melman_a

Александр Мельман

20 апреля 2018

F
Оригинал

Суббота для человека или человек для Субботы — вот вопрос вопросов. Это очень важная тема, поверьте. Сейчас я буду говорить с вами о вере, царе и отечестве, то есть, о самом главном.

Наши телевизионные бойцы слишком видимого фронта приближали третью мировую как могли. Бодались в студиях между собой (делали вид), воевали, давали друг другу в морду, выгоняли восвояси на фиг. Делали агрессивные лица, злые глаза, перекошенный рот и в таком распрекрасном виде показывали себя дорогим телезрителям. Чтобы телезрители брали с них пример, конечно.

Значит, война пришла откуда не ждали — это не наш метод. Ждали, еще как ждали, так хотели ее приблизить. И вот она началась, родимая. В Сирии, не у нас. Ракеты полетели рано утром в субботу и уже вечером в тот же день их всех нагнали в «Останкино» и на улицу Ямского поля, на Первый и на Второй. Взяли тепленькими с любимых диванов, бунгало, хорошо охраняемых дач. А так хочется хотя бы в выходные провести время с женой, детьми, любовницами и любовниками, ведь право на частную жизнь никто не отменял. Но война отменила все: дан приказ солдатам партии одеться за 45 секунд и в бой, машина ждет. «Слушаемся, товарищ главнокомандующий!» — сказали они и помчались на работу.

Там в «Останкино» и на Ямского поля они опять говорили, говорили, говорили. Даже если бы где-то рядом упали реальные бомбы (типун мне на язык), они бы продолжали говорить, воевать между собой, и служить Родине. Артем Шейнин, ведущий «Время покажет», так и сказал: «В прошлый раз, когда американцы бомбили Сирию, они у меня отняли пятницу, теперь — субботу. Я им этого никогда не прощу».

Но что Шейнин, он рейнджер, джентльмен удачи, свой в доску пацан. Зачем ему суббота? А вот Соловьев, Владимир Соловьев… Человек пашет не за страх, а за совесть с утра до ночи, не жалеет ни себя, ни своих зрителей, выкладывается так, как никто. Достойнейший пропагандист нашего времени, нечего сказать. Воскресенье, понедельник, вторник, среда и четверг — это его дни. Но пятница и суббота — святое, это он себе пробил. Потому что вечером в пятницу наступает Шабат, и Соловьев неуклонно его соблюдает. И субботу чтит как никто. Он очень правоверный, почти святой. В субботу Бог велел вообще ничего не делать, то есть, абсолютно. Даже трубку телефонную брать нельзя, даже дверь открывать. Лежи, смотри в потолок (а сквозь него в небо!), думай о высоком, говори с Ним. Только и всего. И никогда Соловьев не осквернял Субботу, никогда.

Но тут его призвали, ведь третья мировая война началась, куда уж без Соловьева. И он пошел, бедный, потому что это был приказ. А для того, кто отдает приказ, нет ни эллина, ни иудея, все рабы божьи.

Но как они смели отнять у человека самое главное, самое лучшее и правильное?! Зачем сломали блистательного ведущего и отправили на поле боя, на ристалище? Как вы посмели?

Был такой очень хороший американский шахматист Самуэль Решевский соответствующего происхождения. Так вот он сказал, играя в турнира: в субботу я ни-ни, даже не просите. И ему шли навстречу, потому что с верой шутки плохи.

А здесь Владимиру Соловьеву просто вывернули руки. Соловьев для Субботы или Суббота для Соловьева? Эх вы, начальники начальников, обидели такого хорошего человека! Надеюсь он вам этого никогда не простит.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Пахучий быт Сердюкова и Васильевой: соседи рассказали подробности
Территория России сенсационно увеличилась
Юлия Скрипаль позвонила в российский кинологический центр

1976 год. С развитым социализмом, Политбюро ЦК КПСС и пятилеткой за три года ещё всё в порядке. Но уже пришел Горбачев, уже объявил гласность и перестройку. И вот в рамках этой политики в Москве организовали «Фестиваль фестивалей», куда привезли лучшее, но раньше никогда не показываемое у нас мировое кино.

Кинотеатр «Космос», утро. Мы стоим в очереди в кассу на «Полет над гнездом кукушки» режиссера Милоша Формана. Над фильмом ореол запретности, разрушения основ и Джека Николсона. Да, ещё психбольницы в натуре, а это всегда интересно: ну хочется же полюбоваться на самих себя, необезображенных, каких уж есть.

Очередь выпирает на улицу и уходит за горизонт в сторону ВДНХ. Советский народ изголодался по высокому искусству. Я стою пять часов и покупаю-таки заветный билет. Не на сегодня, куда там, на следующую неделю.

…То, что я увидел, перевернуло меня абсолютно. Распотрошило, вывернуло наизнанку. Где-то в глубине души я подозревал, что такое возможно, но боялся сказать. После этого Мак Мерфи-Николсон навсегда стал моей путеводной звездой. Вот так жить — свободно, нарушая тупые запреты, не комплексуя, говорить и делать то, что считаешь нужным здесь и сейчас и плевать на условности — поверьте, для человека, только что вылупившегося из подростка, такое кино стало Библией, а «невменяемый» герой — культовой иконой стиля. Да, в конце Вождь его душит подушкой, но он хотя бы попробовал.

Книжку Кена Кизи я прочел много лет спустя и уже никак ей не очаровался. А фильм Милоша Формана остался со мной как мечта, но и как руководство к действию. Я сразу выучил все реплики «Полета…», все кадры, я нёс их в себе, боясь расплескать. И больше уже не пересматривал этот фильм, потому что он весь был во мне, а разочаровываться из-за того, что я многое узнал по дороге за последующие годы не хотелось.

Милош Форман, упорхнувший на свободу из-за защелкнутой клетки задавленной Пражской весны, делал кино о человеке в тоталитарной системе ценностей, о его естественной несовместимости с жизнью в тюрьме-психушке. Но ценность фильма ещё и в том, что каждый может там найти свой уровень познания, уровень откровенности. Это многослойный пирог, понятный и простаку, и интеллектуалу — мечта для любого режиссера.

Милош Форман осуществил свою мечту, не на родине, а в Америке. Да, он хотя бы попробовал. У него получилось дать нам надежду, сказать человеку, любому: ты свободен! А это дорогого стоит.

1457012

Читайте также:

Иван Ургант: «Выгоним сионистов из «Московского комсомольца», и заживем!

Александр Минкин: «Большая победоносная война»

Толстой дал дуба: санкциями против США россиян лишают лекарств

Вообще-то воскресный вечер я решил посвятить смыслам. Очень хотелось пересмотреть фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», которые и показали на Первом канале. Помедитировать, так сказать, о народе, о России. Вот и начал смотреть с большим удовольствием. Все испортила реклама…

Переключил на «Россию», а там Владимир Соловьев, вестимо. Ну да бог с ним, с Соловьевым, им уже так перекормили. Но у Соловьева в гостях была она, моя любовь. У нее удивительное имя — Маша. А главное — редкое. Да, моя Маша приехала.

Мария Захарова говорила, а я слушал и понимал, что уже никогда не смогу переключить обратно на «Почтальона Тряпицына». Маша заворожила, поймала в свои сети. Она говорила образами.

Я бы очень хотел войти в нее… В ее бессмертную душу. Я бы просто хотел стать Марией Захаровой, чтобы понять, как она это делает. Откуда берутся эти ее слова, из сердца? Или может ей это кто-то пишет, наговаривает? Я бы хотел оказаться дома у Марии Захаровой. Стать человеком-невидимкой и подслушать, что она говорит мужу после своих зажигательных эфиров. «Ну как я, класс?» или «Как мне это все надоело!»?

Она защищает родину, не меньше. Она так понимает свой долг. Нет, на самом деле родину защищает вся государственная машина, но Захарова — ее лицо, ум, честь и совесть.

Она мне очень симпатична… как женщина. Но когда она на боевом посту, ее лучше не трогать. В Машу пулями, бомбами, снарядами несутся оттуда — Украина, Крым, американские выборы, русские хакеры, наркотики в нашем посольстве в Аргентине, отравление Скрипалей, химическая атака Асада, возможная бомбежка Америки. Маша отбивает эти выпады как китайский теннисист Джао Да в пинг-понг или лихо увертывается от них, как Ума Турман от ножей в «Убить Билла». Маша всегда на высоте.

Послушать ее, так мы во всем правы, идеальны, у нас просто нет ни одной ошибки на внешнем контуре. Она долбит этих америкосов, англичанку и всех остальных врагов по полной программе, не дает им спуску. Маша победительна и неотразима. Кажется, она не знает сомнений.

Но на самом деле ее очень жалко: бросили красивую женщину на передовую. Эх вы, мужики! Она изгаляется как может, кажется, вот-вот пойдет танцевать по студии «Калинку» или «Барыню» в паре с Соловьевым. Они будут кружиться и напевать до боли знакомые мантры: «Америка — параша, победа будет наша!» Да это и нетрудно, янки сами так подставляются, дальше некуда.

Верит ли она сама в то, что говорит? Понимаю, у нее работа такая — надо верить. Но работа волчья на самом деле, неженственная. Боец идеологического фронта — вот ее профессия. Пункт первый: Россия всегда права. Пункт второй: если Россия не права, читай пункт первый. Вот и вся ее работа.

Но они все, наши враги, глупы, а Маша умна. Они шагают не в ногу, одна Маша в ногу. Благословите эту женщину!

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Медведев провально выступил в Госдуме»

«Потрясающие детали полета Гагарина рассекретил коллега Королёва»

«Рублю предрекли немыслимое падение»

«Мы вас похороним!» — кричал когда-то Никита Сергеевич Хрущев в лицо всей Америке. А потом смачно и с душой бил собственной туфлей по столу на сессии ООН. Он был простой, хотя и хитрый мужик, Никита Сергеевич, и не скрывал своих мыслей. Что на уме, то и на языке, вот так.

Но у него хватило ума в последний момент развернуть ситуацию Карибского кризиса, когда наши ракеты на Кубе уже готовы были взлететь по заданию свыше, как и американские в Турции. Вот-вот и началась бы Третья мировая война. Но генсек СССР Хрущев и президент США Кеннеди смогли-таки провернуть фарш назад, и смерть отступила.

Нынешний президент России Владимир Путин, наверное, гораздо умнее Хрущева. Он занимается политикой, которая и дана для того, чтобы скрывать свои мысли. Но мы, такие лихие и уверенные в себе в мировом масштабе, опять завели страну на минное поле. Не только мы, конечно, Запад (и прежде всего Америка) тоже поспособствовал. Итак, Карибский кризис, дубль 2, только теперь уже в Сирии.

Мы вмешались туда и довольно успешно. Мы победили запрещенный ИГИЛ, причем трижды. Мы даже выводили оттуда войска и встречали их дома как героев. Прикрыли Асада, типа союзника, хотя теперь многие не понимают зачем. Однако мы сделали это и опять стали мировой державой. Ура, товарищи!

Только сейчас ситуация обострилась до необычайности. Штаты обвиняют Сирию в применении химического оружия против мирного населения. Мы говорим, что это фейк. Штаты нас не слушают и обещают бомбить. Мы говорим, что если погибнет хоть один российский солдат… Да, дошли до ручки, дальше некуда.

Неужели война? А ведь мы после великой победы над фашизмом говорили: никогда больше. «Хотят ли русские войны?» — писал Евтушенко. И отвечал: «Никогда больше». «Мой милый, только б не было войны», — пела Валентина Толкунова. «Лишь бы не было войны», — говорила Людмила Гурченко в самом конце фильма «Пять вечеров». Здесь имелась в виду война глобальная, ядерная, что уж тут скрывать. Когда все уничтожат всех, и никого не останется.

Но с некоторых пор… Помните с чего это началось? Когда Дмитрий Киселев в своей программе обещал, если что, превратить Америку в радиоактивный пепел? Ну да, после Украины, после Крыма. Это мы так от врагов оборонялись.

Вернее, кто это мы? Все-таки одни занимаются политикой (даже, если мы ее не всегда разделяем), а другие… Бла-бла-бла — вот что такое другие. Их дело говорить, чесать языком и больше ничего.

Их еще называют пропагандисты. Они пасутся на телевидении, там их заветное сладкое место. Они приглашают экспертов, таких же пропагандистов и просто говорят, сотрясают воздух. А народ слушает, да ест, как твой кот Васька.

Сначала они нам говорили, что на Украине обосновались фашисты. Народ поверил. Потом, что в Сирии мы обороняемся от террористов на дальних подступах. Народ опять поверил. Теперь они совсем отвязались. Кричат: а давай жахнем по Америке превентивным ударом! Ядерным, конечно. Чтобы от этой Америки вообще ничего не осталось, туды ее в качель.

Народ слушает, на ус наматывает. Страшно, аж жуть. Некоторые уже побежали в магазин закупаться — спички, соль, гречка — и роют подвалы на собственных дачах. Люди реально напуганы: «Война? Зачем?»

Только цель этих независимых экспертов, от которых ничего не зависит, создать у россиян совершенно другую психологическую ситуацию: если завтра война, если завтра в поход… «Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин, и Ворошилов в бой нас поведет».

Мы загнали себя в такую яму (здесь можно подобрать другое слово), что дальше некуда. Ведь политика кроме хитроумных многоходовок чисто человеческая история. Там порой бывает, как во дворе: если тебя ударили, ты должен ответить, обязательно. Иначе ты не мужик.

Ну и как нам теперь быть? Если уж Никита Хрущев смог, неужели мы не сможем? Только все эти политтехнологи хреновы толкают под руку, зудят на ухо, орут как ненормальные: надо вдарить и все тут. А им еще за это деньги платят.

«Услужливый дурак опаснее врага». Мелят, что хотят, что черт на душу положит, призывая население дружно ползти на кладбище. Эти вояки с микрофоном во рту нам еще напророчат.

В ядерной войне не может быть победителей — всегда было для нас аксиомой. Но теперь табу хотят снять, а аксиому забыть. Хотят, чтобы мы ввязались уже не в маленькую победоносную войну, а в большую ядерную. «Ну, тупые», — как говорил незабвенный Михаил Задорнов, правда совсем не про нас. Потому что мы действительно самые умные, прекрасные и вообще лучшие на земле. Только наши пропагандисты — идиоты, вот беда какая.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Медведев провально выступил в Госдуме»

«Потрясающие детали полета Гагарина рассекретил коллега Королёва»

«Рублю предрекли немыслимое падение»

Всё пиар, кроме некролога — азбучная истина времен постмодернизма. Это пункт первый. Пункт второй: что бы ты ни сказал, ни придумал, ни сделал — тебя обязательно обвинят в пиаре. Выхода нет, никто никому не верит.

Опять же: чем отличается крыса от хомячка? Всё тем же. Когда страна, огромная великая страна напала на актера Алексея Серебрякова, это выглядело страшновато. Когда огромная великая страна вгрызлась (какой уж раз!) в Андрея Макаревича, было уже привычно, почти никто не удивился. Но вот на этот раз подвиг Гераклов решил повторить Данила Козловский. «В России сплошная ненависть и хамство. Пишут столько гадостей, что порой теряешься», — сказал артист в ответ на реакцию отечественных интернет-пользователей на трейлер своего нового фильма, приуроченного, очевидно, к начинающемуся через 2 месяца чемпионату мира по футболу в России.

«Не подходи ко мне, я обиделась!» — пела еще давным-давно Лолита своему мужу Саше. Семья распалась, влюбленные расстались к обоюдной пользе каждого из этой ячейки общества, как потом оказалось.

Мы — страна обиженных идиотов. Мы меряемся своей обидой — у кого она больше. Бросаемся все на одного, как только услышим заветный рёв трубы. Кто нас обидит — три дня не проживет, да.

Мы множим пустоту, выкрикивая никчёмные слова в воздух. Одни хотят быть обиженными, другие обижающими, причем время от времени обе заинтересованные стороны меняются местами. «Разруха в головах», — как говорил профессор Преображенский. Старик был прав.

«У кого руки чешутся, чешите в другом месте» — это уже Черномырдин, наш Эзоп. Одни чешут против России, другие за, никак при этом не меняя смыслов, сущности. Все смыслы придуманы до нас!

Теперь я обязательно пойдут смотреть новый фильм Данилы Козловского. Где он продюсер, режиссер, сценарист и главный герой в придачу. Как пошел смотреть «Матильду» только и исключительно благодаря Наталье Поклонской, обидевшейся за своего великодержавного кумира, тоже насмотревшись трейлера.

«Пастернака не читал, но осуждаю», — ну конечно, это наш национальный вид спорта. Эх, устроить бы по нему чемпионат мира, мы бы точно выиграли. Конечно, Козловский не футболист, не тренер, он, наверняка, даже не знает, как выстроить систему игры с тремя центральными защитниками и двумя лотералями по краям. Он просто хороший артист, получивший карт-бланш на создание спортивного фильма. Просто хочет быть в тренде и добиться успеха. И разве это повод, чтобы набрасываться на человека за один только трейлер?

Но он сам обиделся. На кого? На тех, на кого не обижаются. Ты же не доллар, чтоб всем нравится, правда? Правда. Тогда зачем поднимать этот хайп? Делай, что должно, и будь, что будет. Иди своим путем, не обращая внимания на мелюзгу, докажи им всем. Нет, хочет тоже быть гонимым, диссидентом, хочет, чтобы о нем говорили. Пусть говорят!

Но мы же люди, человеки. Грешные, спонтанные. Склонные сбиваться в стаи и набрасываться на тех, кто нам не нравится. Обижаться, даже если нас никто не обижает. Принимать на свой счет то, что сказано про других, таким образом лишь обнажая собственную неполноценность. Люди, со своими страстями, ненавистями, а иногда и откровенной добротой. Люди, поднимающие бурю в стакане воды, не понимающие, что всё уже украдено до нас, сказано и сделано до нас. Мы лишь беспомощные песчинки на этом празднике жизни, не нашем празднике.

Всё бессмысленно и беспощадно, всё тщетно и зря. Как будут кричать наши болельщики на стадионах России во время ЧМ: «Атакуй — не атакую, всё равно получишь… шайбу!» Обижайся — не обижайся, этим ты ничего не изменишь.

Зато теперь я точно знаю, кто станет крайним, если мы вдруг (вдруг!) не выйдем из группы. Нет, теперь уже не тренер Черчесов, не наши «выдающиеся» футболисты и даже не Мутко. Данила Козловский, снявший футбольный фильм — вот кто будет в ответе за всё. «А что тогда было сейчас?» — спросите вы. Так, показательные выступления, репетиция, тренировка. А вот когда Россия проиграет всерьез, Козловскому мало не покажется.

1457012

Читайте также:

Спасавшую детей в «Зимней вишне» захотели упечь в психиатрическую клинику

Проблемы в семье Трампа: как трактовать поведение Меланьи

Оппозиционеры не могут договориться о праймериз к выборам мэра Москвы

07 апреля 2018

Был, есть и будет!

Ой, какого красивого дяденьку сюда занесло! Я ночью включил «Культуру» и попал на программу «Тем временем». Случайно, потому что замечательного Александра Архангельского перевели на такое неурочное время, к которому я никак не привыкну. Он говорит о важных вещах, о смыслах, совсем не подстраиваясь под массового зрителя. Вот за это его и отправили за Можай.

Но в этот раз! Такое знакомое до боли лицо. Да, это был Анатолий Чубайс собственной персоной. Сколько лет уж мы его не видели — десять, пятнадцать? Он лег на дно, оказавшись в группе «На-Но-технология». Почти не показывается на воле, мы уже о нем стали забывать и вдруг… Вот он, мой хороший, жив, здоров и довольно упитан.

Нет, иногда он все-таки появлялся. То расскажет про какой-то изобретенный гаджет, которым никто не пользуется. То закричит: «У нас очень много денег!» и опозорится. То придет на рандеву к Навальному на маленький, но гордый телеканал «Дождь» и уделает оппозиционера в пыль. Да, а все заместители у него уже сидят.

Но здесь у Архангельского Чубайс был прекрасен. Говорил как Цицерон, заслушаешься. Про экономику нашу бедную, про возобновляемую энергию. Говорил так прекрасно, что ведущий смотрел практически только на него, именно ему отдавал право первой ночи. Хотя там сидели и другие специалисты, не менее уважаемые.

Но это детали, мелочи, как и то, что в конце Архангельский благодарил за присутствие практически одного Чубайса. Главное, что Чубайс был, есть и будет. И вот я подумал: ну что он там сидит в своей нано-технологии, над златом чахнет. Пускай почаще вылезает на свет божий и говорит, объясняет. Он так убедителен, я б даже сделал его президентом. (Чур меня, чур!) Он так эффективен, как никто другой. Это он нам сделал Ельцина на второй срок, разделил (развалил?) энергетику и вот теперь придумывает какие-то шикарные игрушки на нашу голову, догоняя и перегоняя Америку. С таким Чубайсом нам и черт не страшен. А кто у нас черт?

1457012

Читайте также:

«Отставка Тулеева — первоапрельская шутка»

«Неизвестные подробности разговора сестер Скрипаль»

«Раскрыта тайна возникновения Благодатного огня: зажигаем в домашних условиях»

Когда в самом начале трансляции товарищеского (контрольного!) матча Россия-Бразилия комментатор Кирилл Дементьев сказал, что ему будет помогать Леонид Слуцкий, я вздрогнул. Потом прошло, оклемался. Потому что Леонидов Слуцких у нас два. А это был тот, который надо Слуцкий!

Хотя мало ли в Бразилии Слуцких… Те, кто не знает одного, кто вообще не болельщик, даже могли составить теорию заговора. Будто Первый канал решил отмазать Слуцкого, отмыть и даже пригласил его вести футбольный репортаж. Но я, слава богу, не только политически озабоченный товарищ, но давным-давно интересуюсь лучшей игрой с мячом, где 22 бугая гоняют один мяч и это здорово на самом деле. Так вот, для непонимающих. Есть правильный Леонид Слуцкий, хороший человек и классный тренер, приведший мой любимый ЦСКА три раза к чемпионству, выведший сборную России сразу после неудачника Капелло в финальную часть последнего Евро во Франции. Там, правда, мы… Как это сказать помягче… Ну, вы понимаете. Только правильный Леонид Слуцкий все равно остался отличным специалистом и любимцем журналистов. По крайней мере, никому не отказывал и ни к кому не приставал. А вот другой Леонид Слуцкий — это что-то! Его еще называют Рукосуй, Член, Зайчутка или просто Леонид Лобок Слуцкий. Он опозорен уже так, что дальше просто некуда. Да, журналистки подтвердят. Но родная Дума его прикрыла.

Раньше он нередко появлялся на политических ток-шоу. Встанет такой здоровый детина, облокотится руками об трибуну и давай сеять разумное, доброе, вечное про нашу замечательную международную политику и про козни Запада. Говорил хорошо, убедительно, да и смотрелся прекрасно. И вот теперь ему объявлен негласный бойкот.

Но я уверен, плотина прорвется. Кто же первый подаст соломинку этому утопающему, кто пригласит его в свой эфир? Ну нельзя же человеку так долго скрываться в подполье, он вам не Ленин в шалаше. Да, лапал, приставал, подумают на ТВ… А кто не лапал? Тем более такой высокий государственный чин, избранник народа, понимаешь.

Фейковый Леонид Слуцкий. Рукосуй, Член, Зайчутка, Леонид Лобок Слуцкий. С чем его и поздравляем.

1457012

Читайте также:

Академия политического цинизма: отставка Тулеева оказалась первоапрельской шуткой

Владимир Машков возглавил «Табакерку»: фотознакомство худрука с актерами и прессой

Семьи жертв «Зимней вишни» сообщили о создании «Великой империи»

Не люблю ремейков. Бегу от ремейков. Даже от короля ремейков тоже бегу. Потому что я старпёр, архаик и ничего нового не понимаю. Не спорю, так оно и есть.

Но они же хотели как лучше (заметьте, я еще не написал «получилось как всегда»), они же возрождают нам мультипликацию, то, что у нас исчезло за последние 25 лет. (Патриотических богатырей и Тугарина змея я сейчас в расчет не беру.)

Они даже посвятили этот мультик «Возвращение в Простоквашино» Олегу Павловичу Табакову. Ну а кому же еще! И правильно сделали.

Они (режиссер Михаил Солошенко) взяли лишь разумное-доброе-вечное, что осталось от советского времени, и перенесли это на современную почву. В наш безумный-безумный-безумный мир. Они хотели этот мир очеловечить, вложить в него душу и сердце. Я их понимаю, но…

Про то, что своих идей нет — не будем. Потому что банально, лежит на поверхности и стало уже пошлым мемом. Значит, нужно взять «Иронию судьбы», «Служебный роман», «Джентльмены удачи»… Всё, что могли, уже взяли и перенесли на родную почву. Почувствуйте разницу.

А теперь я буду кряхтеть, скрипеть, ныть как старый дед. Не хотите — не читайте. Они хотели как лучше, да. Пригласили отличных артистов, самых медийных. Матроскина озвучил Антон Табаков, сын. Почтальона Печкина — Иван Охлобыстин, Шарика — Гарик Сукачев, маму — Юлия Меньшова…

Наверное, Антон отличный ресторатор, а в юности он был очень похож на отца. Наверное, я придирчив, только настоящий Матроскин, истинный — это суть, неотъемлемая часть Олега Павловича, его души, характера. А тут, в новом варианте — просто озвучка. И Шарик в исполнении Льва Дурова 40 лет назад — это одно, а Гарика Сукачева сейчас — совсем другое. У того Шарика был образ (имидж, по-нашему), причем в развитии, у этого Шарика… Лучше бы он спел «Моя бабушка курит трубку» или «Свободу Анджеле Дэвис», этот новый Шарик. А мама… Очень хорошая мама. Почти такая же мама, как и была. Но всё равно, Валентина Талызина — это вам не Юлия Меньшова при всем уважении. И только один человек оказался на высоте того прошлого положения — Иван Охлобыстин. Охлобыстин, которого я не люблю нынче, но отдаю должное его беспримерному таланту. Вот его Печкин — это какой надо Печкин. Тем более зовут его Игорь Иванович, а это для тех, кто понимает, немаловажно. У нас ведь где-то там наверху аж два Игоря Ивановича и они, говорят, борются между собой. «Рано вы меня со счетов списываете», — говорит в мультике Игорь Иванович. Какой из них?

Все эти новомодные гаджеты, скайпы, «селфи в лесу с зайцами», jps-навигаторы вроде дают понимание, ощущение сегодняшнего дня, а вроде и не дают. Потому как это не главное, не самое важное. Вернее, самое легкое. Вы дайте мне атмосферу жизни, суть, настроение, как давали тогда, в конце 70-х — начале 80-х, и я всё пойму, всё прощу. А не даёте… Не можете дать?

Нам говорят: «диалоги между героями полны юмора, только с поправкой на современность».

Шарик: «Я, между прочим, специальный блох завел».

Матроскин: «Тогда на улицу жить иди. Мне блохи в доме не нужны».

Ой как смешно… Да, ребята, это вам не Успенский. «Что-то лапы ломит и хвост отваливается. А шерсть у меня растет чистая, шелковистая» — вот это Успенский. «Неправильно ты, дядя Федор, бутерброд ешь. Ты его колбасой кверху держишь, а надо колбасой на язык класть, так вкуснее будет» — и это Успенский. А без Успенского ничего не получится.

Они хотели как лучше, они даже ввели, сделали, родили нового героя… героиню, сестричку дяди Федора Веру Павловну. Они так мягко намекают нам на Чернышевского, вернее на то, что его читали. Только Чернышевский тут не при чем.

И зовите меня после этого ретроградом, я не обижусь. Считайте, что новое это хорошо забытое старое и делайте, штампуйте свои ремейки. Только я почему-то старое не хочу забывать и не буду. Оно мне дорого как память, как важнейшая часть моей жизни. Поэтому меня вы не обманете, и с вами в Простоквашино я не поеду. Ни за что! 2900614

Оригинал

Читайте также:

«Пострадавшие в «Зимней вишне»: «Нас уже завалили деньгами, просто отстаньте»

«Экспертиза зубов Николая II принесла сенсацию: похоронили не того»

«Пять задач для нового правительства России»

30 марта 2018

День траура

Оригинал

Но ведь они тоже люди! Хотят ими быть… Пропагандисты, политики, власть. У них тоже есть дети, есть мама, папа. У них сердце кровью обливается, также как у всей страны. Им надо было сказать об этом.

В первый день смерти они молчали. Противоречивая, неточная информация, доходившая из Кемерово. Пожар… ну где у нас не было пожаров. Три человека погибло, четыре… Это происходит в России почти каждый день. Ради такого сетку не прерывают.

Но разница во времени… В Москве был вечер, в Кемерово уже ночь. Уже сгорели люди. Детей не вернешь. В итоговых «Новостях» дали трехминутные сюжеты, и то не сразу. И совсем под утро, после показа знакового фильма о Путине и последующего подробного его обсуждения с элементами восхищения, у Владимира Соловьева появился корреспондент с места трагедии.

А так все было как намечалось: «Иван Васильевич», который меняет профессию, «Лучше всех!», «Что? Где? Когда?», «Синяя птица»… Неужели теперь прекрасная комедия Гайдая будет ассоциироваться со смертью невинных детей? Но при чем тут Гайдай.

Понятно, они ждали указаний оттуда, свыше: давать или не давать, показывать или не показывать, а если показывать, то как? Они, деревянные солдаты ТВ-экрана, на службе, в подчинении, так что ничего удивительного. Как им скажут, так они и будут поступать. И вот им сказали: надо давать всю правду, и ничего кроме правды. Потому что правду не скроешь.
На следующий день, в понедельник, правда заполнила весь эфир. Правды было так много, как никогда раньше за последние много лет. Есть такое выражение: правду говорить легко и приятно. Здесь правду говорить было смертельно тяжело. Душа разрывалась.

А я не знаю, как буду теперь смотреть блистательный фильм «Зимняя вишня» с Еленой Сафоновой в главной роли. Она ведь тоже ни в чем не виновата. Но как?

Да, им разрешили говорить правду, ведь они же люди. Им тоже хочется порой высказать все, что наболело, накипело, осталось. Они ведь не только функция, крупнокалиберное орудие, прикрывающее государство и получающее за это по полной программе. Здорово, конечно, воевать в светлой теплой студии с Украиной (хотя по существу здесь идет война с самими собой), с Америкой, с вечно гадящей англичанкой. Это вообще не проблема для наших «журналистов», они на этом съели не только собаку. Но здесь…

В кемеровской трагедии вдруг выявилась, высветилась, как стеклышко, вся наша любимая Родина. О которой практически никогда не говорят на этих ток-шоу. Родина-уродина, которую мы, конечно, любим, но совсем не знаем. Вернее, знаем по себе, по своей жизни, ведь политический телевизор говорит только про заграницу, которая нам уже не поможет. Родина, в которой путинское заклинание «преступная халатность и разгильдяйство» — это ключевые слова. Где каждый сам по себе очень добрый человек, но… Пожарные, которые не бросились с ходу в бой, потому что у них не было специальных костюмов; бизнес, купивший нужную справочку; смотрящие органы, получившие за это мзду; охранники, подавляющее большинство которых убежало в первых рядах… Это наша Родина, сынок, которой в телевизоре нет.

В советское время пропаганда вообще ничего не говорила о родных катастрофах: меньше знаешь, лучше спишь. Только наши западные партнеры чуть ли не в ежедневном режиме испытывали на себе всемирный потоп, дикий угар и сплошное смертоубийство, а у нас все было тип-топ. Но на этом советская пропаганда и погорела, ей просто перестали верить.
Пропаганда новой России времен Владимира Путина тоньше. С одной стороны — back in the USSR, плохие новости, наводящие тень на плетень нашему величию, мы стараемся фильтровать. А с другой — «рыжий, рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой» — это пожалуйста, сколько угодно. Потому что такие новости уже перестают быть политикой, но становятся коммерцией, товаром, очень хорошо продаваемым. Да, чем больше сдадим, тем лучше. Вот здесь уже свобода слова по полной программе. Разрешенная свобода для зарабатывания бабла. Обогащайтесь!

Чем больше мы надуваемся, как та лягушка, тем меньше нам нужны глобальные катастрофы в прямом эфире. Но что я слышу? Вот депутат Мизулина говорит, что поджег «Зимней вишни», смерть людей кем-то задумана исключительно ради того, чтобы навредить Путину. Или писатель Николай Стариков, постоянно мелькающий в прокремлевском эфире, высказался еще круче: «Ну конечно, им (понятно кому?) выгодно после отравления Скрипаля устроить бедствие и у нас внутри. Охраннику заплатили 100 долларов — он не включил сигнализацию, билетершу подговорили, вот и она…» Эти люди либо дураки, либо провокаторы, не меньше.

А вот и из другого лагеря Александр Невзоров, поповед, о жертвах и их родственниках: «Это те люди, которые проголосовали за то, чтобы двери были закрыты; за то, чтобы сигнализация, которая может обеспокоить, была бы отключена; за то, чтобы тех, кто осмеливается кричать «Пожар! Пожар!» немедленно винтили бы и прятали куда подальше. Это, собственно, люди, которые сами выбрали, а их 76% согласно последним результатам». Гладко стелет на костях. Значит те, кто голосовал за либералов в 90-е, тоже выбрали свою судьбу: смертоубийство в самом центре Москвы в 93-м, преступную чеченскую войну с тысячами и тысячами жертв. Мы тогда этого хотели, да?
Теперь спорят, как правильно скорбеть. Но спорят лишь те, кто играет в эту скорбь… А на ТВ прошел день траура. Когда отменили рекламу. Когда не было ничего желтушного, ни-ни. Когда Андрей Малахов и Дмитрий Борисов были неравнодушными гражданами с болью в сердце. Когда на НТВ вместо ментовских сериалов шли «Собачье сердце» и «Свой среди чужих…». Самый стерильный день на ТВ, самый правильный день.

Но разве людей, потерявших самых дорогих близких, это утешит? Разве Игорю Вострикову, потерявшему троих детей, жену, сестру есть кого бояться? Кто здесь власть? Он здесь власть. Согласно Конституции и без нее. Но власть (местная) говорит ему в глаза: «Ты пиаришься». Плюнуть бы в глаза этой власти, ведь Игорю Вострикову теперь никто не страшен, такой ценой… Но нет, он тоже встанет по струнке, когда приедет тот, за кого он голосовал. Такой у нас народ.

А пропагандисты… Они излили душу, высказали всю правду, ничего не скрыли. Им очень жалко детей. Но вот опять начинается — спустили инструкцию, что пора мочить тех, кто в интернете называл неправдоподобные цифры жертв. Пора мочить…

Пройдет неделя, другая, тема уйдет. Невинно убиенных будут помнить только их родственники, друзья. А опытные ТВ-ведущие, побыв людьми, опять возьмутся за старое. Америка, Украина, Тереза Мэй ждут вас, ребята. Спасибо и до свидания.

Оригинал

Читайте также:

Трагедия в Кемерово: «Мы подожгли поролоновый кубик и сняли видео

Учительницу сгоревшего класса из Трещевского обвиняют в том, что она выжила

Родные погибших в «Зимней вишне» детей ищут вторую билетершу

23 марта 2018

Пир победителей

Самое главное: огромная благодарность Первому каналу за то, что в минувшую субботу они начисто переверстали сетку и посвятили весь день памяти Олега Павловича Табакова. Да, субботу посвяти самому главному.

Табаков, даже уйдя, спас репутацию Первого, сделал доброе дело, еще одно доброе дело. А ведь на все выходные здесь был запланирован сквозной показ сериала «Великая» — субботний день тишины и воскресный выборный. То есть, нас готовили к великому, они просто обязаны были сделать это.

Хотя еще раньше, в пятницу, здесь начались милые маленькие хитрости, совершенно невинные. В программу «Вечерний Ургант» позвали Владимира Преснякова-младшего, у которого вот-вот должен состояться юбилейный концерт. Ну позвали и позвали, замечательный же певец. Но в зрительном зале вдруг появился плакат «Владимир Владимирович, вы лучший!», конечно же, показанный крупным планом. Эх, Владимиров Владимировичей развелось… В данном случае имелся в виду именно Пресняков-младший, сын Преснякова-старшего, не более. А вы что подумали?

На следующий день на Первом дали сольный концерт любимого артиста главного кандидата Николая Расторгуева. Действительно, можно подумать, он любимый только у главного кандидата. Да практически у всей страны! Хотя, я бы на месте остальных из великолепной семерки (а кто это, мы уже о них и забыли) потребовал срочно устроить на том же месте сольники их фаворитов, чтобы все было по-честному. Да где уж там! Тут не придерешься.

Еще был фильм Алексея Пиманова «Крым». Когда он шел в кинотеатре, я не пошел — не хотелось давать пропагандистам свою честно заработанную копеечку. А тут по ящику посмотрел и могу сказать: Пиманов, конечно, служит Кремлю верой и правдой, но истина дороже — это хорошо, профессионально сделанное кино. Я оценил.
Но вот «Великая». Мы же понимаем, что телевизор постоянно, здесь и сейчас транслирует нам так необходимые кому-то смыслы. Чтобы мы их считывали, не приходя в сознание, ну и поступали должным образом. 25-й кадр forever.

Что сказать-то хотели? И вообще, кто у нас великая? Ну, конечно, он, тот самый. Тогда нужно было показывать «Петр I», тут все бы сошлось хотя бы по гендерному принципу. Но Петр Крым не брал, а Великая брала. Что и требовалось доказать.

Зато отдельным некрепким разумом зрителям вдруг могло показаться, что Первый топит за Собчак. Вы скажете — маловато будет, масштаб не тот, да и с Крымом у этой Собчак как бы все наоборот. Только Великая ведь тоже не сразу стала такой, а была поначалу девочкой несмышленой, ничего не знающей, даже языка. Потом все узнала.

И если суббота оказалась почти чиста от пропаганды, то в выборное воскресенье сериал все-таки вставили, замазались. Никак не могли уйти от политики. Хотя, если предыдущий день посвятили памяти Олега Павловича, могли же тогда вспомнить и отдать должное блистательному Леониду Квинихидзе, ушедшему от нас всего несколько дней назад. Тихо-тихо ушедшему, почти позабытому. И дали бы вместо «Великой» его «Соломенную шляпку», «Мэри Поппинс, до свидания» — святое дело. Но было уже поздно.

А после выборов начался пир победителей и взоры всего мира уже устремились на вторую кнопку, где царствовал Владимир Соловьев. Тоже великий? Он пришел в студию как праздник, сияя, словно медный пятак или золотой рубль, неважно. Как будто это он победитель, а не тот, о ком вы подумали.

На самом деле это так и было, ведь короля играет свита. Все последние шесть лет (а уж с 2014 года точно!) Соловьев жизни за царя не жалел, всего себя отдавал на заклание. И отдал с потрохами. Да, в этом всем известном суперрейтинге немалая его заслуга.

Вот так он день простоял и ночь продержался. Легко играючи давал слово пришедшим политикам, смеялся над одними, в нужный момент отбивал других. Он все мог сейчас, волшебник эфира. Наверное, именно он, Соловьев, и является любимым артистом Путина на самом деле.

Только хорошо смеется тот… Огромная страна доверилась одному человеку. Огромная страна с миллионами проблем, а кругом Волоколамск, отравленная гниющая куча мусора. Рано радоваться, господа.

Оригинал

Читайте также:

«Бесплатную медицину в России угробит быдло»

«Квест «Возьми дальневосточный гектар»

«Дочерям депутатов домогательства не грозят?»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире