13:20 , 19 мая 2021

Процесс по делу Платошкина закончился, не успев начаться — репортаж из зала суда



Вчера в 6 часов 40 минут утра в квартиру Николая Николаевича Платошкина позвонили: «Одевайтесь, едем в суд».  «А почему не в 3 часа ночи?  -   спросил заспанный Платошкин.  – Заседание суда только в десять».  «То есть, вы отказываетесь?  -  обрадовался пристав.  -  Тогда мы вас доставим принудительно!»

И прыг-скок: «Я хочу осмотреть квартиру!»

«Бомбы в домашних условиях я не изготовляю, успокойтесь. И трусы при вас переодевать не буду.  Ждите за дверью»,  -  сказал Платошкин.

Домашний арест  -  понятие растяжимое, его условия определяет судья. Если ты любовница Министра обороны, то ты можешь, будучи под арестом, шляться по бутикам и спа-салонам.  Но Платошкин  -  не любовница Министра обороны.  У Платошкина   -  самые жёсткие условия домашнего ареста, такие же, какие были в своё время у Удальцова.  Выходить нельзя даже на балкон.  Если выйти на лестничную клетку выбросить мусор в мусоропровод   -  срабатывает электронный браслет на ноге, и к тебе тут же приезжают   -  ты нарушил режим домашнего ареста.  Кстати, вызвать скорую в случае, если вдруг поплохеет, Платошкин тоже не может  -  все мобильные средства связи у него изъяты и пользоваться ими запрещено, а домашний телефон ему недавно загадочным образом отключили   -  гудка в трубке нет. На вчерашнюю просьбу подсудимого о починке телефонного аппарата судья ответила отказом.

Сама доставка опаснейшего карбонария, революционера и врага государства номер один в Гагаринский суд   -  это квест с налётом джеймсбондовщины. Вывозят за три часа   -  чтобы люди, которые придут поддержать арестанта к его дому, ни в коем случае не увидели общественно опасного субъекта.  В машине конвоиры в лучших традициях дешёвого полицейского триллера категории «В» переговаривались по рации с начальством, как  проехать к суду так, чтобы запутать следы (каждый раз везут разными путями) и, опять же, объехать огромную толпу сторонников, собирающуюся  у здания суда.  На этот раз привезли через какой-то подземный бункер  (наши суды это не только «вместилища страданий и слёз», как поют барды, но и чудеса фортификации). Ворота заклинило, и они не открывались, в общем, весь набор киношных приколов. Люди, собравшиеся вчера у здания Гагаринского суда, с удивлением узнали, что подсудимый уже два часа маринуется в здании.  «А может, его уже и осудили, и можно расходиться??»   -  волновались люди.  В общем, люди были недалеки от истины.  Платошкина осудили и приговорили уже год назад, а весь дешёвый спектакль, который мы наблюдаем уже год,  -  дымовая завеса для лохов.

Как и в прошлый раз, в зал суда из нескольких сотен собравшихся пропустили десяток человек, в числе которых была и ваша покорная слуга.  Заседание   шло 10 часов (!!!), и для того, чтобы его описать, мне не хватит красноречия    -  меня, вообще-то, трудно чем-то удивить, я завсегдатай судов, но в данном случае даже у меня глаза вылезали на лоб.  Я всё подробно запротоколировала, но сухой протокол, конечно, не передает атмосферы.

Чтобы вам было понятно   -  вчерашнее заседание было по сути первым заседанием, на котором дело начали рассматривать по существу, но никто   -  ни сам обвиняемый, ни три его блестящих адвоката-суперпрофи, среди которых особенно хочется выделить Татьяну Перситскую, взявшую на себя всю тяжесть скрупулёзного исследования «доказательств»,   -  никто не ожидал, что первое ЗА ГОД содержательное заседание суда окажется и последним.

Симптоматично, что именно вчера у Платошкина вдруг нарисовался ещё один государственный обвинитель:  молоденький прокурор с лицом человека, сохранившего остатки совести, от заседания к заседанию как-то всё больше и больше обмякал, видимо, сознавая абсурд происходящего и краснея до самых корней волос, так вот вчера ему прислали подмогу  -  обвинение-то, в отличие от всех нас, прекрасно знало, что заседание финальное, и чтобы всё прошло гладко, прислали дополнительного обвинителя   -  совсем студенческого вида, молоденького, но уже борзого, охочего до звездочек  на погонах, по фамилии Шапошников.  Платошкин поинтересовался, познакомился ли новый гособвинитель с материалами дела    -  вопрос остался без ответа.  Платошкин попытался заявить   ему отвод   -  отвод был предсказуемо отклонён судьёй.  Шапошников с рвением и упорством, достойным лучшего применения, и исполнял вчера позорное соло, пока его напарник краснел и вздыхал.

Кроме похвалы в адрес адвокатов, не могу не отметить высочайший юридический профессионализм самого Платошкина, который, в общем, прекрасно справлялся с собственной защитой    -  от его цепкого и хваткого внимания не ускользнула ни одна цифра, ни одна буква,   — не припоминаю, чтобы кто-то из известных мне политических подсудимых настолько квалифицированно защищался.  Защита заявила о вызове трёх с лишним десятков свидетелей и нескольких экспертов   -  айтишника, лингвиста, медика и других.  Подсудимый также, со своей стороны, заявил о вызове ряда должностных лиц в качестве свидетелей   -  каждое ходатайство было скрупулёзно мотивировано.  В числе лиц, которых подсудимый просил вызвать в суд, были:

-  руководитель отдела по расследованию киберпреступлений и преступлений в сфере высоких технологий СК России Константин Комарда   -  именно он формальный инициатор возбуждения уголовного дела против Платошкина, усмотревший в 24 его видеороликах признаки преступления по статье  (следите за руками!) 212.3  -   Призывы к массовым беспорядкам, сопровождающимся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, или к участию в них, а равно призывы к насилию над гражданами.  Это, кстати, не тяжёлая статья   -  до двух лет, но в чем состояли эти призывы, так никто и не пояснил.  И вчера не пояснили  -  судья отказала защите в просмотре роликов, положенных в основу обвинения.  Кроме этого, инициировавший уголовное дело Комарда обвинил Платошкина в том, что тот «разместил в сети интернет заведомо ложную информацию о критической экономической ситуации в стране, а также сведения о внешней и внутренней политике Российской Федерации».  Это, конечно, страшное преступление.  Всем зрадам зрада!  Вчера Платошкин сообщил, что его мнение совпадает с мнением руководителя Счетной Палаты Алексея Кудрина, не так давно выступившего со статьёй «В ожидании взрыва»  -  так Кудрин говорит, что Россия не справляется с бедностью, и бедность стала позором.  Ходатайство о вызове в суд Кудрина, которого Платошкин обильно цитировал в своих роликах, также было приложено.

-   руководитель следственной группы по «делу Платошкина», старший следователь по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против госвласти и в сфере экономики ГСУ СКР, подполковник Александр Избенко, недавно, кстати, награждённый Путиным медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.  Заслуги Избенко, в частности,  заключались в том, что он втихаря изменил, переквалифицировал обвинение на тяжкую статью   -  вместо травоядных «призывов к беспорядкам» в обвинении появилась статья 212.1.1   «Склонение, вербовка или иное вовлечение лица в организацию массовых беспорядков», а это уже от 5 до 10 лет.  Вчера Платошкин и его защита безуспешно пытались выяснить, где хотя бы один человек или группа людей, которые стали объектом этой вербовки, но высокому суду, вестимо, не до таких пренебрежимых мелочей,  — приговор писать надо.

-  кроме этого, Платошкин ходатайствовал о вызове в суд Министров здравоохранения Рязанской области Прилуцкого, Московской области Стригунковой и Москвы  — Хрипуна, поскольку ещё одна статья, по которой его обвиняют  -  207.1: «Заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий».  Звучит-то как!  Оказывается, на деле Платошкину вменяются…. неблаговидные отзывы о состоянии нашей медицины, оказавшейся не готовой к пандемии коронавируса    -   об этом Платошкин рассказывал, будучи в поездках по Московской и Рязанской области.  Критиковать нашу медицину, оказывается, тоже преступление.  При этом, отец Платошкина, проживающий в Раменском районе, вчера в суде подтвердил, что районная больница закрыта уже несколько лет  (якобы на ремонт).  В общем, ходатайства о вызове в суд министров свидетелями, чтобы они пояснили за коечный фонд, также остались без удовлетворения.

-  следующее ходатайство   -  о вызове в суд проводившего обыски в квартире Платошкина майора юстиции Тагира Габдрахманова   -  того самого, что при свидетелях обещал подсудимого, что тот сядет надолго, а сторонников Платошкина сравнил с собаками.  При проведении обыска он привез с собой на служебном транспорте двух ряженых, назвав их «понятыми»  -  неких Красноярова и Исакулина, адрес проживания у которых по документам совпадает  (высокие, видимо, отношения у людей).

-   попросил подсудимый о вызове в суд замруководителя следственной группы Светланы Зиновой, с чьей подачи в один прекрасный момент в платошкинском обвинении появилась статья 278.1  -  вооружённый захват власти (!!!)  -  правда, потом так же быстро исчезла, как и появилась, а следователь Скворцов сказал Платошкину:  «Вот видите, Николай Николаевич, уж полного злодея мы решили из вас не делать».  Спасибо и на том, отцы родные!

Ещё чудеса: адрес проживания Платошкина в деле вдруг волшебным образом поменялся, будучи заменён на ложный.  «Перепрописали» Платошкина на Ленинском проспекте исключительно для того, чтобы прикрепить к Гагаринскому суду  -  видимо, там судьи более договороспособные.

Но это всё цветочки.  Сказать, что вчера устои нашей отечественной юстиции были  потрясены   -  это ничего не сказать.  По закону, подсудимый может помимо профессиональных адвокатов выбрать себе любых общественных защитников  -  это его исключительное право.  Дело суда  -  принять к сведению.  Платошкин подал ходатайство на назначение общественным защитником Андрея Караулова  -  судья Арбузова в этом ОТКАЗАЛА, сославшись на то, что Караулов якобы не имеет соответствующей квалификации.  По закону, для того, чтобы быть общественным защитником, никакая квалификация не требуется, критериев нет.  Выбрать общественным защитником можно хоть собственную жену.  Тем не менее, формулировка отказа прозвучала именно так.  Тогда Платошкин заявляет ходатайство о назначении своим общественным защитником Максима Шевченко   -  как никак, в прошло многолетнего члена Совета по правам человека при Президента РФ.  Судья Арбузова ОТКАЗЫВАЕТ с той же формулировкой  — «нет соответствующей квалификации».  И тогда Платошкин достает из рукава козырного, казалось бы, туза   -  заявляет о назначении общественным советником присутствовавшего в зале седовласого человека,  Валерия Асанова   -  кандидата юридических наук, бывшего представителя Генеральной Прокуратуры в Верховном Совете.  И что бы вы думали?  Да, вы не ошиблись  -  судья, не моргнув глазом, и здесь выносит ОТКАЗ  -  «нет необходимой квалификации».  Интересно, у кого же она есть?  У Путина, надеюсь, есть хотя бы?...  Судье радостно подтявкивает гособвинитель Шапошников   -  «у подсудимого есть профессиональные адвокаты, этого вполне достаточно».

Воистину, этот судебный процесс войдет в историю.  Правда, сомневаюсь, что золотыми буквами.  Столько процессуальных «новелл» в истории нашей юстиции, пожалуй, ещё не было.

Дальше пошло как по накатанному:  судья последовательно отказывает в вызове ВСЕХ свидетелей защиты (всех 32-х),  в исследовании письменных «доказательств» (!!!)   -  то есть, всей  той чуши, которую обвинители понаписали в обвинении.  Вопрос закрыт, судье Арбузовой это неинтересно. У адвоката Обозова глаза вылезли на лоб  -  с таким он сталкивается впервые за свою многолетнюю адвокатскую практику.  «Это полная профанация правосудия»,  -  заявляет он судье.

Дальше совсем тёпленькая пошла.  Судья согласилась заслушать одного эксперта  -  специалиста по информационным технологиям, который на пальцах объяснил суду  (с наглядной демонстрацией на судебном ноутбуке), что два диска, приобщенных следствием к обвинению  в качестве «доказательств»   -   полная липа и фальсификация:  обвинение со ссылкой на эти два диска было предъявлено в июне, а изготовлены и просмотрены «видеодоказательства» следственной группой  -  аж в октябре.  Это был реальный шок для всех участников процесса, которым стало окончательно ясно, что дело Платошкино сфабриковано и сфальсифицировано чуть более, чем полностью.  Кстати, в этой части заседания мы узнаём много нового о квалификации обвинителя Шапошникова  -  например, он со всей звериной серьёзностью заявляет, что если ноутбук не подключен к интернету, то на нём нельзя изменить дату и времяJ))))))  (эту нехитрую процедуру, требующую двух кликов мышки, умею производить даже яJ).

Адвокат Перситская обосновывает необходимость изучения письменных «доказательств»: обвинение «переписало» речи Платошкина, вырывая нужный им контент из контекста:  например, говорит Платошкин в одном из выступлений:  «Нужно драться, нужно бороться до конца!  Организуйтесь, участвуйте в акциях протеста, в законных митингах, не подставляйтесь, соблюдайте все требования закона»   -  обвинение оставляет в тексте заключения только «Нужно драться…!»  Адвокат просит вызвать эксперта-лингвиста, чтобы тот пояснил разницу между «акциями протеста» и «массовыми беспорядками»   -  для обвинения это идентичные понятия  -  но судья подтверждает свой отказ в исследовании письменных доказательств.
Тогда адвокаты и подсудимый заявляют отвод судье   -  один из адвокатов зачитывают длинную формулировку отвода, подробно перечисляя все допущенные судьёй в ходе процесса процессуальные нарушения.  Посовещавшись сама с собой, судья, разумеется, отклоняет отвод.

В 18 часов адвокаты намекают, что рабочий день кончился, а состояние здоровья подсудимого не позволяет круглосуточного пребывания в зале суда без перерыва на обед и туалет.  Не оправившемуся после двусторонней пневмонии Платошкину становится плохо, депутат МГД Елена Шувалова просит вызвать скорую, но судья непреклонна   -  отказ.  Адвокаты понимают, что промедление может быть чревато непоправимым и бросаются к двери   -  ДВЕРЬ ЗАКРЫТА.  Судья отказывается объявить перерыв и продолжает заседание, замуровав в зале всех его участников.  Адвокаты интересуются друг у друга, не запасся ли кто из них памперсами    —  сидеть 10 часов без возможности выйти сложновато даже самому стойкому.

Прокурор Шапошников оглашает требование обвинения:  шесть лет колонии общего режима и 500 тысяч рублей штрафа.   Подсудимый задыхается и хватает ртом воздух, но судья объявляет, что рассмотрение дела окончено, завтра в 13-00 оглашение приговора.  То есть, с момента окончания первого и единственного заседания по существу обвинения до приговора у нас теперь меньше суток, при том, что обвиняемый год находится под арестом.

Кому-то этот текст покажется слишком длинным и насыщенным избыточными подробностями, но клянусь вам, окажись вы в подобной ситуации, вам так совсем не показалось.  А прецедент Платошкина наглядно показывает, что в подобной ситуации может оказаться любой из нас.

Когда большинство из вас будет читать этот текст, приговор Николаю Платошкину будет уже оглашён.  Но борьба за честное имя человека только начинается. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире