Тысячи мужиков во всём мире фоткают свои детородные органы и рассылают подружкам и на сайты знакомств. Американскому конгрессмену от Демпартии Энтони Винеру это невинное развлечение стоило карьеры — когда его сексуальная переписка с виртуальными собеседницами стала достоянием общественности, из парламента пришлось уйти, а его зашкаливавший рейтинг в Квинсе и Бруклине превратился в пыль.

Документальный фильм Элиз Стейнберг и Джоша Кригмана «Винер» фиксирует избирательную кампанию Винера в 2013 году, когда экс-конгрессмен решил восстановить свою погибшую репутацию и рванул на выборы мэра Нью-Йорка. Весь фильм горе-политик находится в кадре, зачастую со своей женой Хумой Абедин, помощницей и правой рукой Хиллари Клинтон, которая, подобно своей работодательнице, опозоренной секс-похождениями своего благоверного, стоически «держит лицо» и изображает великодушие женщины, разделившей с мужем горькую чашу общественного осуждения. Режиссеры, видимо, близкие друзья Винера и Абедин, фиксируют передвижения своего героя практически день напролёт, перемещаясь за ним из офиса на улицу, с улицы в спальню (иногда так и вздрогнешь, не собирается ли бесстрастный оператор снимать Винера в туалете, например). Принцип действия режиссёрской кинокамеры абсолютно совпадает с кредо самого Винера — максимальная откровенность, граничащая с бестактностью. Стриптиз физический идет рука об руку со стриптизом душевным, — раз уж вся Америка любовалась гениталиями политика, то теперь она обязана выслушивать его откровения на пикантные темы.

Энтони Винер — просто идеальный, дистиллированный представитель американской Демпартии. Еврей, женатый на светской арабке, отец которой служил имамом в Саудовской Аравии, избранный в парламент от мультнациональных и мультиконфессиональных нью-йоркских кварталов, либерал во всем, от политических взглядов до установок в частной жизни, выразитель интересов всех и всяческих меньшинств (пожалуй, самые забавные кадры фильма — Винер, в рамках мэрской избирательной кампании отплясывающий на гей-параде с полуголыми мужиками в перьях, — чего не сделаешь ради сбора электорального урожая), один из самых популярных блоггеров в политической блогосфере. Чета Винер — Абедин всегда составляла ближайшее окружение президентской четы Клинтон — Клинтон, и даже секс-скандал с Винером в какой-то степени бледная пародия на «клинтонгейт», просто во времена развлечений Билла Клинтона с Левински роль соцсетей была не так велика, и Президент США отдувался за вполне офф-лайновые шалости, тогда как горе-конгрессмен ни с одной из своих корреспонденток никогда не встречался вживую (по крайней мере, он так говорит, а джентльмены никогда не врут).

Значительное место в фильме занимают речи Винера на его телевизионных ток-шоу и встречах с избирателями — как нетрудно догадаться, его интервьюеров мало занимают прогоняемые политиком обычные телеги демократов о реформе здравоохранения, свободе интернета или мультикультурализме; от шалунишки-кандидата все ожидают раскаяния и откровений на моральные темы. Любой подобный диалог строится по одной и той же схеме: «Ну как же Вы могли??...» — «Ну да, вот так, а что такого-то??» Винер делает вид, что не понимает (а скорей всего, действительно не понимает), почему фривольная переписка может загубить политическую карьеру и сетует на лицемерие американского общества. Общество же рассуждает по линейной логике «обманул жену — обманет и страну», и отнюдь не склонно считать хоум-порно в исполнении члена Конгресса достойным государственного мужа поведением.

В какой-то момент герой фильма почти убеждает аудиторию в своем глубоком раскаянии (как и Билл Клинтон, репутацию которого в своё время спасает проглотившая обиду Хиллари, так и Винер своей жене Хуме обязан буквально всем, — как и в случае с Клинтонами, распределение ролей в этом семействе просто не вызывает никаких сомнений) и мизерный рейтинг кандидата в мэры Нью-Йорка Энтони Винера начинает плавно ползти вверх, и тут в прессу выплескиваются новые похабные письма политика и свежие фотоизображения его причиндалов, после чего на карьере Винера поставлен не просто крест, а осиновый кол.

Общество реагирует на «казус Виннера» совершенно так же, как в свое время реагировало на казус Клинтона — основные претензии высказывались не к сексуальной распущенности обоих, а к попытке солгать и обмануть сограждан, ведь Виннер клялся и божился, что сожалеет о происшедшем и вообщеnevermore. Если в первой половине киноленты режиссеры показывают нам вполне доброжелательную реакцию прохожих на нью-йоркских улицах (Винера хлопают по плечу, подбадривают, мол, не вешай нос, мужик, с кем не бывает, мы за тебя), то во второй части избирательной кампании, после вброса свежей порции компромата, Винер огребает вполне неиллюзорных люлей от бруклинских ортодоксов-хасидов, прописывающих семейные ценности и духовные скрепы на физиономии кандидата, и как закономерный итог — последнее место на выборах и меньше 5 процентов голосов.

Нелишне будет заметить, что при всем при этом Винер снят режиссерами с искренней симпатией, видимо, для них он в первую очередь друг, а уже потом политик. У зрителя герой тоже, в общем-то, особого отторжения не вызывает — он не чужд самоиронии, у него адекватная самооценка, он демократичен в общении, «свой парень» без бронзы и позолоты, в отличие от других американских парламентариев. Тем не менее, quod licet Yovi, non licet Bovi — от политика ждут совсем иных стандартов поведения, чем от рядового обывателя. «Мне нет равных в искусстве просирать возможности», — горько признается Винер жене, узнав об итогах голосования.

Замечательна финальная сцена, — несомненная режиссерская находка. Маленький мальчик сталкивается с Винером на улице, узнает знакомое лицо из телевизора и просит сфотографироваться с селебрити, попутно узнавая, как того зовут. «Винер? Надо будет найти про вас в википедии!» — «Лучше не стоит. Печатное слово — вчерашний день….»


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире