Я расскажу тебе сказку, дружок. Страшную новогоднюю сказку. Которая перестает ею быть, как только становится жизнью. Где карета реально превращается в тыкву, а король голый на самом деле. И где не спасает уже никакое телевидение, эта великая иллюзия. Но пока голубой ящик существует, мы по-прежнему в сказке. Очень страшной, но все-таки новогодней.

Когда в воскресение, 29 декабря, в Волгограде террористы взорвали вокзал, на Первом вместо убого-пародийного шоу «Повтори!» поставили «Метро», фильм-катастрофу. Когда прямо на следующий день в Волгограде взорвали троллейбус, на Первом убрали КВН. Да, ему снова не повезло. Совсем недавно тоже самое случилось после падения самолета в Казани, многие были недовольны. А может, это черная метка? Ведь хорошая передача, безобидная, и поржать можно. Вот именно, что безобидная, то есть никакая. Но ведь так точно отражающая сегодняшнее время, правда?

А что было делать с остальной развлекухой, тоже отменять? Но общероссийского траура не было, и каждый теленачальник действовал в меру своей порядочности. Они долго держались, до самого Нового года. Они действительно все очень порядочные люди.

А король то… жалкий

Но в этот момент взоры всех обратились к первому лицу: а он-то как среагирует, что скажет. Но король несколько дней молчал. Затем, 31 декабря вылетел-таки в Хабаровск и переписал свое новогоднее обращение «советскому» народу. Хотя на отдельные, самые крайние регионы это вышло в чистом, первоначальном оптимистическом варианте. Не успели заменить, что тут скажешь, Россия…

А дальше было новое обращение президента. Впервые не из Москвы, не из-под кремлевской елочки. В прошлом году после «Закона подлецов» я запретил своим близким вообще включать телевизор перед боем курантов. Чтобы его не слышать и не видеть. Но теперь, все наоборот: мне было так важно, что он скажет. И он сказал. Про то, что ничем нельзя оправдать убийство детей и женщин, какими бы целями террористы не руководствовались. Что когда наш спецназ делает это, то старается в отличие от этих преступников именно детей и женщин вывести из-под обстрела. Таким образом, президент косвенно дал понять, что и у террористов могут быть некие высшие моральные и политические цели. А упомянув про наши спецоперации он, таким образом, практически поставил на одну доску боевиков и российские войска. Позже это неудачное высказывание убрали из всех интернет-ссылок .

«Душераздирающее зрелище» — сказал бы самый известный политолог страны, ослик Иа-Иа. На самом деле Путина было очень жалко. Путина жалко, потому что он бессилен. Он раб лампы под названием телевизор. Вот встречается он с Медведевым, к примеру, у себя в Кремле, а тут его пиарщики: так, Владимир Владимирович, вы тут поговорите для камеры, посмотрите строго, но по-отечески, чтобы «эти» увидели, что вы на посту, что вы бдите. Или он разводится со своей Людмилой Александровной. И опять его помощники: «Вот вы в театр пойдете, потом антракт. И к вам подойдет девочка с канала «Россия», хорошая девочка. Она и задаст нужные вопросы, сейчас мы их вам покажем. Или о помиловании Ходорковского: «Нет, на пресс-конференции об этом ни слова. А потом вы будто уже на выход собрались, и тут подаст голос из Life News. Он и спросит. Вот вам примерный текст ответа…»

А здесь, в новогоднюю ночь, в Хабаровске, Путин стоял в окружении народа, наверное, лучших людей города. Народ, как всегда, безмолвствовал. Но в конце они вместе с президентом громко и нестройно выкрикнули: «Россия». Чтобы показать единство власти, ее подданных и страны. Ровно тоже самое делается в телевизионных ток-шоу, когда массовке дают приказ: тут хлопайте, а тут просто встаньте и кричите с места. Спросите у Андрея Малахова, он знает. Свита играет короля, а хвост виляет собакой. Это классика.

Здесь Путин ровно такой же подчиненный, как и его подданное население. Главное не он, а тот формат, которому он служит. Телевизионный президент, телевизионный народ, телевизионная страна.
Но когда это сказочное царство-государство сталкивается с реальной жизнью и смертью, все рушится, не выдерживает настоящего. Декорации улетают в тартарары, и голым оказывается не только король. Мы все.
…Потом заиграл гимн, но Путин с народом стояли молча. «Почему он не пел? — Спрашивают теперь недовольные зрители. – Мы же футболистов все время за это ругаем, а Путину что, можно?»

Путину всё можно. Потому что он умный. И понимает, что если бы в этих хабаровских потемкинских декорациях он еще и запел, то получился бы совсем уже сюр. И полный алес капут. Тогда он бы стал похож на булгаковского Швондера из «Собачьего сердца», распевавшего в подвале революционные песни. А стать Швондером Путин не мог ни при каких обстоятельствах.

«Я видел, как крыса становится мышью»

Однако ночью праздник Нового года на ТВ все-таки был. Наверное, просто потому, что без него было бы совсем уж тошно. Правда, с ним-то еще тошнее. Накануне перестали анонсировать прыгающих и поющих Филиппа Киркорова со товарищи. Полит-корректно на том же Первом показывали лишь новых людей из программы «Голос», которые еще ни у кого не успели вызывать нехорошие рефлексы. Но вот куранты пробили двенадцать, и началось. Я не мог это смотреть спокойно, хотелось взять что-то тяжелое и бросить в телевизор. Мне физически стало плохо, и если бы не «Культура»…

Но телекритик не должен так возбуждаться, а лишь с холодной головой, холодным сердцем и холодными глазами наблюдать за происходящим и препарировать его.

И тогда я понял, зачем нам нужны все эти Киркоровы, Басковы, Лолиты, мой любимый Галкин и некогда обожаемая Пугачева с новыми и старыми русскими бабками из позапрошлого века. Они также необходимы стране, как то самое путинское большинство. Они — наша попса имени Уралвагонзавода, наши духовные скрепы.

Ведь сам Путин оказался во главе России абсолютно неслучайно. Он в своей голове и в своей политике (телевизионной) соединил в себе такое дорогое всем нам советское прошлое и коммерческое настоящее. Ровно такая же наша эстрада. Она не может быть другой по определению. Она замшела, провинциальна, уродлива, но абсолютно отражает запросы основной массы сегодняшнего народа на развлечение. Понятно, что с этими поющими «бородатыми женщинами» мы никуда не уйдем, не продвинемся. Да и не надо! Попса так же, как и наш президент изо всех сил держит эту нашу страну в полной прострации, в застое, в онемении. Потому что именно такая поза, телекартинка, ей подходит лучше всего. И никакой контркультуры, продвинутой, модной, иначе мы потеряем свои священные устои, иначе мы просто крахнемся. А ребята из «Голоса» – лишь робкая попытка ну хоть чуть-чуть обновить тренд, чтобы совсем не превратиться в бездарное болото. Но, как пел неформатный Шнур: «Я видел, как крыса становиться мышью». Т.е. и Дина Гарипова в конце концов превратится в Колю Баскова?

Однако телевизор всех форматирует, не только президента. На «продвинутом» Первом остроумные Иван Ургант и Дмитрий Нагиев должны были бубнить кем-то написанные совершенно бездарные глупости, хотя мы-то с вами отлично знаем, как они умеют говорить сами. И почему эта девочка из «Острого репортажа» уже поет? Кто она такая вообще?

Поймите правильно: я говорю здесь не об уместности вот такого новогоднего «Огонька» на фоне трагедии. Даже не о пошлости… Ведь, все мы люди и жизнь постепенно берет свое. Мы набрасываемся на катающегося на лыжах в Сочи президента всего лишь через несколько дней после терактов. В перерывах он пьет с Медведевым глинтвейн и просит что-то на ушко рассказать ему спортсменке, уже поселившейся в олимпийском отеле. «Как это нехорошо, как это лицемерно!», возмущаемся мы, напрочь забыв, как пели песни и с удовольствием смотрели развлекуху уже 1 января 2014. Тогда кто же такие мы сами?

Я говорю только о качестве и адекватности. По-настоящему удачных в этом смысле программ за последние 20 лет можно пересчитать по пальцам одной руки: «Старые песни о главном» и «Первый скорый» на Первом, «Вот и всё-3000» и «Неголубые огоньки» на Рен-ТВ… Вот и всё. Остальное – в лучшем случае идущие фоном «Огоньки» для всего «советского» народа, а в худшем – то, что мы увидели в эту ночь года Лошади.
И если бы не «Культура» с Башметом, Мацуевым, Неёловой, Даниилом Граниным, Валентином Гафтом, Романом Виктюком, Сергеем Соловьевым, с памятными концертами Queen на стадионе «Уэмбли», Паваротти в Гайд-парке, Джона Леннона в Нью-Йорке, Джо Дассена в «Олимпии»…

А вот ещё: Роман Скворцов вышел на работу. Он вернулся. И как всегда блестяще вместе с Сергеем Гимаевым провёл репортаж о матче нашей сборной на молодежном чемпионате мира по хоккею в Швеции. Какой профессионал и какой мастер! Это очень важная новость на самом деле.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире