minkin

Александр Минкин

17 февраля 2019

F
17 февраля 2019

Безумный мир

Навстречу Посланию президента России

На минувшей неделе неожиданный вечерний звонок: «Ты должен об этом написать! Это ужас! Не знаю: плакать или смеяться!» Звонил старый приятель — солидный, образованный, можно сказать, успешный бизнесмен. Но понять, о чём он кричит, было невозможно. Он повторял: «Ты должен написать! Ведь это неслыханно! Мир ужаснётся! Что мы за страна!»

Наконец стало ясно: минуту назад он на сайте уважаемого информационного агентства прочёл, что президент России внёс в Госдуму закон, полностью освобождающий главарей преступных сообществ от уголовного преследования.

Я изо всех сил отбивался: «Зачем же писать, если ты это уже прочёл? Пойми: слова президента в ту же секунду процитировали все информационные агентства. А я — газетчик; завтрашний номер уже ушёл в типографию; пока я напишу да пока напечатают (если напечатают) — это уже будет прошлогодний снег». Но он продолжал кричать: «Ты должен, должен! Ты вообрази, как мы будем выглядеть в глазах всего мира!»

Когда кто-то пытается навязать политическую тему, да ещё кричит «ты должен!» — я в ответ рассказываю анекдот о гинекологе. Он после тяжелого рабочего дня шёл домой через парк; вдруг навстречу из-за кустов вышла не совсем трезвая дама и предложила почти бесплатно показать ему то, на что он уже насмотрелся за время дежурства. Нервы не выдержали, и он её убил.

Собеседник обиделся и бросил трубку. А я зашёл на сайт РБК и прочёл:

Президент России внёс в Госдуму законопроект о введении отдельного уголовного наказания для лидеров организованных преступных группировок (ОПГ), а также для участников их сходок — организаторов, авторитетов и других.

Президент предлагает дополнить ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нём») и наказывать за это лишением свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом до 1 млн руб. или в размере дохода осуждённого за пять лет.

То есть — всё наоборот! Всё очень даже правильно. Позвонил приятелю: «Ты каким местом читал?» Он опять обиделся.

Он обиделся, а я задумался. Мой умный знакомый прочёл очень простой текст — почему же он понял его шиворот-навыворот? А потому, что (как и все мы) он привык к безумным «законодательным инициативам»; к тому, что нам на голову чуть ли не каждый день валится очередной ужасный клишас. Человек полностью утратил веру и надежду, что сверху может литься на нас благодатный дождь, нектар и амброзия, полезное-доброе (пусть и не вечное).

Но ведь я (на сообщение, будто главарей предложено освободить от уголовного преследования) тоже не заорал «не может быть!», а выслушал приятеля равнодушно. Да, странно, неприлично, но по сравнению с ЕГЭ, реформами медицины и пенсии, ростом цен и падением уровня жизни… Будут наказывать главарей ОПГ или нет — что изменится в нашей жизни?

Из-за чего (из-за кого) гибнет больше людей: из-за преступных авторитетов или из-за плохих дорог, плохих лекарств, плохо обученных врачей, плохой еды и жестоких, бессердечных чиновников? Лучше не думать.

В среду, 20 февраля, прозвучит Послание президента. Он скажет о том, как всё хорошо и как всё будет ещё лучше. Вероятно, многие умные люди поймут его с точностью до наоборот.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Экс-глава Росстата раскритиковал нынешние выкладки ведомства

Пугающая правда Лукашенко: что не так в отношениях России и Белоруссии

Черные тайны клана Арашуковых: женщина молчала 8 лет

В интернете есть YouTube, а в YouTube есть видео, а на видео — девочка Таня из русской глубинки. Таня рассказывает о своей жизни и своих мечтах. Ей лет пятнадцать — значит, она родилась в начале 2000-х годов. И кроме сегодняшней, другой власти она не знает. Не рассказывайте ей, как плохо правили Романовы, в чём виноваты Ленин-Сталин, как ошибались Хрущёв-Брежнев, что натворили Горбачёв-Ельцин…

3051009
Алексей Меринов.

Было бы правильно начинать рабочий день в Кремле, в Госдуме, в Следственном комитете, в генеральских и губернаторских кабинетах с этих пяти минут, с девочки Тани — с её слов, её глаз, её слёз.

Зрелище непростое. Важным начальникам смотреть будет неприятно. Поэтому хорошо бы телефоны у них отобрать, руки пристегнуть наручниками к подлокотникам кресел, а в глаза вставить спички — чтоб не зажмурились. Вдруг у них совесть проснётся…

✭✭✭

За кадром мужской голос задаёт вопросы, а в кадре девочка Таня с удивительно чистым, честным, наивным лицом. Вот этот диалог:

— О чём мечтаешь?

— Хочу идти продавцом-консультантом, у меня такая мечта с детства. Хочу постараться.

— А мама с папой кем у тебя работают?

— Мама у меня никем не работает, а отец работает кочегаром. У них даже не было свадьбы, они живут так в браке.

— Вы живёте вместе одной семьей?

— Нет. Мы сейчас живем с матерью, а отец живёт в Городовике. Мы раздельно, потому что отец там работает.

— Если мама нигде не работает, на что же вы живёте?

— Зимой пока на детские помаленьку перебиваемся, а летом носим ягоды, сдаём. А зимой так перебиваемся. Запасы, что-то делаем с лета.

— Мама по профессии кто?

— Раньше она здесь работала в колхозе дояркой, а теперь вообще работы нет.

— Сколько лет мама не работает?

— Давно, когда колхозы сократили.

— Ягоду вы какую собираете?

— Клюкву, чернику — и всё.

— Сколько стоит ведро ягод?

— Сначала ягода стоит где-то по 60 рублей, а потом цена начинает расти, бывает даже до 110 доходит.

— А на какую сумму вы живёте в месяц?

— 450 рублей.

— 450 рублей в месяц?!

— Да.

— Что на эти деньги можно купить?

— Ничего. И ещё надо заплатить за свет.

— У тебя счастливое детство?

— Нет, конечно.

(Девочка закрывает ладонями лицо и долго плачет. Ни рыданий, ни даже всхлипываний, она плачет совершенно беззвучно. Потом не выдерживает, встаёт, отстёгивает микрофончик и уходит плакать туда, где её никто не увидит. Потом возвращается. Закадровый мужской голос продолжает допрос.)

— Почему ты заплакала? Я какой-то неприятный вопрос тебе задал?

— Нет. Очень жалко за маму, потому что нигде не работает, воспитывала нас двоих с Тамаркой, доход маленький…

— Тамарка — это сестра?

— Да. Сейчас она устроилась в Питере, работает. По возможности деньги нам высылает, помогает. Как бы вот так и живём.

— Как ты думаешь, ты хорошей женой будешь, когда вырастешь?

— Думаю, что да. Потому что я родилась в деревне, я всё умею.

— А что должна уметь хорошая жена?

— Она должна работать…

— Как ты Новый год отметила?

— Нормально. Хорошо было в кругу любимых мне людей быть. Была тётя с племянниками. Мы отметили хорошо.

— Какой подарок тебе подарили?

— Мне подарки не нужны, для меня самое главное, чтобы у близких было всё хорошо.

фото: кадр из видео
Таня Михеева.

✭✭✭

Слова, которые вы прочли, не передают интонаций, не передают ощущение горького горя. Поэтому надо бы посмотреть хозяевам страны; возможно, совесть проснётся. Она у них спит мёртвым сном под могильной плитой, и на эту плиту каждый день наваливается неподъёмный груз денег. У некоторых 4,5 миллиона рублей в день. У Тани с мамой на двоих 450 рублей в месяц, а у некоторых госслужащих миллионы в день.

Глубинный народ — это кто? Девочка из глубинки или жлобы, накрытые цунами грязных денег? У неё душа живая, а у них мёртвые души. Все их речи — речи мертвецов. И мертвецы эти питаются живыми. Им кажется, будто у них в тарелке стейк с икрой, а на самом деле они жрут людей.

Вот увидят они беззвучно плачущую девочку Таню — чего захотят? Помочь ей? Помочь всем таким, их братьям, сёстрам, матерям, отцам? Нет. Они захотят отключить интернет. Уже хотят. Уже начали.

Законодатели-депутаты говорят, что делают это, чтобы Запад (владыка интернета) не смог вдруг сломать все кассовые аппараты в наших супермаркетах. Нам очень понятна эта забота о кассовых аппаратах.

Но скорее всего интернет хотят отключить, чтобы такие видео стали недоступны.

…Исполнится мечта Тани. Она приедет в Питер, устроится продавцом (где уж она будет жить? какая будет зарплата?). Хозяин предложит водки, и она не посмеет отказаться. Потом он предложит раздеться, и она не посмеет отказаться. Потом стандарт: пьянки, кожно-венерический диспансер, аборты, и ей очень повезёт, если её возьмут в приличный бордель, где гигиена, контрацептивы и гель, где рабочий день/ночь часто обходятся без побоев. Детства у неё не было и уже не будет.

Девочка (сама того не зная) — прокурор. Она приговорила нынешнюю власть (и всех, кто за неё голосует) к вечному позору.

У тех, кто устроил ей такую жизнь, — нет оправданий. Уж они-то знают точно, что в горькой жизни глубинной Тани не виноваты Романовы, Ленин-Сталин, Горбачёв-Ельцин… Знают, что бы они ни говорили. И это не первый случай в истории, когда у власти нет оправданий.



Оригинал

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:

Навальный буржуазен, Зюганов слил протест: почему Россия не хочет бунтовать

Отец сенатора Арашукова рассказал об «ужасах СИЗО»

Ваня и две школьницы: возбудили первое дело о вовлечении подростков в митинги

Что известно президенту о происходящем в стране? Какую информацию он получает и от кого? Как выглядит реальная жизнь в докладах спецслужб — не знаем, но совершенно точно знаем, что она искажается. Иначе быть не может. Ибо докладчиков в первую очередь интересуют свои интересы, своя карьера; они хотят нравиться начальнику.

Отечество в опасности
Василий Жуковский, поэт.

Вряд ли страна узнала бы себя в этих докладах. Так человек не узнаёт себя, когда ему случайно становятся известны сплетни, которые распространяются у него за спиной. Ведь у сплетников свои интересы; их мало интересует реальность.

Поэт Жуковский однажды написал всесильному Бенкендорфу невероятное письмо. Пушкин только что был убит, и эта трагедия развязала язык Жуковскому, он потерял свойственные ему умеренность и аккуратность.

Бенкендорф в тот момент был шефом Корпуса жандармов и самым доверенным лицом императора Николая I. По степени опасности и влияния — примерно, как Берия в период максимального могущества — при Сталине. А с нашим временем — вообще не сравнить.

Ни адвокатов, ни обжалований, ни суда (в теперешнем понимании) — ничего такого не было. Мысль о том, что можно пожаловаться на Россию в Европейский суд по правам человека, никому в голову не могла прийти.

В российской печати не было ни единого слова критики, ибо была предварительная цензура. Специальные царские чиновники читали абсолютно всё, предназначенное к публикации, и вымарывали всякую ерунду, потому что на серьёзную критику никто не отваживался. Это было бы самоубийством.

Даже в частной переписке умные люди предпочитали писать «Правительство», а не «царь» либо «император». Но все понимали, что слово «Правительство» означает не министров, а именно царя и его власть.

И вот Жуковский, назначенный императором опечатать бумаги Пушкина, составить реестр и пр., пишет Бенкендорфу не отчёт о проделанной работе и даже не жалобу на жандармов. Поэт прямо в лоб говорит всесильному и жестокому временщику: «Вы ничего не знаете и не можете знать о людях, об их мыслях и действиях. Вы судите о человеке по доносам негодяев. Вы годами преследуете человека только потому, что когда-то давно он вам чем-то не угодил».

Александр Бенкендорф, министр.

(Полностью письмо можно легко найти в библиотеке либо в интернете.)

Жуковский — Бенкендорфу
февраль 1837. Санкт-Петербург

Не имею нужды уверять ваше сиятельство в том уважении, которое (несмотря на многое мне лично горестное) я имею к вашему благородному характеру. В этом вы сами должны быть уверены. Новым доказательством моего к вам чувства пускай послужит та искренность, с которою говорить с вами намерен. Такому человеку, как вы, она ни оскорбительна, ни даже неприятна быть не может.

Пушкин в последние годы свои был совершенно не тот, каким видели его впервые. Но таково ли было о нём ваше мнение? Я перечитал все письма, им от вашего сиятельства полученные: во всех них, должен сказать, выражается благое намерение. Но сердце моё сжималось при этом чтении.

Во все эти двенадцать лет, прошедшие с той минуты (с освобождения из ссылки. —А.М.), его положение не переменилось; он всё был под строгим, мучительным надзором. Все формы этого надзора были благородные: ибо от вас оно не могло быть иначе. Но надзор всё надзор. Годы проходили; Пушкин созревал; ум его остепенялся. А прежнее против него предубеждение, не замечая внутренней нравственной перемены его, было то же. Он написал «Годунова», «Полтаву», свои оды «К клеветникам России», «На взятие Варшавы», то есть всё своё лучшее, а в суждении о нём все указывали на его оду «К свободе», «Кинжал», написанный в 1820 году; и в 36-летнем Пушкине видели 22-летнего. К несчастию, оно и не могло быть иначе.

Вы на своём месте не могли следовать за тем, что делалось внутри души его. Но подумайте сами, каково было бы вам, когда бы вы в зрелых летах были обременены такою сетью, видели каждый шаг ваш истолкованным предубеждением, не имели возможности произвольно переменить место без навлечения на себя подозрения или укора. В ваших письмах нахожу выговоры за то, что Пушкин поехал в Москву, что Пушкин поехал в Арзрум. Но какое же это преступление?

Пушкин хотел поехать в деревню, чтобы заняться на покое литературой, ему было в том отказано под тем видом, что он служил, а действительно потому, что не верили. Но в чём же была его служба? В том единственно, что он был причислен к иностранной коллегии. Какое могло быть ему дело до иностранной коллегии? Его служба была его перо, его «Петр Великий», его поэмы, его произведения, коими бы ознаменовалось нынешнее славное время? Для такой службы нужно свободное уединение. Какое спокойствие мог он иметь с своею пылкою, огорчённою душой, с своими стесненными домашними обстоятельствами, посреди того света, где тысячи презрительных сплетней, из сети которых не имел он возможности вырваться, погубили его.

Государь император назвал себя его цензором. Милость великая. Но, скажу откровенно, эта милость поставила Пушкина в самое затруднительное положение. Легко ли было ему беспокоить государя всякою мелочью, написанною им для помещения в каком-нибудь журнале? На многое, замеченное государем, не имел он возможности делать объяснений; до того ли государю, чтобы их выслушивать? А если какие-нибудь мелкие стихи его являлись напечатанными в альманахе (разумеется, с ведома цензуры), это ставилось ему в вину, в этом виделись непослушание и буйство, ваше сиятельство делали ему словесные или письменные выговоры, а вина его состояла в том, что он с такою мелочью не счёл нужным идти к государю, и отдавал ее на суд общей для всех цензуры (которая, конечно, к нему не была благосклоннее, нежели к другим).

И какое дело правительству до эпиграммы на лица? Даже для того, кто оскорблён такою эпиграммою, всего благоразумнее не узнавать себя в ней. Острота ума не есть государственное преступление.

Наконец, в одном из писем вашего сиятельства нахожу выговор за то, что Пушкин в некоторых обществах читал свою трагедию прежде, нежели она была одобрена. Да что же это за преступление? Кто из писателей не сообщает своим друзьям своих произведений для того, чтобы слышать их критику? Неужели же он должен до тех пор, пока его произведение ещё не позволено официально, сам считать его непозволенным? Чтение ближним есть одно из величайших наслаждений для писателя. Оно есть дело семейное, то же, что разговор, что переписка. Запрещать его есть то же, что запрещать мыслить.

Каково же было положение Пушкина под гнётом подобных запрещений? Не должен ли был он необходимо, с тою пылкостию, которая дана была ему от природы и без которой он не мог бы быть поэтом, наконец прийти в отчаяние, видя, что ни годы, ни самый изменившийся дух его произведений ничего не изменили в том предубеждении, которое раз навсегда на него упало и, так сказать, уничтожило всё его будущее?

Какие произведения его знаете вы, кроме тех, на кои указывала вам полиция и некоторые из литературных врагов, клеветавших на него тайно? Ведь вы не имеете времени заниматься русскою литературою и должны в этом случае полагаться на мнение других?

Он просто русский национальный поэт, выразивший в лучших стихах своих наилучшим образом всё, что дорого русскому сердцу. Что же касается до политических мнений, которые имел он в последнее время, то смею спросить ваше сиятельство, благоволили ли вы взять на себя труд когда-нибудь с ним говорить о предметах политических?

Вы на своём месте осуждены думать, что с вами не может быть никакой искренности, вы осуждены видеть притворство в том мнении, которое излагает вам человек, против которого поднято ваше предубеждение (как бы он ни был прямодушен), и вам нечего другого делать, как принимать за истину то, что будут говорить вам о нём другие. Одним словом, вместо оригинала вы принуждены довольствоваться переводами (всегда неверными) злонамеренных переводчиков. Я наперед знаю, что и мне вы не поверите.

Главные, коренные политические убеждения Пушкина были известны мне и всем его ближним из наших частых, непринужденных разговоров. Вам же они быть известными не могли, ибо вы с ним никогда об этих материях не говорили; да вы бы ему и не поверили, ибо, опять скажу, ваше положение таково, что вам нельзя верить никому из тех, кому бы ваша вера была вниманием. Вы принуждены насчёт других верить именно тем, кои недостойны вашей веры, то есть доносчикам, которые нашу честь и наше спокойствие продают за деньги.

Пушкин мужал зрелым умом и поэтическим дарованием, несмотря на раздражительную тягость своего положения, которому не мог конца предвидеть, ибо он мог постичь, что не изменившееся в течение десяти лет останется таким и на целую жизнь, и что ему никогда не освободиться от того надзора, которому он, уже отец семейства, в свои лета подвержен был как двадцатилетний. Ваше сиятельство не могли заметить этого угнетающего чувства, которое грызло и портило жизнь его. Вы делали изредка свои выговоры, с благим намерением, и забывали об них, переходя к другим важнейшим вашим занятиям, которые не могли дать вам никакой свободы, чтобы заняться Пушкиным. А эти выговоры, для вас столь мелкие, определяли целую жизнь его: ему нельзя было тронуться с места свободно, он лишён был наслаждения видеть Европу, ему нельзя было произвольно ездить и по России, ему нельзя было своим друзьям и своему избранному обществу читать свои сочинения, в каждых стихах его, напечатанных не им, а издателем альманаха с дозволения цензуры, было видно возмущение.

...Полиция перешла за границы своей бдительности. Из толков, не имевших между собой никакой связи, она сделала заговор с политическою целию и в заговорщики произвела друзей Пушкина, которые окружали его страдальческую постель и должны бы были иметь особенную натуру, чтобы, в то время как их душа была наполнена глубокою скорбию, иметь возможность думать о волновании умов в народе через каких-то агентов, с какою-то целию, которой никаким рассудком постигнуто быть не может. Раз допустивши нелепую идею, что заговор существует и что заговорщики суть друзья Пушкина, следствия этой идеи сами собою должны были из неё излиться. Мы день и ночь проводили перед дверями умирающего Пушкина; более десяти тысяч человек прошло в эти два дни мимо гроба Пушкина, и не было слышно ни малейшего шума, не произошло ни малейшего беспорядка. И нам, друзьям Пушкина, до самого того часа, в который мы перенесли гроб его в Конюшенную церковь, не приходило и в голову ничего иного, кроме нашей скорби о нём.

Но, начавши с ложной идеи, необходимо дойдёшь и до заключений ложных; они произведут и ложные меры. Так здесь и случилось. Под влиянием непостижимого предубеждения всё самое простое и обыкновенное представилось в каком-то таинственном, враждебном свете. Граф Строганов, которого нельзя обвинить ни в легкомыслии, ни в демагогии, как родственник взял на себя учреждение и издержки похорон Пушкина. Он приглашал архиерея, и как скоро тот отказался от совершения обряда, пригласил трёх архимандритов. Он назначил для отпевания Исаакиевский собор, и причина назначения была самая простая: ему сказали, что дом Пушкина принадлежал к приходу Исаакиевского собора; следовательно, иной церкви назначать было не можно; о Конюшенной же церкви было нельзя и подумать, она придворная. На отпевание в ней надлежало получить особенное позволение.

Что же надлежало бы сделать полиции, если бы и действительно она могла предвидеть что-нибудь подобное? Взять с большею бдительностью те же предосторожности, какие наблюдаются при всяком обыкновенном погребении, а не признаваться перед целым обществом, что правительство боится заговора, не оскорблять своими нелепыми обвинениями людей, не заслуживающих и подозрения, одним словом, не производить самой того волнения, которое она предупредить хотела неуместными своими мерами.

Вместо того назначенную для отпевания церковь переменили, тело перенесли в неё ночью, с какой-то тайною, всех поразившею, без факелов, почти без проводников; и в минуту выноса, на который собралось не более десяти ближайших друзей Пушкина, жандармы наполнили ту горницу, где молились о умершем. Нас оцепили, и мы, так сказать, под стражею проводили тело до церкви. Какое намерение могли в нас предполагать? Чего могли от нас бояться? Этого я изъяснить не берусь.

★★★

И Жуковский, и Бенкендорф понимали: всё сказанное прямо относится к императору, ибо он ещё сильнее оторван от реальности и получает представление о людях из доносов, составленных на основе доносов.

А доносчики знали, что начальству не угодишь честными и добрыми отзывами о людях. Если донесёшь, что Пушкин — патриот, что он антиправительственных мыслей не имеет, — скажут: «Ты что — дурак? Пшёл вон!» И платить за честные и добрые доносы никто не будет. Только за подлые.

За 30 лет царствования Николай I не услышал и не прочёл ни одного слова критики. Поражение в Крымской войне стало для Николая страшной неожиданностью, и он умер.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Чем опасна статья Суркова: смиритесь с бедностью и не бунтуйте

Эксперты назвали размер достойной пенсии для россиян

Александра Друзя обвинили в подкупе на «Кто хочет стать миллионером»

Без сыворотки правды не обойдемся

Двух членов «Единой России» судят за массовое и многократное изнасилование детей. 78 эпизодов, девочки, мальчики, возраст от 8 до 17. Доказывать ничего не надо. Господа Курсков и Поплевко снимали на видео свои развлечения во всех подробностях.

Повесить или кастрировать: уголовное дело депутатов-педофилов
Алексей Меринов.

Одна неточность: с 15 января 2019 года эти двое уже не члены «Единой России» — их успели исключить за три недели до суда. Но в душе они, наверное, остались членами партии, они ж там были много лет, это же идеология, торжественное сознание служения народу и др., и пр. — такое не выскребешь по приговору.

Они были арестованы весной 2018-го. Тогда же были получены многочисленные и неопровержимые доказательства преступлений. Их подельница (водила к ним детей, включая собственных племянников) минувшей осенью получила 12 лет. А суд над насильниками начался лишь вчера. Почему?

К какому наказанию их приговорят? — важный вопрос. Гуманнее всего было бы их повесить — избавить таким образом от рискованных приключений в зоне. А для страны было бы очень полезно, если бы они повисели с неделю перед Астраханской думой, потом месячишко — перед Государственной думой, а потом ещё сколько-нибудь — перед Домом правительства РФ, где (в ранге премьер-министра) заседает председатель партии. Ведь не все педофилы-насильники арестованы, их ещё очень много, и виселица с телами коллег действовала бы как лекарство и как предостережение, что опять-таки чрезвычайно гуманно.

Мы, конечно, знаем, что на смертную казнь давно введён мораторий, но ведь должны же быть исключения. А то ведь, глядишь, они выйдут по УДО, а то и будут втихаря помилованы.

Если же повесить никак нельзя, то кастрировать-то можно, это ж не смертельно. Неужели среди пострадавших детей нет ни чеченца, ни чеченки, чтобы Рамзан прислал небольшую группу неторопливых хирургов.

Неужели хоть один человек в России решил, будто это — частный случай.

Эти двое педофилов-насильников были депутатами областного парламента, один потом стал министром природопользования и охраны окружающей среды (сфера прибыльная, если решаешь: какое место охранять, а какое можно загадить). Это видные люди. Почему же никто так долго ничего не замечал? Не хотели замечать? Пользовались услугами?

Люди власти и сросшийся с нею бизнес повязаны круговой порукой. Один из ярчайших примеров — Кущёвка. Банда Цапков много лет грабила, насиловала, убивала, а местная милиция и прокуратура покрывали. Но даже после ареста и сурового приговора убийца роскошествует в зоне: крабы, икра, сауна с девками. Лучше бы он повисел с неделю в Кущёвке, а потом месячишко у входа в Госдуму (если не ошибаемся, бандиты были членами партии).

Только что арестован сенатор (за убийства) и его отец (за воровство 30 миллиардов). И про убийства было давно известно, и 30 миллиардов не украдёшь за один день… Полиция, следователи, прокуроры всё знают годами. Они же соучастники. И не только они.

...Есть выражение «человек с криминальным прошлым». В середине 1990-х я назвал Чубайса «человек с криминальным будущим». В печати появилась запись его разговора, из которой следовало, что он покрывает убийц.

ЧУБАЙС. У нас материалов столько с документами, что хватит лет на 15 каждому (было точно понятно: Коржакову и Барсукову. — А.М.). Про всё воровство, про все убийства, про всю кровь, которая за ними стоит. В полном объёме. И лежит в достаточно надёжных местах. И во многих местах это лежит. Если с любым из нас что-то происходит, мгновенно эти материалы публикуются. Схему я лично проработал до мельчайших деталей, сделал два месяца назад, потому что я знал, с кем имею дело. А сейчас картина такая: либо они затыкаются, либо посажу совершенно однозначно.

Это было опубликовано трижды. Разве какой-нибудь следователь допросил Чубайса?

Тот, кто покрывает преступника, — преступник. Следователь, прокурор, судья, которые (всегда за деньги) спасают преступника от наказания, — хуже, чем воры и убийцы, потому что воров и убийц люди боятся, а на прокуроров и судей — надеются.

В день ареста сенатора-убийцы никто ему сочувствия не выражал. Напротив, немедленно распространились всякие издевательские шутки: мол, в зале заседаний каждый второй решил, что это за ним.

Разве удивились бы люди, если б услышали, что ОМОН и ФСБ загребли целую фракцию Госдумы (пусть не самую многочисленную)?

Поскольку сейчас идейными ориентирами государственного строительства являются товарищ Сталин и царь Иван Грозный, то и виселицы, и массовый арест депутатов будут в самый раз. Для примера напомним про «Съезд победителей» — ХVII съезд ВКП(б). Из 1966 делегатов больше половины (1108) были арестованы и репрессированы. Это ж не помешало построению социализма.

Граждане России абсолютно уверены, что во властных структурах (законодательных, исполнительных, силовых) полно преступников. Каждый день нам сообщают про немыслимые взятки, про аресты высокопоставленных борцов с коррупцией… А ведь это значит, что борьбу с коррупцией изображал коррупционер, преступник.

Можно, конечно, сажать (раз уж нельзя вешать) тех, кто попался; а точнее — проиграл в драке кланов, в схватке бульдогов под ковром. Но пока нечестные ловят нечестных — этому не будет конца.

Стране нужны честные люди во всех структурах власти, особенно в правоохранительных и судебных. Способ очень простой. Все они должны поголовно и публично пройти «собеседование» с применением сыворотки правды. Она не даёт человеку врать.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Бизнесмены не стали аплодировать Путину на форуме «Деловой России»

«Ходим, унижаемся»: о чем говорила собравшаяся в Москве профессура

ГИБДД начала выдавать неправильные права: бланки не те

Как же это получается, что молодые и талантливые бегут от умного к дураку?

Свежая новость: опрос показал, что 41% граждан в возрасте от 18 до 24 желают уехать за границу. Пресс-секретарь президента Песков прокомментировал (цитируем по ТАСС): «Это не такой высокий показатель». Он прав. Если из 146% уедет 41, то ещё 105 останется; начальству хватит.

3046385
Алексей Меринов

Кто-то скажет: мол, новость вчерашняя. Новость, может, и  позавчерашняя, но жизнь — сегодняшняя. Это наша жизнь, нам важно её  понять — угадать, что делать для благополучия семьи и страны. Но цифры и  факты официальной статистики мелькают как напёрстки. Поверишь — проиграешь.

Когда из России люди уезжают, Росстат считает уехавших. А статистика западных стран считает приехавших. За 2016 год из России уехало в Германию 4694, а в Германию въехало из  России 24 983. Из России в США — 1404, в США из России — 9297. Испания: 338 — 6231. Австрия: 143 — 2699. Финляндия: 578 — 2540. Разница не на проценты, а в разы. Таких ошибок не бывает. Подумайте, кто врёт.

Росстат показал, что доходы граждан падают. Власть сменила руководителя Росстата. Пересчитали — оказалось, мы богатеем, экономика растёт… Статистика медицины, экономики, демографии лжёт бесстрашно и  бессмысленно. С экспортом нефти и газа происходит в точности, что и с эмигрантами.

Россия сообщает, что продала в Германию столько-то миллионов баррелей и миллиардов кубометров, а Германия сообщает, что купила в десять раз больше. Отгадайте, где разница?

Говорят, «деньги утекают за рубеж». Нет, они не сами утекают, их воры выкачивают. Возможно, воры даже не думают, что торопливая откачка денег каким-то образом влияет на утечку молодых образованных специалистов. А  если думают, их это не беспокоит.

«90% российских граждан, которые уезжают за рубеж на длительные сроки, не снимаются с миграционного учёта и не попадают в статистику» (исследование Института демографии НИУ ВШЭ).

К нам едут (из Украины, Молдавии, Средней Азии…), чтобы здесь зарабатывать и посылать деньги семье. Заработав, возвращаются домой. А  от нас уезжают с концами, не возвращаются.

По числу жителей Россия на 9-м месте в мире, а по числу эмигрантов — на 3-м. Понятно, что это значит?

За последние годы Россию покинули миллионы. Казалось бы, все, кто хотел уехать, давно уехали. Поток эмигрантов должен был иссякнуть, а он растёт. Население сокращается, а число желающих уехать растёт. Как это может быть?

Есть старая надёжная безупречная поговорка: «Лучше с умным потерять, чем с дураком найти». Но вот парадокс. Весь мир считает Путина умным, а  Трампа дураком. Как же это получается, что молодые и талантливые бегут от умного к дураку?

Ганс Магнус Энценсбергер, которому сейчас 90, давным-давно написал:

Воистину великолепны
великие замыслы:
рай на земле,
всеобщее братство,
перманентная ломка…
Все это было б вполне достижимо,
если б не люди.
Люди только мешают:
путаются под ногами,
вечно чего-то хотят.
От них одни неприятности.

На взгляд Пескова, уехать хочет не очень много. Это говорит власть. Ей хватит и половины населения, да и четверти хватит.

Довольные, естественно, не уезжают. Уезжают недовольные. Они что ли  климатом недовольны? Русским языком? Русской литературой? Приходится думать, что они недовольны политикой властей. А раз так, пусть уезжают: баба с возу, кобыле легче. Если уедут все недовольные, то Росгвардию можно распустить. Оставить один полк (для парада) и всех генералов с  маршалами (для банкетов). ОМОН распустить; они (с их привычкой бить дубинками по голове) тут будут ни к чему, пусть вербуются в ЧВК.

Уезжают трезвые; алкоголики нигде не нужны. А это значит, что отъезд трезвых повышает процент алкоголиков в родной стране.

* * *

Ещё одна недавняя радостная весть: в России создано оружие, искажающее реальность. Если его направить на армию противника, у неё начнутся галлюцинации, солдаты перестанут видеть реальность. Возможно, это оружие давно испытывают в столице, точнее, на Кремле. Иначе действия власти объяснить невозможно.

Искажённая реальность: они видят рост доходов, любовь граждан, уважение мировой элиты и восторг всех людей доброй воли, включая Мадуру. А люди недоброй воли пусть сдохнут, мы постараемся им в этом помочь.

Ну скажите,
Можно ли с ними построить могучее государство?
Все рассыпается в прах!
Обыватели,
ходячие пережитки прошлого,
скопище жалких посредственностей,
лишенных мысли!
Как с ними быть?
Ведь нельзя же их всех уничтожить!
Нельзя же их уговаривать целыми днями!
Если бы не они,
если б не люди,
какая настала бы жизнь!

Ганс Магнус Энценсбергер

Есть много способов мучить граждан, извлекая из этого занятия огромные деньги. Можно устанавливать турникеты и валидаторы в трамваях и  автобусах. Люди мучились годами, 20 минут уходило на посадку через одну узкую дверь (так же загородили дверь в будущее). А кто-то «заработал» на производстве, закупке и установке всевозможных мучительных барьеров.

Прошло 15 лет — валидаторы убрали, люди рады, а кто-то опять заработал. Где тот, кто их устанавливал десятками тысяч? Кто он?

Класть асфальт, сдирать асфальт, класть плитку, сдирать плитку, класть новую, переводить часы на зимнее время, потом отменять, потом на  летнее (или наоборот) — правительство непрерывно работает, и ему (в искажённой реальности) кажется, будто оно вместе с нами движется вперёд, к прогрессу.

Когда искажающее реальность оружие сломается, окажется, что мы даже  не стоим на месте, ползём назад. Возможно, уехавшие окажут нам гуманитарную помощь.

Оригинал

Читайте в МК

Впервые увидел мобильник: отсидевший 30 лет россиянин застрял в прошлом

Росстат показал чудеса статистики: экономика побила позитивный рекорд

Пятый пункт: смена национальности в документах обернулась для русского судом

Если я напишу, что сенатор Клишас ведёт себя как преступник, — меня накажут, оштрафуют, посадят на 15 суток, а то и больше. (Закон Клишаса о запрете порочить чиновников и государственные органы Дума приняла пока в 1-м чтении; во 2-м, возможно, добавят срок лишения свободы.)

Но если потом посадят Клишаса — вернут ли мне штраф с процентами? компенсируют ли (и чем?) тюремный срок?

Вор боится собаки: Арашуков арестован, Клишас на свободе Б 
рис.Алексей Меринов.

Сенатора Арашукова схватили сегодня прямо в здании Совета Федерации. Его арестовали, обвинили в убийствах (!) — значит, его жутко опорочили. До приговора суда он считается невинным. Значит, Росгвардия и ФСО (которые его схватили), председатель Следственного комитета и Генеральный прокурор (которые его публично обвинили) — организованной группой по предварительному сговору нанесли ущерб репутации Арашукова, ущерб Совету Федерации Российской Федерации и Российской Федерации.

Наверно, эти серьёзные силовые структуры и их важные руководители хорошо подумали, прежде чем устроить такой публичный позор на глазах всей страны и всего мира. Наверно, Арашуков действительно негодяй.

Кто его принимал в сенаторы? Кто его рекомендовал? Кто за него голосовал? Кто его туда засунул — в неприкосновенные? Они ничего не знали, не видели, что принимают молодого гангстера? Они — честные или подельники, пособники, сообщники?

Вдруг завтра арестуют Грызлова — я ведь не стану о нём писать. Журналист, который клеймит арестантов, — позорник. Клеймить зэков и мертвецов — позор. Журналист должен писать о тех, кто в силе, кто у руля; о тех, кто ворует, унижает, насилует. А когда негодяй арестован — что о нём писать — пересказывать новости и репортажи из суда? Зачем?

Важные чиновники (пока не арестованы) в ответ на обвинения прессы повторяют расхожую фразу: «Собака лает, а караван идёт». Это значит, что журналисты — собаки, а чиновники — идущий караван.

Куда он идёт? Что он везёт — вдруг краденое? Что везёт караван наркоторговцев? Куда направляется группа бандитов, какая-нибудь ЧВК?

Умные граждане говорят спасибо собаке за то, что она предупреждает честных людей о приближении воров и бандитов.

А рвать мертвецов — на это есть гиены; пусть падалью питается вороньё.

Арестованный нас не интересует (им уже занимаются специалисты). Нас интересует свободный сенатор Клишас и его закон о наказании за критику. Сколько сенаторов арестовано за четверть века существования Совета Федерации? Сколько их сбежало из России от уголовных дел — мы счёт потеряли.

Вызывает ли уважение у граждан России выражение «член Совета Федерации»? Проблема не нова.

Когда люди ругаются, то каждое следующее оскорбление должно быть сильнее, грубее предыдущего (иначе неинтересно). В начале ХVI века на улице Венеции произошёл диалог между сенатором и офицером:

СЕНАТОР. Ты подлый негодяй!

ОФИЦЕР. А вы — сенатор.

Подробности можно прочесть в «Отелло» Шекспира, но и так ясно: офицер считал слово «сенатор» достаточным ответом в этом диалоге.

Сенатор Клишас на свободе, пишет законы, где запрещает то одно, то другое… Нет ли фотографии, где Клишас стоит в обнимку с арестантом Арашуковым? Заодно посмотреть бы на групповые фото Совета Федерации — с кем там обнимается человек, публично обвинённый в убийствах и создании преступного сообщества.

Кто выбрал в сенаторы Клишаса? за что? За какие заслуги Рогозин возглавил Роскосмос? За какие заслуги Мутко стал вице-премьером России? За заслуги перед Россией или перед кем-то другим?

Кто позорит Россию перед всем миром — журналисты или чиновные воры?

фото: Соцсети
Рауф Арашуков и Тина Канделаки.

Только что в ненавидимую чиновниками сеть (интернет) попался конченый ублюдок — важный господин, топ-менеджер, замглавы Росгеологии. Его моментально уволили, но ведь перед этим он же был почтенный член общества, летал первым классом, торчал на приёмах в Кремле; может, и на фото он есть с Клишасом или с президентом.

Видео доступно: важный подонок матом рассказывает, кого …., называет имена девушек, сопровождая каждое имя матерным глаголом, а одна жертва сидит рядом и покорно, униженно отвечает на его отвратительные оскорбления.

Спорим, он не один такой? Совершенно очевидно, что он ведёт себя так, как принято в их кругу, где всё дозволено — были бы деньги.

Какие-то менты попались на изнасиловании, но шум-то возник, потому что жертва оказалась дочкой важного силовика. Думаете, эти менты-насильники — редкость?

Эта шишка из Росгеологии — она ведь даже не арестована. Нет никакой уверенности, что будет уголовное дело. Оскорблённые девушки, которых ….. эта шишка, отмалчиваются, привыкли глотать. И ведь кто-то эту гнилую шишку возьмёт на работу.

Кто родители негодяя, кто учителя, друзья, семья и дети? Ведь его дети наверняка увидели папочку во всей красе — уж интернет-то им доступен.

Очень многие дети чиновных воров обучаются на Западе в элитных школах, в дорогих университетах. Они ведь знают, что их отцы — воры, грязные твари. Ничего? Лишь бы деньги?

Четверть века назад, когда чиновные папаши только начинали грабить страну, в наивных умах блуждала надежда: мол, ничего, что это — дети гангстеров; мол, они выучатся на Западе — станут добропорядочными юристами, добропорядочными банкирами, экономистами, а потом приедут на Родину и наладят здесь прекрасную правильную жизнь.

Но прежде чем уехать учиться, эти дети минимум 10 лет живут с таким папашей, успевают полностью впитать самые жестокие и отвратительные понятия; и если всё же возвращаются в Россию, то лишь для того, чтобы продолжать грабёж и насилие.

Не все? Конечно, не все. Оглянитесь.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Анастасия Волочкова дала интервью о домогательствах Арашукова»

«В суде Арашуков улыбался: фоторепортаж»

«Ввести священников в школы предложили в Госдуме»

МИД России и пресс-секретарь президента ответили на публикацию «МК»

Статья «Царское дело» (о том, что в гибели наших журналистов в ЦАР, вероятно, виновны не  только африканцы, но и граждане России), содержащая переписку нашего посольства с МИДом об этой трагедии, появилась на сайте «МК» вечером 21 января. Ответ МИДа последовал стремительно.

В тот же вечер, ближе к полуночи, на сайте «Эха Москвы» появилось резкое заявление Марии Захаровой (директора Департамента информации и  печати МИДа РФ). Заголовок её заявления, мягко говоря, был недипломатичен: «Очень нечистоплотный материал. Комментарий к статье А.Минкина».

3040435
Алексей Меринов

А на следующее утро, 22 января, об этой статье «МК» высказала свое суждение (точнее, осуждение) высшая власть страны устами пресс-секретаря президента России. И по всем информационным агентствам, по всем СМИ пошли информативные заголовки: «Песков: Статья в «МК», посвященная убийству российских журналистов в ЦАР, содержит много неточностей».

Из любого утюга (даже не имеющего никакого отношения к политике) только и было слышно: «нечистоплотный материал», «много неточностей», «много неточностей», «нечистоплотный материал»…

Мы не стали бы вступать в полемику, если бы эти обвинения выкрикнула с  перепою скандальная лахудра в трамвае. Но ведь это заявили высокие официальные лица. Захарова — лицо и голос МИДа, то есть лицо и голос нашей внешней политики, и, что мы всегда с удовлетворением отмечали, — лицо, вполне соответствующее успехам этой политики. Во избежание кривотолков процитируем Захарову полностью:

23:35, 21 января 2019

ОЧЕНЬ НЕЧИСТОПЛОТНЫЙ МАТЕРИАЛ. КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ А.МИНКИНА

На каком основании делается вывод о том, что дипломаты посольства впервые ознакомились с материалами через 8 дней?

Дипломаты Посольства в ЦАР были на связи с  правоохранительными структурами ЦАР с первых часов после получения информации о случившемся, постоянно связывались с официальными структурами ЦАР для получения новых данных, находились на связи с МИД и  правоохранительными органами России, и регулярно комментировали ситуацию в СМИ. И это всё на фоне первостепенной задачи того момента — оперативной отправки тел в Россию, на чем настаивали родственники.

Ещё раз хочу обратить внимание на то, что посольством всё делалось в заданных обстоятельствах максимально оперативно. Почему-то об  этом обо всём опять написать в статье «забыли». Характерно, что при подготовке публикации в МИД за подтверждением, опровержением или уточнением никто не обращался. В Следственный комитет России, как я  понимаю, за информацией о ходе расследования тоже. Странно, да?

Да, странного много. Вопреки общепринятым правилам, чиновница МИДа не  направила претензии главному редактору «провинившейся газеты», а  опубликовала на сайте радиостанции. За эту вольность мы ей благодарны, поскольку имеем право отвечать неформально, по-дружески, но строго по  существу.

Захарова пишет, что «первостепенной задачей того момента была оперативная отправка тел в Россию, на чём настаивали родственники».

Мы полны сочувствия к родственникам погибших журналистов, мы скорбим об их гибели, мы их помним. Поэтому имеем право возразить: для нас, для всей России и (предполагаем) для родственников, главным было — найти, поймать, судить и жестоко наказать убийц и заказчиков убийства. Мёртвым не больно, их не вернёшь, а убийцы пользуются каждой минутой, чтобы уничтожить следы своего преступления.

Кроме того, могильщик и сыщик — разные профессии. Нам трудно поверить, что «оперативной отправкой тел» занимался весь персонал посольства. Неужели сам посол упаковывал груз-200?

3040439
Похороны Александра Расторгуева
фото: АГН «Москва»

Оскорбительный заголовок произвёл вполне понятный эффект. Десятки (а может быть, сотни) информационных ресурсов доверчиво перепечатали Захарову, ибо её высокий статус гарантирует информированность. Но что она имеет в виду, называя статью «очень нечистоплотным материалом»? В  чём нечистоплотность?

Толковый словарь русского языка объясняет: «Нечистоплотность — неразборчивость в средствах для достижения корыстной цели». Если Захарова имела в виду именно это, то, по нашему мнению, она опубликовала клевету (возможно, сама того не желая).

Захарова упрекает нас в том, что «при подготовке публикации в МИД за  подтверждением, опровержением или уточнением никто не обращался». Мы  можем объяснить, почему.

Зайти в МИД на Смоленской площади невозможно. Надо звонить, просить заказать пропуск. А в ответ услышишь: «По какому вопросу?» Ответишь: «Про убийство в Африке». А в ответ услышишь: «Направьте нам запрос от  редакции». Направишь, а потом услышишь: «ждите ответа», «ждите ответа», «ждите ответа»…

А пока будешь ждать ответа, откуда-то с высоты (МИДовской, или Кремлевской, или ещё какой-нибудь влиятельной высоты) истекут убедительные флюиды прямиком в телефон главного редактора: мол, не надо мешать следствию, не надо публиковать дипломатическую переписку, не надо портить отношения, не надо, не надо, не надо… И что потом? — размещать статью в фейсбуке или наклеить на заборе?

Случилось иначе. Поскольку свои претензии Захарова опубликовала на  сайте «Эха», главный редактор радиостанции получил резонное право публично задать ей вопросы. Она ответила. Вот эта замечательная переписка.

ОТВЕТЫ ДЕПАРТАМЕНТА ИНФОРМАЦИИ И ПЕЧАТИ МИД РОССИИ. АВТОР МАРИЯ ЗАХАРОВА, ДИРЕКТОР ДЕПАРТАМЕНТА.

Вопрос: Являются ли два опубликованных в «МК» письма: одно — от 7 августа 2018 г., подписанное временным поверенным в  делах России в ЦАР В.Г.Токмаковым, с исходящим номером 285; и второе — от 21 августа 2018 г., подписанное Послом РФ в ЦАР С.И.Лобановым, с  исходящим номером 306, аутентичными?

Ответ: Соответствие содержания процитированных номерных документов подтверждаем. Что касается неких сообщений, якобы электронной почты дипломатов, то ни наличие такой переписки, ни её содержание подтвердить не можем.

Примечание «МК»: Вопрос касался двух писем с номерами и  подписями. Про электронную переписку Захарову никто не спрашивал. Зачем она об этом говорит?

Вопрос: Действительно ли Генеральный прокурор ЦАР в  сентябре 2018 года приезжал в РФ по приглашению частной военной компании, как утверждает в переписке сотрудник Посольства Виктор Токмаков? Выдавалась ли ему виза Посольством РФ в Банги? Кто в РФ оказывал ему визовую поддержку?

Ответ: Официального визита не было. За информацией о частных поездках следует обратиться непосредственно к упомянутому лицу.

Примечание «МК»: Совет отличный. Хорошо бы ещё понять, кого Захарова называет «упомянутым лицом»: Токмакова или африканского генерального прокурора?

Вопрос: Находился ли в ЦАР на консульском учете во  время убийства наших коллег гражданин России Александр Сотов? Находится ли на консульском учете советник Президента ЦАР Валерий Захаров?

Ответ: На консульском учёте в посольстве они не  находились и не находятся. С положением о консульском учёте (не является обращением в посольство или консульство по вопросам пребывания) можно ознакомиться на сайте Консульского Департамента МИД. Что касается подтверждения их пребывания на территории ЦАР, рекомендуем обратиться к  ним лично.

Примечание «МК»: Захарову спросили про граждан Сотова и  Захарова. Она ответила, что «положение о консульском учёте» есть на  сайте Консульского Департамента МИДа. А Сотова и Захарова ищите сами. Браво!

Как мы уже говорили, в день выхода газеты статью прокомментировал пресс-секретарь президента России Песков. Его комментарий немедленно распространили все информационные агентства и сайты СМИ. Вот типичный заголовок и типичный текст:

ПЕСКОВ: ОПУБЛИКОВАННАЯ СТАТЬЯ В «МК», ПОСВЯЩЕННАЯ УБИЙСТВУ РОССИЙСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ В ЦАР, СОДЕРЖИТ МНОГО НЕТОЧНОСТЕЙ

«Мы видели этот материал, там много неточностей. Речь не идет о  дипломатической почте, так как дипломатическая почта — это то, что работает регулярно и не касается оперативных бумаг, связанных с  сиюминутными вопросами повестки дня. Незнание всех этих нюансов дипломатической работы приводит к неточностям», — сказал Песков.

Примечание «МК»: Песков тогда не знал, что Захарова подтвердит аутентичность опубликованных писем дипломатов.

РИА «Новости»: Кремль ориентируется на данные следствия, а не средств массовой информации в вопросе расследования убийства трех российских журналистов в ЦАР, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Песков указал на обилие неточностей в  материале…»

Все повторяли слова Пескова про «много неточностей». Безусловно, это попытка создать впечатление, что статья ошибочна, что на неё не стоит обращать внимание.

Если бы не стоило, то, конечно, ни МИД, ни Кремль не стали бы так поспешно пытаться дискредитировать публикацию,

Но когда говоришь, что «много неточностей», следовало бы назвать хотя бы несколько важных, хотя бы две-три, хотя бы одну. Но единственная «неточность», о которой сказал Песков, в его изложении выглядит так:

«Там много неточностей. Конечно, речь не идет о  дипломатической почте. Дипломатическая почта — это то, что работает регулярно и не касается оперативных бумаг, связанных с сиюминутными вопросами. Поэтому незнание всех этих нюансов дипломатической работы приводит к неточностям».

Но критикуемая Песковым и Захаровой статья — не о нюансах дипломатической работы. Она — об убийстве наших журналистов и о том, что за полгода следствие, насколько мы можем судить, не продвинулось ни на шаг. 

А судим мы в данном случае не по слухам, не по сплетням, а по заявлениям высоких властей.

На пресс-конференции президента России (20 декабря 2018), и в заявлении Следственного комитета РФ (11 января 2019) излагаются показания шофёра, который привёз наших журналистов туда, где их убили. Об этих показаниях в официальном письме, которое направил в МИД России временный поверенный в делах России в ЦАР В.Г.Токмаков 7 августа 2018 года, сказано: «В офисе жандармерии нам было позволено лично задать несколько вопросов водителю, который по-прежнему находится под арестом. Он отвечал спутанно и невнятно, постоянно повторял, что не  помнит, с кем общались журналисты в течение поездки, к кому конкретно они ехали».

Мы по-прежнему недоумеваем: как эти показания подозрительного шофёра превратились в официальные сообщения президента России и СК РФ. Странно, да.

Оригинал

1457012

Читайте также:
«Голодные обмороки детей в школах подтвердились: смотрят, как едят другие»
«Народ сосредоточился на задаче «пережить эту власть»
«Введет ли Россия войска в Венесуэлу?»

«Местные правоохранительные органы не собираются предпринимать чрезмерно активных действий»

Журналистов России убили в ЦАР (Центральноафриканская Республика) 30 июля 2018 года. Прошло полгода, убийцы не найдены. Но удивляться нечему. Листьев убит в Москве 23 года назад — убийцы не найдены. Холодов убит в Москве 24 года назад — суд решил, что убийцы не найдены, хотя следователи их изобличили полностью. А тут — Африка.

Кое-как допрошен единственный очевидец (возможно, соучастник) убийства — шофер Бьенвеню, который возил группу: Александра Расторгуева, Орхана Джемаля, Кирилла Радченко.

3038871
Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Все утверждают, что хотят найти убийц. В том числе это заявляет Следственный комитет (СК) России. Но расследование идет так медленно и так странно… То ли ЦАРским следователям что-то (или кто-то) мешает, то ли они сами не горят желанием. Там хаос, а вдобавок война.

Важно понять, что это было: случайное ограбление или спланированное заказное убийство. Если наших журналистов убила шайка грабителей — ищи ветра в поле; в ЦАРской стране бандитов полно, и найти будет очень трудно. Если же это заказное убийство — найти информацию можно и даже исполнителей при удаче можно поймать, но доказать, уличить заказчика… Вспомните убийство Немцова, а ведь оно произошло в России, а не в Африке.

СК РФ придерживается версии ограбления. Но грабители почему-то не забрали ноутбук Джемаля, телефон Радченко, а самое удивительное — не забрали автомашину, канистры с топливом (которое в ЦАР большой дефицит).

Многочисленные факты говорят в пользу версии заказного убийства. Мотив для такого убийства был очень серьезный: группа отправилась в ЦАР для расследования действий российской частной военной компании (ЧВК Вагнера), деятельность которой обоснованно связывают с господином Пригожиным.

Первый допрос шофера

Шофер Бьенвеню Дувокама сразу явился сам, но допрошен был не сразу, только 1 августа 2018 года в 9.58 утра. После убийства прошло 37 часов. Вот фрагмент протокола:

«На дороге появились два человека, поднявшие вперед руки, как знак остановиться. Я затормозил, поскольку шел дождь, я также хотел поставить машину на ручной тормоз; когда машина остановилась, появились еще несколько вооруженных бандитов, у них на головах были маски, и они говорили только по-арабски. Они взяли нас на прицел, открыли двери автомобиля и велели выходить; было уже темно; один из них выстрелил в одного из журналистов, другие тем временем стали доставать вещи из автомобиля. Я держал руки за головой. Двое из россиян попытались оказать сопротивление нападавшим, я воспользовался моментом и вскочил обратно в машину, мотор которой еще оставался включенным, и немедленно уехал».

Удивляет, что шофер не был убит, даже не ранен; ему дали сесть в машину и уехать. А ведь бандитов, по утверждению шофера, было 9–10 вооружённых человек.

Но что взять с медлительных африканцев. Давайте почитаем неторопливую переписку наших соотечественников. (В цитируемых документах мы подчеркнули важные места, а наши примечания набраны жирным шрифтом в скобках.)

3038873

Дипломатическая почта

После убийства прошло 8 дней.
07 августа 2018 г.
Посольство Российской Федерации в Центральноафриканской Республике
Исх. № 285 г. Банги

Департамент
Ситуационно-кризисный центр МИД России
Департамент Африки МИД России
Департамент информации и печати МИД России

Для получения новой информации о ходе расследования убийства российских журналистов посетили сегодня главный офис Национальной жандармерии ЦАР, где нас ознакомили с протоколами допросов водителя, сопровождавшего наших соотечественников, и других свидетелей по этому делу. (Первое знакомство с документами — через 8 дней. Может, потому что Африка.)

Из свидетельских показаний водителя следует, что он познакомился с журналистами вечером 28 июля с.г. в одном из кафе в Банги. Как он утверждает, они подошли к нему и, узнав, что у него имеется пикап-внедорожник и что он не очень хорошо, но говорит по-английски, предложили ему сопровождать их в поездках по стране в течение 10 дней.

На следующий день они вместе ездили в направлении Мбаики — административный центр префектуры Лобаи, на юго-запад от столицы. По дороге туда журналисты пытались попасть в военный лагерь в Беренго, где работают российские инструкторы, но, не имея разрешения от министерства обороны ЦАР на его посещение, получили отказ от местной охраны из числа центральноафриканских военнослужащих.

30 июля около 11.00 журналисты отправились в г. Бамбари — центр префектуры Уака, на север от столицы. В г. Дамара в 70 км от Банги они сделали остановку и в течение полутора часов вели съемку и беседовали с местными жителями. Затем они сказали водителю двигаться на Сибю. По прибытии в Сибю около 18.30 машина с журналистами была остановлена центральноафриканским военным патрулем. Журналистам настоятельно рекомендовали не ехать дальше и провести ночь в Сибю, поскольку за городом, как им было сказано, неспокойная территория, не контролируемая властями. (Наш дипломат пишет всё это со слов местных жандармов. Есть совершенно другие данные, добытые стрингерами: в частности, телефонные биллинги, доказывающие, что водитель был в сговоре с людьми, которые негласно сопровождали машину наших.) Но журналисты настояли на своем, ссылаясь на то, что они куда-то торопятся (куда именно, не сказали). После долгого спора их все-таки пропустили дальше.

По дороге в Декоа между 20.00 и 21.00, по словам водителя, перед машиной появились 2 человека в обычной гражданской одежде. Водитель затормозил, и сразу после остановки машины на дорогу вышли еще несколько людей (всего их было 9–10 человек) в длинных одеяниях и тюрбанах, чернокожие — уточнил водитель, с оружием в руках. Они заставили всех выйти из машины и, поставив водителя и пассажиров позади нее, начали забирать вещи, в том числе и из салона автомобиля. Спустя короткое время водитель увидел, как один из нападавших выстрелил в одного из россиян, «в того, который был в голубых джинсовых шортах» (судя по фотографиям с места убийства, это был Кирилл Радченко), затем сразу же в другого (Александра Расторгуева). Орхан Джемаль бросился на стрелявшего. Водитель, воспользовавшись тем, что все накинулись на последнего остававшегося не раненным российского журналиста, вскочил в машину и рванул с места. Вслед ему раздались выстрелы, но ему удалось оторваться от нападавших на безопасное расстояние. После этого он добрался на автомобиле до ближайшего селения, расположенного примерно в 2 км от места преступления, и сообщил местным жителям о случившемся.

В офисе жандармерии нам было позволено лично задать несколько вопросов водителю, который по-прежнему находится под арестом. Он отвечал спутанно и невнятно, постоянно повторяя, что не помнит, с кем общались журналисты в течение поездки (по телефону или лично), к кому конкретно они ехали. (Важнейшее место. Наш дипломат пишет, что водитель путается, ничего «не помнит».)

Генеральный директор Национальной жандармерии подтвердил, что центральноафриканские правоохранительные органы открыты к сотрудничеству с российскими следователями, готовы принять их здесь в ЦАР (российские следователи почему-то ещё 20 дней не пользовались этой готовностью) и создать им все необходимые условия для работы, включая обеспечение безопасности и выезд в район преступления в окрестностях г. Сибю. (Через 8 дней после убийства дипломат сообщает, что наших следователей «готовы принять и создать все условия». Это значит, что наши следователи даже с места не тронулись. Африка…) Центральноафриканские следователи, выезжавшие туда вместе с экспертами МООНСЦАР, привезли с места преступления лишь три стреляные гильзы от автоматического оружия.

В дополнение к ранее передававшейся информации об оставшихся среди личных вещей журналистов ноутбуке и съемных носителях информации можем добавить, что имеется также мобильный телефон кого-то из журналистов с российской и центральноафриканской симками. Жандармерия готовит запрос к местному оператору мобильной телефонной связи «Оранж» с просьбой предоставить информацию о звонках и сообщениях, сделанных с этого телефона.

В остальном создается впечатление, что местные правоохранительные органы не собираются предпринимать чрезмерно активных действий по расследованию убийства российских журналистов и рассчитывают лишь на результаты работы, которая будет проведена российскими следователями. (Очень чёткий вывод о местных органах. Но и наши следователи тоже не проявили чрезмерной активности.)
Временный поверенный в делах России в ЦАР В.Г.Токмаков.

После убийства прошло 22 дня.

Посольство Российской Федерации в Центральноафриканской Республике
21 августа 2018 г.
Исх. № 306 На исх. № 7603/даф от 20.08.2018 г.

Директору Департамента Африки МИД России
А.В.Кемарскому

Уважаемый Андрей Вадимович,

В связи с предстоящим брифингом официального представителя МИД России направляем краткий комментарий о ходе расследования гибели российских журналистов в ЦАР.

За последнее время никаких подвижек в расследовании не произошло. Отдел розыска и расследований Национальной жандармерии ЦАР не предпринимал каких-либо новых следственных действий. (Посол России сообщает, что местная полиция ничего не делает.) Свидетель убийства журналистов — водитель Бьенвеню Дувокама по-прежнему находится под стражей при штабе Национальной жандармерии в Банги в ожидании приезда российских следователей. (Прошло 22 дня. Мы всё ещё «в ожидании приезда российских следователей».)

Посольство договорилось с местным министерством юстиции о передаче в ближайшее время в рабочем порядке (не дожидаясь передачи по дипломатическим каналам) запроса Следственного комитета России о правовой помощи, на основании которого российские следователи должны будут получить доступ к свидетелям, вещественным доказательствам и материалам расследования, проводимого центральноафриканскими правоохранителями. Приезд российских следователей в Банги ожидается в течение следующей недели. (Следующая неделя началась 27 августа, а 30 августа наши следователи уже вернулись в Москву. Работали недолго.)
Посол России в ЦАР С.И.Лобанов.

Уважаемые читатели, Россия должна наказать убийц. И не только потому, что погибшие — граждане России.

Убийство трех журналистов — событие редкое и важное. Они отправились в опасную страну не ради денег, не за алмазами. Их жизнь и работа нам хорошо известны. Нажива им всегда была чужда. Они полетели в ЦАР, чтобы узнать важную общественно значимую информацию и рассказать её людям. Это и есть самая настоящая журналистика. Они выполняли свой долг. И долг страны (государства) — найти убийц: исполнителей и заказчиков.

Любой сыщик знает, как важно расследовать преступление по горячим следам. Никаких препон власти ЦАР не чинили, но наши следователи прилетели в ЦАР только через месяц.

Шофёра (единственного очевидца и, возможно, соучастника) всё это время учили врать. Наш поверенный через восемь дней после убийства сообщает в МИД, что шофёр «отвечал спутанно и невнятно, повторяя, что не помнит». Через месяц он, конечно, научился лучше отвечать и меньше помнить. Но у нас нет никакой уверенности, что наши дипломаты, а потом наши следователи действительно говорили с тем шофёром, который повёз журналистов на место смерти.

Возможно, его убили на следующий день или через три дня (особенно если он с трудом поддавался обучению). Потом научили следующего, который тоже «спутанно и невнятно», а возможно, и третьего. Кто эти шофёры? Кто их знает, этих Педро.

Ведь никто у нас в России не может утверждать, что допрошенный Бьенвеню — действительно тот самый африканец, который сидел за рулём и вёз наших на казнь. Кто-нибудь видел лицо этого шофёра на одном фото с нашими ребятами?

Престиж страны очень важен. Россия должна наказать убийц. Наш президент считает правильным наказывать даже тех предателей, которых Россия сама отпустила. Тем более надо наказать преступников, убивших трех наших граждан. (За убийство одного гражданина США на территории саудовского посольства в Турции Америка заставила руководство Саудовской Аравии признать вину своих исполнителей; они арестованы.)

3038879

Электронная переписка

После убийства прошел 51 день.
19.09.2018, 15.36. Токмакову

Добрый день, уважаемый Виктор Геннадьевич.
Направляю Вам для сведения скан нашего письма в ДАФ.
С уважением, Перепечаев А. (высокопоставленный сотрудник Следственного комитета)

19.09.2018, 9.41PM. Перепечаеву
Добрый вечер, Александр Васильевич!
Спасибо за письмо.
Извините, что не ответил до сих пор на Ваше предыдущее сообщение, все время что-нибудь да мешало написать. (С убийства прошёл 51 день.)

Все, что вы привезли из гостинцев, нам понравилось, спасибо большое. Рыба хоть и была немного пересушена, но все равно «ушла» на ура!

Я здесь продолжаю общаться со следователями из жандармерии. Есть одна печальная новость — в прошлую пятницу умер гендиректор Национальной жандармерии, тот крупный дядька, с которым ваша группа и я общались после беседы с генпрокурором. Он нам очень сильно помогал во всей этой истории с журналистами, и вот такая неожиданная смерть — умер от сердечного приступа, ему было 60 лет. Жалко его.

От моего коллеги, нашего консула Кости, я узнал, что российские следователи готовят еще один запрос о правовой помощи в ЦАР, чтобы, якобы в числе прочего, передали личные вещи погибших журналистов. Так ли это? (Через 51 день следователи «готовят запрос».)

Спасибо еще раз за совместную работу, мне было приятно со всеми вами общаться. Если что нужно по работе или так, пишите, всегда поможем. А то приезжайте еще раз, проведем время приятно и с пользой.
С уважением, Токмаков Виктор

Прошло 52 дня.
20.09.2018, 15.17. Токмакову

Здравствуйте, уважаемый Виктор Геннадьевич!
Спасибо за ответ. Я поговорил со следователем. Он подтверждает подготовку нового запроса о правовой помощи.
Очень жаль, что умер человек, который мог нам помочь. Что поделать, царствие ему небесное! Но жизнь продолжается. Судебный следователь уже назначен по этому делу?
С уважением, Перепечаев А.В.

Прошло 56 дней.
24.09.2018, 12.32. Перепечаеву

Добрый день, Александр Васильевич!
Судебный следователь пока не назначен, дело по-прежнему в жандармерии. (Африканцы не торопятся.)
Генпрокурор и его зам с группой других сотрудников уехал в Санкт-Петербург на курсы повышения квалификации при поддержке российской частной компании. (Вот это круто. Частная компания (уж не ЧВК ли?) катает к нам в гости всю верхушку ЦАРской прокуратуры во время ползучего расследования.)
С уважением, Токмаков Виктор

Вот так прошло два месяца. А потом ещё четыре. И ещё много пройдёт. Поиски совершенно бесполезны, если ищет тот, кто спрятал.

Известно, что водитель Бьенвеню перед убийством и в день убийства многократно соединялся по телефону с жандармом по имени Котофио. Этот Котофио потом, говорят, получил повышение. За что — не знаем, приказа не читали.

Биллинги показывают, что жандарм не только 47 раз говорил по телефону с водителем, но и постоянно находился рядом с машиной журналистов (телефонное соединение часто происходило через соседние вышки).

Этот Котофио что-то знает. Знает, зачем там был, что там делал, о чём говорил с шофёром. Пусть расскажет.

Можно пригласить его в Питер или в Москву для повышения квалификации. А не захочет — упаковать в самолёт, привезти сюда, угостить сывороткой правды, записать беседу на видеокамеру, потом пусть даст нам пресс-конференцию. Не надо мочить в сортире, не надо ни утюга, ни электротока; от сыворотки правды никто не умирал.

Вы скажете — это голливудское кино. Нет, это нормальная работа. Если уж Эйхмана в чемодане увезли из Южной Америки… А тут ведь не на казнь привезут, а для разговора.

3038881

Заявления официальных лиц

Прошло 143 дня.
Об обстоятельствах поездки наших журналистов в ЦАР и о расследовании убийства подробно ответил президент России.

БОЛЬШАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

20 декабря 2018 года

«ВОПРОС. В Центральноафриканской Республике погибли Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко. Что Вам известно об обстоятельствах их гибели и, в частности, о возможной причастности к этому частной военной компании «Вагнер»? Во вторых, что Вы думаете, насколько это вообще правильно, что бизнесмен, которого называют вашим поваром, Евгений Пригожин, как считается, занимается и руководит ЧВК «Вагнер»?

ПУТИН. Давайте начнём с «Вагнера» и поваров. Все мои повара — сотрудники Федеральной службы охраны. Они люди военные, находятся в разных званиях. Других поваров у меня нет.

Надо, чтобы было это ясно, понятно, и чтобы мы к этому не возвращались. Если кто-то хочет приклеить какие-то ярлыки, это их дело, и здесь ничего страшного нет. Это такая у нас политическая возня происходит.

Теперь по поводу «Вагнера» и того, что люди делают. Все должны оставаться в рамках закона, все. Если эта группа «Вагнер» что-то нарушает, тогда Генеральная прокуратура должна дать правовую оценку. Теперь по поводу присутствия их где-то за границей. Если, повторяю ещё раз, они не нарушают российского закона, они вправе работать, продавливать свои бизнес-интересы в любой точке планеты.

И, наконец, о трагедии, которую Вы упомянули. Ваши коллеги, насколько мне известно, приехали в Африку без всякого уведомления местных властей, приехали даже не как журналисты, они приехали как туристы. По имеющимся на сегодняшний день данным, покушение совершили какие-то местные группировки.

Насколько я представляю, там идёт расследование. Достоверных данных, к сожалению, пока нет, но мы очень рассчитываем на то, что они будут получены. По дипломатическим каналам мы держим эту ситуацию на контроле. Надеюсь, что хоть когда-нибудь мы узнаем, что же в реалиях там произошло».

* * *

Мы вместе с президентом тоже надеемся узнать, что там произошло на самом деле. Вот точные сведения, которые делают версию ограбления почти невероятной. И более чем вероятной — версию спланированного убийства, в котором, кажется, принимали организационное участие наши соотечественники.

Кирилл Романовский, журналист «Федерального агентства новостей» (издания, связанного с Пригожиным), по просьбе Александра Расторгуева, погибшего в ЦАР, предоставляет контакты некого «Мартина», которого никто не видел, с которым никто не говорил, ибо «Мартин» согласился только на переписку. Возможно, не хотел, чтобы услышали русский акцент.

«Мартин» дал нашим журналистам телефон водителя Бьенвеню (бывшего жандарма), который остался цел и невредим и рассказал об убийцах в тюрбанах.

Этот шофёр за три дня пребывания наших журналистов в ЦАР 47 раз связывался по телефону с жандармом Эммануэлем Котофио.

Жандарм Котофио менее чем за час до убийства журналистов был на месте преступления, куда (через пост охраны) приехал в одной машине с ещё одним африканцем и с тремя белыми. Вот бы спросить у Котофио имена этих трёх белых! Но ведь не вспомнит; жандармы забывчивы.

Котофио в июле-августе 98 раз говорил по мобильному телефону с Александром Сотовым, сотрудником группы «М-Финанс», которая связана с Пригожиным. В заявке на авиабилеты из ЦАР в Петербург Сотов назван «инструктором по наружному наблюдению».

Sim-карта Сотова куплена по подложному американскому паспорту. Сотов в июле-августе более 100 раз говорил по телефону с Валерием Захаровым, который работает у президента ЦАР советником по безопасности. А по зарплатной ведомости «М-Финанс» видно, что Захаров начальник Сотова.

Прошло 165 дней.
11 января 2019-го.
ЗАЯВЛЕНИЕ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА РФ

«В Главном следственном управлении СК России продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по факту убийства на территории Центральноафриканской Республики граждан России Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева…

В ходе подготовки сотрудники ЦУР по собственной инициативе обратились к Кириллу Романовскому, который сообщил номер телефона так называемого «фиксера» по имени Мартин. В переписке с работниками ЦУР он обещал организовать журналистам на территории страны жилье и водителя…

Из показаний водителя Бьенвеню Доувокама, допрошенного с участием российских следователей, следует, что он познакомился с журналистами вечером в день их прибытия в одном из кафе города Банги. Поскольку он владеет английским языком и имеет пикап-внедорожник, журналисты предложили ему сопровождать их в поездках по стране. «Фиксер» по имени Мартин в процессе его найма не участвовал (в найме не участвовал, денег не платил, договор не подписывал, но ведь именно «Мартин» дал группе телефон водителя). Водитель какого-либо отношения к органам жандармерии не имеет (теперь нет, но он бывший жандарм). 30 июля 2018 года журналисты выехали из Банги в город Сибю, куда прибыли вечером тех же суток. На посту на выезде из этого города центральноафриканские военнослужащие предлагали им переночевать в населенном пункте и предупреждали об опасности ночной поездки, однако россияне, сославшись на нехватку времени, всё же отправились в путь. Следует отметить, что в ночное время даже военные патрули предпочитают не передвигаться по территории страны в силу многочисленных бандитствующих группировок. На расстоянии 23 км от города Сибю вблизи деревни Кпаку автомобиль был остановлен группой вооруженных людей негроидной расы, говоривших по-арабски. Нападавшие приказали всем выйти из машины, стали требовать отдать вещи, фото и видеоаппаратуру. После отказа и попытки сопротивления неустановленные лица расстреляли российских граждан. Водитель воспользовался тем, что внимание нападавших отвлечено, и на автомобиле покинул место происшествия».

* * *

Уму непостижимо. Путаные, ничем не подтверждённые слова подозрительного африканца через полгода — без малейших изменений, без доказательств — превратились в официальный документ СК России.

...В процессе подготовки этого материала автору пришлось услышать настойчивый совет: «Напиши, что Ходорковский — главный убийца». Всего-то три слова — что может быть проще? Но это было бы не только неверно, но и подло.Всё равно что обвинять главного редактора «Новой газеты» в том, что он не обеспечил безопасность Домникову, Политковской… Даже в Москве невозможно обеспечить безопасность журналисту. А уж в Африке…

Ходорковский финансировал ЦУР (Центр управления расследований), но маршрут не вырабатывал, страну не выбирал, а уж тем более не контролировал время и направление передвижений журналистов в Африке.

Говорят, что Ходорковский не обеспечил охрану. Но журналисты (в том числе журналисты «МК») всегда ездили на войну без охраны, даже девушки. Правда, в Африке не были, но калашников на всех континентах хорошо стреляет.

Говорят, Ходорковский дал мало денег: у группы с собой было «всего 9 тысяч долларов». Но это «мало» для тех, кому такой суммы едва хватает на один ужин. В ЦАР средний доход жителей 52 доллара в год. Для людей, получающих в день 17 центов, 9 тысяч долларов — немыслимые деньги. Группа могла на три дня нанять роту охраны за сто баксов. Только журналисты так не работают.

На чьи деньги отправляются журналисты в командировки? А какая разница? Нам лишь бы узнать правду.

Нас больше беспокоит, когда вся верхушка прокуратуры из той страны, где произошло жестокое убийство наших журналистов, летит повышать квалификацию в Питер за счёт частной компании, которая причастна к слишком многим обстоятельствам трагедии.

Заявление СК РФ кончается великолепной фразой: «Отрицать очевидное можно лишь до тех пор, пока все обстоятельства произошедшего не будут установлены». И подпись: «Официальный представитель СК России С.Петренко».

Это значит, что отрицать очевидное можно вечно.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Пенсионное кидалово»: чиновники снова попались на вранье»

«47 рублей пособия для матери из Таганрога: кто главный упырь»

«Рыбка и Лесли сравнили две тюрьмы: интервью из-за решетки»

В России люди умирают со словами благодарности на устах. А кто говорить не может — те мрут со слезами благодарности. Важно, что благодарность испытывают все. Даже техника.

Бессовестные внешние и внутренние враги России злонамеренно искажают последние слова изделий Роскосмоса. Якобы наши ракеты и спутники, безвременно взрываясь и сгорая, успевают передать в Центр управления: «Погибаю благодаря Рогозину». А на самом-то деле они телеграфируют: «Погибая, благодарю Рогозина!»

3036283
Алексей Меринов

Уважаемые читатели, когда вы слышите выражения «люди думают», «люди хотят», «люди должны», — считаете ли вы, что речь идёт о министрах, губернаторах, депутатах?

Все мы, говоря «люди раздражены», «люди возбуждены», «люди вышли на улицу» — не имеем в виду депутатов, министров и пр. И когда какой-нибудь начальник говорит «люди от нас ждут» — он тоже не имеет в виду начальников.

В царской России «люди» — это рабы. «Людская» — помещение для рабов (крепостных), с которыми барин волен делать что хочет.

«Человек» — это слуга,е официант, носильщик. «Эй, человек!» — так господин подзывает слугу. И никогда дворянин к дворянину так не обращался.

Когда кто-то произносит: «Мы должны думать о народе», эти «мы» — не народ. «Мы должны заботиться о детях» — говорят взрослые. Дети так не говорят.

Анекдот советского времени. Партийная комиссия из города приезжает в колхоз. В правлении сидят председатель колхоза, председатель сельсовета, главный агроном, главный зоотехник.

— Товарищи, а где же женщины?

— Народ в поле.

★★★

Президент 20 декабря на пресс-конференции 58 раз сказал «люди». 31 декабря в новогоднем обращении он говорил: «граждане» и «дорогие друзья».

Премьер-министр 6 декабря в интервью телеканалам 33 раза сказал «люди» — он же не имел в виду губернаторов и депутатов. А ещё премьер-министр, желая сказать, что он тоже человек, произнёс: «Мы все, так сказать, по земле ходим».

Это точно. Он «так сказать» ходит, а люди ходят, извините, в натуре. Он едет в лимузине Aurus (Золото России, лат.), и это название тоже точное: проект обошёлся в 12 с лишним миллиардов.

Вожди едут, а мы стоим. Даже в машинах мы стоим, пока они едут. И даже ездим мы по-разному. Они, когда едут, нищих не видят. К нашим машинам нищие подходят, когда мы стоим в пробке или перед красным светофором, а для них ни пробок, ни светофоров нет. Вот и нищих нет.

Они ездят не как люди (все дороги свободные), едят не как люди (суррогатов нет, всё натуральное).

…Погибшие в сгоревшем торговом центре, во взорвавшемся доме и где-то за границей — о них скорбела страна, даже местный траур объявляли. За год таких погибших набралось несколько сотен. Остальные — почти два миллиона — умерли без шума. Никакой компенсации, никаких почестей.

И никто не знает, сколько из этих почти двух миллионов умерло от недостатка еды, от плохой медицины, от того, что лекарства либо плохи либо недоступно дороги, от тех врачей, которым главное так записать, чтобы статистику не портить; от ям на дорогах; от пыток в полиции и в зонах… Но даже они, умирая, конечно, говорили «спасибо начальству и олигархам». «Спасибо начальству» шептали по привычке, а «спасибо олигархам», потому что так велел Чубайс (очень кстати он предложил поднять цену на электричество).

Правильно велел. Ведь если он легально получает полтора миллиарда в год, то платит налог 200 миллионов. Это же нам! Благодаря сотне таких слуг народа людям на всё хватает. На ежегодную смену асфальта, на рамки металлодетекторов (для нашей безопасности), на зарплату правительству и депутатам, которые (если им верить) непрерывно заботятся о «людях».

Оригинал

1457012

Читайте также:
Против 70-летнего профессора Трещевой возбудили уголовное дело при помощи ФСБ
Когда ждать отставки правительства Медведева
Способ побороть бедность в России за один день

Дантес. Немой Онегин. Часть ХXII

LХХХVIII. ВЕСЫ ПОЭЗИИ

Смертельно влюблённая 17-летняя Татьяна написала Евгению:

Незримый, ты мне был уж мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала...

Спустя четыре года (по романному времени) очень влюблённый 30-летний Евгений написал Татьяне:

Когда б вы знали, как ужасно
Томиться жаждою любви,
Пылать — и разумом всечасно
Смирять волнение в крови…

Два письма создают композиционное равновесие, красоту симметрии. Это давно заметили и оценили знаменитые комментаторы. Даже чувственные глаголы совпадают (для наглядности они тут подчёркнуты).

Письмо Онегина к Татьяне является своего рода зеркальным отражением письма Татьяны, написанного 4 года назад. Герои поменялись ролями.
                                                        Набоков. Комментарий

Зеркальное отражение — это всё та же симметрия. Но насчёт «поменялись ролями» рискнём возразить.

Татьяна, когда писала письмо, жертвовала собою ради любви. В финале она жертвует своей любовью ради долга.

Онегин, когда пишет, не жертвует ничем. Напротив — пытается принести в жертву Татьяну. Роль жертвы Онегину совершенно чужда. Ленского убил, а Татьяне пишет Несчастной жертвой Ленский пал (сам убился; прямо как царевич Димитрий — упал на ножик и закололся).

Одна дополнительная и весьма характерная, показательная для композиционного мастерства Пушкина деталь. Сперва, в том виде, в каком роман был завершён Пушкиным в 1830 году, письма Онегина к Татьяне в нём не было. Оно было добавлено Пушкиным лишь тогда, когда под давлением цензурно-политических условий поэт вынужден был нарушить замечательную архитектурную стройность целого, начать перестраивать роман из девяти глав в восемь. Введение письма Онегина устанавливало полную симметрию в отношении разработки основной любовной фабулы романа, несомненно, в какой-то мере компенсировало это вынужденное нарушение.
                                                             Академик Благой. «Пушкин-зодчий»

Имея дело с академиками-орденоносцами, следует избегать грубых слов «бред», «ахинея» и т.п. Лучше наивно спросить: если б не цензурно-политические условия, то Пушкин не стал бы сочинять письмо Евгения? И каким образом это интимное письмо «компенсирует» изъятие целой «общественно-политической» главы «Путешествие Онегина»?

Письмо Онегина написано 5 октября 1831, когда основной текст романа был уже закончен. Пушкин решил, что для общего построения романа необходимо уравновесить письмо Татьяны аналогичным включением в последнюю главу.
                                                                                Лотман. Комментарий

«Пушкин решил»? Когда и кому он сообщил, что ему «для общего построения необходимо уравновесить»? — неизвестно. Почему лишь год спустя осознал эту необходимость? — неизвестно. Но почтение к знаменитым классикам-комментаторам так велико, обаяние славных имён столь могущественно, что их утверждения мы принимаем на веру, не сомневаясь и не задумываясь.

Набоков, Благой, Лотман — все пишут про полную симметрию, зеркальное отражение, равновесие…

В чём равновесие? В буквах? в килограммах? Если в килограммах, то на этих весах импотент может уравновесить мужика. Но ведь не может.

Что такое Татьяна? — белки, жиры, кальций, вода? (Бедный марксизм-дарвинизм.)

С великими комментаторами случаются порой чудеса… Иной раз буквально видишь, как мэтр алгеброй поверяет гармонию; скорее даже арифметикой.

Письмо Онегина к Татьяне. Шестьдесят строк, написанных четырёхстопным ямбом со свободной схемой рифмовки: baabecec, aabeebicicoddo, babacece, babacceded, ababececididobbo, baab; строфы разделяются как обычно принято в русских изданиях; женские рифмы последней части письма перекликаются с аналогичными «боле» — «воле» в строках 1 и 3 письма Татьяны, которое на девятнадцать строк длиннее.
                                               Набоков. Комментарий

Набоков гений, никто не спорит, но трудно поверить, что Пушкин трудился ради ababececididobbo. Был бы он озабочен равновесием, легко бы (для наглядности) уравнял письма. Ему ж ничего не стоило удлинить письмо Онегина на 19 строк.

Что такое поэзия Пушкина — буквы? число слогов в строке? схема рифмовки?

Поразительно, что великие Набоков и Лотман, почтенный Благой и бесчисленные компиляторы смотрят на письма героини и героя исключительно с внешней стороны: равновесие, отражение, цензурно-политическое угнетение.

В письмах Татьяны и Онегина есть кое-что поважнее симметрии. Пушкину куда дороже правда чувств и характеров.

Пушкин — Раевскому
Июль 1825. Михайловское
Правдоподобие положений и правдивость диалога — вот истинное правило.

Композиционное равновесие ничто в сравнении с шокирующим позиционным неравенством героини и героя.

Девственная наивная девушка писала «ты мне послан Богом! я — твоя!» Она признавалась холостому мужчине, и в голове у неё (пусть в груди и где хотите горел огонь желаний) — в голове у неё было венчание. (Татьяна верит, что по-другому Бог не посылает; по-другому посылает другой.)

Опытный циничный мужчина пишет «хочу обнять у вас колени». Он строчит любовные письма замужней даме, и в его голове ни на секунду нет венчания.

Татьяна не написала бы женатому. Даже если бы без памяти влюбилась в женатого — не написала б! Это так ясно, как простая гамма.

Для Евгения это препятствие никогда не существовало. Точнее: то, что для Тани стало бы непреодолимым препятствием, для Жени, напротив, дополнительное удобство: связь без ответственности, без проблем, ну разве что дружба тяжкая мужей.

Вроде бы два равных письма (одно всего лишь на 19 строк длиннее, спасибо Набокову). Сперва она признаётся, потом он. Сперва он отвергает, потом она. И композиционное единство, и даже слова одни и те же.

Письмо Татьяны:
Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.
Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю…

Письмо Онегина:
Но так и быть: я сам себе
Противиться не в силах боле;
Всё решено: я в вашей воле,
И предаюсь моей судьбе.

Те же выражения: так и быть, ваша воля, моя судьба... Даже рифмы те же!

Вот ещё пример схожести слов и разницы чувств.

Письмо Татьяны:
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи…

Письмо Онегина:
Нет, поминутно видеть вас,
Чтобы обнять у вас колени…

Вероятно, Автор сам смеялся, сталкивая (пусть только для себя) в неделю раз с поминутно и слушать речи с обнимать коленки.

Но при всех внешних совпадениях какое-то внутреннее чувство отказывается признать равенство. Кажется, никто не считал письмо Онегина шедевром русской лирики, а письмо Татьяны — признанная вершина. (Здесь мы вынуждены передать прощальный привет кретинам, которые, путая старую няню с юной Таней, твердят, будто ей 13 лет. Тринадцатилетняя девочка написать такое изумительное письмо не могла. Тем более Автор, который высоко ценит правдивость, не станет вставлять ребёнку безукоризненное зрелое письмо. Да ещё в столь реалистической поэме, где даже время расчислено по календарю.)

В чём же разница? Письмо Татьяны полно высоких чувств, преодолённой робости и жгучего стыда. Письмо Онегина совсем иное.

Письмо Татьяны может скомпрометировать только Татьяну. Письмо Евгения компрометирует только Татьяну. Оба раза в опасности только она. Что ж, циники могут считать это равновесием.

Но подумайте — сто с лишним лет школьники учат наизусть письмо Татьяны и не знают письма Евгения.

...Татьяна искренняя, пишет правду и только правду. Евгений врёт что попало.

Я знаю: век уж мой измерен;
Но чтоб продлилась жизнь моя,
Я утром должен быть уверен,
Что с вами днём увижусь я…

Смертельно болен? Или уже назначил дату самоубийства?

Граждане, Онегин здоров как бык. Он только что вернулся в Петербург с курорта, с полезных минеральных вод, с Кавказа, где странствовал без цели (от скуки) и хныкал:

Зачем я пулей в грудь не ранен?
Зачем не хилый я старик,
Как этот бедный откупщик?
Зачем, как тульский заседатель,
Я не лежу в параличе?
Зачем не чувствую в плече
Хоть ревматизма? — ах, создатель!
Я молод, жизнь во мне крепка;
Чего мне ждать? тоска, тоска!..

Но чтоб продлилась жизнь моя... Ясно: жить ему недолго, но дата самоубийства всё ж не назначена. Если Таня даст (предположим) свидание, то он не застрелится? не сразу застрелится? А чтоб он «утром был уверен», она должна накануне вечером дать клятву: «Приду!»

Он профессионал. Ещё в юности (в Первой главе) он защитил диплом по «науке страсти нежной»:

Как он умел казаться новым,
Шутя невинность изумлять,
Пугать отчаяньем готовым,
Приятной лестью забавлять,
Ловить минуту умиленья,
Невинных лет предубежденья
Умом и страстью побеждать,
Невольной ласки ожидать,
Молить и требовать признанья,
Подслушать сердца первый звук,
Преследовать любовь, и вдруг
Добиться тайного свиданья…

Давайте почитаем черновик этого учебника — увидим, как Пушкин ищет предельно точные слова, чтобы описать отработанные приёмы Евгения:

Пылать отчаяньем готовым
Бледнеть отчаяньем готовым
Стращать отчаяньем готовым
Слезами, клятвой забавлять
И неприметно забавлять
Священной лестью забавлять
И нежной лестью забавлять
Умом и страстью побеждать
Умом холодным ласки ждать
Умом и страстью угождать
Невольной ласки ожидать
— — — требовать и ждать
Невольно выманить признанье
И ждать и требовать свиданья —
Преследовать в кругу подруг
Одно преследовать — и вдруг
Искать преследовать — и вдруг —
Её преследовать — и вдруг
Уединённое свиданье…

Мы с удовольствием привели бы здесь все черновики — это так интересно. Любители-гурманы могут сами взять том академического издания, где текст «Онегина» занимает 160 страниц, а «другие редакции и варианты» — 450. Втрое больше.

Какое богатство языка! Какие глаголы! Пылать-бледнеть-стращать отчаяньем готовым — заученным, отрепетированным, то есть притворным отчаяньем.

Четырежды преследовать, четырежды забавлять, дважды требовать, угождать, побеждать, выманить... Только любить почему-то нету.
Тьму любовных писем понаписала эта жертва необузданных страстей...

Как томно был он молчалив,
Как пламенно красноречив,
В сердечных письмах как небрежен!
Одним дыша, одно любя,
Как он умел забыть себя!
Как взор его был быстр и нежен,
Стыдлив и дерзок, а порой
Блистал послушною слезой!

Готовое отчаянье и послушная слеза! Профессиональный лицемер. А небрежность понятна; ничего, что одна строчка противоречит другой, — дурочка не заметит.

...Пушкин, наверное, сам изумился, когда внезапно обнаружил, что в последней главе романа герой не говорит ни слова.

Немой Онегин?! Бессловесный Онегин?! — это же бред, так не может быть. Но в Седьмой главе Онегин не появился совсем, а в финальной, Восьмой, встретив приятеля, промычал: «Так ты женат? На ком?». Это даже разговором не назовёшь. Мы же не считаем разговором бессмысленное: «Привет, ну ты как?».

Мы рискуем говорить о внезапности, потому что в декабре 1830‑го, вернувшись из Болдинской осени, очень довольный собою Автор пишет творческий отчёт:

Пушкин — Плетнёву
9 декабря 1830. Москва
Скажу тебе (за тайну), что я в Болдине писал, как давно уже не писал. Вот что я привёз сюда: 2 последние главы «Онегина», 8-ю и 9-ю, совсем готовые в печать…

Сам считает роман законченным (2 последние, совсем готовые), а год спустя вдруг сочиняет письмо Онегина и вставляет в готовую главу. Зачем?

Если бы Пушкина интересовала симметрия, мы бы видели её в других вещах, написанных параллельно.

Болдинской осенью, кроме двух последних глав «Онегина», Пушкин сочинил знаменитые Маленькие трагедии.

В «Скупом рыцаре» старый барон произносит в подвале невероятно длинный монолог (почти вчетверо длиннее, чем «Быть или не быть»). Монолог занимает треть пьесы! И ни у кого больше там монологов нету — ни у герцога, ни у Альбера.

В «Моцарте и Сальери» у отравителя три монолога — почти половина пьесы! У жертвы — ни одного.

За пушкинистов не скажу, но самому Пушкину ни разу в голову не пришло, что в Маленьких трагедиях чего-то не хватает для симметрии.

...Автор решил всё же дать герою объясниться. Ведь Онегин исчез, извелся, улетучился, не сказав ни единого слова! Так пусть изольёт душу — хотя бы и в письме.

Вот и заглянем ему в душу. В письмах открываются души героини и героя. И тут никакого равновесия нет. Сам Пушкин относится к их письмам совершенно по-разному.

Перед письмом Татьяны огромное «предисловие» — 140 строк, включая горячо сочувственные:

Письмо Татьяны предо мною;
Его я свято берегу,
Читаю с тайною тоскою
И начитаться не могу.

Перед письмом Онегина одна бесчувственная информационная строчка: «Вот вам письмо его точь-в-точь».

После письма Татьяны — четыре жаркие строфы: как запечатывала, трепетала, с кем отправила (через внука старой няни), как с замиранием сердца ждала ответ.

После письма Онегина — два холодых слова: «Ответа нет».

Похоже, что Автор героя разлюбил. Эта маска, этот двойник его уже не веселил, а тяготил. Чуть только Евгений на балу опознал деревенскую девочку (ужель та самая Татьяна?), чуть только он задумался: не возобновить ли роман, как Пушкин говорит о нём жёстко:

Что шевельнулось в глубине
Души холодной и ленивой?

Холодная и ленивая душа — беспощадная характеристика.

А куда же она, холодная и ленивая, заторопилась? Чего ей надо? Вот первый визит после трёхлетней разлуки. Первая встреча наедине после давнишнего урока «учитесь властвовать собой», когда Таня дрожала как мышка. Теперь его очередь дрожать (но не от страха).

Он полетел, он у крыльца,
Он с трепетом к княгине входит;
Татьяну он одну находит,
И вместе несколько минут
Они сидят. Слова нейдут
Из уст Онегина. Угрюмый,
Неловкий, он едва-едва 
Ей отвечает. Голова
Его полна упрямой думой.
Упрямо смотрит он…

Полетел, с трепетом входит… Он ведь, похоже, рассчитывал, что всё сразу и случится (иначе чего трепетал?). Но она ему в объятия не кинулась. Он надулся. Слова нейдут, потому что он не разговаривать приехал. Не верите? Если бегло читать — правда не видна. Но что значит голова его полна упрямой думой? Думой о чём? Упрямо смотрит он — пардон, куда? Лучше всяких слов порою взгляды говорят.

Однажды за обедом он сидел возле меня и, раскрасневшись, смотрел так ужасно на хорошенькую девочку, что она, бедная, не знала, что делать, и готова была заплакать; мне стало её жалко, и я сказал Пушкину вполголоса: «Посмотрите, что вы делаете; вашими нескромными взглядами вы совершенно смутили бедное дитя».
                                                      Якушкин. Записки

Мы знаем этот мужской взгляд. Гумберт Гумберт так смотрел на Лолиту, раздевал глазами не до белья, не догола, а ещё глубже; не станем даже цитировать.

Набоков и Платонов — два гения русского языка — разные, как кружевной Фаберже и чугунный Сидур…

Мимо кузницы ступали точным маршем босые девочки; их ноги были покрыты пухом юности. Одна пионерка выбежала из рядов в прилегающую к кузнице ржаную ниву и там сорвала растение. Во время своего действия маленькая женщина нагнулась, обнажив родинку на опухающем теле, и с легкостью неощутимой силы исчезла мимо, оставляя сожаление в двух зрителях — Вощеве и калеке. Вощев поглядел на инвалида; у того надулось лицо безвыходной кровью, он простонал звук и пошевелил рукою в глубине кармана. Вощев наблюдал настроение могучего увечного, но был рад, что уроду империализма никогда не достанутся социалистические дети. Однако калека смотрел до конца пионерское шествие, и Вощев побоялся за целость и непорочность маленьких людей.
— Ты бы глядел глазами куда-нибудь прочь, — сказал он инвалиду. — Ты бы лучше закурил!
                                                                             Платонов. Котлован

Все грешны. У Моисея на скрижалях — «не прелюбодействуй». Это, положим, возможно. У Христа же в Нагорной проповеди — «не пожелай». А это как?

Онегин пишет Татьяне, что, глядя на неё, он пылает и «смиряет волнение в крови» — то есть смотрит с вожделением. Сообщает ей, что уже прелюбодействовал с нею в сердце своём. Уж Евангелие-то она знает.

Онегин почти немой. Но в письме… Письмо — не речь, не монолог. Письмо — диалог с идеальным собеседником, который всё понимает, слушает внимательно, не перебивает, говори хоть час.

Только кажется, будто письмо пишется в одиночестве; но в мыслях пишущего адресат как наяву — весь тут. В одиночестве молятся, но и молитва не монолог, а разговор с Богом, взывание к нему.

Монолог — это самоанализ, попытка понять, принять решение: быть или не быть. Что Гамлет, что Годунов — они в монологах ни от кого ничего не хотят.

Монолог — это размышление вслух наедине с собой. Если есть хоть один слушатель, пусть даже молчащий, то это речь, а не монолог. Это диалог, ибо молчащий кивает, морщится, улыбается, хмурится — то есть реагирует, пусть и без слов.

Речь — это способ чего-то добиться, в чём-то отказать, а очень часто — просто обмануть.

Монолог Онегина остался в главе «Путешествие Онегина». Она предшествовала финальной, и если бы Пушкин её не выбросил, то шокирующий контраст был бы очевиден. В «Путешествии»: Я молод, жизнь во мне крепка — я здоров. В письме: Я знаю, век уж мой измерен — я умираю.

У его письма есть откровенная цель. Чувство? Да, есть и чувство, конечно. Татьяна называет онегинское чувство «мелким», и оно действительно невысокое, несколько выше колен.

Письмо — способ что-то объяснить адресату, чего-то от него добиться. А то и обмануть.

Письмо должно произвести впечатление на получателя. У монолога эта деловая задача полностью отсутствует.

Письмо — обдуманный текст. Практика того времени: обязательный черновик, потом беловик.
В разговоре тебя перебьют, возразят, недослушают, переведут на другое, ввалится пьяный приятель с девками…

Письмо пишется без помех. Письмо точно нацелено. Не литературный текст с оглядкой на цензора, обращённый «к читателям», среди которых умные, и не очень, и совершенно бестолковые. Письмо всегда так написано, чтобы точный адресат точно понял.

А на словах… Даже будь ты наедине с предметом — ты не выскажешь всего и вряд ли так хорошо сформулируешь. И не только потому, что он будет перебивать. Само присутствие живого человека мешает, стесняет.

Татьяна в лицо Онегину никогда не сказала бы того, что написала.

LXXXIX. ЛУКАВЫЙ КОТ

...Письмо Онегина — отнюдь не наивно. Коварный искуситель, мастер.

Желать обнять у вас колени,
И, зарыдав, у ваших ног
Излить мольбы, признанья, пени…

Колени? И не выше? Пишет «колени», оставляя остальное её пылкому воображению. Рыдать мог бы и дома, но он хочет рыдать, уткнувшись известно куда. Излить мольбы? И больше ничего?

Когда б вы знали, как ужасно
Томиться жаждою любви,
Пылать — и разумом всечасно
Смирять волнение в крови…

Он пишет о страстном плотском желании. Яснее и не скажешь. Волнение не в душе, а в крови. Неужели кому-то кажется, будто рыдать у ног — это всё, чего он хочет?

«Пылать» — это слово из её письма, и тут оно не случайно. Он знает, что надо говорить на её языке — языке девических мечтаний, — тогда она поймёт, тогда её проймёт.

Слово «желание» торчит из текста. Но в ту же секунду он чуть сдаёт назад: Боюсь: в мольбе моей смиренной…

Чем ты занят, друг сердешный: смиренными мольбами? или без передышки круглосуточно (всечасно) смиряешь пылающую кровь (плоть)? Это и есть та самая небрежность в сердечных письмах.

Так иногда лукавый кот,
Жеманный баловень служанки,
За мышью крадется с лежанки:
Украдкой, медленно идёт,
Полузажмурясь отступает,
Свернётся в ком, хвостом играет,
Разинет когти хитрых лап
И вдруг бедняжку цап-царап.

Пушкин очень любил Шекспира, высоко ценил.

ГАМЛЕТ. Сударыня, могу я пристроиться в вашу ложбинку?
ОФЕЛИЯ. Нет, мой принц!
ГАМЛЕТ. Я хочу сказать: положить голову к вам на колени?
ОФЕЛИЯ. Да, мой принц.
ГАМЛЕТ. А вы уж решили — какое-нибудь неприличие?
ОФЕЛИЯ. Ничего я не решила, мой принц.
ГАМЛЕТ. Прекрасная мысль — лежать между девичьих ног.
ОФЕЛИЯ. Что, мой принц?!
ГАМЛЕТ. Ничего.

Колени? Читатели первой половины ХIХ века были чуткими, как Офелия, сразу думали неприличие.

Их восприятие было совершенно иным. До мини и бикини оставалось 150 лет, до стрингов и публичных однополых браков — два века. Не только порнофильмов не было, но и фильмов вообще.

Онегин (или Пушкин?) пишет про колени. Точно знает, что про остальные места Татьяна подумает сама. И подумает мечтательно, а не с отвращением, как могло бы быть, если б он написал слишком прямо.

...В деревне Онегин не полюбил Татьяну, а в СПб полюбил — что ж тут странного? Она была дика, печальна, молчалива, бледная, некрасивая (ни красотой сестры своей, ни прелестью её румяной не привлекла б она очей) — словом, зачуханная дурнушка, экзальтированная, склонная к трагинервическим проявлениям… А в СПб она — королева: роскошно одета, знатна, принята при дворе — узнаёте? Нет? В том-то и дело!

Её никто не узнаёт, даже сёстры! Бледную бедную замарашку приодела-причесала волшебная фея-крёстная, и никто Золушку не узнал! И она блистает во дворце — таинственная прекрасная незнакомка, — король в восхищении, принц влюбляется мгновенно и смертельно… Вот и Онегин не узнал Таню.

Ужель та самая Татьяна?
Та девочка, которой он 
Пренебрегал в смиренной доле,
Ужели с ним сейчас была
Так равнодушна, так смела?

В глуши и — в столице; в хлеву и — на балу; нелюбимая дочка (в семье родной казалась девочкой чужой) среди тупых провинциалов и — звезда высшего света.

А увидь принц чумазую девку в лохмотьях — вряд ли влюбился б. Скорее, вообще не заметил; зрение принца не зафиксировало бы объект. Так турист в Сикстинской капелле не видит лиц служителей.

Принц — вообразите! — даже потом свою любимую не узнал. Напяливал кому попало.

Сомненья нет: увы! Евгений
В Татьяну как дитя влюблён;
В тоске любовных помышлений
И день и ночь проводит он.

«Как дитя влюблён» — значит, искренне, чисто, светло. Но дети всякие бывают. Речь же не о грудном младенце. Этот ребёнок чётко знает, чего хочет, и умеет добиваться (опыт огромный). Приезжает каждый день, старается дотронуться до плеча, до руки.

Ума не внемля строгим пеням
К её крыльцу, стеклянным сеням
Он подъезжает каждый день;
За ней он гонится как тень;
Он счастлив, если ей накинет
Боа пушистый на плечо,
Или коснётся горячо
Её руки, или раздвинет
Пред нею пёстрый полк ливрей,
Или платок подымет ей.

Если б Пушкин написал такое в 1836-м, все решили бы, что в этих прекрасных стихах изображён Дантес. Многочисленные мемуары и письма того времени свидетельствуют, что негодяй преследовал Наталью Николаевну всюду: подсаживался, подносил мороженое, шептал страстные комплименты, приглашал на все танцы подряд. Пушкин с ума сходил — буквально, до бешеных приступов ярости.

Чтоб накидывать сползший с плечика боа (шарф из перьев) или подымать обронённый платок, надо постоянно быть рядом, вплотную.

Накануне нового года у Вяземских был большой вечер. Пушкин с женою был тут, и француз продолжал быть возле неё. Графиня Строганова говорила княгине Вяземской, что у Пушкина такой страшный вид, что, будь она его женой, она не решилась бы вернуться с ним домой.
                                                 Бартенев (со слов княгини Вяземской)

Коснётся горячо — это, что ли, мизинчиком задел локоток? Нет, это пожатие. Он тискает, а она терпит, чтоб не вышло скандала.

Это называется преследовать любовь, грубо говоря, домогаться. Всё по науке. По шаблону, который подробно описан в Первой главе.

Она его не замечает,
Как он ни бейся, хоть умри.
Свободно дома принимает,
В гостях с ним молвит слова три.

Она его не замечает. Как бы не замечает. А все остальные? А муж? Это ж всё вплотную, в тесноте. Все видят позы, взгляды.

22 января 1837, пятница.
На балу я не танцовала. Было слишком тесно. В мрачном молчании я восхищённо любовалась г-жею Пушкиной. Какое восхитительное создание! Дантес провёл часть вечера неподалёку от меня. Минуту спустя, я заметила проходившего А. С. Пушкина. Какой урод!
                                                                   Фрейлина Мари Мердер. Листки из дневника

Софи Карамзина — брату
27 января 1837 (день дуэли). Санкт-Петербург
Было большое собрание без танцев: Пушкины, Геккерны, которые продолжают разыгрывать свою сентиментальную комедию к удовольствию общества. Пушкин скрежещет зубами и принимает своё всегдашнее выражение тигра, Натали опускает глаза и краснеет под жарким и долгим взглядом своего зятя
(Дантеса) — это начинает становиться чем-то большим обыкновенной безнравственности.

Татьяна, её безымянный муж и Евгений. Если б этих трёх звали Натали, Александр и Жорж — тогда тоже милый ребёнок? Как дитя влюблён?

Дескать, муж у вас дурак и старый мерин,
я люблю вас, будьте обязательно моя,
я сейчас же утром должен быть уверен,
что с вами днём увижусь я.
                           Маяковский. Юбилейное

Онегин ведёт себя нагло. И — публично. Он её компрометирует. Ведь все всё видят. Когда-то два танца с Ольгой привели всех в недоумение, кончилось дуэлью. А тут ежедневные встречи, и не один на один, а в светской толпе. Там глаза ещё зорче, чем у деревенских. Тем более что он вьётся возле главной звезды всех вечеров, на неё обращены все взоры:

К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей;
Мужчины кланялися ниже,
Ловили взор её очей;
Девицы проходили тише…

Это не любовь. Любил бы — хотел бы ей добра. А он прямо ведёт к скандалу.

Дантес написал Наталье Николаевне письмо, которое было вопль отчаяния с первого до последнего слова («Стращать отчаяньем готовым»). Цель его была добиться свидания. Он жаждал только возможности излить ей всю свою душу, заверял честью, что прибегает к ней единственно, как к сестре его жены, и что ничем не оскорбит её достоинство и чистоту. Письмо, однако же, кончалось угрозою, что если она откажет ему в этом пустом знаке доверия, он не в состоянии будет пережить подобное оскорбление. Отказ будет равносилен смертному приговору («Я знаю век уж мой измерен»).
                                      Арапова, дочь Натали от второго брака (со слов матери)

Поведение Дантеса мы считаем скверным, подлым. Но это чужак, заезжий издалёка. А наш милашка соблазняет жену друга у всех на глазах — и ничего? всё ещё милашка?

Многие невольно переносят обаяние стихов и свою любовь к Автору — на героя. Но поэзия — Пушкина, а личность — Онегина. Автор с некоторых пор относится к нему иронически.

Нет: рано чувства в нём остыли;
Ему наскучил света шум;
Красавицы не долго были
Предмет его привычных дум;
Измены утомить успели;
Друзья и дружба надоели…
Он застрелиться, слава богу,
Попробовать не захотел,
Но к жизни вовсе охладел.

«Он застрелиться попробовать не захотел» — издевательская фраза. Можно пробовать суп… Но вдумайтесь: не захотел попробовать застрелиться. Само слово «попробовать» означает приобрести некое знание, некий опыт…

Онегин как дитя влюблён, но не сумасшедший же. Он понимает, куда тащит Татьяну. Она упирается, тогда он начинает писать письма, одно за другим… А потом — случайная встреча.

Из всей строфы про эту встречу Набоков комментирует одну строчку:

Его не видят, с ним ни слова... — Её очевидное безразличие передано в тексте отсутствием подлежащего и неопределённо-личной формой глагола во множественном числе.
                                                       Набоков. Комментарий

«Очевидное безразличие»? Давайте сами прочитаем:

Ответа нет. Он вновь посланье:
Второму, третьему письму
Ответа нет. В одно собранье
Он едет; лишь вошёл… ему
Она навстречу. Как сурова!
Его не видят, с ним ни слова;
У! как теперь окружена
Крещенским холодом она!
Как удержать негодованье
Уста упрямые хотят!

Это же очень яркая картина. Таня стискивает зубы, чтобы не сказать «подлец», или «негодяй», или какие ещё слова говорят человеку, который губит репутацию женщины. А у Набокова «очевидное безразличие». Иногда думаешь: нарочно он что ли?

Ещё бы не крещенский холод! Письма-то приносят к ней домой. Ей приходится прятать их, читать тайком. В какой-то момент письмо увидит муж.

— Дорогая, это от кого? от Онегина? Милая, позволь взглянуть.

И что ей делать? Разжевать и проглотить? Но это ж не допрос партизанки. Перед ней не оккупанты, а муж, венчанный. Не дать — значит, сознаться, что письмо постыдное, и признать себя вдобавок соучастницей. Раз скрываешь, значит, покрываешь.

Что же он прочтёт? Прочтите сами — глазами мужа! — письмо вашей жене от вашего друга.

— Милая, он тут пишет, что хочет обнять твои колени. И как? И давно ли? И ты всё ещё не отказала ему от дома?

Случайно вас когда-то встретя,
В вас искру нежности заметя,
Я ей поверить не посмел:
Привычке милой не дал ходу;
Свою постылую свободу
Я потерять не захотел.

— Милая, что он имеет в виду? Что он называет твоей «искрой нежности»? И как понять, что он свою свободу потерять не захотел? Выходит, ты ему делала предложение? Ты ему предлагала себя?

Это компрометирующее письмо и это письмо лицемера. Вот первые строчки письма:

Предвижу всё: вас оскорбит
Печальной тайны объясненье.

«Тайна»??! Трётся, ошивается на виду у всех, украдкой тискает. Разве она слепая дура? И все вокруг — слепые? После «горячих касаний» писать про тайну, вдобавок печальную? — лицемер кокетничает. Да, в третьем куплете он уже почти труп:

Внимать вам долго, понимать
Душой всё ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть… вот блаженство!

Но в пятом куплете письма…

Пылать — и разумом всечасно
Смирять волнение в крови

Бледнеет и гаснет или пылает? Он домогается, а не печалится. У него не грусть, не печаль в крови (сидел бы тихо дома), у него огонь в крови. Вот он и вьётся.

Их и по сегодня много ходит —
всяческих охотников до наших жён.
                                                  Маяковский

Он пишет о любви, но чего добивается? Развода? Брака? Нет, в койку и только. И она это знает.

Евгений несколько раз соврал. Искра нежности? Там пожар полыхал. «Тайна»? Для кого? Это наглое демонстративное и совершенно дантесовское ухаживание.

Боюсь: в мольбе моей смиренной
Увидит ваш суровый взор
Затеи хитрости презренной

Смиренное домогательство? смиренное преследование? — поворачивается же язык.

«В моей мольбе нет презренной хитрости» — это типичное «если честно» (так лжецы начинают почти каждую фразу). Человек, который всё время врёт, очень хочет, чтобы ему верили, — вот и уверяет поминутно в своей честности. (Татьяна ни разу: мол, я не хитрю и пр. Ей в голову не приходит доказывать свою искренность.)

Если Онегин столько раз соврал — значит, Пушкин хотел показать его таким. Значит, разлюбил любимого героя. А что случилось?

Что случилось между октябрём 1830 (когда Автор закончил две последние главы) и октябрём 1831 (когда Автор сочинил Онегину недостойное лживое письмо)? С Онегиным — ничего. А вот с Автором…

Пушкин — Плетнёву
24 февраля 1831. Москва
Я женат — и счастлив; одно желание моё, чтоб ничего в жизни моей не изменилось — лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что кажется я переродился.

18 февраля Пушкин венчался. Теперь эти онегины охотятся за его женой. Он переродился, а Онегин — нет.

Продолжение следует.

Оригинал

«Оппозиционеры во власти: как шестеро «смелых» губернаторов меняют страну»
«Ипотека, кредиты: лучший способ рассчитаться — умереть»
По следам Евгении Васильевой: «Спрятала модные сапоги под домашним арестом»



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире