В случившемся вчера грандиозном военно-морском параде была одна важнейшая составляющая, которая у кого-то вызвала недоумение, у кого-то — увы, осуждение, а у кого-то — неподдельный восторг.

Мы относимся к последним; мы действительно испытали восторг. На это у нас были свои причины: не ракетные, не торпедные, вообще не военно-технические, но — духовные, что, согласитесь, гораздо важнее. Ведь и президент в торжественной речи сказал о боевом духе военно-морских сил России, а дух не на заводах выпускается и не в тротиловом эквиваленте измеряется.

Как вы понимаете, речь идёт об участии в параде славного адмирала Ушакова. Духовно он присутствовал в победной атмосфере, а физически — в виде мумии.

3293291
От всего сердца благодарим НТВ за доставленное удовольствие

Когда Александр III сказал: «У России два союзника — армия и флот», он забыл про третьего союзника. Точнее, первого — Господа Бога, представителем которого на параде и стали мощи адмирала Ушакова.

Если же мы говорим о своих, особых, причинах для восторга, то они относятся хотя и не к небесным сферам, но всё же к духовным — к сфере искусства.

Обычно искусство рисует прошлое: Всемирный потоп, распятие Христа, война с Наполеоном. Но случается, что произведение искусства описывает будущее. И не в расплывчатых общих словах о небесных карах, которые когда-нибудь (неизвестно когда) последуют за какие-то грехи. Случается, что искусство описывает будущее в точных деталях. Эти предсказания кого-то смешат, кому-то кажутся немыслимым и дерзким гротеском, а кому-то — недопустимым глумлением, карикатурой. Но когда предсказание сбывается — что можно чувствовать, кроме восторга перед силой художественного воображения.

Осенью минувшего года в «МК» была опубликована моя заметка «Наш Пушкин» с подзаголовком «Борис Годунов. Концерт для рояля с гробами». Это была рецензия на спектакль «Борис», который поставил Дмитрий Крымов при поддержке продюсера Леонида Робермана.

Гениальная трагедия Пушкина является не столько учебником русской истории (специалисты 200 лет спорят: что там так, а что не так), сколько зеркалом, в которое уже два столетия смотрит Россия и, судя по всему, будет смотреть ещё очень долго.

Эпизод же, о котором сейчас самое время вспомнить, касается того исторического момента, когда Годунов (после некоторого лицемерного сопротивления) признал результаты общенародного голосования и согласился стать царём. После чего начинаются торжественные мероприятия.

БОРИС ГОДУНОВ
Ты, отче патриарх, вы все, бояре,
Обнажена моя душа пред вами:
Вы видели, что я приемлю власть
Великую со страхом и смиреньем.
Сколь тяжела обязанность моя!
Да правлю я во славе свой народ…
Теперь пойдём, поклонимся гробам
Почиющих властителей России!

Ясно, что Борис со свитой, с боярами отправляется в Архангельский собор Кремля, где установлены гробницы великих князей и русских царей… А в спектакле Крымова этот торжественный момент сделан немного иначе.

На сцене красный рояль, банкетный стол, бояре отговорили приветственные речи (все и всё «из Пушкина»), на очереди следующий номер ритуальной программы.

БОРИС. Теперь пойдём, поклонимся гробам почиющих властителей России.
ШЕФ ПРОТОКОЛА. Гробы уже доставлены.
БОРИС (сокрушённо качая головой). Вот, всё у нас так. Меры не знаете! Ведь перебор!
ШЕФ ПРОТОКОЛА. А-а-а-а…
БОРИС. Ладно, раз уж привезли — заносите, открывайте.

Кремлёвский расторопные молодые люди заносят гробы, открывают, и — вот они, наши исторические скелеты; нечего нос зажимать.

Тогда на премьере, в октябре 2019-го, это кому-то показалось дико смешным шутовством, немыслимым гротеском, а кому-то — кощунством; двое-трое даже покинули зал, возмущённо бормоча: «Больная фантазия, так не может быть!».

И вот теперь, после грандиозного военно-морского парада в Санкт-Петербурге и участия в нём мощей адмирала Ушакова, доставленных из Санаксарского мужского монастыря (Мордовия), сцена из спектакля «Борис» уже не кажется ни гротеском, ни шутовством, ни тем более больной фантазией. Наоборот — душу наполняет чувство восхищения; и Дмитрий Крымов может вслед за булгаковским Мастером воскликнуть: «О, как я всё угадал!».

А мы должны задуматься: почему русский Бог готов помогать Шойгу и категорически отказывается помогать Рогозину? Получается, что, продолжая держать Рогозина в начальниках русского Космоса, Путин спорит с Богом. Дорогое удовольствие. Безнадёжное занятие.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире