Нет, Петр Толстой совсем не герой моего романа. Я включил его программу в самом конце и увидел в студии… Такой большой, фактурный, красивый дядечка, так уверенно говорит, просто жжет глаголом сердца людей. А кто это? Да Леонид Слуцкий собственной персоной!

Его же запретили. Он же нерукопожатный. Так называемое общественное мнение сделало из г-на Слуцкого козла отпущения… Да просто козла… И тут опять возникает страшное слово харасмент, в смысле, сексуальные домогательства.

Этот Слуцкий приставал к журналистам в своем думском кабинете. Сразу к трем! Нет, поочередно. Да он практически Вайнштейн, зайчутка ушастый, рукосуй и похабник. А значит, как указывает нам святая Америка — ату его! Слуцкого перестали цитировать в прессе, показывать по ТВ, да просто называть. Нет человека — нет проблемы. И харасмента тоже нет.

Но мы не в Америке, моя дорогая. Коллега Толстой сорвал пелену с глаз, убрал запреты и позвал уважаемого человека в свою программу. Действительно, он же никого не убивал, не поил чаем в городе Лондоне с последующим отравлением, как другой его коллега по Думе. Слуцкий просто любит женщин, только и всего. Да, трогал за коленку или еще повыше… Но кто не трогал, назови!

Таким образом Толстой, совесть нации, глубоко верующий депутат и телеведущий нам говорит: «Любите врагов своих. Ребята, Слуцкий тоже человек и как все нормальные депутаты он тоже хочет светиться в ящике. Так предоставим же ему, агнцу, эту священную возможность». Аминь.

Читайте также:
«Голодные обмороки детей в школах подтвердились: смотрят, как едят другие»
«Народ сосредоточился на задаче «пережить эту власть»
«Введет ли Россия войска в Венесуэлу?»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире