Программа «Центральное телевидение» (НТВ). Сюжет про безногого контрактника Николая Козлова. В начале программы ведущий Вадим Такменёв анонсировал его как «правда о добровольцах, поехавших бороться за правое дело на Украину». Но перед самим показом Вадим задал один риторический вопрос: «Что делал он в чужой стране на чужой войне?»

Это всё, что мог сказать Такменёв между строк. Хорошо зная его, мне мучительно смотреть в последнее время, что он делает в своем «ЦТ». Особенно это касается Украины. Да, вопрос о чужой войне и чужой стране, максимум, что мог сделать этот ведущий, дав знать приличным людям: «ребята, я свой, я с вами, я всё понимаю». Но говорить не могу.

Этот сюжет сказал в тысячу раз больше, чем лобовые крики и выплески в интернете о российских добровольцах в чужой стране. Потому что контекст на федеральном канале НТВ всё равно должен быть оптимистичен. У тебя там погиб муж — радуйся, он же погиб за наш русский мир, помни своего героя. Погиб сын — не унывай, он не зря отдал свою жизнь.

Но на этот раз оптимистического конца не было, вообще. Человеку 20 с небольшим, он без ноги, а в глазах недоумение. Жена еще моложе, она на сносях. Но абсолютно не понимает, что происходит. Почему только что была свадьба, счастье, они ждут ребёнка, и вдруг: он уехал в командировку? На этот раз в «ЦТ» постыдились сказать «добровольно». И это тоже подвиг молчащих людей, которым запрещено говорить. Вот такие теперь у нас подвиги.

«Значит, так надо», — говорит Николай. Но картинку не обманешь. Ты смотришь в его глаза и всё становится ясно. А вот еще отец: я горжусь своими сыном. Но и здесь не пойдешь против тональности, послушайте, как он это говорит.

Хотел или нет Такменёв, но вот таким эзоповым, осторожным, непоследовательным языком он еще сильнее высветил трагедию, происшедшую с людьми здесь, сегодня, сейчас. Ну и еще сильнее высветил официальное враньё, конечно.

Но когда было по-другому? Один из последних фильмов в СССР — «Нога» Никиты Тягунова с гениальным исполнением Охлобыстина. 18-летнего человека послали на Афганскую войну, он там лишился ноги, вернулся. И родное государство, само собой, приняло его в свои объятья. Как изгоя, морального урода. «Мы вас в Афганистан не посылали!» Он стал инвалидом в интересах государства. Но государство это кто? Упыри, облечённые в сановные мундиры и костюмы, посылающие тебя на смерть или на отторжение остальным обществом? Ибо никому ты здесь такой не нужен, даже не надейся.

Но вот великий фильм Чухрая «Баллада о солдате». И герой Урбанского, тоже потерявший ногу на Великой Отечественной. Всё, он отвоевался и думает, что жене таким и вовсе будет не нужен. Помните этот крик жены, объятия, поцелуи, слёзы Урбанского и взгляд Алёши — Ивашова? Да, Великая Отечественная — война справедливая, но разве отношение к инвалидам-героям тогда было другим?

Это же они, безногие, катались на своих подшипниках по электричкам, прося милостыню. Это же их, чуть приедет иностранный президент или замутится фестиваль, тут же отправляли за 101 километр или вообще на остров Валаам. Художник Александр Шилов рассказывал мне, как рисовал обвешанного медалями безногого человека на такой подшипниковой тележке. Он жил на пятом этаже в доме без лифта и забирался к себе в квартиру на руках по перилам…

Ублюдочное государство! Причем любое. Наш же президент любит ссылаться на них и отвечать: сам дурак. По-своему он прав. Калеки, пришедшие 40 лет назад с Вьетнамской войны или теперь с Иракской, чем они лучше Николая Козлова? А Маргарет Тэтчер, пославшая своих десантников защищать Фолклендские острова — это разве не их Луганда?

Но Николаю Козлову, может быть, повезёт больше других, потому что он оказался в объективе телекамер. Возможно, ему подберут самый лучший качественный протез — американский, ведь наши протезы это просто ужас. И на его примере писатель Прилепин напишет новую «Повесть о настоящем человеке». И будут потом говорить, что Козлов — это Маресьев сегодня. Такое вот везение.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире