У меня к Евгению Примакову очень сложное отношение.

Безусловно, он был стабилизирующей фигурой, которая очень сильно помогла избежать потрясений после дефолта 1998-го.

Вместе с тем, я тогда в той власти работал, получил первое назначение на руководящую должность (начальник управления) при премьере Примакове, интенсивно занимался согласованием важных постановлений и решений. Это было правительство нерешительных бездельников. Они страшно боялись ответственности и у них не было никаких своих идей. Вы просто это можете посмотреть по количеству принятых постановлений правительства — за те же календарные месяцы их на порядок меньше, чем у любого другого кабинета. Микроменеджмент был там доведен до такого абсурда, что Е.М. лично правил ручкой перед подписанием наших проектов постановлений циферки, в которых он априори ничего не мог понимать. По ведомствам циркулировали идиотские «аналитические записки», готовившиеся под началом Маслюкова, с какой-то наивнейшей государственнической болтовней в духе «невидимая рука Госплана все расставит по местам», зеркальное отражение того, что они критиковали в рыночниках. Они даже с проектом Балтийской трубопроводной системы (нефтепровод до Приморска в обход стран Балтии) колупались 9 месяцев и так ничего и не сделали, после них все быстро сделали Путин и Вайншток.

Примаков и его коллеги трепетно благоговели перед госмонополиями и боялись их, что явно подсказывало: если такие «государственники» получат политическую власть в стране, госмонополии окончательно распоясаются и все мы будем служить им подстилкой (что и произошло спустя годы при становлении путинской версии госкапитализма).

Все успехи правительства Примакова после дефолта связаны ровно с тем, что они тупо ничего не делали, и экономика, вздохнув без лишней государственной опеки, сама начала подниматься. Хотя идеи, циркулировавшие внутри (но, по счастью, из-за безделья авторов ни до чего не доведенные), могли бы экономику прибить окончательно.

Показательно, что ни в момент работы премьером, ни 20 лет после Примаков так и не смог родить никакого внятного «образа будущего», хотя бы описания той модели государства и экономики, сторонником которой он вроде как считается. Это неудивительно, так как Примаков — выходец из того же поколения поздних советских политиков-любителей поговорить, что и Горбачев, которые заболтали важные реформы в конце 80-х (Примаков тогда был председателем Совета Союза и имел большое влияние) и предопределили этим ужасный конец той страны.

Вся его политическая активность и фронда с Ельциным в конце 90-х окончилась лишь тем, что он стал зиц-председателем клуба обнаглевших губернаторов-воров, коррумпированных настолько, что ельцинское окружение рядом с этим просто отдыхало.

Еще с 96-го, когда он возглавил МИД, он заложил основы для антиамериканского разворота в российской внешней политике. Просто от того, что генетически был враждебен к американцам. Разворот России в сторону необъяснимого и бессмысленного антиамериканизма — во многом следствие упорных и последовательных усилий Примакова. Зато он очень любил своих азиатов и все время стремился Россию с ними сближать.

Зато Примакова очень любили за его имидж спокойного, рассудительного и уверенного в себе профессионала, который знает, что делает. Жажда — ничто, имидж — всё.

Либералы очень любили выискивать фрондирующие с политикой Путина мысли в выступлениях Примакова последних лет, но их, откровенно говоря, надо было выискивать с лупой и между строк, тогда как государственнической риторикой эти выступления были по-прежнему переполнены. Путин, думаю, сейчас его канонизирует как своего Гинденбурга.

Примаков, конечно, был выдающимся деятелем и определенную положительную роль в истории нашей страны сыграл, однако все это не отменяет.

Извините если кого.

RIP.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире