08:46 , 16 октября 2015

Буквальная, и очень чувственная, геометрия

На днях в Москве прошла мировая премьера нового фильма феерической документалистки Екатерины Ерёменко, которая получила мировую известность три года назад, сняв буквально за три копейки «Чувственную математику» — сборник из шести новелл — монологов великих математиков. «Чувственная математика» объехала весь мир, схватила кучу фестивальных наград, была переведена на десяток языков, продемонстрирована на церемонии вручения Абелевской премии и произвела мини-революцию в научно-популярном кино. Её показывали в крупнейших российских университетах, где она вызвала взрывной интерес. В Новосибирском Академгородке, например, вместо двух дней показа пришлось крутить картину целый месяц. Пожалуй, никто сегодня не умеет так увлекательно рассказывать о научном знании, как Ерёменко, по образованию сама математик и популяризатор науки по призванию.

Новый фильм под названием «Буквальная геометрия» поспешили окрестить сиквелом «Чувственной математики», но с первых кадров понимаешь, что никаким сиквелом и не пахнет. Признаюсь, я шла на «Буквальную геометрию» с опаской, — в предыдущий фильм Ерёменко я просто влюбилась, а теперь боялась увидеть бледную копию. Екатерине нужно отдать должное — для того, чтобы вслед за успешным фильмом на весьма нетривиальную тему сразу начать снимать новое кино, в принципе, о том же самом, нужно обладать не просто незаурядным талантом, но и в хорошем смысле слова идейной одержимостью, целеустремленной упоротостью:). Редко кому удается не снизить планку, повторить успех и не стать «режиссером одной картины», а вот Ерёменко это удалось.


 


Если в прошлой картине математика представала уделом одаренных одиночек, то «Буквальная геометрия» методом включенного наблюдения показывает повседневную жизнь научного коллектива — научно-исследовательского центра дискретизации в геометрии и динамике Технического университета в Берлине. Это интернациональный коллектив, выполняющий рассчитанный на 12 лет проект под руководством русского ученого (что по нынешним временам большая редкость) Александра Бобенко. Сам Бобенко, представлявший фильм вместе с режиссером, рассказал, что Ерёменко удалось не только приучить ученых к своему ненавязчивому присутствию, но и органично вписаться в группу — режиссёр научно-популярного кино, профессионально понимающий предмет, о котором снимается его картина — это огромная редкость.

В отличие от «Чувственной математики», поведавшей нам о философии науки и зафиксировавшей монологи ученых, «Буквальная геометрия» посвящена научной коммуникации, совместному творческому поиску, процессу передачи знаний от поколения к поколению, то есть, раскрывает сам научный процесс. Бесконечные научные дискуссии, обсуждения, лекции в студенческих аудиториях, — ни в коем случае не пустопорожний обмен информацией, а моментальный выход на практическую реализацию результатов исследований и их визуализацию. Геометрия — крайне кинематографически благодарная дисциплина, ибо она великолепно визуализируется, и на глазах у изумленного зрителя нарисованные мелом на доске точки и прямые превращаются в пирамиды Лувра, а вот мы видим в кадре Александра Бобенко с его венским коллегой, ещё одним членом группы, Хельмутом Потманом, громоздящих какие-то новые павильоны на реконструированную в прошлом году Эйфелеву башню.

В перерывах между научными спорами герои картины ведут совершенно обычную жизнь: аспирант пляшет в школе танца, профессор лабает на гитаре и тренируется в метании ножей, профессор Юрий Сурис дурачится с дочкой, Александр Бобенко медитирует, катаясь на лодке по Берлинскому парку, а его учитель, почтенный Александр Итс в свои семьдесят стоит на голове и делает 30 отжиманий. И все они с почтительным придыханием беседуют с легендами мировой науки — девяностолетним Фрименом Дайсоном, великим математическим физиком, и Джоном Нэшем, единственным в мире ученым – обладателем одновременно и Нобелевской, и Абелевской премий. . Режиссер рассказывает, что Нэш вез съемочную группу к Дайсону на своей машине, — точно как в анекдоте «Не знаю, кто такой этот Дайсон, но шофером у него лауреат Нобелевской премии»….

Диалоги Дайсона с Нэшем, наверно, наивысшая композиционная кульминация «Буквальной геометрии»: «Я не уверен, что я сам настоящий математик».  —  говорит нобелиат, награжденный премией в экономической номинации. Впрочем, проблемы с самоидентификацией у Нэша были всегда, — судьба его складывалась трагично, и отснятого фильма он уже, увы, не увидел, ибо погиб в ДТП весной нынешнего года,   —   Екатерина Ерёменко стала последней, кто запечатлел математическую легенду на пленку. Кинематографическая судьба его коллеги Дайсона, работавшего с самим Эйнштейном, кстати, тоже не задалась — его снимал Стэнли Кубрик в своей «Космической Одиссее», но в итоге весь 10-минутный хронометраж вырезал.

А вот Ерёменко — не вырезала, за что ей низкий поклон. Что-то мне подсказывает, что кадры с Дайсоном и Нэшем войдут в документальную киноклассику.

«Буквальная геометрия» — полилингвистичный фильм, демонстрирующий глобализацию научной жизни: герои переходят с немецкого на английский, с английского на русский, тот же Бобенко читает лекцию одновременно на двух языках, и камера выхватывает то его наиболее перспективную аспирантку, то ассистента, обдумывающего житьё и взвешивающего свои шансы в науке. Слегка обалдевшему от вращения конусов, пирамид, параллелепипедов и искривляющихся поверхностей зрителю предлагается порешать какие-то несложные задачки, пока идут финальные титры, и хочется уже спросить Екатерину Ерёменко, когда мы увидим продолжение увлекательного математического сериала,   —   «Линейная алгебра», например. Или «Математическая логика».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире