Пишу из Перми, которую в последнее время с легкой руки Марата Гельмана называют культурной столицей. Да, действительно, пермякам есть чем гордиться. Надо сказать, что в городе за его большую историю (в несколько веков), сложились культурные традиции, во многом связанные со знаменитыми людьми, прославившими не только Пермь, но и Россию. Писатель Мамин-Сибиряк, изобретатель радио Попов, художник Верещагин и др. В Перми бывали М. Горький и Б. Пастернак, и город с благодарностью хранит память об этих людях. Есть здесь замечательные музеи, экспонатам которых могли бы, наверное, позавидовать не только региональные музеи, но и столичные. В городе сохранились здания, построенные несколько веков назад. Один старый железнодорожный вокзал чего стоит! Стоишь на платформе, и, если не смотреть по сторонам,  то легко можно потеряться во времени, точнее сказать, в веках. Поразительное ощущение! Из реалий современной Перми восхищает городской парк, устроенный с такой любовью к местным гражданам, что диву даешься. Словом, многое в Перми приезжих может приятно удивить. Но есть то, что вызывает недоумение и вселяет ужас. Это полуразрушенные здания в центре города, которые как дыры зияют из пустоты. Но самой большой дырой является здание бывшего речного вокзала, где сейчас находится музей современного искусства. Открыт он был в Перми в 2008 году по инициативе Марата Гельмана, который в свое время высказал амбициозную мысль о Перми как о культурной столице. Это страшное здание, кто бывал в этом музее или около него, со мной согласится. Если смотреть на него со стороны реки Камы, то немедленно возникает ощущение, что вчера закончилась вторая мировая война. «Добивают» горы мусора и  вековая грязь. Вместо «культурной столицы» с языка слетает иная формулировка «культурный шок». И вопрос, который, наверное, останется без ответа, как можно было говорить о современном искусстве, организовывать выставки, приглашать знаменитостей, когда плюнуть негде? Не знаю, кому должно было быть стыдно, местным властям или Марату Гельману? Не знаю и другое, кто должен был озаботиться тем, что искусство — это не только экспозиции, но все, что окружает эти экспозиции. Говорят, что Гельман с  трудом «отбил» это здание у городских властей для создания музея, равного которому нет ни в одном регионе России. Но что останется в Перми после увольнения Гельмана? Многие предполагают, что дух останется. Может быть и останется. И аварийное здание тоже останется, которое никак не ассоциируется с искусством. Так может нужно было сначала место, отведенное под «культуру», побелить, покрасить, помыть, почистить? Тогда бы пермяки и гости города с гордостью сегодня говорили, что здание музея было отреставрировано во времена работы в Перми Марата Гельмана. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире