О главном, несомненно, блокбастере года — «Мухаммед — посланник Всевышнего» иранского режиссера Маджида Маджиди, снимавшего это эпическое полотно 7 лет, — много пишут, но в основном воздают должное масштабу зрелища: 50 миллионов долларов — не жук чихнул, как-никак, самое дорогое зрелище в истории иранского кинематографа. В то же время, главная интрига и главный парадокс зачастую остается за кадром — кинополотно, созданное с целью прославления основ ислама и главного из его пророков, было воспринято в штыки в доброй половине мировой мусульманской уммы.

Трехчасовая лента, созданная Маджиди, рисует масштабную картину ближневосточной жизни в 6 веке, когда зарождавшийся ислам находился в диалоге, полемике и противостоянии как с процветавшим на аравийских просторах язычеством, так и с монотеистическими иудаизмом и христианством. Отношения между авраамическими религиями никогда не были безоблачными, а уж на заре становления ислама и подавно. В картине Маджиди основными противниками мусульман и юного пророка выступают коварные иудеи, терпящие, правда, в финале полное фиаско. Половину экранного времени занимает погоня задумавших убийство пророка иудеев за Мухаммедом и их хитрые козни. С христианами всё складывается куда дружественней — воспроизведена легенда о предсказании Мухаммеду его пророческой миссии христианским монахом Бахиром в Босре, венчает сюжет сцена общей молитвы в христианском храме.

Несмотря на жёсткое, казалось бы, соблюдение исламского канона (лица пророка мы ни разу не увидим, сначала младенец, затем ребёнок и потом юноша показаны исключительно со спины), фильм Маджиди натолкнулся не только на жёсткое противостояние со стороны богословов Аль-Азхар и саудовских такфиристов и вахаббитских клерикалов, категорически запретивших демонстрацию фильма и объявивших его «харамом» (сам Маджиди признается, что длительная переписка с саудовскими клерикальными кругами и попытка объяснить свою позицию закончилась ничем), но и на чрезвычайно, например, холодный прием в регионах традиционного ислама. Например, московский муфтий Ильдар Аляутдинов рекомендует воздерживаться от показа и просмотра фильма, по его мнению, «допускающего весьма вольные исторические трактовки».

На самом деле, «вольные исторические трактовки» возникают не из-за прихоти автора или пренебрежения им историческим материалом, а из-за отсутствия полной источниковой базы по изображаемому периоду. Сомнительными представляются некоторые детали неудачного похода на Мекку йеменского правителя, эфиопа Абрахи аль-Ашрам (там, где автору не хватает исторических источников, обильно используются легенды и апокрифы, например, о гибели Войска Слона от птичьих стай), некоторые эпизоды истории тогдашней Мекки, подробности управления городом дяди пророка, Абд-аль-Мутталибом, истории освобождения Абу-ль-Ляхабом кормилицы Сувейбы и многие другие эпизоды. О какой исторической точности можно говорить, применительно к 6 веку???

«Мухаммад….» — потрясающее по визуальной силе зрелище, настоящий праздник для глаз. Масштаб съемок, размер массовки, батальные сцены с армией слонов, ближневосточные ландшафты, священная Кааба, ритуалы и массовые богослужения, — всё это поражает воображение. С другой стороны, те, кто упрекает Маджиди в излишней «голливудщине», тоже по-своему правы, — режиссер не скрывает, что главным адресатом фильма выступает не умма, а как раз западный зритель, воспитанный на клише, стереотипах и вредной мифологии об одной из главных религий мира, её пророках и подвижниках. Голливудские стандарты помогают приблизить кинополотно к привычным запросам рядового кинолюбителя в любой точке земного шара.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире