13:13 , 08 декабря 2015

Венесуэльские уроки для России

Победа венесуэльской оппозиции на парламентских выборах в воскресенье преподает несколько важных уроков нам в России. Смотрите как долго и последовательно они ломились в эту дверь, и сколько поражений потерпели на этом пути:

  • В 2004-м оппозиция инициирует референдум об отзыве Чавеса, проигрывая его (Чавес получил поддержку в 58%);

  • В 2005-м оппозиция на пике популярности Чавеса и безнадежных настроений бойкотирует парламентские выборы - этот опыт считается классическим примером неудачной тактики бойкота, который не позволил добиться ровным счетом ничего и во многом дискредитировал оппозицию как неготовую к борьбе, больше такого не повторялось;

  • В 2006-м оппозиция проигрывает Чавесу президентские выборы, оппозиционный кандидат Мануэль Росалес набирает 37%;

  • В 2007-м приходит небольшой тактический успех — оппозиция с небольшим перевесом (51%) выигрывает референдум у Чавеса, заблокировав ему возможность внесения поправок в Конституцию с целью построения «социалистического государства», по сути персоналистской диктатуры;

  • В 2009-м Чавес все же продавливает поправки в Конституцию с результатом в 54%, оппозиция проигрывает референдум;

  • В 2010-м партия Чавеса выигрывает парламентские выборы, но теряет большинство в 23 голосов и возможность принимать законы единолично (аналог нашего «конституционного большинства» «Единой России»);

  • В 2012-м оппозиция выставляет единого кандидата на президентские выборы, это Энрике Каприлес, но он проигрывает с 44%;

  • В 2013-м, уже после смерти Чавеса, лидер оппозиции Каприлес снова участвует в выборах, теперь уже против Мадуро, но получает 49% и не добивается успеха в оспаривании выборов, Верховный суд отказывается пересмотреть их результаты;

  • И только сейчас, спустя полтора десятилетия власти чавесистов, оппозиции удается получить большинство в парламенте - что еще далеко не конец истории, однако это реальный шаг на пути к освобождению от социалистической диктатуры.


При этом в Венесуэле имели место все те же проблемы с участием оппозиции в выборах, что и у нас:
1) Пассивность и неверие в успех (в том числе приведшие к неудачному решению о бойкоте в 2005 году), желание «свалить»;
2) Гораздо более жесткие репрессии в адрес оппозиции по сравнению с Россией, многочисленные аресты лидеров оппозиции, политические убийства, широкое применение силы армией и полицией и реальная стрельба по протестующим, вообще активное использование армии во внутриполитических целях;
3) Широкий скепсис по поводу электоральной тактики, те же самые призывы «лучше идти и брать силой президентский дворец».

Тем не менее, венесуэльская оппозиция билась-билась, и в итоге добилась своего.

Я не согласен с теми, кто напирает на аргументацию про «честный подсчет голосов» на выборах в Венесуэле. Во-первых, там всегда были серьезные данные о фальсификациях, хотя, возможно, и не такого масштаба как в России. Во-вторых, я убежден, что и в России, и в Венесуэле ключевой проблемой являются не сами электоральные фальсификации (их влияние находится где-то в пределах 10-15%, ну может чуть больше, но уж точно далеко от 50%), сколько применение административного ресурса — недопуск к выборам, недопуск к СМИ, создание всяческих препятствий кандидатам, тотальное использование государственных СМИ для пропаганды. Если бы этого не было, то даже фальсификации не смогли бы помешать. А применения админресурса в Венесуэле было хоть отбавляй, не меньше чем в России. Ну и в-третьих, у нас все же не было такого активного использования армии и прочих вооруженных силовиков против оппозиционных протестов. Ограниченное было, но без прямой стрельбы по людям и прочих таких штук. И убийства политические были и в Венесуэле тоже, в том числе прямо перед последними выборами. Так что там оппозиция находилась в не сильно лучших условиях.

В чем была принципиальная разница с российской ситуацией — на мой взгляд, в двух моментах.

1. Оппозиция все эти годы так или иначе была представлена во власти. Пусть в ограниченных масштабах, однако она была и в парламенте, и имела своих губернаторов штатов и глав местных администраций. Это большая разница: Чавесу так и не удалось оппозицию полностью маргинализировать, она имела несравненно большие рычаги влияния, чем российская, и активно пользовалась ими.

Это еще раз заставляет вспомнить о 2003 годе, когда «старые» партии просто оказались не готовы к наступлению консолидированной путинской бюрократической машины, к аресту Ходорковского и т. д., и просто проспали завоевание «Единой Россией» т. н. «конституционного большинства». После этого у Путина все пошло как по маслу, буквально за год основные законодательные гарантии свободы СМИ, собраний и политической деятельности были свернуты, выборы губернаторов отменены, и некому было этому противостоять.

Можно было попробовать взять реванш на выборах 2007-2008 годов, однако «старые» партии тогда даже и не попытались освоить работу в новых условиях — когда нет доступа в СМИ, приходится ввязываться в гораздо более трудоемкие форматы прямого общения с населением, нужна совершенно другая повестка, другие кандидаты и так далее. Они все полагались на старую схему «деньги плюс политтехнологии», но это было наивно, так как каналы финансирования в итоге перекрыли, а агитпродукцию всю арестовали, что и вылилось в 0-1% — а ходить по людям никто и не собирался, все хотели, как привыкли, «найти бабки», заплатить политтехнологам, те должны были написать правильные лозунги на агитках и — в дамки. Но будучи выдавленной полностью из властной системы, старая оппозиция эту схему на практике уже применить не могла. Другая оппозиция, действовавшая за рамками «старых» партий, к сожалению, ничем не помогла — никакие создаваемые ей институты не сработали, ни «ассамблеи», ни бойкоты, ни дружба с лимоновцами, ничего из этого не пригодилось вообще. Все эти действия того периода оказались, увы, исторически полностью бесполезными, это были просто потерянные годы и силы.

2. В Венесуэле был и есть реальный частный бизнес, который активно участвовал и поддерживал оппозицию. К сожалению, с этим в России просто дичайший провал. Предприниматели у нас традиционно шарахаются от поддержки демократии, предпочитая сохранность собственных прибылей, и в итоге лишились, в общем, и того и другого. Пора браться за голову.

Тем не менее, как сказал после победы на венесуэльских выборах Энрике Каприлес — упорство, терпение и выдержка, вот ключевые составляющие успеха. Ни в коем случае не метаться, не махать рукой и не кричать что «все пропало» — несмотря на все трудности, продолжать борьбу за поддержку избирателей, вот урок Венесуэлы. И обязательно получить представительство в парламенте, пусть даже на первых порах и небольшое.

В России оппозиция начала понимать важность электоральной тактики — точкой отсчета здесь можно считать, наверное, 2013 год, когда Навальный получил 27% в Москве, Немцов избрался в Ярославле и так далее. На этой неделе наша Демократическая коалиция объявит о запуске праймериз для формирования списка на выборах в Госдуму — уверен, что это будет самый интересный список из всех представленных в бюллетене, что-то новое и свежее среди всё тех же старых партий. А сами выборы тоже могут стать крупным стресс-тестом во власти, учитывая кризис, сотрясающие регионы конфликты элит и растущее недовольство людей (вот здесь я обо всем этом подробно говорю).

Вам говорили в 2011-м, когда доминировали настроения «ничего не будет, все предопределено»: на выборах будет жарко. Вам говорили в 2013-м: не спешите успокаиваться по поводу соцопросов, дающих Собянину 70%, все будет гораздо интереснее. Точно так же не следует падать жертвой скептических настроений и сейчас.

В общем, нужно учить венесуэльские уроки — особенно учитывая, что это не единственный случай в последние недели, где оппозиция после долгих лет борьбы добилась власти в большой авторитарной стране именно через выборы. Другого пути нет.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире