06:39 , 08 сентября 2016

И это всё о ней в коротком метре


Поезд наш прибыл на главный вокзал Казани ровно в 8 утра, а ровно в 10 уже сидела в кинозале, смотрела короткометражки.

Целую россыпь короткометражек организаторы 12-го Казанского Международного Фестиваля Мусульманского Кино  объединили в номинацию «И это всё о ней»    —   фильмы о матери, снятые в разных уголках планеты.  В двух словах о каждой:

«Мама», реж. Бану Рамазанова  (Казахстан)   —    по казахской степи катится микроавтобус-Мерседес.  Внутри   —   накрытый зеленым покрывалом гроб с телом пожилой женщины, сопровождающие его дочь и двое сыновей покойной и имам.  Дочь  — единственная, чьё горе неподдельно.  Старший брат с нетерпением поглядывает на часы   —   по дурацкой прихоти матери приходится ехать чёрт знает куда, а  в городе ждёт бизнес,  и партнёры, ожидающие подписания контракта, оборвали трубку…..   Младшему брату тоже хочется, чтобы всё быстрей закончилось,  да и имаму с сотрудниками похоронного бюро надо домой.  Мать завещала похоронить себя в родной деревне,  но по прибытии на место выясняется, что вместо родного дома   —  одни развалины, да и посёлка  уже не существует.   О вытеснении старины новой суетной и суматошной  городской жизнью, об обратной стороне модернизации   —  очерствении людей и утрате ими человеческого облика,  о потере связи с собственными корнями и традициями этот 20-минутный фильм.

«Другая война»  иракца Ахмеда Шауки  —  7-минутная зарисовка о родах  женщины-беженки, муж которой ушёл на войну.  За отсутствием других акушеров матери помогает старший ребёнок, она умирает,  и мальчик застывает посреди безлюдной пустыни с младенцем на руках. 

«Мать Мария»  —   второй короткометражный фильм моего любимого соплеменника, афганца   Садама Вахиди.  На прошлогоднем казанском фестивале его 9-минутная  дебютная короткометражка «Ты не американец» произвела подлинный фурор благодаря  крепкой, мастерски выстроенной драматургии.  Необычно зрелый для дебютанта фильм был снят за 800 долларов  (примитивная видеокамера,  бензин для машины и аренда американской военной формы).    «Мать Мария», которую Садам привез в этом году   —  уже 20-минутная,  со столь же искрометным сценарием  и  внушающей уважение  динамикой, снятая на самый что ни на есть злободневный сюжет   —  мать солдата приезжает в провинцию Кундуз, где служит в афганской армии её сын  (в эти дни, когда мы смотрим фильм Вахиди, в Кундузе с переменным успехом идут кровопролитные бои между правительственной армией и Талибаном, контролирующим половину провинции).  Героиня находит раненого сына у талибов  (в раненом молодом солдате мы узнаем самого режиссера Вахиди), и с помощью смекалки и всепобеждающей любви им с сыном удается удрать из-под носа талибов, снятых в издевательски-гротескной манере. 

«Отец»  реж. Фариза Танаева  (Казахстан)   —    маленькая симпатичная девочка и её взаимоотношения с родителями    —    любящим, но не могущим побороть алкогольную зависимость отцом  и  страдающей матерью.  Если бы не крайне удачный выбор девочки на главную роль, то фильм бы мог стать обычной антиалкогольной агиткой,  но маленькая актриса поглощает всё зрительское внимание. 

«Звонок»  реж. Бахаа Алькадими (Ирак)   —   простая неграмотная женщина ждет сына с войны, безуспешно пытается дозвониться ему на мобильный.  Её семья сострадает ей, но помочь ничем не может.  Старший сын незаметно  подменяет цифры номера в телефоне так, чтобы мать попадала на его трубку,  и ведет с ней  успокаивающие беседы от имени уже погибшего брата.

«Мама»  реж. Рати Цителадзе  (Грузия)    —   10-минутная зарисовка о горькой доле матери-одиночки.  Посвящается всем в мире матерям, в одиночку воспитывающим ребёнка.

И, на мой взгляд, абсолютный лидер номинации   —   получасовая «Клетка»  Дарьи Маркевич   —  документальная лента об уникальной женщине Вере,  бывшей дрессировщице Союзгосцирка, которая сегодня в Уссурийском зоопарке живет вместе с медвежатами, спасает их от тайфуна и наводнения,  полностью заменяет им мать.  «Медвежачья мама»  Вера, посвятившая себя всю целиком без остатка любимым зверям,  ругается с городской администрацией,  пробивает строительство новых вольеров, руководит спасением животных из воды,  вспоминает свою горькую жизнь, которую можно было бы вполне считать не сложившейся, если бы не одержимость и не счастье возможности заниматься любимым делом.   Душераздирающий рассказ об ответственности за тех, кого мы приручили.

Все ленты внеконкурсные, но я бы Маркевич каким-нибудь спецпризом отметила.
Щеголеватый  молодой парень  с  улыбкой в тридцать два зуба и бабочкой на шее    —    сирийский режиссер Альмоханнад Кальсум.   Он родился в Хомсе, лежащем сегодня в руинах,  а учился и долго работал в Харькове.  «Я сирийский харьковчанин»,  —   говорит.

На казанский кинофестиваль Альмоханнад привез документальную короткометражку «Жасмин»   —  про сирийских детей и их восприятие нынешней войны.   С маленькой Жасмин и её друзьями диалог ведёт закадровый голос.  Одни фрустрированы, напуганы, подавлены, их невозможно разговорить, другие, наоборот, охотно делятся своими бедами и чаяниями.   О чем ты мечтаешь?  Чем будешь заниматься после войны?  Диалоги с детьми ведутся на фоне дымящихся развалин    —  это то, что осталось от их домов в Хомсе.  По горам кирпичей и заваленным улицам бродят  уцелевшие родители, зовут детей.  Кому повезёт,  тех найдут.

«До войны мы жили в лагере для беженцев,    —    говорит одноклассница маленькой Жасмин, палестинская девочка.    —    Мы мечтали вернуться домой, в Палестину. А теперь мы мечтаем вернуться в лагерь. А лагеря нет….»

И тут же встык, для контраста, смонтированы кадры сирийских школ до начала войны    —    школьники в залихватской форме цвета хаки, волейбольные площадки, парадные линейки-построения, пионерские галстуки.  Торжественный голос директора:  «Пионеры, к борьбе за социалистическое арабское общество будьте готовы!»

Недавно Альмоханнаду  незалежные небратья отказали во въезде на Украину,   —  не дали визу.  Видимо, возмутились  российскими пограничными отметками в паспорте.  Или чем-то ещё,   —   кто же разберет, что в голове у умалишенного.  Так что навестить свой второй родной город  харьковчанину Альмоханнаду Кальсуму пока не удастся. 

Комментарии

7

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


opiatnovyi63 08 сентября 2016 | 06:50

Торжественный голос директора: «Пионеры, к борьбе за социалистическое арабское общество будьте готовы!»
===============================================================
Всегда готовы!))


(комментарий скрыт)

08 сентября 2016 | 08:14

Это все о чем? Где кино? Взрослые муслимы всех затераризировали а нам сопли их детей показывают? Хорошее кино! Опять Америка и Европа виноваты во всем.


olban82 08 сентября 2016 | 08:38

Хороший рассказ, который портит только последний абзац.


(комментарий скрыт)

mitina_daria Дарья Митина 08 сентября 2016 | 09:24

olban82: Правда глаза заколола?;)...


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

ihor_syvoryj 08 сентября 2016 | 14:20

dr_sativssky: А мне не жаль такую страну, Да, впрочем, и народ тоже. Что заслужили - то и получили.


Sabina Iskandarli 08 сентября 2016 | 09:45

Мне тоже кажется что последний абзац лишний, он не о кино, а о политике, Автору не удалось скрыть своих чувств, таки продемонстрировал свое отношение к украинским властям и к Украине в целом, хотя именно этот выпад очень многое говорит о самом авторе. Собственно рассказ о кино интересный, так и хочется посмотреть эти фильмы. Где их можно увидеть, кто знает ?


(комментарий скрыт)

dr_sativssky 17 сентября 2016 | 22:07

закономерно удаляются посты, колющие глаза блогирующей

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире