Жёсткая предвыборная кампания в Мосгордуму и  погружённость в дела избирательные в режиме 24/7  не позволила мне  сразу написать репортаж  о  моей трехдневной поездке в Арктику  -  форум «ECO-MEDIA-BARENTS-2019»  для журналистов и экологов стран Арктического региона прошёл в августе в  российском Мурманске и норвежском Киркенесе.

Форум проводился во второй раз, его организаторы     -  Союз журналистов России, Ассоциация журналистов-экологов ЭКО-пресс, информационно-аналитическое агентство  Barents News, профильные комитеты Совета Федерации, Общественной Палаты   -   исходили из того, что региональная пресса освещает острые и животрепещущие экологические проблемы и мониторит  природоохранную деятельность зачастую куда глубже и профессиональнее, чем федеральная пресса:  сказывается близость к региональным реалиям и  «включённое наблюдение».

В  отличие от прошлого года, в этот раз представительство российских регионов на  форуме было шире, да и разговор откровеннее.  Выступали не только золотые перья Баренцева региона, но и неравнодушные общественники-экологи, гражданские активисты, представители того самого гражданского общества, занимающиеся природоохранной тематикой в силу призвания.  Неравнодушный журналист, пишущий на экологические темы,  по мере погружения в предмет может стать грамотным экологом-профессионалом, и в то же время вступает на довольно опасный путь:  не секрет, что власть в любой стране относится к экологам с  предубеждением, а то и с откровенной враждебностью.  Потребности индустриализации неизбежно вступают в противоречие с природоохранными традициями и нормами, загрязнение окружающей среды подаётся как обязательные издержки научно-технического прогресса. Экологическая экспертиза зачастую встает на пути грязных производств, вредных строек, капиталистической эксплуатации природных ресурсов.  Экологические журналистские расследования становятся головной болью как для владельцев крупных промышленных гигантов, так и для региональных властей, нарушающих природоохранное законодательство. Было любопытно сравнить российскую ситуацию с охраной природы и освещающими её экологическими медиа с ситуацией в стране, которая пользуется репутацией  уникального природного заповедника, экологического лидера и самой чистой страны в мире.  Есть, правда, ещё Новая Зеландия)), но в Европе такая репутация давно и прочно закрепилась за Норвегией.   

Один из организаторов Форума, руководитель Центра экологического мониторинга «ПОМОР» Тимофей Суровцев презентовал Barents News   -  недавно созданный международный региональный портал для стран Скандинавии, Финляндии и  российского арктического региона.   В то же время, изданий, имеющих международный, трансграничный характер, практически нет: на их создание крайне болезненно реагируют правительства  региона.  Например, единственное тематическое агентство, работающее в норвежском Киркенесе  -  Barents-Observer     -  недавно было заблокировано в  России из-за антироссийской направленности.  Безусловно, норвежская пресса активно транслирует антироссийские настроения, в том числе и спекулируя на взаимных экологических претензиях, но  вряд ли перекрытие свободного интернет-пространства поможет решению наболевших вопросов.  Там, где правительства государств самоустраняются от их решения, вступает в свои права журналистика.

Результатом двух прошедших форумов стало начало создания экологического медиапула российского Баренцева региона.  Руководитель ассоциации журналистов-экологов ЭКО-Пресс Сергей Шахиджанян  рассказал о том, что Комсомольская правда запустила спецпроект «Арктика» с особым упором на экологическую тему, заработала Школа юного журналиста-эколога Баренцева региона, намечается более плотная координация журналистов, занимающихся экомониторингом и журналистскими расследованиями.

Выступавшие региональные журналисты, представлявшие самую широкую географию   -  от  Петербурга до Мурманска, от Нарьян-Мара до Архангельска  -   говорили в основном о том, что вызывает тревогу в природоохранной сфере их регионов.  Руководитель Независимого информационного агентства – Мурманск Ольга Щетинникова восприняла новость о том, что Мурманская область заняла 6-е место в рейтинге самых чистых регионов России  (на 5-м месте, как ни странно, Москва (!!!)), скептически   -   вредные производства без соблюдения требований экологической безопасности в области до сих пор не редкость. Она сообщила, что Мурманск   -  единственный город России, в котором отходы производства сбрасываются в  сточные воды и  попадают в баренцеву акваторию. До сих пор не решено, что делать с крупнейшей свалкой в ставшей уже легендарной Териберке.  Есть, безусловно, и поводы для радости  -  Мурманская ТЭЦ модернизировала систему слива мазута и повысила качество очистки ливневых и сточных вод, Кольская ГМК сократила выбросы диоксида серы в два с половиной раза, создан экотехнопарк по переработке мусора.  Все эти инновации повышают экологические показатели области.

Журналисты из Карелии  жаловались на то, что у  предприятий, расположенных на берегу Онежского озера, водозабор и очистные сооружения находятся в опасной близости друг от друга, вызывая периодические вспышки массового заражения детей.   

Сотрудники архангельского интернет-портала News29.ru  рассказывали, разумеется, о мусорной свалке в  Шиесе и уповали на мусорную реформу.  Блаженны уповающие, ибо они доуповаются    -   первоначальные планы Правительства на реформу положены под сукно.

Журналисты крупнейшей газеты российского Севера  «Наръяна вындер»  (Ненецкий автономный округ)  рассказывали о низовой самоорганизации жителей округа,  собирающихся вместе для того, чтобы вручную очищать бескрайние пространства тундры от мусора.   Ненецкий автономный округ  -  малонаселенный, всего 44 тысячи человек, из которых 25  -  в  Нарьян-Маре.  Территория огромная, а  дорог практически нет.  А Ненецком природном заповеднике хозяйничают оленеводы.  Люди   -  от  школьников до стариков  -   этим занимаются  на волонтёрских началах, воспринимая это не  как обузу, а как высокую миссию.  Символично смотрится полусгнивший корпус ракеты с космодрома «Плесецк»,  используемый как место для привала «санитаров тундры».  Увы, этих усилий недостаточно, а группы энтузиастов всё равно не могут заменять государственные структуры.  Да и не должны, в общем-то.

Биологов и океанолог из Апатитов Владимир Латка рассказал об усилиях по защите китов.  Наша страна ещё в 1983 г. отказалась от коммерческого истребления не только  китов, но и бельков (та же Норвегия, например, к этому мораторию до сих пор не  присоединилась), а вот с белухами и косатками пока всё по-старому, истребляем в  угрожающих масштабах.  Вроде как  на правительственном уровне принято решение со  следующего года косаток больше не ловить, а  в отношении белух такого решения пока нет.    

Жаркая дискуссия разгорелась по поводу лесных пожаров.  Вы, наверно, удивитесь, но лесные пожары в этом году бушевали не только  в Сибири, но и в Мурманской области    -  только в ней сгорело более 13 тысяч гектаров леса.  Обсуждение строилось, как всегда в России, вокруг двух сакраментальных вопросов  -   кто виноват и что делать, то есть,    почему происходят пожары и кто должен с ними бороться.  Мурманские журналисты поведали, что экологическая общественность области носится с инициативой объединить лесопожарные службы с МЧС.  Спохватились!

Я  пояснила  собравшимся, что что основная причина нынешних пожаров  -    управленческая ошибка, когда в  ходе правительственной реформы и «дебюрократизации» многие важные полномочия и обязательства были переданы с федерального уровня на региональный и муниципальный без передачи соответствующих финансовых ресурсов. Лесные пожары, всегдашняя прерогатива и обязанность МЧС, теперь легли обузой на  бюджетодефицитные регионы.   Это прописная истина почему-то вызвала нервную реакцию экспертессы Минприроды, утверждавшей,  что федеральная власть тут вообще не при чём, а всему виной «тупость губернаторов (!!!) и их нежелание тушить пожары». Ну не хочет тушить Левченко, и всё тут. Не желает бороться с  огнём Усс. «Все тупые и ленивые»    -    это, конечно, достойное объяснение из уст экологической номенклатуры.

Генеральный директор Независимого информационного агентства (НИА) Виктор Исаев заметил, что по нынешнему законодательству губернатора, самостоятельно организующего тушение лесного пожара, неизбежно привлекут к ответственности за нецелевое расходование бюджетных средств.  В общем, бесспорно одно   -  «дебюрократизация» повлекла за собой массу проблем, решать которые можно только системно, а не в  ручном режиме.

На  следующий день участники форума загрузились в автобус и поехали к  российско-норвежский границе.

В  Мурманске пронизывающий ветер, холоднючий дождь, народ в зимних куртках и  шапках. Подумала, в Норвегии вообще снег будет — Киркенес на 215 км севернее Мурманска.

За  Мурманском начинается совсем тундра-тундра    -    мелкие кривые деревца, как кустики, через полчаса исчезают вообще, один ягель. В  общем, до Заполярного сплошная тундра. Переезжаешь Заполярный     -    пошли нормальные деревья, как в средней полосе России. Пересекаешь норвежскую границу    -    сразу становится тепло, как будто Боженька рубильник врубил. Приезжаешь в Киркенес     -    там теплынь, солнышко, люди в футболках, растительность    -    как в Подмосковье, кругом благоухает сирень (в середине августа!!!), цветут купавы величиной с ладонь, клевер, разбитое сердце.

Население Киркенеса  -  3538 человек   (это чуть меньше, чем проголосовало за меня на воскресных выборах в  Мосгордуму), каждый четвертый  -  русский, каждый второй  -  русскоговорящий.  Памятник Алёше, солдату Красной Армии, спасшему город от немецких фашистов, большая кирха в стиле лаконичного минимализма  и богатейший  (это не преувеличение, действительно великолепный) музей Второй мировой войны  (он же Музей Приграничья  или Сёр-Варангера), включающий в себя потрясающую экспозицию по истории горного дела и завода Судварангер.

Хедлайнерами норвежской части Форума были довольно хорошо уже известный в России экoлoг, руководитель «Союза охраны природы Норвегии»  Курт Оддекалв, enfant terrible для всего норвежского истеблишмента, срывающий пoкрoвы с потаённых уголков нoрвежскoй прирoдooхраннoй пoлитики,  и один из  руководителей Норвежского института биоэкономических исследований Пол Эрик Асфольм.  Обсуждали ситуацию с коммерческим промыслом китов, загрязнение норвежских  фьордов и морской акватории в целом,  отравление воздуха химикатами.  Курт продемонстрировал нам коробочку с мёртвыми пчёлами  -  он насобирал их буквально за несколько дней и  считает, что они были отравлены вредными выбросами.  Не обошлось, разумеется, без обсуждения ключевой темы   -   немецкой подводной лодки U-864, потопленной вблизи нoрвежскoгo Бергена в 1945 году, с  65-тонным грузом металлической ртути в металлических бутылках  и с тоннами оксида урана на борту.  Норвежские фрондирующие экологи пытаются привлечь к этой транснациональной проблеме внимание мирового сообщества, тогда как норвежское Правительство хочет засыпать лодку песком.

Парадоксальная часть выступления норвежцев состояла в том, что они искренне считают, что экологическая ситуация в России лучше, чем в Норвегии, а российское Правительство гораздо проще принудить к соблюдению закона, чем норвежское.  Не знаю, какова в сказанном доля пропагандистского пафоса, но дилетантами этих двух экологических зубров точно не назовёшь.

Единственное постигшее меня разочарование  -  признание Курта Оддекалва в том, что он  всё-таки иногда ест китовое мясо. 

Из  норвежского лета вернулись в мурманскую августовскую зиму — всё-таки  Россиюшка наша для жизни совсем малопригодна )).





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире