Больше в деревне никто не живет

Сегодня «Всемирный день уничтожения военной игрушки».
Какие-то дяди и тети, которые этот «День» придумали, хотят заменить игрушечное оружие на плюшевых кошечек и целлулоидных поросят – чтобы в детях глушить агрессию и развивать доброту. Идея хорошая.

Но как играть в индейцев без лука и стрел?
Как играть в рыцарей без меча, в мушкетеров – без шпаги, в ковбоев – без револьвера? Эти игры совсем не агрессивные, в них играют друзья, никто не погибает. Через десять минут вместе идут играть в футбол. Это гораздо более агрессивная и травматичная игра, чем «индейцы» и т.п., но никому и в голову не приходит ее запретить.

Странно, что этот «День» придумали не в ХIХ веке, а в 1987 году.
Видно, делать было нечего; или какого-то миллиардера раскрутили: штаб в Париже или Женеве, флаг, бланки, приятные должности и международная деятельность. Гуманитарное ничего.

Оглянитесь: мир беспощаден к детям.
На них делают бешеные деньги.

Чипсы, колы, фанты, спрайты, чупсы и т.п.
Врачи всех стран в ужасе от того, какой вред причиняет детям эта «еда». Об этом очень много говорят и пишут; нет сомнений: производители и продавцы отравы все знают про свой товар. Но в этом бизнесе делаются сотни миллиардов долларов, а детей еще нарожают. А больным детям нужны лекарства – это тоже очень выгодно. А из больных детей вырастают больные взрослые – им тоже нужны лекарства от последствий поедания отравы.

Люди делают бешеные деньги на наркотиках и внедряют их в школы, потому что из ребенка гораздо легче сделать наркомана, чем из взрослого.

Люди?
Но когда мы говорим о наркоторговцах, правильнее говорить «подонки». Они же знают, что торгуют смертью. А тех, кто торгует хрустящей и пенящейся отравой, – их как назвать?

Пластмассовые пистолеты?
Картонные шпаги? Бороться с военными игрушками – все равно, что с заусенцами, когда вокруг чума, холера, СПИД.

Сколь буйно ни играли бы дети во дворе со шпагами и пистолетами, никогда они там не увидят того, что им дома (с полного одобрения взрослых) показывает телевизор.

В войну играли всегда, а Брейвики и майоры Евсюковы, которые убивают кого попало и всех подряд, играли в другое.
Играли не в компании друзей, а дома, в полном одиночестве. Они и миллионы им подобных сидят дома и играют в невероятно жестокие компьютерные игры. А потом однажды выходят, чтобы выплеснуть накопленное зло.

Кровавые компьютерные игры (с ласковым названием «стрелялки») разрушают детскую психику.
И недетскую тоже. Это утверждают лучшие психологи планеты, лучшие невропатологи. Об этом написаны тысячи статей. Об этом писали и мы в «МК»; вот некоторые (далеко не все) публикации:
«Массовое отравление» (9 февраля 2007),
«Уйди, не смотри!» (13 июля 2007),
«Под властью маньяков» (апрель 2008),
«Остановите кровавое безумие» (14 июля 2009),
«Защита детей с особым цинизмом» (11 января 2011),
«Уши заложило» (17 января 2011),
«День защиты детей. От людей» (1 июня 2011).

Названные здесь заметки 2011 года (все три вышли под рубрикой «Письма президенту») посвящены радостному событию: Дума приняла, Совет Федерации утвердил, президент Медведев подписал закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».
Там перечислены все виды кровавых и похабных игр, порнография, пропаганда наркомании…
Там перечислено все – почитайте сами, закон опубликован в «Российской газете» 31 декабря 2010 года. Прекрасный подарок к Новому году.

Все законы у нас вступают в силу с момента публикации в «РГ».
Но у закона о защите детей в последней статье написано что-то особенное.

«Статья 23.
1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2012 года».
2. Положения… закона не распространяются на печатную продукцию, выпущенную в оборот до дня вступления в силу настоящего Федерального закона»
.

Закон приняли и отложили почти на два года.
И добавили, что все кровавое дерьмо, которое будет изготовлено подонками до 1 сентября 2012 года, — под закон не подпадет. И подонки смогут и дальше беспрепятственно торговать смертью.

Президент прочел и не сделал ничего.
И даже не сказал ничего.

Понимаете? Если такой закон принят, значит, вред доказан.
Больше доказывать не надо. Эти игры и передачи калечат детей, делают их потенциальными насильниками и убийцами. И кем надо быть, чтобы, приняв такой закон, отложить его? По-моему, так могут поступать только подонки. А мотив у них всегда один – деньги. В данном случае – бешеные деньги. И в том смысле, что очень большие, и в том смысле, что делают из нормальных людей – бешеных собак.

А люди потом жалуются: ах, как агрессивно ездит молодняк – что на гнилых «жигулях», что на сверкающих «поршах»; ах, как агрессивно они ведут себя в метро, на улицах…
Ах, как легко они стреляют в людей из-за любого пустяка…
Ах, как они разговаривают матом…

Подождите, вот они нарожают детей, которые с колыбели будут смотреть, во что играет папа, и слушать, как папа с мамой разговаривают матом.
Они уже их нарожали, так что ждать осталось недолго.

***

Дома стрелялки, во дворе военные игрушки.
Но вот малыш пошел в школу – там, слава богу, внушат ему что-нибудь доброе, расскажут детскую сказку.

Учебник для второго класса.
Название странное: «Литературное чтение». Что такое литературное чтение – никто не знает (кроме Фурсенко, да и то сомнительно).

В учебнике напечатаны знаменитые сказки.
Вот, например, как выглядит в «Литературном чтении» для второго класса всеми любимая «Красная Шапочка» Шарля Перро.

«Жила-была в одной деревушке девочка красоты невиданной: мать от нее без ума была, а бабушка совсем на ней помешалась. Эта добрая старушка купила ей красную шапочку, которая так девочке к лицу пристала, что от шапочки ей и кличка пошла, и везде звали ее Красною Шапочкою».

Никогда раньше Красная Шапочка не была «красоты невиданной».
Нигде не встречал, чтобы «бабушка совсем на ней помешалась». И воровское слово «кличка» тоже ни в одной «Красной Шапочке» не встречал.

В учебной сказке есть и такие выражения: «понаведаться», «сказывают», «растабарывать», «по-за тою мельницею»...
Это подделка под «старинный русский деревенский» язык. «Красную Шапочку» перевели с французского на русский очень хорошо (и не один раз). А в «Литературном чтении» неизвестно зачем натыкали в текст чужеродные слова, они торчат, мешают. Волосы на голове хорошо, а в супе плохо. Но растарабарыванием дело не кончается. Там еще кое-что новенькое ждет второклашек.

«Когда девочка вошла, волк закутался хорошенько в одеяло, чтобы она его не узнала, и говорит:
– Положи куда-нибудь пирожок да горшочек масла и иди приляг со мною.
Красная Шапочка разделась и легла в постель. Ее очень удивило, что без платья бабушка такая странная».


Эй, педофилы, вы уже и учебники сочиняете?

Это первый раз, когда Красная Шапочка разделась.
Это первый раз, когда волк-бабушка оказался без платья. «Рекомендовано Министерством образования и науки РФ» (так написано на титульном листе).

Подросткам свойственно похабничать.
Анекдотов про Красную Шапочку много. Но в учебнике для второго класса?

Учебники это тоже золотое дно (миллионные тиражи, гарантированная продажа).
Вот уроды понаведались и в этот бизнес. Они, может, и не знают разницы между «прилечь на постель» и «лечь в постель», но зачем они раздели девочку красоты невиданной? И почему дровосеки (которые в середине сказки, как полагается, где-то стучат топорами) в конце не приходят и не спасают бабушку и внучку?
Волка не трогают, может, у него депутатская неприкосновенность. Пусть волк позабавится как минимум до сентября 2012 года, закон разрешает.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире