melman_a

Александр Мельман

14 октября 2018

F
14 октября 2018

Три веселых буквы

Ах, НТВ, 25 лет уж как! Четверть века. Это так похоже на сказку.
Я расскажу тебе сказку, дружок. Как в том самом 1993 нехорошем году Владимир Гусинский, Олег Добродеев, Евгений Киселев и Игорь Малашенко задумали создать совершенно новое телевидение. Неподконтрольное, неподцензурное, неангажированное — свободное. И делать его так, как на Западе, а не у нас, в еще незабытом совке. Нет, лучше, чем на Западе!

Они сделали это. Сначала выходили в эфир лишь по нескольку часов, но потом получили-таки четвертую кнопку в окончательное пользование. Это действительно было новое телевидение — НТВ.

Бизнесмен Гусинский сильно туда вложился, а значит, журналисты приходили работать на хорошие деньги. Но не в деньгах счастье! А в той неописуемой свободе самовыражения и в правде… Да, в правде, которую они декларировали и поначалу выдавали на гора. Знаете, правда тоже хорошо продается, в лучшем смысле этого слова.

И сразу была проверка на вшивость — Чеченская война. Кому мать родна — но только не НТВ. Новое телевидение решило бороться за мир всеми возможными способами. Решило, что эта бойня никому не нужна. Свой патриотизм они понимали так: нет братоубийственной войне!

Это было честно и лихо. НТВшники — единственные из больших каналов, кто давал информацию как с одной, так и с другой стороны. Беседовал с чеченскими боевиками (воинами, абреками, террористами — нужное подчеркнуть). Это был их принцип. Очень рискованный на самом деле, ведь мы помним, как отсчитывали дни и часы страдающие в чеченском плену Лена Масюк со товарищи.

Но никто не мог бросить камень в огород НТВ, ведь так они понимали свободу слова и служили этой свободе на все сто.

Но потом… Что же случилось потом? Потом были выборы-1996. НТВшники, впрочем, как и все остальные уважающие себя каналы, впряглись за Ельцина, без всяких оговорок. Да, они делали это более профессионально. Да, давали слово главному сопернику — Зюганову. Да, следили за равновесной справедливостью с хронометражем. Но всё равно они впряглись за Ельцина и возможно, это стало их первой ошибкой. Ошибкой потому, что они изменили профессии, не захотели быть над схваткой. Что вполне себе оправданно.

НТВшники получили федеральный размах от власти, они сами стали властью. Включались в нужные Гусинскому информационные войны, ругались (здесь хочется сказать, конечно, более смачно и совсем по-русски!), а потом объединялись с Березовским, дабы потопить Потанина, третьего конкурента. Организовывали «дело писателей», чтобы убрать реформаторов из правительства, так мешавших Владимиру Гусинскому.

…Когда Ельцин объявил своего преемника, НТВ его никак не поддержало и боролось против него всеми возможными средствами. В том числе, как писал Олег Добродеев в «открытых» письмах, с помощью шантажа, «информационной заточки».

НТВ само подставилось — это с одной стороны. С другой, новая власть отлично понимала, что важнейшим из искусств на пороге ХХI века является именно телевизор и поэтому зачищало его под себя. Такая картина маслом. Дальше был предрассветный захват. НТВшники покинули свою альма-матер, райскую обитель и перешли через дорогу на другой канал. Из знаковых людей остались только двое — Леонид Парфенов и Татьяна Миткова. Конечно, радикалы их объявили штрейкбрехерами.

На НТВ пришел командовать Альфред Кох, а за творческую часть стал отвечать русский американец Борис Йордан. Это был компромисс в пользу НТВ. При Йордане опять повеяло духом свободы, который по полной программе ощутил Парфенов. Его «Намедни» именно тогда стали культовыми, но карты спутал «Норд-Ост».

После «Норд-Оста» зачистка произошла уже окончательно. Парфенов ушел «в никуда», а канал возглавил Владимир Кулистиков, пришедший из ВГТРК. Политики стало явно меньше, НТВ решило позиционировать себя каналом для брутальных мужчин. Ну а с властью разногласий больше не было.

Потом был ребрендинг по полной программе. Был Глеб Пьяных — «скандалы, интриги, расследования». Эти три главных слова стали новым трендом НТВ. Но… Пьяных как появился, так и исчез в небытие. Просто устарел.

Дальше появилась «Анатомия протеста» — слив компромата на политическую оппозицию по полной программе. Однако даже наряду с «Анатомией» здесь была душевная и такая сердечная Катерина Гордеева со своей супердокументалистикой, был тот Вадим Такменев, тогда еще не делающий фильм о президенте, не стоящий на бортике, пока он наплавается, не заглядывающий ему в холодильник…
А сейчас… То, что делается сейчас, мне нравится гораздо больше. А программа «Ты — супер!» и «Ты — супер! Танцы» — вообще супер. Лучшие фильмы Владимира Чернышева, когда они абсолютно не ангажированы — супер. И Захар Прилепин, с которым я в принципе часто не согласен, тоже молодец, потому что заставляет нас думать.

Нынешний НТВ прилагает огромные усилия, чтобы сойти с колеи желтизны и повышенной брутальности, очень старается удлинить поводок от политических заказчиков.

Дело это почти невозможное, неподъемное. Но они, как известный герой «Криминального чтива», хотя бы стараются. А это уже заслуживает уважение.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Стало известно о получении саратовским экс-министром материальной помощи из бюджета

Путину выключили звук в Белоруссии

Богословы РПЦ предложили ликвидировать Вселенский патриархат

05 октября 2018

Первый на первом

А теперь про «духовку». Объясняю: «духовка» — это нечто духовное, интеллектуальное даже, не для всех. «Духовка» нас обогащает, да.
«Бедные люди Кабаковы» — это Первый. И это принципиально важно. Потому что смотря этот канал, ты можешь многое понять. Про себя? Нет, про тебя там ничего не написано. Про другого. Про того, кто руководит этим каналом. И кого я не буду называть, вы и так знаете. Ну, должны знать… Нет, просто обязаны.

Итак, психоанализ. Первый человек на первой кнопке — это большой человек, хороший человек, умный. Но конечно же, неоднозначный.
Вот что мы видим? Политические шоу в большом количестве. Ну надо, чтобы они шли. А раз надо — так надо, какие проблемы? Они и идут, морочат людям голову. Имеет ли это отношение к первому человеку на Первом? Только косвенное.

Потом нужно окучить этих… как они… ну да, зрителей. Нет, первый человек очень их любит, да просто обожает. Понимает, как никто другой. А этот… как его… зритель чего хочет? «Пусть говорят» хочет, «Модный приговор» хочет, конечно, «Жить здорово» с Еленой Малышевой, да, и еще «Голос», это святое. Ну так на тебе, зритель, и больше не возникай. По части развлечений Первый на первом, факт.

А вот дальше… Дальше в ночи на уик-энд первый человек делает телевидение для себя, любимого, умного, доброго. Вот тогда и идут докудрамы про русских художников-авангардистов, про американских рокеров, про самых крутых режиссеров мира. С маленькими рейтингами, но массовость здесь не главное — это для души.

Телевидение для себя — как это мило. Это телевидение третьего порядка, высшего. Да, та самая «духовка» и есть. Для думающих и неравнодушных. Как первый на Первом.

В Московском театре мюзикла состоялась очередная раздача телевизионных слонов

Шел мерзкий беспробудный дождь. Дождь, который не канал. Дождь, смывающий весь пафос, делающий людей мокрыми, голенькими, почти как в бане.

Красная дорожка к бывшему кинотеатру «Россия» тоже оказалась вся мокрая от дождя. Такие же мокрые, ощипанные, но непобежденные шли телевизионные звезды по этой дорожке, кто под зонтом, а кто так, налегке. Это было душераздирающее зрелище.

Честно говоря, я думал, что они пройдут так, в одиночку, без зрителей. Без возбужденной толпы, публики, которая всегда с тобой. Ну кому сейчас нужно это телевидение?

Но народ был. Нагнали, как на провластный митинг? А черт его знает! Такие звезды да без массовки — не бывать этому.
Герои ТВ-эфира расселись по местам. Они ждали чего-то, надеялись — по глазам видно. Они хотели взять эту статуэтку в виде Орфея, разрывающего сердце, вполне себе заслуженного. Они так мечтали об этом.

Вот только… Когда-то, уже очень давно, церемония ТЭФИ была неимоверным событием. Сразу врывалась в топ новостей. Когда-то победители, чемпионы этого ТЭФИ были реальными, настоящими героями, звездами во плоти. Когда-то…

А сейчас эту церемонию просто никто не заметил. О ней ничего не говорят, то есть, абсолютно. Послевкусия не будет. Телевидение уходит на нет, закукливается, замыкается на себя. По большому счету оно интересно только тем, кто делает это телевидение.

Но нужно создать иллюзию, сделать вид, что все осталось как «при бабушке» и ничего не изменилось. Что вызовут вот сейчас лауреата и все камеры великой страны будут направлены на него, такого обожаемого и любимого. Но это имитация, друзья. Да пусть себе имитируют вволю.
Сначала вышел Михаил Швыдкой, хозяин данного богоугодного заведения, бывшего кинотеатра «России», а ныне Московского театра мюзикла. Не ссорьтесь девочки… и мальчики, как бы сказал он. И очень просил аплодировать друг другу. Наш вечный примиритель, наш кот Леопольд…
Что было дальше? Дальше были дети, которые и вручали столь почетные премии. Дети, которых диктор громким торжественным голосом называл по фамилии, имени и отчеству. Дети, которые наше будущее. Вот кому мы отдадим эстафетную палочку, руководящий жезл, корону Российской империи. Дети, берегите Россию.

Дети выходили по одному, победители всевозможных мировых и европейских математических, шахматных, гимнастических, музыкальных олимпиад, гордость страны на самом деле. Смотрели в зал и даже не понимали куда попали. Телевидение — а что это? А кто это? Кто все эти сытые люди в хороших костюмчиках и прекрасных платьях, так довольные собой? Дети этого не знали.

Нет, может Урганта еще знали, Малахова, Галкина… Это все, ребята, дальше — интернет. А телевизор — просто вещь в себе, государство в государстве. Не более.

Была ли сенсация? Да, была. Развлекательный канал СТС получил аж семь статуэток и занял почетное второе место после Первого. У РЕН и «Пятницы» по четыре Орфея, они тоже в призерах. Чтобы это значило? А то! Как говорил незабвенный Владимир Ильич Ленин, блистательно сыгранный номинантом на ТЭФИ Евгением Мироновым: «Главным для нас является развлечение!»

Ну а политика, моя любимая политика, с ней то что? Две «медальки на грудь» получил Андрей Добров (РЕН ТВ) — за программу и за себя лично. Вот и до него дошла очередь. В аналитическом жанре опять победила семейственность: Ольга Скобеева и Евгений Попов («Россия 1»). Второй год подряд, какое счастье!

И это называется журналистика! И этому учат наших детей! Дети, не делайте так, как эти тети и дяди! Никакая это не журналистика, а всего лишь пропаганда, обслуживание власти. Дети, имейте свою голову на плечах. Думайте, дети, думайте!

…Одним из соведущих был милый Ваня Ургант и девочка Ева из «Взгляда снизу». «А что такое артист, Ваня?» — спросила Ева кем-то заранее написанный текст. — «Артист, — это человек, который все делает понарошку, но так, чтобы думали, что он это делает по-настоящему. Ну, как Ксения Собчак на президентских выборах». Ой, хорошо! Но это максимум, что мы услышали по поводу нынешней политической ситуации в стране.

А теперь те, за кого я очень рад, можно? За Евгения Поддубного и Александра Пушина очень рад. Они получили телевизионную награду за фильм-репортаж «Война в Сирии: финал появился на горизонте» («Россия 1»). Они работали под обстрелом, под визгами автоматных очередей… Они настоящие герои, они высокие профессионалы своего дела.

За «Троцкого» (Первый), который сериал. За его режиссеров Александра Котта и Константина Статского, за Константина Хабенского, конечно. За Сашу Цекало, продюсера. Потому что «Троцкий» — это фильм-авангард, от него сияние исходит. А историки пусть ругаются, что им еще делать.

За Наилю Аскер-заде, которая на госканале «Россия 1» делает интервью под названием «Действующие лица», и тем не менее сохраняет свое лицо.

За Татьяну Тарасову, за ее феерический комментарий на Олимпийских играх любимого фигурного катания. За эмоции, и непричесанность, и неравнодушие.

За получившую спецприз Татьяну Миткову, несмотря ни на что.

За Николая Картозия, главного продюсера канала «Пятница». Человек понял, что политика сейчас совсем не то, в чем можно свободно выразить себя, бежал от нее и создал контент по своему образу и подобию: без чертовой политики, но социально ориентированный, в помощь и на радость людям. Что хотел, то и сделал, а это высшее мастерство продюсера. Ну а для души Картозия балуется замечательными «документалками», такими, например, как «Бродский не поэт». Да, гармоничное сосуществование в негармоничных условиях, молодец!
А что не нравится, кроме всего прочего… 80 лет исполнилось ленинградскому (ныне санкт-петербургскому ТВ), попросту «5 каналу». Тоже спецприз жюри. Вышли на сцену радостные люди и сказали: «Мы продолжаем традиции «Пятого колеса», «Музыкального ринга», «600 секунд»… А знаете, какие у нас рейтинги? Мы в пятерке!»

Какие традиции? Вы пришли на эту кнопку семь лет назад, запустили вечный и бесконечный сериал «След», вот и весь креатив. И да, рейтинги пошли вверх. Но это вопрос к публике-дуре и к вам, ублажающим эту публику.

А так вообще все ничего: красивенько, шустренько, миленько. Начали и кончили. И волки сыты, и овцы целы. Да здравствует телевидение!

Ну наконец-то мы увидели это: знаменитый фильм Сидни Люмета «12 разгневанных мужчин»! Шедевр, каких мало. Оригинал, с которого наш дорогой Никита Сергеевич снял копию под названием «12». А копия, как знают все, всегда хуже оригинала.
Так оно и было. Те, кто смотрел, говорили, что ни в какое сравнение Михалков не идет. Что Люмет — это классика, практически «Оскар». Что Михалков давно уже не может придумать оригинальной идеи, вот и взялся за ремейк. И показал всю свою несостоятельность.

«Я Пастернака не читал, но осуждаю». Вот и осуждали, так и не посмотрев «12 разгневанных мужчин». Наконец, «Культура» сподобилась.

Да, я не киноман, не киновед и не кинокритик. Но скажу… Чувствую себя Подсекальниковым из эрдмановского «Самоубийцы»: «Я вашего Маркса прочел, и мне Маркс не понравился». По-моему, фильм Михалкова во сто крат лучше. Почему так восхищались оригиналом? Может потому, что мыслят стереотипами: Михалков с его допотопными, такими гибкими, ура-патриотическими взглядами, «слуга царю, отец солдатам»», с его вечной и бесконечной поддержкой Путина, что бы он ни делал, должен всегда быть отрицательным персонажем. И как в советские времена: есть мнение… Есть мнение, что Михалков устарел, исписался, выдохся. А значит, пора выбросить его на свалку истории.

И тут же забывается, что человек (да, раньше, не сейчас!) снял когда-то гениальные картины. Что сам он выдающийся артист. Что он уж как никто другой понимал все более обозначающийся свой возраст, который для русского режиссера почти всегда звучит как приговор. Почти, потому что его родной старший брат здесь выглядит счастливым исключением.

Михалков понимал, что его ждет спад на грани провала и чем больше он это понимал, тем скорее этот спад приближал. Когда все началось? Считают, что с «Сибирского цирюльника»… далее везде. А уж последние его нетленки «Цитадель», «Предстояние» и «Солнечный удар» — это вообще что-то невообразимое.

Не знаю, может и так. Но все познается в сравнении. Его «12», о котором так долго и так плохо говорили «большевики», теперь кажется выдающимся фильмом. У Люмета, оригинала, нет ни образов, ни исторического контекста, ни социального, просто Первый, Второй, Третий… У Люмета непонятны мотивы перевертыша этих мирных присяжных, вдруг превратившихся в разгневанных мужчин. Просто скачок с минуса на плюс.

У Михалкова не так. Там совершенно ясно, когда происходит действие и почему. Там каждый герой главный и у каждого своя боль, своя история, своя исповедь. Там есть контекст, масштаб изображения, система 3D.

Да, видна и некая вычурность и игра замедленными кадрами, довольно искусственная, что так любит нынешний поздний Михалков. И еще есть несопоставление режиссера его материалу. Как, неужели его это по-настоящему волнует — возмущается демократическая общественность. Его, такого успешного, такого провластного. А вот поди ж ты…

Замечательный михалковский старший брат Андрей Кончаловский сказал как-то про младшего: «Вы поймете всю его мощь, когда его не станет». И тут я опять процитирую свой любимый «Чайф»: «Поплачь о нем, пока он живой…»

Я плачу о вас, Никита Сергеевич.

1457012

Читайте также:
Экономисты напугали космическим обвалом рубля: предела падения нет
Куда ни глянь — сплошные «педерасты»
Эксперты раскрыли тайный смысл инициативы правительства, направленной против богачей

28 сентября 2018

Евреи, ша!

Это же вы пили кровь христианских младенцев? Тогда вам не привыкать. Говорите, что даже не причастны к сбитому российскому Ил-20. Ну притворитесь, ну чего вам стоит, сделайте обиженное лицо, как вы умеете, грустные-грустные глаза, в которых тут же отразится вся скорбь еврейского народа. Пожалуйста! Ведь вы и так во всем виноваты.

Израильские евреи на все готовы, лишь бы только не ругаться с Россией. И лицо могут сделать, и очи долу опустить. И покраснеть даже. Им стыдно… Нам стыдно. Раз надо, так надо.

Евреи сделают вид. И русские сделают вид, что очень рассердились. А потом мы опять помиримся. Так надо для пользы российско-израильских отношений.

В телевизоре уже понеслось, уже начали. Показалось, еще чуть-чуть и закричат прекрасные гости этих ток-шоу: «Бей… Спасай Россию!» Да, евреям вечно все кажется.

Ну надо откричаться, ведущие уже получили задание. Только кто эти ведущие? Опять евреи: Соловьев, Норкин, Шейнин. И вот они опять должны, как при Галиче: «Израильская, — говорю, — военщина. Известна всему свету! Как мать, — говорю, — и как женщина. Требую их к ответу!»

Бедный, бедный Соловьев, почти уже седой от таких переживаний. Норкин спасается только бесконечными еврейскими анекдотами и тем еще, что периодически выгоняет какого-нибудь бандеровца из студии во время эфира. Да, «вы еще нам за Севастополь ответите»! А Шейнин, что, — не еврей, с такой-то фамилией? Значит, будет евреем. Но не плачьте, все пройдет, и мы опять помиримся. Погромов не будет!
«Евреи, евреи, кругом одни евреи», — пел еврей Высоцкий. И правильно делал. Потому как кто же, если не они? В смысле не мы. Вот сколько туману напустили. А если справа налево на это посмотреть, может, станет не так все страшно?

23 сентября 2018

Я люблю вас, Довлатов

Ах, какая это была передача! «Игра в бисер» на «Культуре» с Игорем Волгиным. Но главное — тема: «Компромисс» Довлатова.

Умница Волгин, он читал отрывки из «Компромисса» и хохотал в голос. Он так любит Довлатова. Остальные его гости — по-разному: кто-то наслаждается, а кто-то злится до сих пор. Но спорить о Довлатове — это же прекрасно! Это значит, что он по-прежнему жив и актуален.

Да, есть такие, которые его не принимают на дух. Считают обычным фельетонистом, простеньким, как правда, одномерным и неинтеллектуальным. Вот они — это да!
Не понимают, убогие, что это был за писатель. Ведут себя с ним как Сальери с Моцартом. Ну не умеют, не могут они вот так поставить три точки в конце, после которых ты прочтешь такую бездну смысла, переживаний, откровения… Ну не дано им так не дописать свой текст, что и Толстой бы позавидовал. Вот и они, ругатели мертвого Довлатова, завидуют. Потому что так не могут.

Не понимают, не видят, что в этих «простеньких» историях столько грусти, и снисхождения, и жалости, и боли, и любви. А всего ведь четыре небольших томика он нам оставил.
Ему всего 48 лет было, десять дней не дожил до 49-летия. А дожил бы… и жил дальше… сейчас ему было бы всего 77. Тогда, в 90-м, он бы, конечно же, вернулся в Россию. В Советский еще Союз. И почувствовал наконец, что такое слава. Его бы встретили с цветами, с восхищением, от которых он, может быть, совсем уже скоро очень устал и опять ушел бы в свой любимый депресняк. Ну что теперь говорить…

«После коммунистов я больше всего ненавижу антикоммунистов!» — писал Довлатов. Здорово, правда? После кремлевских я больше всего ненавижу антикремлевских, сказал бы я. Но не скажу, потому что не знаю, что такое ненависть. Зато знаю, что такое любовь. Любовь к Довлатову.

Выборы в Приморье отменены и назначены новые. Председатель ВЦИК Элла Памфилова пошла ва банк. Кажется, она сжигает за собой мосты. Таким образом Памфилова может войти в историю. Как кто? Как первая ласточка, правовестник новой правильной демократической честной жизни.

Утопия? Возможно. Но это второй шанс, по крайней мере. Первый был в 1996-м году, и мы его упустили. Проворонили, профукали, проглазели. А такой был шанс!

Тогда на президентских выборах по всем раскладам побеждал лидер КПРФ Геннадий Зюганов, и все более-менее независимые социологи предсказывали его неоспоримую викторию. Однако «демократическая» власть сдаваться не собиралась. Рейтинг Ельцина, упавший до всем известных 2%, надували изо всех сил. «Голосуй или проиграешь» — это было нечто. Деньги лились рекой и не только в коробках из-под ксерокса. Артисты душу и голоса свои не жалели за Бориса Николаевича за такие деньги.

Потом говорили, что Зюганов победил уже в первом туре. Оказалось, что не победил. Говорили, что ради победы свободы было вброшено неимоверное количество бюллетеней «за Ельцина». Говорили, что это подлог и преступление.

Тогда случился второй тур. На сторону Бориса Ельцина перешел кандидат №3 Александр Лебедь, и Зюганов проиграл. Тогда уже безоговорочно. Но где он был раньше?

Зюганов мог бы стать героем России, ее новым вождем, если бы повел миллионные массы обманутых и голосовавших за него людей на Кремль. А такое было возможно, и даже не гипотетически. Но Геннадий Андреевич оказался очень миролюбивым и договороспособным человеком. Можно сказать, он пожертвовал своим именем, правдой и репутацией ради спокойствия в стране. Спокойствие длится вот уже 22 года.

На месте нынешней власти я бы поставил Зюганову памятник. Но лидеру КПРФ никакого памятника не нужно, даже бюста на малой родине. Он получил гораздо большее. Все эти 22 года Геннадий Зюганов сыт, накормлен (вернее, прикормлен) и абсолютно ни за что не отвечает. Он критикует правительство (особенно либеральную его часть), но всегда обходит стороной Владимира Путина. Он знает правила игры. Абсолютно встроен во властную вертикаль, отличный семьянин, беспощаден к врагам Рейха… У него все есть, но нет главного — власти. Власть осталась тогда в 96-м у Ельцина и К0 по обоюдной договоренности.

Это была развилка на самом деле. Да, уже состоялся массовый расстрел людей у Белого дома в 93-м и лукавый референдум «да-да-нет-да», уже началась кровавая Чеченская война. Но если бы на выборах-96 власть нашла в себе силы сыграть по правилам и имела мужество честно проиграть, то может сейчас мы жили бы в абсолютно другой стране. Стране, где «кремлевцы» не боялись потерять шапку Мономаха, где разные группы власти и противоположные ее ветви контролировали бы друг друга со страшной силой, а слова «непримиримая оппозпция» ни у кого бы не вызывали аллергию и страх.

Но демократы пошли другим путем — они не хотели возврата коммунизма. Вернее, это была формула прикрытия. На самом деле они не хотели терять уже то, что имели. Или наворовали, кому как нравится. И когда спрашивают: откуда растут ноги у нынешнего правящего класса, можно ответить — оттуда, из далекого уже 96-го. Так что не надо иллюзий.

Итак, теперь попытка номер два, которая начнется с Приморья. Если 22 года назад народ проглотил вбросы и подтасовки, даже не поперхнувшись, то теперь случилось страшное: власть поняла, что продолжая играть с такими краплеными картами, она сама скоро подпадет под монастырь. И Элла Памфилова, чуть ли не единственное человеческое лицо этой власти, сказала: «Нет, хватит!»

Но не лукавство ли это? Известно, что подтасовки в Приморье были лишь на очень отдельных участках, которые составляют всего 3% от тех, кто голосовал. И что коммунист Ищенко до этих 3% лидировал на выборах во втором туре. Так может, не зачеркивать все, а просто пересчитать голоса на этих мнимых участках?

Так что же это такое — отмена выборов в Приморье с последующей их переигровкой — победа демократии (ну, наконец-то!) или хитрющий ход власти, сеанс черной магии с переобуванием на лету, чтобы все же оставить себе шанс выиграть с чистого листа?

Это похоже на звонок колокола. По ком он звонит? По всем нам, жителям, гражданам страны под названием Россия. Последние политические события, внутренние и внешние, а теперь и события экономические (жить людям становится все хуже и хуже) дают партии власти отрицательный рейтинг. Таким образом, «Единая Россия» вскоре может уже не удержать ситуацию, не справиться с ней, и проигрыш ее на ближайших выборах пойдет по принципу домино.

В этом не было бы ничего страшного, если бы… не 1996-й, не те судьбоносные выборы Ельцина. Именно тогда власть решила, что проигрывать она не имеет права ни при каких обстоятельствах. И вот это уже может перерасти в серьезнейший политический кризис на грани гражданской войны.

Читайте в МК:

«Неприятная встреча Путина с Лукашенко: Россия «давит» Белоруссию»

«Александра Ходаковского отказались пропустить в ДНР»

«Дикие случаи с мигрантами в Германии: страну поставили на ножи»

20 сентября 2018

Королева Марго

Вот что бы Маргарита Симоньян ни делала, демократическая общественность всегда будет недовольна. На своем канале RТ она провела интервью с Петровым и Васечкиным… тьфу, с Бошировым и Петровым, и тут же получила по первое число. Ах, она, такая-сякая, участвовала в кремлевской акции вместе с нашими шпионами. Значит, получила заказ и отработала. Да она сама шпионка и есть!

Они там все слепые, что ли? И глухие еще вдобавок. Мыслят (нет, уже не мыслят) стереотипами, штампами: Навальный — хорошо, Симоньян — плохо. А если подумать?

На самом деле Рита сделала замечательное интервью. Да, не задала несколько важных вопросов, но и этих 25 минут хватило, чтобы раскрыть глаза общественности. Она сделала самую настоящую журналистскую работу.

Показала: 1) весь идиотизм наших товарищей из спецслужб… ну, отдельных товарищей из отдельных спецслужб, «если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет…». 2) Весь непрофессионализм этих спецслужб, которые даже не удосужились придумать более-менее приличную легенду на случай провала. И 3) своим интервью Марго дала понять, что пацаны врут как подорванные, ни одному их слову верить нельзя. А значит (ну хотя бы косвенно), разоблачила этот смертельный номер. Теперь, после такого интервью все либо хохочут в голос (в лучшем случае), либо подозревают Боширова и Петрова если уж не в отравлении Скрипалей, то хотя бы в том, что они послужили прикрытием, сыграли в подкидного дурака, в мальчиков для битья.

А все эти версии про то, что власть специально так троллит дикий-дикий Запад, вообще не выдерживает критики. Глупость российская — вот что у нас происходит на каждом уровне. И интервью г-жи Симоньян это хорошо показало.

Когда говорят, что она работает на пропагандистском канале и поэтому надо бросать в нее шишки… Так чего же нашу «Рашу», которая «Тудей», так боятся? Маленькую «Рашу», невинную «Рашу». На самом деле заниматься пропагандой для дальнего зарубежья ну очень легко и приятно. Они сами подставляются — дай боже. Почти что вся внешняя политика Америки — глупость, плавно переходящая в преступление. Да и внутренняя теперь уже. Грех их не разоблачить.

Рита, конечно, не идеальна. Когда она разъезжает с американским флагом в честь победы Дональда Трампа или называет Путина вождем… Как бы это помягче сказать, чтобы не обидеть понравившуюся мне женщину?

А в остальном, по-моему, Марго просто прекрасна.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Опять призрак красного пояса (с небольшими добавками ЛДПР) бродит по России, как при Ельцине. Довыбирались.

То, что случилось в Приморье — начало конца? Победное шествие советской власти? Власть опять села на ежа с этими выборами. Так привыкла блефовать, подтасовывать, думала — народу уже по фигу.

Кремль играет выборами в режиме ручного управления. С Ельциным — выбирали. С Путиным — отменили выборы. После «мирного народного восстания» 2011—12 годов выборы вернули (частично).

К чёрту такие выборы! Они только мешают. Страна должна быть едина и неделима, как при великой Российской империи. Как при советской власти. Вот там же царь-генсек назначал своих сатрапов на кормление и ничего, стояла — одна 300 лет, другая 70. А так с выборами, с этой демократической игрушкой в угоду Америке, сколько еще Россия простоит?

Выборы мешают, они никому не нужны. Вон Украина демократическая, ха-ха, тоже назначает себе губернаторов, хоть ты ее зарежь. А что, унитарное государство.

Но как отменить эти чёртовы выборы? Ведь даже в нашей унылой авторитарной стране всё равно нужен повод. Иначе не поймут и будет еще хуже.

Неужели надо ожидать нового Беслана, Беслана-2, чтобы потом вновь встал президент и сказал: «Я отменяю выборы» и не объяснил почему.
Я понятно намекаю?

17 сентября 2018

Это наша родина, сынок

Каждое воскресенье утром я убегаю от всех. Уединяюсь, сажусь перед экраном. И на полчаса (всего на полчаса!) уезжаю на свою родину. Не историческую, нет. Моя родина — Советский Союз, чтоб вы знали.

Программа называется «Обыкновенный концерт» и идет по «Культуре». Выходит мультяшный персонаж, конферансье и объявляет артистов моего детства. И они появляются! Молодой Муслим Магомаев, та еще лихая Пугачева, Иосиф Кобзон… Шульженко, Утесов, Бернес… Плятт, Раневская… Енгибаров, Никулин, Шуйдин, Карандаш… Гурченко, любимая Гурченко и Андрей Миронов… Зиновий Гердт… Григорий Горин, Александр Иванов… Можно перечислять бесконечно.

А еще там показывают сидящих в зале людей на программе «Вокруг смеха» или на какой-нибудь «Песне-78». Таких милых, скромно одетых людей, которых я так нежно люблю. Которых становится все меньше и меньше… Они уходят. Это наша родина, сынок. Моя страна, которую у меня украли. Которую я не предам, что бы про нее сейчас не говорили. Все отлично знаю: о причинах ее распада, о Верхней Вольте с ракетами, о прогнившей сущности КПСС. О Ростроповиче, Вишневской, Солженицыне, Сахарове, погибшим с голоду диссиденте Марченко, расстреле рабочих в Новочеркасске. О дефиците, колбасных электричках, бесконечных очередях в ГУМе. И туфлях, которые надо было разнашивать, не обращая внимание на мозоли. Все знаю, но ничего не могу с собой поделать. Это болезнь, тяжелая болезнь под названием ностальгия. Отправьте меня в мою страну, не мучьте уже. Страну моего детства, где было так хорошо. Страну «Мимино» и «Я шагаю по Москве», Высоцкого и Любимова, Ефремова и Тарковского… Даже при всей трагедии этих людей в СССР.

То, где мы сейчас оказались — мне непонятно это. Какой-то огромный обрубок, забывший красный флаг, пыжащийся чего-то нам доказать на сирийско-украинском фронте. Какие-то морды непонятных мне миллиардеров, получивших свое с барского плеча, обкрутивших вокруг пальца весь наивный советский народ. Какие-то чиновничьи гладкие хари, так уже всем надоевшие. Визжащие продажные девки из телевизора, где все напоказ… И только гимн остался. Полчаса «Обыкновенного концерта» мне хватает. Это как лекарство, живая вода. Я отогреваюсь душой и вновь стараюсь жить. Непонятно зачем… Ведь у меня отняли родину, как хвост собаке отрубили по частям. Высокая болезнь — ностальгия, ты всегда будешь со мной. Это не лечится, ну и прекрасно. Поэтому давайте, братья и сестры, товарищи вместе со мной: «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз». Навсегда ушедшее время…

1457012

Читайте также:

«Отравленный» участник Pussy Riot ослеп и оглох

Минобороны представило аудиозапись, доказывающую причастность украинских военных к MH17

Зюганов рассказал Путину о криминальном беспределе на выборах губернатора Приморья

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире