы бедствия приближались к катастрофическим.  Фильм ценен прежде всего как историческая реконструкция,  воссоздающая реалии четвертьвековой давности с фотографической и прямо таки осязательной достоверностью.  Когда на церемонии закрытия КМФМК председатель жюри фестиваля Эльчин Мусаоглу сравнил картину Шарипова со «знаменем перестройки»   -  советской документальной лентой Юриса Подниекса  «Легко ли быть молодым», он был прав и неправ одновременно. «Легко ли быть молодым» снималось на излёте СССР и на заре перестройки, когда интеллигенция ещё мыслила категориями единой страны, которую нужно было спасти, найти выход из кризиса, а в фокусе внимания был человек слегка сбитый с толку, заблудившийся, запутавшийся в переоценке ценностей, но всё равно ещё советский. 

Раннеперестроечное кино было озабочено поиском катарсиса, света в конце тоннеля. Казахстан в фильме «18 килогерц»    -  фильм без катарсиса и вообще без каких-либо нравственных поучений, это просто слепок времени. В то же время упрёки множества критиков о том, что фильм смакует и чуть ли не пропагандирует пороки, несостоятельны   -  страшная и неизбежная смерть большинства персонажей картины, конечно, ещё не превращает кино в антинаркотический манифест, но и ни о какой пропаганде и даже попытке оправдания речи быть не может.

 В кадре нюхают, ширяются, беспрестанно матерятся, но, увы, ни нарочитым, ни фальшивым  это не выглядит   -  собственно, львиную часть исполнителей ролей Шарипов нашёл на алма-атинских улицах и в притонах, снимались в основном непрофессионалы.  Однако на главную троицу    -   Алибека Адикена  (стопроцентно будущая казахстанская кинозвезда), Мусахана Жумаханова, Камилу Фун-Со   -   следует обратить внимание.  



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире