melman_a

Александр Мельман

10 декабря 2018

F

Людмиле Михайловне Алексеевой был 91 год. В субботу вечером её не стало…
Этого простого сообщения достаточно для тех, кто понимает. Тех, кто понимает, очень мало. Не понимающих подавляющее большинство.

Она всегда знала, что будет изгоем. Белой вороной. Но это был только её выбор.

Начиная с 41-го года 14-летняя девочка просилась на войну — бить фашистов. Не пустили — девочка… А уже в 43-м после Победы её призвали на стройку коммунизма — возводить метров «Сталинская», таскать вагонетки.

Сколько нужно человеку думающему, чувствующему, испытавшему трагедию потери близких, сгинувших в ГУЛАГовских застенках, чтобы перейти со станции «Сталинская» (ныне «Семёновская») на другую линию? Диссидентом Алексеева стала в 65-м, правозащитную московскую Хельсинскую группу с единомышленниками основала в 76-м, и все эти годы самиздат, права человека, борьба героических одиночек против режима… Ласковые щупальца КГБ, допросы, запугивание. Не на ту напали! Тогда её также вежливо рыцари плаща и кинжала попросили выйти вон из страны. В 1977-м вынужденная эмиграция в Америку, тогда казалось — навсегда…

Вернулась в 93-м, и всё остальное было на наших глазах. Вроде время изменилось кардинально. Теперь правозащитников сажают за один стол с президентом, и он их милостиво выслушивает со всем вниманием. Все помнят кадры, как Путин приехал к Алексеевой в её маленькую квартирку на Старом Арбате, поздравил с 90-летием и подарил картину с изображением города Евпатория, города, где она родилась. Картину со смыслом, как тогда говорили, ведь Евпатория к тому времени опять стала наша. Вот так теперь власть «расправляется» с диссидентами? А Людмила Михайловна тогда сильно Путина за что-то благодарила, пожимала обе руки, за что и получила сполна от любимых коллег-либералов.
Только Алексеева не обижалась, ей было некогда. Официальная часть началась и закончилась, забудьте. Дальше она с головой окунулась в свой театр абсурда, которым на самом деле и стала наша жизнь.

Вот она в костюме Снегурочки (никогда не боялась казаться смешной) у памятника Маяковскому держит под руку Лимонова на тех знаменитых акциях на Триумфальной в поддержку 31-й статьи Конституции — больше двух собираться. Вот её также ласково и нежно (неужели, как когда-то КГБшники?) шмонает ОМОН. Вот патриотические придурки закидывают её яйцами, а вот какой-то ненормальный просто бьет по голове во время пресс-конференции. Россия, XXI век, ничего нового.
Алексеева никогда не считала это нелепостью. Просто знала: несмотря на все властные воздушные поцелуи, на ненависть того самого агрессивно-послушного большинства, на обструкцию соратников, она будет делать своё дело до конца — защищать униженных и оскорбленных людей, что бы они потом не говорили ей в лицо. Защищать и всё тут.

…А теперь будет высокий слог, хотя применительно к Алексеевой, он, конечно же, не уместен. Но я скажу. В России умерла Совесть, и одних сюжетов в «Новостях» только потому, что Путин уважал Людмилу Михайловну недостаточно. Объявите траур по всей стране, отмените все развлекательные программы. Все-таки совесть не уходит каждый день…

И ещё. Не хочется всё переводит в мистику, в символы, но Россия именно мистическая страна, и символы здесь значат очень много. Алексеева ушла сразу после повторного приговора Льву Пономареву, «более мягкому». Всё правильно: «они» берут реванш, а лучших либо сажают, либо их больше нет. Это знак беды.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Завещание Людмилы Алексеевой: «Нам нужны два непоротых поколения»

«Что хотел сказать Чубайс, обвинивший россиян в неблагодарности к олигархам»

«Влияние смартфонов на детей в России: поразительные факты»

Царям
дворец
построил Растрелли.
Цари рождались,
жили,
старели.
Дворец
не думал
о вертлявом постреле,
не гадал,
что в кровати,
царицам вверенной,
раскинется
какой-то
присяжный поверенный.

Автор — В.Маяковский, поэма «Хорошо». Исполнитель Д.Киселев, рэпер милостью Божией. Он это исполнил в своей самой серьезной на нашем ТВ программе «Вести недели». Классно! Смело! Хорошо? Как когда-то пела ранняя Алла Борисовна Пугачева: «Хорошо, да хорошо, да ничего хорошего».

Это он так поддержал рэпера Хаски, которого закрыли, свинтили, а потом отпустили. Очень быстро. Кажется, приказ пришёл сверху. А если бы не пришёл?

3014763

Там наверху поняли: такими рэперами бросаться нельзя, тем более Хаски. Он же вообще Донбасс поддержал, Прилепина. Он же наш, советский — а его в тюрягу. Они, типа рэперы — Хаски, Фейс, Баста — пасут молодежь, которую в принципе злить нельзя. Рэперы — наше будущее, новый комсомол, на них вся надежда.

И вот Дмитрий Киселев читает рэп, знатно читает, под музыку и под Владимира Владимировича. Хорошо? Хорошо, но мало. Я бы на его месте всю программу так и читал бы, чтобы молодёжь смотрела. Ну, например: «Мы-можем-превратить-Америку-в-радиоактивный-пепел». Или вот ещё: «Совпадение? — не думаю». Или: «Бей-фашистов-бандеровцев-долой-Порошенко!» Ну, в общем, в этом роде.

И все подобные форматы нужно перевести на рэп. И кричать они должны друг на друга рэпом. И бить друг друга, поливать дерьмом, как настоящие рэперы. Но только не врать, потому что настоящие рэперы не врут.

Зато теперь у Дмитрия Киселева есть новая профессия. Когда власть переменится (а она обязательно переменится, в этой жизни нет ничего застывшего, постоянного), ему будет, где себя применить. Киселев начнёт ездить с концертами по городам и сёлам, собирать стадионы и исполнять «Хорошо». Хорошо? Очень хорошо.

Представляете, его объявляют: «Рэпер красавчик Киселев!» И все уже знают, что это он, любимец публики, мастер слова и никакой уже не пропагандист. Он будет участвовать в «Голубых огоньках», а Борис Берман и Ильдар Жандарёв пригласят его к себе в гости, как очень культурного человека, реального властителя дум. И даже Дудь пригласит и станет разговаривать с ним матом. Как рэпер с рэпером.

Вот тогда заживём, вот тогда посмеёмся. И будем лучше, чище и добрее. Йо!

Читайте в МК

«Сижу, реву, куда прислать водителя с деньгами?»: «звезда» купила дом мальчику-герою»

«Экономика наша нормальная — как средняя температура по больнице с учетом морга» анализируем отчет Медведева за год

«Почему рухнул биткоин: создатель криптовалюты дал прогноз»

Хороший журналист — это еще не профессия. А Сергей Пархоменко хороший журналист, слов нет. Профессиональный, умный и талантливый.
Но может ли профессиональный, умный и талантливый одним невнятным, гадким словом себя зачеркнуть? Да, может.
Елизаветы Глинки, доктора Лизы нет в живых. Она разбилась в том самом самолете, летящим в Сирию. Пархоменко, конечно, это знает. Но он ведь должен, просто обязан гнать из себя правду-матку без всяких тормозов. Он так думает, а значит, имеет право. Он — рукопожатный человек с хорошим лицом, моральный авторитет.

Написав гадость про доктора Лизу, он для меня больше не существует. Была бы она жива… Была бы Лиза жива, то, пожалуйста, говори, что хочешь, пиши, что бог на душу положил. Хочешь оскорбить — оскорби, она же сотрудничала с Путиным. Была бы она жива, может и ответила бы ему, а может, и нет, плюнула, усмехнулась и пошла дальше делать свое святое дело.
3013539

Но ее нет в живых, она уже не ответит. И тогда то, что написал Пархоменко — это чистое негодяйство. Значит ни мама с папой, ни Владимир Владимирович Маяковский не научили его, что такое хорошо и что такое плохо. «Они любить умеют только мертвых» — не про него. Они бьют мертвых, еще раз их убивают. Хотя ведь известно, что лежачего не бьют. Тем более мертвого.

Вот также и Стас Белковский. Умный, талантливый, делающий великолепную историческую программу на «Эхе». Но и он, лишь только Елизавета Глинка ушла из жизни, перестала существовать, точно также набрасывался на нее с оскорблениями. И это негодяйство.
Демшиза, вы сошли с ума, даже лучшие из вас. Что вы гоните, кого убиваете по второму разу? Принципиальные вы мои.
Оригинал

Читайте также:

«Власть нас не слышит»: как судили участников беспорядков в Париже»

«Замена Дорониной на Боякова во МХАТе стала сигналом другим худрукам»

«Суд по «Зимней вишне» может пойти по сценарию «Хромой лошади»

А я в нем и не сомневался. Да как можно, мушкетёр Его Величества, бесстрашный Д’Артаньян, один за всех и все за одного. Дорогой наш Михаил Сергеевич. Не подумайте, что Горбачев.

3013139
фото: ТАСС

Вот Боярский говорит: «Я за цензуру в этой области. Мне кажется, что распущенность художественная не на пользу государству. Должны быть компетентные и толковые люди, которые смогут решить проблемы, не прибегая к насилию, но на первое место ставя нравственные позиции художника. Если они соответствуют христианской морали и общечеловеческим достоинствам, то, конечно, это было бы великолепно. Таких людей у нас много, от научных деятелей до театроведов и артистов».

Нет, он не приказывает, приказывать может только король. Он предлагает. Один за всех. И я предлагаю нам всем поддержать его, одного.

Время пришло: творцы совсем распустились. Что себе позволяют?! То классику переиначат, то гомосексуалисты у них там всякие, то Сталин дурак. А потом возись с ними, отменяй прокатное удостоверение, убирай оперу из репертуара, хоть в тюрьму сажай. Зачем в тюрьму, ведь можно же по-другому, по-хорошему, по-старому, как «при бабушке», при Леониде Ильиче с медальками, чмоки-чмоки.

Собрались уважаемые люди, всё понимающие в искусстве, ну, и выдали немного замечаний: «Так, вот этого пидора уберите, сделайте отцом семейства, пусть гимн по утрам поёт. И в политику не лезьте, надоели со своими аллюзиями, понимаешь. А на главном герое знаете чего не хватает? Креста на нём нет! Крест наденьте (трусы снимать не надо)… Вот, видите, теперь духовненько получилось, патриотичненок».

И вообще, тут у нас в интернете художники разделились. Одни почему-то против, даже проверенные во всех местах. То Нагиев кричит: «Доколе!» и выступает против пенсионной реформы, то Серебряков из своего канадского далёка брякнет что-то в стиле Шевчука: «Родина-уродина, к сволочи доверчива», то аж любимец публики и лично Филиппа Киркорова Данила Козловский… То Михалков… Нет, про Никиту Сергеевича больше не будем. То (закройте глаза и уши) сам министр культуры про Рашку-говняшку.

Ну, а Россию (не Рашку!) кто будет защищать? Вот наш Михали Дартаньянович и пошёл грудь на амбразуру. Пора-пора-порадуемся за него.

А, может, он прав, три тысячи чертей?! Ведь и Евгений Александрович Евтушенко перед смертью вдруг захотел возродить Союз писателей.

Но вот я смотрю на своих любимых режиссеров, которые так жаждали свободы, всем своим творчеством приближали её, как могли. Только при худсоветах страшных они снимали «Мимино», «Москва слезам не верит», «Иронию судьбы», «Бриллиантовую руку» снимали… А после, на свободе с чистой совестью… Помолчим…

Худсовет, как свобода — будто лезвие бритвы. Цензура мучила творцов, не давала им жить. Но свобода страшна не меньше — там ты голенький, а потом бывает стыдно… Да, всё в нашей жизни вот так, по-еврейски: с одной стороны, с другой стороны, вопросом на вопрос.

…Несколько лет назад я встречался с Михаилом Сергеевичем. Гостиница на окраине Москвы. Маленький, совсем нешикарный номер, незаправленная кровать и… без шляпы, представляете? Но разговор с ним… Это было обаяние ума, я получил несказанное удовольствие.

А теперь что — горе от ума? Ну дай Бог, чтобы Д’Артаньян превратился в Чацкого. Каждый должен играть свою роль.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Криминальные схемы в Сочи: как воры перестраивают олимпийскую столицу»

«В голосовании за имена аэропортов нашлись нестыковочки»

«Рубль в декабре ждут сказочные испытания»

Ну что вы прицепились к Сергею Брилёву? Да, подданный Ее Величества, и… Вы хотите его четвертовать на Красной площади, на Лобном месте? Или чтобы он каялся публично по своему ящику, как диссиденты в советское время, которых дожало КГБ? Или чтобы, как предлагает Навальный, на краешке телевизора во время его «Вестей в субботу» стоял лейбл «Иностранный агент»? А, может, сразу нарисовать ему эти два позорных слова на лбу?..

Скажу вам как знаток, ребята. Да, порой приходится разбираться в пятидесяти оттенках серого — работа такая. Так вот, Брилёв — это самый приличный пропагандист на нашем ТВ. Не бежит впереди паровоза, а уж тем более — «задрав штаны за комсомолом». Старается не врать, не говорить гадостей и глупостей. Просто на службе у Путина, а значит, у России, и все тут.

Что же сдерживает Сергея Брилёва? Может, личная порядочность, семейное воспитание? А может, то самое британское подданство, тот домик в Лондоне? Все может быть.

Поэтому я от всей души желаю моим любимым пропагандистам, которые не журналисты… Всем и каждому: Соловьеву, Киселеву, Скабеевой, Шейнину, Кузичеву, Кате Стриженовой, Норкину… Уф, сколько их еще, как бы никого не забыть. …Пете Толстому, Пушкову, Бабаяну, Куликову и Ираде, понимаешь, Зейналовой… Ну, в общем, всем вам, друзья мои любимые, за месяц до Нового года я желаю иметь свой домик в деревне.

Деревня может называться Америкой или Румынией, какая разница. Главное, если у вас еще есть что-то за душой, имея гражданство другой страны, вы будете меньше врать и больше давать объективной информации. И тогда (почему нет?) вдруг опять превратитесь из пропагандистов в журналистов. О, это будет праздник какой-то, не хуже Нового года!

Боже, храни королеву! И Брилёва.

«Что с нами случилось?» — спрашивал Михалков у России в своем последнем (крайнем, крайнем!) фильме «Солнечный удар».

«Что с вами случилось, Никита Сергеевич? — спрашивает у Михалкова Россия вот уже последние лет 25. Как вы дошли до жизни такой?»

Все спрашивают, и Юра Дудь, наконец-то, решил спросить. Ну и спросил. А Михалков повелся, показал себя, только и всего.

Был другой Михалков. Я очень хорошо помню: вот он сидит перед Урмасом Оттом. 1986-й год, началась перестройка. Михалков молодой, красивый, ему 41 год. И Урмас молодой, красивый, лучший интервьюер нашего ТВ, предвестник Дудя. Урмаса больше нет, светлая ему память.

Тот Михалков 41-летний из 86-го был свободен, талантлив, снимал классное кино. Не дружил с властью, с той, советской, с которой так дружил его знаменитый отец. Никогда у них ничего не просил, сами приходили и давали всё. Говорил то, что думает, в фильмах своих уж точно.

Тот Михалков в 1980-м на похоронах Высоцкого сказал про него: «Умер народный артист Советского Союза». Тот Михалков в 1986-м на V Съезде Союза кинематографистов один (один!) встал и защитил Бондарчука-папу, Колиджанова, Чухрая, тех героических, но очень просоветских стариков-режиссеров, на которых набрасывалась свора.

Тот Михалков закончился в 1994-м году, получив Оскар за «Утомленные солнцем», настоящие «Утомленные солнцем». Потом начался другой.

Он поддерживал поочередно Ельцина, Руцкого, Березовского. Ну и последние лет –дцать, конечно, Путина. Дружил с ними, а с Путиным и теперь дружит. Бил ногой по лицу несчастного нацбола, которого держали охранники с двух сторон. Вставал на сторону сильного. А вот недавно осудил Серебренникова, своего коллегу, уже находящегося под судом. Вот такой широкий человек, я бы сузил.

Дудь был с Михалковым ласков, любезен, тонок. Рисовал его портрет маслом. Картина маслом. Дудь был хитер в этой своей любви, он восхищался Михалковым. Таким, какой есть.

А Михалков… Как будто пришел к нам из Гоголя. Или из Достоевского. Вот перед нами Иван Александрович Хлестаков, а вот Чичиков, а вот Свидригайлов. Вот Карамазов-отец, а вот Митя с Иваном. А где он сам, наш Никита Сергеевич? Он говорит про себя, про свое творчество: «Утомленные солнцем-2» — великая картина. Это гениально». А Дудь мягко и нежно воркует от имени общественности: «Говно». Михалков соглашается, и да, и нет: ну пусть думают, как хотят. О, он у нас либерал!

«Почему вас не любят, Никита Сергеевич, вы знаете?» — «Меня не любят только те, кто меня не знает». Дудь подкрадывается к Никите Сергеевичу как партизан: через папу и его гимн, через мигалку и двойную сплошную, через Юрия Богатырева. Через Путина…

Вот это, с Путиным, наверное лишнее. Зачем, когда и так все ясно — «слуга царю, отец солдатам…».

Михалков был готов идти Дудю навстречу, Михалкову Дудь нравился. А Дудь, вот молодец, ни разу не обидел такого хорошего человека и великого режиссера (в прошлом? или в прошлом не бывает?). Это был очень куртуазный поединок на шпагах, в котором никто не пострадал, все остались живы. А мы всего лишь увидели его лицо. Новое лицо, уходящую натуру.

Михалков по-прежнему такой же нежный. Обаятельный и привлекательный. Очень чуткий, точный, памятливый, отлично запоминающий детали. Но при всем богатстве выбора он, похоже, сам уже не ведает, что творит.

Он слишком сблизился с властью, любой. И от этого стал менее значительным, что ли. И талант, та искра божья куда-то исчез — о чем спрашивал его Дудь. Оказывается, Никита Сергеевич еще с малых ногтей думал об этом. Он же умный, все понимает. Знал, боялся, что это когда-нибудь произойдет, особенно с возрастом. И произошло же! Был талант, да куда-то весь вышел, испарился.

Он, такой замечательный, весь в прошлом. Когда деревья были большими и лютовала советская цензура, приказывая ему сделать 200 правок в его чудесной «Родне», он был лучшим — поэтом, художником и гражданином. А теперь он придворный очень высокого ранга, друг президента. Разницу чувствуете?

Все это нам и показал Юрий Дудь — каким он был и каким остался. Показал метаморфозу этого прекрасного человека, большого мастера. Любя показал, от чистого сердца. Не тупо, а лишь отдельными штришками. И с Михалковым стало все ясно.

Оригинал

Я не виноват, они сами раскрываются, говорят о себе. И добавлять уже ничего не надо.

На неделе у Владимира Соловьёва обсуждали годовщину Нюрнбергского процесса. У Соловьёва, лучшего из лучших, умнейшего из умнейших, которому так доверяют зрители. И вдруг кто-то из гостей сказал, что главного редактора нацистского издания «Штурмовик» Штрайхера приговорили к смертной казни через повешение за пропаганду нацизма.

Что тут случилось с Соловьёвым?! Даже на безоблачно-голубом экране было видно, как он потемнел в лице, чуть не поперхнулся. Как сначала не знал, что ответить, а потом всё же сказал: «Нет, Штрайхера приговорили за антисемитизм». А его коллега историк Армен Гаспарян (не путать с Артуром!) тут же заступился и поддержал своего старшего товарища.

Неужели Соловьёв воспринял накат на Штрайхера как на самого себя? Ну, какая может быть связь между доблестным борцом с укрофашистами и немецким нациком? Никакой связи, даже намёка нет. Но Соловьёву почему-то кажется…

Ему вообще кажется. Вот он часто говорит, что Иисус Христос обедал в «дорогих ресторанах». Ну да, это он так поддерживает патриарха и себя, любимого. Нет?

Знает кошка, чьё мясо съела. Они всё про себя знают. И, наверное, плохо спят по ночам, вскакивают от страшных видений. Они, пропагандисты, чувствуют свой конец, понимают, что он неминуем. И за это я их люблю.

Оригинал

16 ноября 2018

Мальчик вырос

Был такой журналист — Евгений Ревенко. Лучший телерепортер на самом деле. Какие сюжеты снимал!

Потом перешел вслед за своим отцом-командиром с НТВ на «Россию». Вел итоговую политическую программу. Правильно вел. Дальше уже стал начальником. Серьезным начальником по отделу информации. Очень правильной информации, нужной.

А затем ушел в Думу, туда ему и дорога. Стал правильным депутатом от правильной партии, делал правильные высказывания. Молодец!

И вдруг: «Перед судом часто предстают люди, которые никакой физической угрозы для окружающих не представляют. Клетки унижают человеческое достоинство подозреваемых, воздействуют на их психику. Все это вызывало справедливую критику у правозащитников и просто наблюдателей».

Это речь не мальчика, но мужа — Евгения Ревенко. Он, правильный депутат с правильными понятиями, взял и поддержал законопроект о запрете решеток в залах суда. Громко поддержал, от души.

И просто вырос в моих глазах. А в ваших?..

Читайте также:

Россия вымирает: власти назвали неожиданную причину демографического кризиса

Президента кинули с кортежем: криминальный скандал между Россией и Сенегалом

Путин в Петербурге устроил разнос: «Бюджетные деньги утекают сквозь пальцы»

Урсуляка надо смотреть, обязательно. Урсуляка надо понимать. Он, может, один из трех живущих сегодня русских режиссеров (еще Звягинцев и Сокуров), который ничего просто так не снимает. Он высказывается, и высказывание это очень важно для многих людей.

Совсем не обязательно у Урсуляка тема политическая. Может быть стилистическая, интонационная, эмоциональная. Но всегда смысловая.
О чем сейчас хотел сказать-то? Сериал по роману модного Алексея Иванова «Ненастье», про 90-е. Лихие?..
Это фильм про красный флаг, про Мальчиша-Кибальчиша. И неизвестно, кто здесь Кибальчиш — сам Урсуляк или герой «Ненастья».

В 93-м, сразу после распада СССР, он начинал с «Русского регтайма». Реальный случай из убогой советской жизни, когда студенты в день 7 ноября хорошо выпили, от бессмысленного и беспощадного счастья пошли гулять по крышам, ну и сорвали там советский красный флаг. За что потом загремели под фанфары, скрутили их, закрыли, сдали из рук в руки как самых отъявленных преступников. То кино было абсолютно антисоветским, и Урсуляк, в общем-то, издевался над тупостью нашей бывшей родины.

Потом было много чего: такой стильный детектив «Неудача Пуаро», тонкая интерпретация Тынянова («Долгое прощание»), та самая «Ликвидация» на все времена, ажурный «Исаев» с полунамеками из «Семнадцати мгновений», эпическая, но такая точная, страшная «Жизнь и судьба», «Тихий Дон», где брат на брата, — и вот «Ненастье».

Урсуляк начинал с насмешки над красным советским символом, а сейчас… «Афганцы», такие же бессмысленные и беспощадные, смотрят Горбачева по «ящику», когда тот заявляет, что уходит в отставку. И красный флаг на главной башне Кремля, еще не спущенный. А потом, как в старой кинохронике, нон-стопом… Красный флаг над Рейхстагом весной 45-го; Гагарин после прилета на родную землю идет по аэродромной дорожке — и шнурок развязался; Роднина… слеза Родниной под красным флагом победы на Олимпиаде в американском Лейк-Плэсиде, и… Декабрь 91-го, красный флаг медленно полет вниз и уходит в небытие. Вместо него поднимается другой — бело-сине-красный; другая страна.

Вот что для Урсуляка главное. Со временем он, как многие из нас, осмыслил происходящее и проклял 90-е. Да, не он один: точно так же сделали диссиденты-антисоветчики Зиновьев, Максимов, Солженицын…

Только не надо упрощать Урсуляка. Он всегда дает объем, неоднозначность, пытается смотреть в корень. Ведь и в новой стране люди продолжали любить, радоваться жизни (уж как могли), просто жить. Но как?..

Здесь главные герои — «афганцы». Потерянные, затравленные, исполнившие приказ своей жестокой Родины. Погибшие за эту Родину, черт бы ее побрал. Вернувшиеся моральными уродами, инвалидами (духовными и физическими), про которых Родина даже не хотела вспоминать. Ушедшими в бандиты (а куда еще?). Афганское братство с искалеченной судьбой.

Они умерли, хотя были еще живы. Они потеряли себя. Афганистан, та незаметная война, про которую почти не говорили по телевизору, стала детонатором распада великой страны. Я и сам помню жирного полковника в военкомате, который рассказывал веселые истории о том, как зачищали кишлаки до полного, абсолютного уничтожения; как наших узбеков переодели в душманов для понта, а другие наши, разведчики, ничего не зная, всех их перестреляли. И жирная харя, рассказывая про это, хохотала.

…Теперь будут Урсуляка обвинять, говорить, что он снял сериал на злобу дня, про те самые лихие 90-е. Ну да, госканал заказал эту мантру, дабы оттенить нынешнее время, величественное и спокойное: вот раньше была такая фигня, зато сейчас!..

Но Урсуляк никогда не был конъюнктурщиком. Он так думает, и все тут. Он прожил эти последние 30 лет в нашей полураспадающейся стране и решил, что пора. Пора делать «Ненастье» — про свои сомнения, беду, горечь. Пора сказать то, что думает, а в общем — сказать правду.

Но я надеюсь, что как честный человек Сергей снимет и про нулевые, и про десятые — да, когда-нибудь потом. Точно такую же правду, которую сейчас скрывают. Потому что я Урсуляку верю.

Читайте также:

Дневники убийцы: записки керченского стрелка объяснили мотивы нападения

Глава ДНР Пушилин подписал закон на случай своей смерти

«Секс с двумя догами»: русская эскортница раскрыла интим-капризы королевских особ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире