Эту навязшую в зубах максиму хочется повторять ещё и ещё.   ММКФ официально стартовал только вчера  (считается, что старт фестиваля  —  это не начало кинопоказов, а красная дорожка с дефиле),  а  кино уже  третий день как показывают.  Практически каждый из  увиденных за два первых дня фильмов настолько не имеет ничего общего с его аннотацией на фестивальном сайте, что давно уже просто руки чешутся замутить какой-нибудь конкурс а-ля Серебряная калоша на самую тупую аннотацию. 

Длиннюще-неторопливую,  ландшафтно-костюмную экранизацию  одноименного романа Томаса Харди «Вдали от обезумевшей толпы» можно было бы назвать тягомотной и до оскомины олдовой неувядающей классикой про старую добрую викторианскую Англию, если бы не фамилия режиссера Томаса Винтерберга в титрах.  Точнее, если бы не фамилия Винтерберга, на фильм бы вообще мало кто обратил внимание.  Три года назад искрометно талантливый  бичеватель социальных пороков датчанин Винтерберг снял, наверно, свое лучшее кино о современной Европе   —  драму «Охота», которая  настолько прицельно попала во все европейские болевые точки сразу, что стала, без сомнения, главным кинособытием года.  Почему в этот раз Винтерберг взялся за костюмную классику, напоминающую сериалы для домохозяек, понять трудно, но получилось высококлассное визуальное кино для самой широкой аудитории.  История Скарлетт О`Хара, перенесенная с американской на британскую почву  (главная роль  —  Кэри Маллиган),  —    сэлф-мейд-вумен, неспособная к серьезным и глубоким чувствам, но, как сказано в фестивальной аннотации, «делающая непростой выбор из трех любящих её мужчин и прокладывающая свою тернистую дорогу к счастью».     На самом деле, выбор оказался предельно прост   —  когда один влюбленный мужчина убил другого влюбленного мужчину и пожизненно сел в тюрьму, ничего другого не оставалось, как выбрать третьего, оставшегося.  Винтерберг не был бы Винтербергом, если бы помимо амурной истории на ферме не прописал крупными мазками тему социального неравенства и общественных предрассудков.

Лучшие мужские роли    —   неожиданный Маттиас Шонартс, сменивший привычное амплуа сексуального террориста, подонка и анфан террибля на роль терпеливого и мудрого страдальца, пронесшего через годы свои безмолвные чувства к главной героине, и обаятельно стареющий Майкл Шин, сыгравший потихоньку сходящего с ума от поздней страсти потускневшего дворянина климактерического возраста.

Самостоятельный герой картины    —  суровая природа британского графства Дорсет, по сей день не тронутого цивилизацией,   — полное ощущение остановившегося времени.  Море, поросшие зеленью камни и инфернальные овцы, наличием и количеством которых в тогдашнем мире измерялось всё.  Идиотизм деревенской жизни в классическом марксовом понимании.  Сойдешь тут с ума.
Вот кто полностью оправдал мои ожидания, так это Жан-Жак Анно, которого я считаю гламурным пошляком, за всю жизнь снявшим всего один неплохой фильм, и которой волею судеб сейчас председатель  жюри. «Тотем волка», который стал по такому случаю фильмом-открытием фестиваля   —   красивая ремесленная поделка из серии «большой европейский мэтр едет снимать экзотику».    Мастерски снятая на огромном открытом пространстве сцена волчьей охоты на табун лошадей никак не оправдывает модельных стрижек и  ухоженной кожи у жителей Внутренней Монголии периода культурной революции и по-хипстерски завязанного шарфика у начальника Бао.

Клюква с ландшафтами, в общем.   Больше и написать нечего.
Буду потихоньку делать заметки на полях   —  в этом году фестивальная программа фантастически интересная, так что приходите в кинотеатр «Октябрь».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире