Это катится как снежный ком. Кажется, они совсем распоясались. Уголовные дела за перепосты, лайки, эсэмэски идут одно за другим. Ну вдумайтесь, как вообще можно за это сажать? Сажают, не стесняются. Тут же вам и Сенцов, тут и Серебренников. Тут и пытки в колониях. И девочки из «Нового величия» — необъяснимая жестокость.

Уже нельзя это рассматривать по отдельности, тенденция однако. Силовики гнут свою линию, идут напролом. Чувствуют поддержку свыше. И никто их не остановит?

Мы доходим до ручки, до предела. За которым будет уже один только беспредел. Мы уже привыкаем к этому, пропускаем такие сообщения. Правильно, не за нами же пришли. А когда придут за нами?

Ясно, что это не спонтанные действия ФСБ и их присных. Это тактика, переходящая в стратегию. Сознательный выбор на усиление репрессий.

А еще это выбор в пользу СТРАХА и БЕЗРАЗЛИЧИЯ.

Все это оправдывается служением Родине, радением за ее единство. Но силовики лютуют и уже молчать нельзя, преступно.

Они хотят контролировать наши мысли, чувства, ошибки… Наверное, они начитались Оруэлла и Кафку. Или, наоборот, Оруэлл и Кафка все заранее знали, предвидели. Они мнят себя Большим Братом, не меньше, считают, что так будет лучше для страны.

Политически они не хотят повторить «подвиг» Горбачева, это понятно. Они приняли единую, самую большую страну в мире (да, все еще самую большую!), и хотят ее вручить потомкам в целостности и сохранности, в первозданном виде. Плюс Крым, конечно, а куда же без него. Потомкам — значит своим детям. СВОИМ, понимаете, ЗАО «Россия» теперь у них семейный подряд.

Возможно, они считают себя наследниками ГКЧП. Но только без их ошибок, промедления, мягкотелости, великодушия. Уже Ельцин в 93-м показал всем, что он не Горбачев и не Янаев, долбанув танками по Белому дому. Путин-то еще круче будет.

Только разве не так начинался 1937-й год? Ну, вспомните, вы же грамотные люди. Потихоньку, помаленьку, вырывая из рядов отдельных вражьих представителей буржуазии в конце 20-х — начале 30-х, затем перешли к показательным процессам и массовым расстрелам врагов народа. И полной отвязанности сначала наркома Ягоды (расстрелян), наркома Ежова (расстрелян) и, наконец, наркома Берии (расстрелян уже после смерти Сталина, при Хрущеве). У них, силовых органов, тогда были неограниченные полномочия, а контролировал их только один человек. Но даже он в конце концов был отравлен Берией, как многие считают.

Бесконтрольность спецслужб — обратная сторона того, что у нас творилось в 90-х. То есть тогда вообще решили покончить с Комитетом Государственной Безопасности, с Гебухой, всерьез и надолго. Ельцин их расчленял до клеточного уровня, бил-бил, да так и не разбил.

А теперь… Теперь впору кричать, как в свое время Доренко с подачи Березовского о чекистских зубьях дракона, которые прорастают и прорастают на нашей благочестивой несчастной земле. Но это было сказано в целях уничтожения Путина, который отвязался от своих создателей, это политтехнология была.

А теперь… Они, силовики, уже готовы стать властью. Уже мало им быть в передовых рядах «партии» и иметь при этом заводы, газеты, пароходы, нефть и газ. Чувствуя полную свою безнаказанность, они уже готовы кинуть и тех, кто породил их, прикормил, возвысил. Они готовы к путчу?

Вот этого никак нельзя допустить. Надо помнить, что 37-й год — это никакая не абстракция, не придумка Шаламова и Солженицына, а совершенно реальная и в общем-то совсем еще недавняя наша жизнь.

Силовики оборзели, а что мы можем? Не молчать, вот что. Стать обществом, народом, а не бездумной толпой, лежащей на диване перед телевизором. Этого нельзя пропустить, нельзя допустить.

Экономическая ситуация в России всё хуже и хуже, а значит, сажать будут всё чаще и чаще. У них теперь главный вопрос: как справиться со своим народом? Ведь народ клюёт вовсе не на свободу, не на права человека, а на собственный желудок, собственные зарплаты и пенсии. А мы всё это уже проходили — в 90-91-м, в ту самую перестройку, когда закончилась страна. И 500 тысяч на Манежной были вовсе не в поддержку независимой Литвы, Латвии или Эстонии, а потому что водку надо было покупать в дикой очереди и драке по талонам, потому что продуктов не стало. И КГБ не стало, 21 августа 1991 года он просто слился… Наступают похожие времена и нынче б.кагэбэшники своего не упустят. Они клятву дали, патриотическую. Сажать им, не пересажать.

«Свобода лучше чем несвобода» — правильные слова. Но сказал их в свое время тот, кто обещал разобраться с «делом Магнитского», с убийцами Магнитского. Прекраснодушную интеллигенцию он так обнадежил тогда. Но что он мог сделать? Заменить «ми-» на «по-», да назначить нового главу ФСИНа Реймера с его наручниками, оказавшимся жуликом и вором. А больше ему ничего сделать не дали. Он мог только, зажатый со всех сторон, практически с кляпом во рту, подмигивать нам: типа, я свой, я за вас… Но только «денег нет, а вы держитесь тут» — это все, что от него останется. Хорошего, адекватного человека, который не мог сделать ровным счетом ничего.

Поэтому не надейся, не верь, не бойся, не проси. А лучше скажи свое веское слово, каждый, для кого сладко это слово — свобода.

Аресты ни в чем неповинных людей только за их мысли — уже край, приближение к бездне. Ни за что нельзя этого допускать.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире