08:53 , 13 мая 2019

Хватит демагогии, регистрируйте всех!

Меньше чем через месяц будут назначены выборы депутатов Мосгордумы, и все независимые кандидаты будут вынуждены для регистрации на выборах сдать в избирком по 3% подписей избирателей своего округа в поддержку своего выдвижения. Почему-то эти подписи избирателей можно собирать только в течение трех недель в пик сезона отпусков, когда большинства москвичей дома нет (почему я не мог их начать собирать еще несколько месяцев назад, непонятно) — но это ладно, мы их соберем.

А вот потом начнутся всякие незаконные попытки снять независимых кандидатов с выборов по этим подписям, как это уже не раз бывало. Мы, конечно, будем интересы своих избирателей защищать и попытки снятия отбивать и обжаловать, но здесь важно вот что: когда этот процесс пойдет, собянинская мэрия запустит всю армию своих платных подпевал, которые будут вам рассказывать, что мы-то всей душой «за», но вот оппозиционеры собрали якобы какие-то «плохие подписи», так что извините, граждане, ничего поделать не можем, «закон есть закон».

Хочу заранее вкратце вам объяснить, что все это отношения к закону не имеет, потому что:

• Закон не предусматривает такого понятия как «плохие подписи», все подписи должны приниматься, если только нет железобетонных доказательств фальсификации;
• Основные инструменты отбраковки подписей, чаще всего используемые избиркомами, противозаконны и никакого отношения к нормам права не имеют, что подтверждено в том числе и Конституционным Судом.

Вот некоторые вещи, которые вам надо будет понимать, когда вы будете слышать весь этот белый шум про «плохие подписи».

1. Не 3%, а целые 40%

Одно из распространенных заблуждений в дискуссии о подписях — «ну что такое 3 процента подписей избирателей, это немного, такое вы должны легко собрать». Но так говорят люди, которые плохо представляют себе реалии российских и московских выборов. У нас на выборы-то ходит ненамного больше людей — в моем избирательном округе (№35, районы Коньково и Теплый Стан) явка на выборах Мосгордумы едва достигала 20%. Давайте лучше сравним число необходимых подписей с числом голосов, которые нужно на выборах получить, чтобы выиграть.

Знаете сколько получается? Не три, а 40% — СОРОК ПРОЦЕНТОВ!... На прошлых выборах Мосгордумы в моем округе №35 действующий депутат Ринат Лайшев получил 13771 голос избирателей в день голосования. Мне только для регистрации кандидатом нужно собрать 5273 подписи — 38,3% от числа голосов, которые победитель прошлых выборов в этом округе получил на участках в день выборов. И сравните — тут избиратель просто зашел в расположенный неподалеку от дома избирательный участок и опустил в урну бюллетень, а в случае с подписями надо по всей форме расписываться, давать незнакомым людям свои паспортные данные (что москвичи делают крайне неохотно, тем более власти постоянно их пугают «мошенниками»).

Так что 3% подписей — это запредельный барьер, и по сути те, кто не захотел его снижать перед этими выборами (вот декабрьский спор Ильи Яшина и Алексея Венедиктова на эту тему , преследуют одну цель — помочь мэрии и как можно сильнее осложнить независимым депутатам путь к избирательному бюллетеню.

2. Презумпция невиновности кандидата и избирателя

Когда независимых кандидатов будут пытаться снять с выборов по подписям, вам будут повторять все те же заученные фразы из пропагандистской методички, главные из которых — «ну просто оппозиционеры собрали плохие подписи» и «закон суров, но это закон».

Запомните: закон не предусматривает такого понятия, как «плохая подпись». Есть воля избирателя, пожелавшего поддержать выдвижение независимого кандидата. Это — святое. Закон не требует от избиркомов придираться к каждой подписи и ее оформлению, все это — в чистом виде самодеятельность. Разнообразные придирки — то что нельзя писать сокращенно «пр-кт», а можно только полностью «проспект», можно или нельзя писать слово «паспорт» (а только номер) и т. д. — ну ничего такого закон не говорит.

Это все крочкотворские избиркомовские фантазии, чтобы как можно больше подписей в поддержку оппозиционных кандидатов забраковать, и до выборов их не допустить. Можете сами посмотреть основания для признания подписей недостоверными или недействительными (части 6 и 7 статьи 37 Избирательного кодекса г.Москвы), вы там ничего не найдете про то, можно или нельзя писать слово «паспорт» и что нельзя сокращенно писать слово «улица» или «проспект». Есть установленный законом набор требований о сведениях в отношении подписавшегося избирателя (паспортные данные, дата рождения, адрес регистрации), все они всегда выполняются.

Тут доходит до идиотских курьезов просто: из-за вот этих всех придирок к оформлению на выборах Мосгордумы 2009 года избирком забраковал в том числе… мою собственную подпись, которую я имел право поставить за себя как житель округа!

Или вот еще такой случай: на предыдущих выборах в поддержку моего выдвижения расписалась очень пожилая избирательница, 85 лет. Она довольно неплохо себя чувствовала для своего возраста, очень была рада проголосовать за настоящего оппозиционного кандидата, но, как вы понимаете, в таком возрасте трудно обойтись без проблем со здоровьем — так вот, у нее немного тряслись руки, и она не могла ровно расписаться красивым образом, ставила такую довольно плавающую закорючку. Я специально членам окружного избиркома сказал про эту отдельную подпись: не вздумайте ее забраковать, это уважаемая пожилая женщина, ветеран, уважайте ее волю как избирателя.

Что вы думаете? Забраковал почерковед. Хотя я готов был лично за ручку привести членов избиркома к этой женщине домой. Отказались идти.

Я могу вам тысячи эпизодов подобного крючкотворства приводить, и, как вы понимаете, это не только не имеет отношения к закону, но и прямо ему противоречит:

• статья 32 Конституции гарантирует всем гражданам право избирать и быть избранными;
• Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участниках СНГ (ратифицирована Россией) устанавливает, что законодательное регулирование права избирать и быть избранными, а равно ограничения избирательных прав и свобод не должно ограничивать или отменять общепризнанные права и свободы человека и гражданина или носить дискриминационный характер (часть 3 статьи 1);
• та же Конвенция (часть 4 статьи 3) требует, чтобы каждому гражданину были обеспечены равные правовые возможности выдвинуть свою кандидатуру на выборах;
• статья 141 Уголовного кодекса РФ «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий» предусматривает уголовную ответственность за воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав (в том числе права избирателя расписаться за выдвижение любого кандидата и права кандидата участвовать в выборах).

Вот это все — ЗАКОН. А всякие избиркомовские придирки к сданным нами подписям, массовые вбросы по поводу «плохих подписей», о которых вы скоро услышите — это к закону не имеет никакого отношения. По сути, члены избиркомов, придирающиеся к каждой запятой в сданных кандидатами подписях, как раз сами будут напрямую нарушать закон, и совершать преступление, предусмотренное статьей 141 Уголовного кодекса: будут нарушаться не только конституционные права кандидатов, но и права тысяч избирателей, которые хотели бы видеть этих кандидатов в избирательном бюллетене, но власть незаконно попытается им в этом воспрепятствовать.

Закон не должен трактоваться так, что якобы любая придирка должна позволять подпись забраковать. Мы тут не экзамен сдаем, а реализуем вместе с избирателями свои конституционные права. Избиратель поставил свою подпись — значит, нужны очень серьезные, железобетонные доказательства, чтобы ее признать недостоверной или недействительной. Например, в Налоговом кодексе прямо прописано такое понятие, как «презумпция невиновности налогоплательщика» (часть 6 статьи 108 Налогового кодекса):

«Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.»

К сожалению, в избирательном законодательстве такой прямой нормы нет (и это не случайно), но гарантированное Конституцией всеобщее право граждан избирать и быть избранными по сути презумпцию невиновности избирателя и кандидата подразумевает: чтобы забраковать подпись избирателя в поддержку кандидата, нужно располагать 100%-ными доказательствами, что этот избиратель подпись не ставил. В реальности таким доказательством может быть только личное письменное свидетельство самого избирателя. А все эти избиркомовские придирки к оформлению — это как раз незаконное воспрепятствование выражению воли избирателей, состав преступления по ст.141 УК.

3. Пресловутая «справка ФМС»

На самом деле наибольшая часть подписей избирателей в поддержку независимых кандидатов отбраковывается по результатам так называемой «справки ФМС» (сейчас Федеральная миграционная служба ликвидирована, и ее функции переданы Главному управлению по вопросам миграции МВД, но для простоты будем использовать аббревиатуру ФМС, так как именно с этой аббревиатурой было связано большинство снятий оппозиционных кандидатов с выборов по подписям в прошлые годы). В чем тут суть?

Избирком передает данные подписных листов кандидата в ФМС (ныне ГУ по миграции МВД), которое в ответ присылает письмо: такие-то и такие-то паспортные данные «не принадлежат данному лицу». После этого избирком автоматически, без проверки, признает эту подпись недействительной. Кандидаты в депутаты требуют сверки паспортных данных по подписям, попавшим под сомнение на основании справки ФМС, но им, как правило, отказывают.

При этом часто кандидаты предъявляют реальные паспорта реальных избирателей, у которых все сходится с подписными листами, но избиркомы и послушные власти суды отказываются это учитывать и проводить сверку паспортных данных: мол, раз ФМС говорит, значит так и есть, это вам не экспертная структура какая-то, а «уполномоченный орган», значит, надо взять под козырек. Нечто типа Бога, его слово обжалованию не подлежит.

Например, такая история была у меня в 2009 году, когда меня по подписям не допустили до выборов Мосгордумы: я тогда дошел со своей жалобой до ЦИК (тогда еще во главе с Чуровым), принес в ЦИК реальные паспорта избирателей, где все совпадало с подписными листами, вопреки «справке ФМС». Но ЦИК отказался проводить сверку, сославшись на «непререкаемость» мнения ФМС. Совершенно аналогичная возмутительная история имела место четыре года назад на выборах Новосибирского областного законодательного собрания, где наш коалиционный список сняли с выборов в основном также на основании «справки ФМС» — мои коллеги нашли в этой справке вопиющие ошибки и несоответствия реальным паспортам, тогда даже возник нашумевший и живущий и по сей день мем «Дарья Тимурович» (https://navalny.com/p/4756/), ФМС-ники тогда приписали женщине мужское отчество, хотя в паспорте у нее все было правильно.

На самом деле — если опять же возвращаться к нормам закона — никакого такого понятия как «справка ФМС» (ну или теперь МВД) закон не предусматривает. Сверяться должны данные реальных паспортов (что мы и требуем). Потому что при составлении «справки ФМС» возможны как минимум две (на самом деле больше, но эти две самые очевидные) точки возникновения массовых ошибок:

1) Когда тетеньки в ФМС/МВД вбивают ручками паспортные данные в базу, они могут нажать не ту клавишу (эта проблема, например, хорошо известна тем, у кого есть знакомые по имени Юля — когда обращаешься к ним в сообщении, часто попадаешь вместо «Ю» в предательски близко расположенную клавишу «Б»);
2) На самом деле тетеньки в избиркоме ведь не сами оригиналы наших подписных листов в ФМС/МВД передают — они точно также набивают ручками некую базу, и точно также этими самыми ручками могут попасть не туда (и постоянно попадают, поверьте).

Собственно говоря, в судебном кейсе по итогам выборов в Новосибирске в 2015 году наша команда во главе с Леонидом Волковым выявила огромное число таких доказанных ошибок избиркома и ФМС — пресловутая «Дарья Тимурович» это лишь верхушка айсберга.

Такой заведомо некачественный материал, конечно же, не может использоваться при определении действительности подписей: если власти хотят доказать, что сданные нами подписи недействительны, то нужно проверять только реальные паспорта. Чего мы, собственно, и требуем.

Схожую позицию по итогам нашей жалобы на снятие оппозиционного списка на новосибирских выборах 2015 года занял и Конституционный Суд (вот текст определения КС по этому делу, постановивший, что решение о действительности подписей нельзя принимать только лишь на основании «справки ФМС», а нужно исследовать всю совокупность доказательств (то есть проводить сверку по реальным паспортам, как того и требует оппозиция). Вот выдержка из этого определения КС:

«Суд, осуществляющий повторную проверку сведений, содержащихся в подписных листах, в целях проверки законности и обоснованности решения избирательной комиссии, не может быть связан исключительно данными официальной справки уполномоченного государственного органа, ... – он вправе запросить у уполномоченного органа информацию, необходимую для проверки достоверности сведений, содержащихся в подписных листах ... и должен выносить свое решение на основе оценки всей совокупности доказательств, отвечающих требованиям допустимости, относимости и достоверности.»

То есть по сути КС признал, что меня, Владимира Милова, в 2009 году избирком незаконно снял с выборов Мосгордумы, потому что надо было проводить сверку оспоренных подписей (оценку всей совокупности доказательств), а мне в этом отказали, сославшись только на «справку ФМС» (а КС постановил, что такой подход незаконен).

Мы, конечно, будем максимально использовать это решение КС для того, чтобы отбить незаконные попытки снять нас с выборов по «справке ФМС». Но здесь очень важно, чтобы общественное мнение было полностью в курсе ситуации, потому что начнется массированная промывка мозгов собянинской платной массовкой — люди должны понимать, что «справка ФМС [МВД]» это не законный инструмент проверки подлинности подписей, а незаконный суррогат, которого закон не предусматривает, и который даже Конституционный Суд призвал не принимать за чистую монету.

Очень важно, чтобы люди, слыша этот шум про то что оппозиционеры «собрали какие-то не такие подписи», понимали, что это все демагогия и враньё.

4. Хватит демагогии, мы все имеем право быть в избирательном бюллетене

На самом деле мы, независимые кандидаты в Мосгордуму, конечно же, выполним все эти требования закона о сборе подписей, раз уж они существуют. Однако мы категорически против махинаций избиркомов с этими подписями, преследующих одну лишь цель — снять независимых кандидатов с выборов. Этой же цели будет служить и хор подпевал, который будет вам рассказывать, что независимые кандидаты собрали какие-то «не такие» подписи.

Все это чушь. На выборы Мосгордумы выдвигаются многие достойные кандидаты, которые 100% имеют право быть в бюллетене. Кто-то из них уже избран в муниципальные собрания. Кто-то участвовал в выборах разных уровней, и либо избирался, либо получал достаточное число голосов избирателей (по официальным же избиркомовским данным!), чтобы показать — у него есть поддержка. Кто-то может предъявить другие серьезные основания, подтверждающие, что у него есть реальная популярность и поддержка.

На фоне попыток отказа в регистрации независимым кандидатам вы при этом увидите традиционный чудо-фокус избиркомов — массовую регистрацию кандидатов, угодных власти (технических дублеров, спойлеров, да и самих выдвиженцев власти, которые сейчас как огня боятся непопулярного бренда «Единой России» и идут на выборы самовыдвиженцами), подавляющее большинство которых никто не знает и никакого сбора подписей за этих кандидатов никто не видел. Но поверьте, они будут стремительно зарегистрированы по подписям безо всяких придирок. На прошлых выборах мы этот цирк с «идеальными» подписями никому не известных кандидатов наблюдали неоднократно — вот раз, вот два.

Так что предложение простое: хватит демагогии, регистрируйте всех независимых кандидатов в Мосгордуму. Мы требования по сбору подписей выполним, а вот дальше уже начнутся трюки, фокусы и вранье. Не поддавайтесь на трюки, фокусы и вранье. Смысл выборов — выявить, кого из кандидатов предпочитают избиратели. Давайте им дадим слово, а не тетям в избиркоме, задача которых — просто все честно посчитать, и не более того.

Будете пытаться нас снимать — включим «умное голосование» и не пустим ваших единороссов в Мосгордуму. Так что лучше допускайте всех к выборам по-хорошему, если не хотите по-плохому.

И не ведитесь на ложь и пропаганду про «плохие подписи» — это звучит оскорбительно для многих тысяч избирателей, которые готовы поддержать на этих выборах независимых кандидатов. У нас есть достаточная поддержка, и до выборов надо допускать всех. А там голосование покажет.

И напоследок — об «электронном голосовании»

Сейчас много шума по поводу проведения на выборах Мосгордумы эксперимента с так называемым «электронным голосованием». Не хочу много на эту тему говорить, думаю, и так всем понятно, зачем это делается — у кандидатов от власти нет поддержки, ну хоть как-то в проблемных округах появляется возможность им накрутить голоса. Делается это все в адской спешке, сырые необдуманные изменения правил игры навязываются прямо во время игры (хотя сторонники поспешного введения электронного голосования категорически отказались менять правила игры по другому вопросу — снижению подписного барьера для кандидатов — мотивируя это как раз тем, что «нельзя менять правила игры перед выборами» — а тут, получается, можно.

Две основные претензии к «электронному голосованию» (претензий гораздо больше, но вот хотя бы две основные) — (1) невозможно проконтролировать, не был ли голос отдан дистанционно под принуждением (собрали всех в кабинете начальника и под присмотром заставили проголосовать), и (2) вообще нет гарантий, что проголосует именно сам избиратель, а не какое-то третье лицо за него.

Но я хотел вот что возразить на аргумент сторонников этой скороспелой идеи: якобы дело в том, что людям надо обеспечить возможность проголосовать дистанционно, потому что еще лето, дачный сезон, и так далее. Друзья мои, а вам не приходит в голову, что есть куда более простое решение — перенесите выборы на ноябрь или декабрь? И все! Никакого дачного сезона! Не надо никакие копья ломать!

Тут мы возвращаемся к старой истории в духе «слона-то я и не заметил» — проводить выборы в начале сентября это идиотизм в наших климатических условиях, люди в это время стараются использовать одни из последних теплых выходных для других целей, чем по выборам ходить. Вот это куда более важная проблема, чем какое-то там «электронное голосование». Отсюда всякие метания — а давайте избирательные участки прям на дачах откроем (как в прошлом году), а давайте то, а давайте сё. Заканчивайте это дело, давайте базовую проблему решать — назначать выборы на нормальное время, когда избиратели дома, а не на дачах и не в отпусках.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире