Хороший журналист — это еще не профессия. А Сергей Пархоменко хороший журналист, слов нет. Профессиональный, умный и талантливый.
Но может ли профессиональный, умный и талантливый одним невнятным, гадким словом себя зачеркнуть? Да, может.
Елизаветы Глинки, доктора Лизы нет в живых. Она разбилась в том самом самолете, летящим в Сирию. Пархоменко, конечно, это знает. Но он ведь должен, просто обязан гнать из себя правду-матку без всяких тормозов. Он так думает, а значит, имеет право. Он — рукопожатный человек с хорошим лицом, моральный авторитет.

Написав гадость про доктора Лизу, он для меня больше не существует. Была бы она жива… Была бы Лиза жива, то, пожалуйста, говори, что хочешь, пиши, что бог на душу положил. Хочешь оскорбить — оскорби, она же сотрудничала с Путиным. Была бы она жива, может и ответила бы ему, а может, и нет, плюнула, усмехнулась и пошла дальше делать свое святое дело.
3013539

Но ее нет в живых, она уже не ответит. И тогда то, что написал Пархоменко — это чистое негодяйство. Значит ни мама с папой, ни Владимир Владимирович Маяковский не научили его, что такое хорошо и что такое плохо. «Они любить умеют только мертвых» — не про него. Они бьют мертвых, еще раз их убивают. Хотя ведь известно, что лежачего не бьют. Тем более мертвого.

Вот также и Стас Белковский. Умный, талантливый, делающий великолепную историческую программу на «Эхе». Но и он, лишь только Елизавета Глинка ушла из жизни, перестала существовать, точно также набрасывался на нее с оскорблениями. И это негодяйство.
Демшиза, вы сошли с ума, даже лучшие из вас. Что вы гоните, кого убиваете по второму разу? Принципиальные вы мои.
Оригинал

Читайте также:

«Власть нас не слышит»: как судили участников беспорядков в Париже»

«Замена Дорониной на Боякова во МХАТе стала сигналом другим худрукам»

«Суд по «Зимней вишне» может пойти по сценарию «Хромой лошади»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире