12:39 , 16 ноября 2015

Жан-Жак Боло: «Это – извечное противостояние Востока и Запада».


События ночи 13 ноября в Париже и то, как реагировали на это французы, в студии «Эха Москвы в Благовещенске» мы обсудили с преподавателем Института Турен (г. Тур, Франция) Жан-Жаком Боло, который в эти дни оказался в нашем городе.

***

Михаил Митрофанов – Здравствуйте, уважаемые слушатели «Эха Москвы в Благовещенске».  В студии Михаил Митрофанов. У нас сегодня два гостя. Это преподаватель французского языка, как иностранного, института Турен (город Тур, Франция) Жан-Жак Боло. Bonjour!  

 

Ж.-Ж. Боло – Bonjour!

 

Михаил Митрофанов – И доцент кафедры романо-германской филологии БГПУ Наталья Кучеренко. Наталья, здравствуйте!

 

Наталья Кучеренко – Здравствуйте!

 

***

Моя сестра живёт рядом с «Батакланом».

***

Михаил Митрофанов – Наталья любезно согласилась быть в качестве переводчика. За что вам, Наташа, огромное спасибо! Итак. Скорбные события, которые произошли в пятницу 13-го в Париже… Жан-Жак, скажите, вы где встретили известие об этом? Вы уже находились в России к тому моменту?

 

Ж.-Ж. Боло –  Нет. Я был в Париже как раз, с моей дочерью, и собирался уезжать в Россию, в Москву.

 

Михаил Митрофанов –  Как воспринята была вами лично эта трагедия, эти события? Откуда пришла информация?

 

Ж.-Ж. Боло –  Я был как раз в метро, и кто-то из пассажиров в этот момент получил СМС о том, что был взрыв на стадионе.

 

Михаил Митрофанов –  И какая была реакция, что происходило тогда? Началась ли какая-то паника, как реагировали люди?

 

Ж.-Ж. Боло –  Паники не было, просто все поняли, что что-то ужасное произошло, потому что следующие СМС, которые поступали, уже говорили о «Батаклане».

 

Михаил Митрофанов –  Не возникло ли у вас в связи с этими событиями мысли: может быть, не стоит лететь?

 

Ж.-Ж. Боло –  Действительно, у меня была такая мысль – не ехать, потому что боялся, что у меня будут проблемы, именно с тем как уехать в аэропорт. Но меня здесь ждали, поэтому я не мог не уехать.

 

Михаил Митрофанов – Скажите, вы наверняка успели пообщаться с вашими коллегами, знакомыми какими-то, может быть, родственниками. Первый вопрос, не пострадал ли кто-то из ваших близких, ваших знакомых людей в этих террористических атаках?  

 

Ж.-Ж. Боло –  Благодаря современным технологиям, мы очень быстро связались с членами семьи, потому что, действительно, я в этот момент находился в квартале, рядом расположенным с одиннадцатым Arrondissement в Париже.

 

Михаил Митрофанов –  Где как раз всё это происходило?

 

Ж.-Ж. Боло –  Да. Моя сестра живёт рядом с «Батакланом».

 

Михаил Митрофанов –  Сестра была свидетелем, она в тот момент там находилась, может быть, делилась она какими-то впечатлениями, что-то, может быть, видела?

 

Ж.-Ж. Боло –  Она была у себя дома, с мужем и детьми, и они слышали шум, но ничего такого с ними не происходило страшного.

 

Михаил Митрофанов –  То есть, они не интересовались, что там происходит, может быть, узнали обо всём тоже из телевизионных новостей?

 

Ж.-Ж. Боло –  Именно через социальные сети всё очень быстро распространилось. И таким образом мы узнали друг о друге, что, в общем-то, всё нормально. И сама информация поступала в основном через социальные сети.

 

Михаил Митрофанов –  Когда прозвучало обращение вашего президента, какой была ваша первая реакция на это выступление?

 

Ж.-Ж. Боло –  Я понял в тот момент, что он, президент, отдаёт себе отчёт во всей серьёзности того, что происходит. И мы тоже все поняли, что мы абсолютно должны быть едины.

 

Михаил Митрофанов –  Жан-Жак, скажите, по вашему ощущению, реакция на эти террористические атаки отличается от реакции на предыдущие события, которые были в январе?

 

Ж.-Ж. Боло –  Реакция была такая же. Что и объединяет эти две реакции, это ужас от того, что происходит, но, поскольку она {атака – прим.ред} повторилась, мы понимаем, что могут быть ещё и другие.

***

Я, просто, как гражданин, могу уповать на то, что они примут правильное решение в этом случае.

***

Михаил Митрофанов –  Мы тоже здесь, живя в России, понимаем, что никто не застрахован от таких событий, по большому счёту конечно. Спецслужбы вроде бы были, что называется «во всеоружии», тем не менее, это случилось. То сеть, люди как они, насколько бдительны?

 

Ж.-Ж. Боло –  Поскольку моя дочь – студентка в Париже, я вам дам ответ отца: я ей сказал, что ты как можно меньше выходишь из дома, ты ходишь в университет, в библиотеку и всё. Что касается концертов, публичных мест – пока это закрыто для тебя.

 

Михаил Митрофанов –  Эта реакция понятна, наверное, я то же самое сказал бы своей дочери. Но, тем не менее, нет ощущения, что в этом смысле, чтобы породить такое опасение, такой страх в обществе,  террористы в каком-то смысле достигли своей цели?

 

Ж.-Ж. Боло – Это так. После атак «Шарли Эбдо» всё равно есть такая задняя мысль о том, что что-то всё равно может случиться.

 

Михаил Митрофанов –  В вашем «ближнем круге» какие высказывают люди предположения о том, как отреагирует руководство страны на эти атаки? Вот сегодня мы уже узнали о том, что бомбардировки проведены в Сирии. А что будет предпринято внутри страны, будут ли какие-то изменения в социальной политике, в отношении миграционной политики?

 

Ж.-Ж. Боло –  Ответ будет достаточно сложным, потому что я работаю в школе, где очень много слушателей, студентов, которые из Ближнего Востока, с Севера Африки, мусульмане, и конечно же об этом много чего говорят и обсуждают. Для моих коллег это вопрос очень обсуждаемый достаточно.

 

Михаил Митрофанов –  Ну, и всё-таки, может быть, даже не как себя поведёт, а как должно повести себя французское руководство?

 

Ж.-Ж. Боло –  Конечно же, не только правительство Франции должно принимать какие-то меры. В этом случае нужно полагаться и на спецслужбы, и на историков, и на представителей конфессий, и нужно садиться за стол всем вместе, и уже принимать решение.

 

Михаил Митрофанов –  Проводятся некие параллели с событиями более ранними, которые происходили в Испании. Тогда была террористическая атака на железнодорожном вокзале, погибло очень много людей, и после этого Испанское правительство приняло решение вывести свой воинский контингент из Ирака тогда. Как вы считаете, может быть, стоит как-то принять этот опыт Французскому правительству, отреагировать каким-то подобным образом, или этого не делать?

 

Ж.-Ж. Боло –  Я считаю, что именно президент и министр внутренних дел, именно они должны принимать решение. Я, просто, как гражданин, могу уповать на то, что они примут правильное решение в этом случае.

 

Михаил Митрофанов –  Тогда, опять же я возвращаюсь к событиям марта 2004 года, в Испании общество как раз поднялось и выступило за то, чтобы вывести войска и прекратить участие в этой войне, и в каком-то смысле повлияло на решение правительства. Говорят ли что-то об этом? Намерено ли гражданское общество во Франции как-то повлиять на это решение? то есть, что люди говорят на эту тему во Франции?

 

Ж.-Ж. Боло –  Конечно же, французы понимают, что есть связь между этими событиями и внешней политикой Франции. Но, помимо этого то, что происходит в Мали, Ираке…, помимо этого есть ещё проблема общего видения вообще ислама в обществе.

 

Михаил Митрофанов –  Что это означает, «общее видение ислама в обществе»?

 

Ж.-Ж. Боло –  Это – извечное противостояние Востока и Запада.

 

Михаил Митрофанов – То есть, другими словами, вы придерживаетесь той точки зрения, что это противостояние, оно неизбежно, как бы абсолютно, и противоречие неразрешимо?

***

Очень часто сегодня террористы – это люди, которые абсолютно, прекрасно интегрированы в общество и имеют семьи, жён, детей, и идентифицировать их не так просто. Но мы, в общем-то, всегда начеку…

***

Ж.-Ж. Боло –  Конечно, нельзя сказать, что это неизбежно. Нужно, естественно, обсуждать эти проблемы. Прежде всего понять то, что происходит в пригородах больших городов, там, где царит нищета, где в общем-то эти люди живут, и в общем-то возможно, где-то оттуда это всё и идёт, в том числе.

 

Михаил Митрофанов – Жан-Жак, вы являетесь как раз преподавателем французского языка, как иностранного, то есть работаете вот с этими самыми людьми, которые приезжают из других стран, которые не говорят по-французски. Скажите, насколько ваша работа, которой вы занимаетесь, противостоит в каком-то смысле распространению этих радикальных идей среди людей, которые, изучая французский язык, тем самым узнают и культуру Франции, и европейскую культуру? Насколько это важно, по вашему мнению?

 

Ж.-Ж. Боло –   Вообще преподавать язык, это значит преподавать культуру. И очень часто возникают сюжеты для того, чтобы их озвучивать, говорить о них. Всегда они находят общий язык.

 

Михаил Митрофанов – В продолжение задам вопрос такой: взаимодействуете ли вы с французскими спецслужбами в том смысле, что, общаясь с эмигрантами, вполне возможно вы можете выйти на каких-то людей, которые  могут быть опасны для французского общества? Может быть даже, спецслужбы сами инициируют, такие задачи ставят?

 

Ж.-Ж. Боло – Конечно, спецслужбы остаются спецслужбами и не выходят так вот из своих функций открыто. Но мы, в общем-то, всегда начеку, если сеть какие-то проявления такого поведения, или в разговорах что-то, то, конечно же, мы об этом заявляем. Очень часто сегодня террористы – это люди, которые абсолютно, прекрасно интегрированы в общество и имеют семьи, жён, детей, и идентифицировать их не так просто.

 

Михаил Митрофанов – То есть, это больше работа, может быть, психологов, людей, которые понимают какие-то проявления человеческого поведения?

 

Ж.-Ж. Боло –  Да.

 

Михаил Митрофанов – Хочу спросить, вы не первый раз здесь в Благовещенске, насколько я знаю, ваша работа во Франции связана с приездами сюда к нам, то есть, что вам это даёт, какую-то дополнительную практику? Что вас приводит сюда?

 

Ж.-Ж. Боло –  Россия – это моя вторая родина. И поскольку я преподаю французский, как иностранный, во Франции, конечно же я должен встречаться с иностранцами для того, чтобы преподавать французский. Я был уже и в Польше, и в Палестине, и в Катаре, и конечно, там мне дают возможность совершенствовать мои занятия, видеть, что хорошо идёт, что не очень, и в итоге развиваться, несмотря на возраст.

 

Михаил Митрофанов – Вы назвали несколько стран, и я так понимаю, что вы работаете с иностранцами разноязычными. На каком языке, то есть, всё общение идёт на французском, как вы изначально друг друга-то понимаете? Как, в этом смысле, или, может быть вы – полиглот?

 

Ж.-Ж. Боло –  Поскольку я приезжаю к студентам, изучающим французский язык, то, прежде всего, я встречаюсь с учителями, я прихожу в класс, где люди французский уже изучают. Если же требуется какая-то дискуссия, например, как сегодня на более серьёзные темы, то пользуюсь переводчиком.

 

Михаил Митрофанов – Здесь у нас в Благовещенске ваше общение ограничивается преподавателями, чисто на такие профессиональные темы, или же вы проводите какие-то занятия здесь?

 

Ж.-Ж. Боло –  И то и другое. Конечно же с преподавателями, и на кафедре французского, иногда – в кафе за ужином. Ну и естественно, со студентами на занятиях. Конечно же, со студентами не только в классе, потому что преподаватели приглашающие организуют выходы какие-то со студентами, где они могут в неформальной обстановке пообщаться.

 

Михаил Митрофанов – ваша поездка сюда – это командировка, или это отпуск, кто оплачивает всю эту историю, принимающая сторона, или ваш французский институт  Турен?

 

Ж.-Ж. Боло –  Оплачивает педагогический университет, расходы на пребывание и путешествие от Москвы до Благовещенска. А я просто беру каникулы, недельный отпуск во Франции.

 

Михаил Митрофанов – То сеть, поездка именно сюда, в Благовещенск целенаправленна Это не какая-то мульти-задача побыть где-то ещё в Москве, какие-то дела порешать, или в других местах?

 

Ж.-Ж. Боло –  В этом году, это исключительно Благовещенск, потому что даже в Москве не останавливаюсь. Но в январе 2016 года я приезжаю в Москву для того, чтобы поучаствовать в ежегодном семинаре преподавателей французского языка в России. Это посёлок Доброе в Подмосковье

 

Михаил Митрофанов – Наши благовещенские преподаватели ездят в ваш институт, институт Турен, бывает ли? Как часто, если бывают? И с какой целью, что дают эти поездки?

 

Ж.-Ж. Боло –  Да, конечно же, очень много преподавателей из разных стран приезжают в институт Турен для того, чтобы участвовать в семинарах, стажировках, учёбе. Ну, и из Благовещенска тоже.

 

Михаил Митрофанов – Жан-Жак, я хочу от своего имени, конечно, от своих коллег, выразить вам и вашим соотечественникам соболезнования по тому, что произошло, по погибшим людям и пострадавшим, и солидарность в том смысле, что мы готовы оказать любую поддержку, прежде всего, конечно, моральную, вам в противостоянии вот этому злу – терроризму, потому что Россия тоже, увы, не в стороне от подобных событий.

***

Я предпочту, чтобы дочь была со мной.

***

Ж.-Ж. Боло – Большое спасибо! Я хочу вам сказать, что наши русские друзья в этот тяжёлый момент с нами, в душе, и самое главное, что в этот момент может быть – это солидарность.

 

Михаил Митрофанов – Завершающий вопрос. Мы общались буквально вчера с нашими соотечественниками, теми, кто живёт в Париже, и они рассказали о том, что в соцсетях появился призыв такой, провести некую акцию, шествие или демонстрацию, аналогично той, которая проходила после январских событий, связанных с «Шарли Эбдо», манифестация памяти что ли. Предварительно она намечена то ли на субботу, то ли на воскресенье, на 21-22 ноября. Вы вернётесь к тому времени в Париж, и примете ли участие, если такая акция будет проходить?

 

Ж.-Ж. Боло – 22 ноября я возвращаюсь уже к работе. Если я буду в Париже в момент этого события, конечно же, я в нём поучаствую для того, чтобы проявить свою солидарность и показать, что французы едины, что в принципе, является одним из важных качеств французов.

 

Михаил Митрофанов – Я так понимаю, если ваша дочь захочет пойти, тоже принять участие в этой манифестации, вы не будете её отговаривать?

 

Ж.-Ж. Боло –  Я предпочту, чтобы она была со мной.

 

Михаил Митрофанов – Спасибо вам, Жан-Жак! Спасибо, Наталья! Я напоминаю нашим слушателям, что сегодня я беседовал с преподавателем французского языка, как иностранного, института Турен (это город Тур, Франция) Жан-Жаком Боло. И Натальей Кучеренко, доцентом кафедры романо-германской филологии Благовещенского государственного педуниверситета. Всего вам хорошего, удачи!

 

Наталья Кучеренко – Спасибо!

 

Ж.-Ж. Боло – Merci beaucoup, Merci beaucoup!

 

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире