10:16 , 06 февраля 2014

Ограждение детей от литературы как вид невроза

С 1 сентября 2012 г. действует закон о защите детей от вредной информации. Задача выполнения этого закона решается с детской непосредственностью, при помощи общеизвестной маркировки всего и вся циферками с плюсиками. Раздача циферок проведена, судя по всему, случайными людьми, с анекдотичными последствиями вроде угрозы советским мультфильмам для детей. Ехидные комментарии, которые неизбежно появлялись в ответ, вызвали, помимо прочего, и реакцию, которая намного умнее и убедительнее самой этой инициативы и за которую авторы запретов могли бы дорого дать. Реакция такая: возрастная маркировка — это не ограничение по возрасту, а обозначение возрастной рекомендации, и ничего здесь нет нового — ведь и детские книги, и игрушки издавна выпускались с указанием, для какого возраста они предназначены. Но это академичное обоснование тонет в общем потоке комментариев и оценок. Вдобавок оно и льстит авторам запретов, завышает и усложняет уровень поставленной задачи. Сама цель плохо, небрежно продумана и выполняется с вульгарным, вызывающим формализмом. А простотой способ решения задачи в виде тотальной возрастной маркировки позволяет видеть, что важно, бурную деятельность как таковую.

Каким же образом, кем и в какой обстановке это создавалось? Сидела на работе тёплая компания, и напившись чаю, посплетничав вдоволь, приступили наконец к делу? Согласно возрастной маркировке на радиостанциях, теперь надо и радию выключать при входе ребёнка в комнату.

Равнодушно понадеялись на здравый смысл. «Намаркируем, всё равно никто соблюдать не будет, поскольку это невыполнимо. Ни дети не будут соблюдать, ни взрослые.». Действительно, отчасти совершенно невыполнимо. Маркировка-то затрагивает и художественную литературу школьных выпускных классов. Ограничение «18+» противоречит самому факту обучение человека в высшем учебном заведении.

Теперь эта хохма в омской библиотеке: библиотека отказалась выдать школьникам книгу Теодора Драйзера «Финансист». Книгу Бориса Васильева «Завтра была война» выдали, предварительно посовещавшись.

«Замдиректора библиотеки Оксана Московцева сообщила агентству РИА Новости, что «Финансиста» не выдали, поскольку издательство «Эксмо» ставит на нее отметку «18+». В «Эксмо» удивлены: как сообщила «Эху Москвы» редактор отдела классической художественной литературы издательства Екатерина Назарова, «Финансист» Драйзера доступен старшеклассникам, как и большая часть зарубежной классической литературы.
В «Эксмо» также указали, что требования присвоения возрастных категорий в законе четко не прописаны, поэтому единой процедуры не существует.
В омской библиотеке имени Пушкина рассказали, что новые книги приходят к ним с маркировками, однако на произведения, уже хранящиеся в фонде, категории ставят сотрудники этой библиотеки. Для этого собирается специальная комиссия.»

Сумасшедший дом.

И как осуждать сотрудников библиотеки? Не они придумали. Захотелось им выполнить, вот и выполняют. Тогда как совершенно очевидно, что, не выполнив, ничем не рискуют, как не рискуют и сами юные читатели.

Лишают детей хорошего чтения, и остаётся им то, что остаётся. Телевизор с компьютерными играми, а родителям некогда, они работают. Московские власти одно время пугали отменить детские ясли — не будет, мол, нормальная мать отдавать годовалого ребёнка в ясли! — со свирепостью запустенья и захолустья ругалась московская власть. О чём раньше думала мать, когда собиралась рожать? — хмурилась гламурная московская власть, упрекая работающих матерей.

Кто же будет воспитывать детей? Школа «оказывает услуги», медицина тоже. Электронные дневники, ЕГЭ, электронная запись к врачу. Вдобавок школа и медицина «обязаны» «зарабатывать». Тут уже не до воспитания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире