Заместитель главного редактора «Российской газеты» Ядвига Юферова посетила Амурскую область и дала интервью радиостанции «Эхо Москвы в Благовещенске».

Михаил Митрофанов: Всем добрый день! Это «Эхо Москвы в Благовещенске». Михаил Митрофанов у микрофона. Я приветствую в нашем городе Ядвигу Юферову, заслуженного работника культуры, академика Академии Российской прессы, заместителя главного редактора «Российской газеты» и почетного гражданина города Ѝвье.

Ядвига Юферова: Спасибо, коллега. Впервые услышала, что у меня так много титулов. Вы что, в «Википедию» сходили?

Михаил Митрофанов: Да, я посмотрел, что о вас пишут в интернете, и, честно говоря, думал сначала, что это французский город — Ивьѐ, но вы меня поправили — Ѝвье.

Ядвига Юферова: Ива, вербā…

Михаил Митрофанов: Это белорусский город?

Ядвига Юферова: Это Западная Белоруссия, маленький городок. Вы знаете, горжусь тем, что мы, вот диаспора, которые родились в Ѝвье, пару лет назад поставили, мне кажется (может быть у кого-то и есть), единственный в мире памятник толерантности. Евреи, татары, православные, католики… Дело в том, что в Белоруссии, в моем Ѝвье очень большая татарская община. И там была в советское время единственная мечеть. До Великой Отечественной войны это было чертой оседлости евреев. Было три синагоги. Когда я своим друзьям говорю, что я — католичка родилась в  церкви, все говорят — это невозможно. Я говорю, это действительно так. Как? В  1995 году, когда в Ѝвье открывали церковь, приехал патриарх Алексий, его Президент Белоруссии сопровождает. А церковь открыли в бывшем роддоме. И мама говорит: «Вот у этого окна ты родилась». Ну, и еще много людей, которые там родились. Может быть поэтому нам в голову пришла действительно уникальная мысль — сделать памятник. Это четыре стелы. Надо жить в мире и  согласии. В принципе, и в своей профессии и в жизни, я так думаю, в наше такое надрывное время, в нашей истории, где есть несколько яростных периодов свести счеты с прошлым, отказаться… Мне кажется, только национальное согласие! Один из  проектов, которым я занимаюсь в «Российской газате», к 2017 году, когда будет столетие Октября, надо все-таки договариваться. Похоронить и  царскую семью, и Ленина похоронить…

Михаил Митрофанов: Да, это очень важно. Памятник толерантности, вы сказали, четыре стелы. А  что они олицетворяют?

Ядвига Юферова: Это знак согласия иудеев, православных, католиков и мусульман. Конфессиональное согласие. Я вот родом из того места, я спрашиваю у мамы «какие новости», и мама говорит, что вот, к нам на Пасху приходит ксендз поздравлять верующих, а на Велик день приходит батюшка поздравлять. Понимаете, когда даже конфессии не соревнуются, когда люди не соревнуются. Найдите место время для диалога в голове и в душе.

Михаил Митрофанов: Я, честно говоря, не знал, что такой памятник существует в вашем родном городе, фотографии обязательно посмотрю. Но вот что происходит сейчас в России, и, мне кажется, что мы очень далеки от той самой толерантности.

Ядвига Юферова: Ну да.

Михаил Митрофанов: Сейчас, как никогда.

Ядвига Юферова: Ну да, абсолютно… Я сегодня уже говорила фразу-шутку Задорнова: «Если ты спрашиваешь, кто виноват, посмотри в зеркало». Мне кажется, мы на своей диванной партии блогеров, мы в своей фракции думской, или любой парламентской, мы видим в оппоненте врага. Мы не умеем вести диалог с оппозицией.

Михаил Митрофанов: Вы когда говорите «мы», и себя причисляете?

Ядвига Юферова: Да-да. Но я стараюсь, как бы сказала матушка Ольга Гобзева, я стараюсь быть, по крайней мере, стараюсь быть, и с командой людей, с которыми я работаю в «Российской газете» делать абсолютно все для этого диалога. По  крайней мере, если мне надо вспомнить, кто у меня личные враги, вот даже в  душе, как перед богом, я не знаю, у меня нет каких-то таких… Я пытаюсь, если человек думает по-другому, если он ходит с белой или красной ленточкой… — это все наша страна и наши люди, с которыми у нас есть один единственный проект на  всех на нас — обустройство России. Не валить из России, а делать Россию, где уникальный такой богатый край, богатая страна, богатые люди… я этого не  понимаю.

Михаил Митрофанов: Журналистика сегодня очень сильно трансформировалась, на мой взгляд (поправьте, если я не прав), и, как вы думаете, что может сегодня журналистика сделать для этой самой толерантности, для согласия?

Ядвига Юферова: Володя Яковлев, который основал «Коммерсантъ», у него была такая фраза: «Я вам плачу не за то, что вы думаете, я вам плачу за то, что вы  знаете». Сегодня в журналистику пришло очень много не то что легкомысленных, а малознающих людей, которые версии выдают за факт. Знаете, когда трактовка модная становится популярной, находит себе поклонников… Приведу не столь очевидный пример. У нас в профессии была такая очень больная ситуация, когда наши коллеги за вопрос «а не надо ли было вообще сдать Ленинград и  не отставивать?»…

Михаил Митрофанов: «Дождь».

Ядвига Юферова: Ну, да на «Дожде» очень известный диалог, с очень хорошими профессиональными людьми. Надо было ставить этот вопрос, или не надо было ставить? Все тогда оперировали какими угодно документами, ссылками, что чуть ли  не Ленинградский обком партии пирожные ел во время блокады. У нас был потрясающий разговор с  Андреем Константиновичем Сорокиным, директором Российского государственного архива социально-политической истории. У нас был день открытых дверей «Российской газеты», мы пошли смотреть документы. Он показывает личное дело, папку Жданова, в которой собраны абсолютно все документы. Не было журналиста, не было газеты, не было издания, который бы не говорил, что же на самом деле, надо было сдавать Ленинград, или не надо было… Значит, белый лист пользователя, и там одна фамилия — директор архива Сорокин. Это я к тому, что для толерантности надо, во-первых, знание и  компетенция. Потому что версия версией, но наши коллеги очень злоупотребляют копированием чужих мнений, чужих точек зрения, и найти источник… Надо работать с первоисточником для толерантности. Вы понимаете, человек не так страшен и  ужасен, и факт бывает не так страшен и ужасен, когда он идет в третьей или четвертой интерпретации. Ну, врать не надо, что ли для это самого… Вы знаете, какой-то очень сложный вопрос, но не надо делать «пиар» дурному делу. Вот это первое, чтобы я сказала, надо для толерантности. Вот посмотрите, известная ситуация в Манеже, да: некая «божья воля» пришла, великий скульптор, фронтовик Сидур, и издевательство над его работой. Выставлено в  музее — это уже искусство, понимаете. Они — никто и звать их «никак». Но от того, что 1000 раз повторили название этой некой общественной организации, они получили то, на что они рассчитывали. Они из той команды, которой «все кроме некролога работает на меня». Поэтому для толерантности, мне кажется, не надо нам, профессионалам-журналистам (если мы говорим о профессии), не надо делать большой «пиар» дурному делу.

Михаил Митрофанов: Но получается, что же, не говорить об этом вовсе?

Ядвига Юферова: Об этом говорить, но когда мы 10 раз сказали «Ах, такой…», не  назову сейчас фамилию специально, «Ах, такая-то организация…» Надо так: вот факт вандализма, вот — невежество. Надо расставлять. Ах, я нейтрален в  этой ситуации… Извините, профессор или какой-то недоучка, они же имеют разные весовые категории. Да, представьте, разные точки зрения. Я за то, что у  журналиста должна быть и точка зрения, и как-то так: «вот – правда и  неправда, а ваше дело — правду и неправду отличить». Да мы засорили людей, не знаю как, умы человеческие, своей неправдой.

Михаил Митрофанов: Вот это всеобщая «интернетизация» сделала с нами дурную шутку. Если раньше, чтобы получить какую-то информацию,  надо было действительно элементарно поднять что называется «пятую точку», сходить в архив, прочитать, то сейчас — залез в интернет, где-то что-то прочитал, может быть, из  даже непонятного источника… Вы об этом говорите?

Ядвига Юферова: Да, об этом тоже.

Михаил Митрофанов: А что вы думаете сегодня по поводу смешения вот этих даже не жанров, а  совершенно разных профессий, журналистика и пропаганда?

Ядвига Юферова: Вы знаете, мне очень нравится ваш вопрос. Я отстаиваю свое мнение, свою точку зрения, но я не обслуживаю чужой интерес. Пропаганда, мне кажется, делается за хорошие деньги, она делается за чужой интерес. Я за то, чтобы профессия оставалась профессией, мы давали объективную информацию. Но, вы зададите мне сейчас больной вопрос, бывают пограничные ситуации, да? Время, я, допустим, назову, «холодной войны», идеологической военной ситуации на  Донбассе. Ситуация разделила общество пополам. Как ты относишься, условно говоря, спел Макаревич или не спел, Тамара Лисица приехала выступить в Донецк, или ей не разрешили выступить…

Михаил Митрофанов: Ну, началось-то еще с «Крымнаш»…

Ядвига Юферова: Ну, допустим, с «крымнаш» или не наш… Вы понимаете, есть какие-то пограничные ситуации. Я не уволю и не приму на работу… Но есть какой-то «барометр сердца», который совпадает с вектором моей головы. Если вы  назовете это пропагандой, я назову системой убеждений, которую имеет каждый человек, и я работаю, допустим, в том издании, когда система, схема мировоззрения моя личная совпадает с теми принципами, которыми руводствуется мой работодатель. Ни для вас, ни для меня не секрет — свободна пресса сегодня настолько, насколько свободен наш работодатель. Уважаемый Владимир Владимирович Познер говорит: «Свобода — это коридор. Коридор нашего возможного». Я  считаю, что сегодня в государственном издании, которым является правительственная газета, а это уже очень большая «империя» — это не  только ежедневная «Российская газета», не только  «РГ-Неделя», которая выходит тиражом в 3,5 млн.; это не только журнал «Родина», который не то что конкурент «Дилетанта», но мы тоже постараемся, чтобы сходили в историю не за версиями, а за фактами; это в  таком круглосуточном режиме интернет-сайт «Российской газеты», у  которого около миллиона посетителей… я хочу, чтобы система моих убеждений совпадала с тем представлением о мире, которое дает команда журналистов и  издателей, которые работают в «Российской газете». Сегодня я, наверное, в большей степени свободна там, чем было бы в другом, хотя опыт у  меня профессиональный и в «Известиях», и в ряде других изданий…

Михаил Митрофанов: Скажите, есть такие расхожие штампы, клише, среди тех, кто собственно является потребителем нашего с вами труда — слушатели, читатели — люди многие считают и убеждены в том, что кто-то диктует, есть некий такой Карабас-Барабас, который заказывает, и СМИ обслуживают. Есть ли в «Российской газете» нечто подобное, может быть, какие-то установки от власти, тем более, это государственное издание, официальное?

Ядвига Юферова: Ага. Ну, сейчас я вам расскажу, какую последнюю установку я получила. И не одну, кстати. Во-первых, давайте оговоримся о правилах игры. Мы — издание правительственное, и, конечно, что мы сегодня будем персонифицированно как-то так критиковать министра того или другого..? Но, если вы откроете «Российскую газету», мы никогда не ставили своей задачей оберегать некую власть от реальных проблем. Поэтому — «Власти о народе, народу — о  власти!» Мне кажется, что мы большую пользу сделаем абсолютно для власти, если все проблемы, которые есть больные, от ЖКХ — сколько угодно расследований; от «Антигосударственной тайны», я помню, знаменитое расследование по  «Курску», которое было опубликовано, самое смелое и мужественное… Значит, вот я не знаю, каких-то вещей… Если, например, говорить, вот у Дмитрия Анатольевича Медведева, ему 50 лет 14-го сентября. Конечно, в этот день мы не будем критиковать, потому что у нас есть человеческая корректность, но это не  значит, что в России нет проблем, о которых «Российская газета» не  будет писать.

Вы говорите, какое последнее поручение я получала? Вы знаете, считают, что в правительстве работают какие-то люди, они хуже нас, а мы, журналисты, умнее и мудрее. Я знаю…

Михаил Митрофанов: Это кто так считает?

Ядвига Юферова: Ну, вот некоторые. Я даже иногда так считала, потому что я бывала и во власти, и в журналистике…

Михаил Митрофанов: Может быть, речь о том, что видение каких-то вещей различно?

Ядвига Юферова: Да. Есть много талантливых и умных людей, с которыми мне приятно быть в  диалоге. Последний мой диалог, допустим, Владимир Григорьев, зам. руководителя Роспечати, книжник, издатель, все книжные ярмарки… Он придумал частично такой проект (год литературы проходит, мы сделали прекрасный сайт, портал «Год литературы.РФ»), он может мне позвонить и типа поругать: «Я думал о  вашем таланте и способностях гораздо лучше. Вы что такое..?» Но это не  значит, что «делай то-то». Я до бесконечности признательна и  благодарна — снизу, сверху критика и пожелания… Василий Васильевич Розанов говорил, когда ему задавали вопрос «Что делать?» Он говорит: «Если вы мне задаете этот вопрос летом, — собирать ягоды и варить варенье». Когда я думала, что можно сделать на фоне остроты невероятной, мы сделали сейчас проект последний — варим «литературное варенье» «Российской газеты» в разных литературных усадьбах. Там: по рецепту Софьи Андреевны, в Шахматово, в Спасском-Лутовиново… Я к тому, что у меня, конечно же, есть диалоги с людьми, которые компетентны на своем месте во  власти. Но я про себя подумала, если бы меня кто-то поставил в такое положение, чтоб заставил сделать то, с чем я не согласна, что не думаю, я бы, наверное, просто поменяла бы издание.

Михаил Митрофанов: Некоторым руководителям… Как они очень больно реагируют на любую критику, конструктивную…

Ядвига Юферова: Много таких, много…

Михаил Митрофанов: Много. У вас есть какой-то, может быть, свой рецепт или подход, или какая-то технология, как снивелировать эту ситуацию, потому что, как это, «либо хорошо, либо ничего», но это мы знаем, о ком так, да? А люди-то живые.

Ядвига Юферова: Ну, да. Знаете, есть два уровня. Есть творческие люди. Мне нравится ответ Ильи Глазунова, который говорил: «Возьмите кисть и напишите лучше, если вам не нравится». Что касается нашей с вами творческой профессии, мужество любого издания, любого СМИ сегодня зависит от мужества и от крепости позвоночника главного редактора. Журналист должен… Твое дело — написать, снять, записать, а мое дело — мужество поставить это в эфир, поставить на страницы газеты. И я считаю, что это великая должность в мире — главный редактор, это человек мужества, это диапазон его смелости, то, что он может. И он должен уметь принимать все громы и молнии, которые раздаются… Ну, наверное, у них есть несколько рецептов, а я — играющий тренер, я бываю в двух ипостасях… Мы вот  сейчас, когда разговаривали с исполняющим обязанности {губернатора — прим. Ред.} Александром Александровичем, я говорю: «У нас не проблема, например, чтобы Саша Ярошенко, допустим, работал в Москве. Но он — безумно опорный человек. Он нужен здесь. Потому что, можно опереться только на то, что сопротивляется». Цените тех людей, тех журналистов, тех профессионалов, которые могут критиковать и сказать вам правду в лицо. Опирайтесь на то, что сопротивляется.

Михаил Митрофанов: То есть вы донесли мысль о том, что если это будут такие супер-лояльные, кому они нужны?

Ядвига Юферова: Да. Я это дважды повторила. На «кисель» разве обопрешься? Вы  тихих, ласковых, улыбчивых, которые вечно восхищаются вами, бойтесь!

Михаил Митрофанов: Можете сказать. Ваша самая такая победа, или достижение, вспомните, что вы  можете поставить на своеобразный пьедестал?

Ядвига Юферова: С удовольствием! А можно, это будет местный пример?

Михаил Митрофанов: Еще интереснее нашим слушателям…

Ядвига Юферова: Я, во-первых, очень горжусь, что с моей подачи Саша Ярошенко сделал книгу «Зеркала», которую мы только что презентовали. А эта история, которую я уже рассказывала со сцены, она мне тоже очень нравится. Как думаете, зачем я  приехала сюда сейчас?

Михаил Митрофанов: А зачем вы сюда приехали?

Ядвига Юферова: Спеть или станцевать я не умею, для этого есть великолепные артисты. Значит, 2 года назад. Когда мы поехали с Сашей в Гродеково, мы очень хотели подарить, помочь, журналисты «Российской газеты» собрали деньги, и  помочь конкретной многодетной семье. Не просто так, чтобы это распылилось все. Мы были в Гродеково, и нас тогда потрясло, что от нашей коровы люди отказывались. Я только потом поняла, люди не знали, где они сами перезимуют (а за скотину надо брать ответственность), у родственников, на  съемной квартире, в общежитии, где угодно… И когда проходит время, Саша говорит: «А вы приедете на презентацию моей книги, на «Амурскую осень»?» Я говорю, спасибо за приглашение, но это визит вежливости, это слишком дорого по нынешним временам. Мы стали думать, что делать. Ага, может быть, мы день открытых дверей проведем вместе с «Роскосмосом» на космодроме «Восточный», пригласим всех журналистов амурской области, которых будет интересовать научно-космическая проблематика. Большой друг нашей газеты Юрий Батурин, который заодно профессор, преподает научную журналистику, заодно проведем мастер-класс. Наши журналисты у нас сильные, Наталия Ячменникова, Александр Емельяненко, которые работают по этой тематике…

Михаил Митрофанов: Но это большая история — провести на Космодроме…

Ядвига Юферова: Да. Но сейчас, как вы говорите, текущая история Космодрома «Восточный», она очень проблемная, хотелось бы этически чистую иметь. Надеюсь, что через год мы с вами обязательно это сделаем.

Михаил Митрофанов: Когда уже полетит что-то?

Ядвига Юферова: Ну да. Мы сделаем непременно день открытых дверей… И тогда, не знаю кому из  нас, пришла мысль в голову «а не вернуться ли нам в Гродеково?» Мы  собрали деньги и поехали вчера в Гродеково. Мы нашли замечательную семью Кустовых, многодетную. Так как у нас сейчас политика «импортозамещения», поэтому не какую-то голландскую корову мы  привезли, в вашем «МилАНКа» племенном хозяйстве с Павлом Николаевичем Инюточкиным, прекрасную породистую корову рекорд-элита мы подарили этой многодетной семье и 12 тюков сена. Поэтому вот такое у меня вчера счастливое было настроение!

Михаил Митрофанов: И есть, чем кормить.

Ядвига Юферова: Да. Она — учительница, он — строитель. В деревне Гродеково 11 фермерских хозяйств. Еще нас потрясла история: семья Долинских, там есть военный в  отставке. Ну, молодой, военные же рано уходят в отставку, Владимир Долинский. У  него квартира под Санкт-Петербургом. Он продал квартиру, купил воздушный шар, вернулся в село Гродеково… Он взял и прилетел на этом шаре на родину. И вся его семья, вся родня, они собираются и живут все в Гродеково. Они приютили и  украинских беженцев, понимаете. Поэтому, я думаю, что приехала не зря, потому что в моей жизни было Гродеково, и была эта семья, которая на зиму с маленьким грудным младенцем, Женечка Кустов, ему полтора месяца, они в зиму уйдут со  своим молоком.

Михаил Митрофанов: Вы не впервые в Приамурье?

Ядвига Юферова: Во второй раз.

Михаил Митрофанов: Когда были впервые?

Ядвига Юферова: Во время наводнения, в 2013 году.

Михаил Митрофанов: За два года какие-то изменения вы увидели здесь?

Ядвига Юферова: Вы знаете, я какой-то верхогляд. Ну что ж я вам буду говорить, я еще ничего не увидела. В Гродеково изменилось очень много, в лучшую сторону. 11 фермерских хозяйств. Эти построенные после телемарафона на собранные народом деньги…, когда семья Кривенко говорит: «Поклонитесь всему народу России за то, что мы живем в таких условиях!» Гродеково — это небо и земля. Остальное не  скажу.

Михаил Митрофанов: Спасибо вам, Ядвига. Я напоминаю нашим слушателям, что мы беседовали с  заместителем главного редактора «Российской газеты» Ядвигой Юферовой. Всего вам хорошего!

Ядвига Юферова: И вам спасибо, Михаил, за беседу.

Михаил Митрофанов: До свидания!

Оригинал на сайте радиостанции «Эхо Москвы в Благовещенске».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире