medinski

Владимир Мединский

14 декабря 2012

F
«Российская газета», 14.12.12

За последние дни в министерство культуры пришло много писем с просьбой «не закрывать НИИ». Хочу еще раз повторить: планов по ликвидации подведомственных институтов нет и не было. Понимаю, что сложившаяся ситуация отчасти спровоцирована печальной судьбой НИИ других ведомств и многолетним опытом невнимания к ученым со стороны чиновников. Именно поэтому считаю необходимым объяснить позицию Минкультуры.

Я внимательно изучил записи заседаний рабочей группы Общественного совета. Эксперты группы  — Анатолий Смелянский, Карина Мелик-Пашаева, Борис Любимов, Дмитрий Бак, Виктор Вахштайн, Владимир Малышев, Ольга Свиблова, Екатерина Гениева, Юрий Григорян и другие, полный список есть на сайте Министерства — абсолютно компетентны. Все директора НИИ — тоже равноправные члены рабочей группы.

За несколько недель на группе прозвучали разные идеи  — от нарочно провокативного «закрыть всех», до укрупнения в одно гуманитарное Сколково. Мы на сегодня готовы поддержать инициативу руководства НИИ — взять тайм-аут для разработки планов перемен, необходимость которых, кстати, никто не отрицает.

После совещания 12 декабря я встретился со всеми директорами НИИ. Каждому из них — как и руководителям других федеральных учреждений культуры — поставлена задача самостоятельно попробовать разработать план оптимизации своей деятельности и в целом — развития НИИ Минкультуры. Срок — к марту 2013 г. В каждом институте будет создана своя рабочая группа, куда кроме директора и научного секретаря войдут еще несколько экспертов. Курировать группы будет заместитель министра Г.Ивлиев.

Сохранение лучших кадров, уникальных коллективов, оставшихся в НИИ — равно как и в музеях, библиотеках, архивах — одна из главных задач министерства сегодня. Под словом «сохранение» имеется ввиду, в том числе повышение зарплаты до нормального уровня и создание условий для развития. В контексте отечественной гуманитарной науки это: оцифровка и перевод для начала хотя бы на английский язык архивов и новых работ, и создание на портале «культура.рф» специального раздела для публикации научных трудов, и выделение дополнительных грантов на исследования и т.д. Достойна внимания идея Е.Гениевой вернуть библиотекам и музеям отобранное в ходе какой-то реорганизации право полноценно заниматься научно-исследовательской деятельностью. Обидно, что библиотека Конгресса США сегодня является мировым научно-исследовательским центром, а Ленинка и библиотека Рудомино нет. Мы подумаем, как можно реализовать на практике идею Александра Архангельского — выделить именные государственные пожизненные гранты ведущим ученым.

Как предлагают по итогам выступлений руководства НИИ ряд экспертов рабочей группы, например, Ольга Свиблова, планы, отчеты, порядок расходования государственных средств каждым институтом будут еще раз изучены.

Министерство беспокоят «неточности» в годовых отчетах о командировках. Непонятно, почему готовые тома очень важных исследований не опубликованы, якобы из-за отсутствия госфинансирования, хотя, повторюсь, по данным министерства деньги на это были все время. Хотелось бы также ввести в практику утверждение отчетов НИИ ученым советом, чтобы сотрудники потом не опровергали данные своего руководства.

Фундаментальные научные исследования и проекты, такие как многотомная «История искусства», будут финансироваться государством в полном объеме. Но — повторю свою мысль уже в правильном контексте — ученые, самостоятельно определяя сферу своих научных интересов, должны отвечать на запросы государства и общества. Если ведомству необходимо подготовить госпрограмму «Развитие культуры», мы не сможем отчитаться за нее в правительстве исследованием творчества Мандельштама или монографиями о средневековой архитектуре Британии.

Уверен, что спокойный и разумный диалог, без эмоций и старых обид, приведет к желаемому всеми нами результату — развитию отечественной гуманитарной науки и полноценной интеграции ее в мировой культурный процесс.

Оригинал
По рейтингу Министерства образования 15 наших ВУЗов признаны неэффективными. Мы не можем игнорировать результаты работы коллег, но сами сейчас работаем над критериями оценки своих учебных заведений с учётом их мнения. Моё глубокое убеждение — нельзя оценивать так, как медицинские, технические, даже гуманитарные институты ВУЗы, которые готовят специалистов творческих профессий. Специфика этого образования совершенно другая.

Ни по одному ВУЗу, подведомственному Минкультуры, не принято и не будет принято решение о ликвидации только на основе рейтинга Минобразования.

Ни один из студентов подведомственных Минкультуры учебных заведений не останется без диплома и не будет испытывать трудности или неудобства в учебном процессе.

Но я бы хотел обратить внимание вот на что: есть разные организационные формы существования учебного заведения: университет, институт, академия и т.д. В 90е появилась возможность получить самостоятельность, укрупниться, назваться <> или <>, допустим и набрать максимум студентов на максимум специальностей. Самые энергичные деканы этим сразу воспользовались, правда, качество образования не улучшилось, но если сейчас попытаться вернуть всё на место, начинается сопротивление. И это вопрос не существования ВУЗа, а бюрократических форм управления им. Но все проблемные вопросы будут решаться только с участием ректорского сообщества, экспертов отрасли, Общественного и Экспертного советов при Минкультуры.
В блогосфере широко комментируют мое выступление на открытии выставки «Россия в Святой Земле». Поскольку приводятся неточные цитаты, приписывается то, что я даже близко не имел в виду, — уточняю.

1. Было сказано: «обидно, что в Москве нет улицы, которая носила бы имя святого человека, великой княгини Елисаветы Федоровны, хотя улицы, носящие имена ее убийц и их сподвижников — есть. Странная ситуация. Об этом Правительству Москвы стоит задуматься».

2. При этом я против любых ПЕРЕименований созданного с 1917 по 1991 гг. Если улица, город построены в советские времена, с какой стати их переименовывать?

3. Возвращать исторические названия старым улицам, которые были в советские годы переименованы в честь т.н. «революционеров – террористов», нужно осмотрительно. Начинать с просвещения, опираться на мнение населения, осуществлять возвращение названий без дополнительных расходов и без проблем для людей. Вопреки тому, что пишут в блогах, это нормальная и незатратная практика.

Все это важно. Это наша историческая память. А она, полагаю, лежит в основе культуры.

PS
По поводу давно высказанного мной мнения о необходимости захоронения тела В.И. Ленина и организации музея на базе Мавзолея: это остается исключительно моей личной позицией как гражданина.

При этом подчеркну: этот вопрос должен решаться на основе общественного согласия.

Любым действиям должна предшествовать обширная просветительская работа, широкое ознакомление общественности с историческими фактами.
10 мая 2012

Про Дурова

Когда беспамятством страдают люди необразованные, безграмотные, темные, находящиеся под влиянием алкоголя или озлобленности на весь мир, — это одно. От них можно просто отмахнуться.

Когда беспамятство по отношению к Победе демонстрирует человек, пользующийся влиянием, образованный, создавший крупную социальную сеть, имеющий десятки и сотни тысяч подписчиков, человек публичный, я просто отказываюсь в это верить.

775697

Надеюсь, основатель ВКонтакте Дуров сам не понял, что написал. Что оскорбил все то, ради чего жили и умирали наши деды.

Надеюсь, он догадается извиниться.

А пока — прошу подписчиков меня простить — свой аккаунт ВКонтакте я замораживаю. Он будет автоматически удален, если Дуров не принесет извинений за свою глупую выходку — в течение ближайших дней.
95 лет назад, 2 (15 по новому стилю) марта 1917 года, отечественная история изменила свой тысячелетний ход. В этот день в России пала монархия. Помазанник Божий, «хозяин Земли Русской», император и самодержец Николай II стал просто «гражданином Романовым», чья трагическая участь была предрешена.

Само отречение Николая II — отнюдь не что-то небывалое для отечественной истории. Мы помним, как дважды отрекался Иван Грозный. Конечно, он дурачился, но именно его — неожиданный для всех — уход в Александровскую слободу стал первым русским прецедентом оставления престола.

Не будем принимать во внимание такие случаи, как принуждение Петра III отречься в пользу сына Павла (в реальности же в пользу будущей императрицы Екатерины II). Но если брать масштабные по последствиям отречения последних веков, то первым из них было отречение цесаревича Константина Павловича. Его отказ от престола в конце 1825 года спровоцировал кризис власти и восстание декабристов. Вторым стало то самое событие 2 (15) марта 1917 года, по поводу которого до сих пор ломают копья историки.

Сегодня существует целый ряд исследований, утверждающих, что отречение Николая II было сфальсифицировано. Действительно, есть небезосновательные вопросы и к юридической форме этого документа, и к его содержанию (такое ощущение, будто оно склеено из разных документов)… Да и к самой подписи последнего государя, которая была либо подделана, либо взята из других документов. Однако сам Николай II, даже если принять эту версию, по факту смалодушничал, принял отречение и никогда его не опровергал.

Насколько негативно российское общество восприняло это событие, свидетельствует следующий малоизвестный факт, так сказать, из уездной жизни российской глубинки. Уже 6 марта, как только новость дошла до Сибири, Министр императорского двора граф Фредерикс, завизировавший отречение государя, был единодушно лишен Городской думой Ново-Николаевска (нынешнего Новосибирска) звания «почетного гражданина города». С однозначным посылом — за предательство.

С тех пор российская история не знала отречений в буквальном смысле этого слова. Забегая вперед, замечу, что уход Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года, который сегодня почему-то называют «отречением», был всего лишь ловким политическим ходом, политтехнологией. Чем раньше были бы проведены выборы нового президента, тем дезорганизованнее оказалась бы оппозиция.

Однако формальное отсутствие отречений не говорит о том, что власть за последние 95 лет переходила из рук в руки спокойно. Так, еще от Петра Великого принцип «забрался на трон — обгадь предшественника» стал для России привычным, и XX век лишь подтвердил это правило. Владимир Путин — единственный, кто нарушил данную традицию, ни разу лично не сказав слова дурного о Ельцине.

Но вернемся к наиболее значимым и знаковым уходам прошлого века.
Вокруг смерти Иосифа Сталина накопилось немало мифов — существует даже версия его отравления. Очевидно одно: удар, который хватил вождя 1 марта 1953 года, не был смертельным, и если бы Сталину вовремя оказали медицинскую помощь, он бы остался жив. Другое дело, что генсек сам создал такую систему тотального страха среди своего окружения, что помощь не подоспела оперативно, и врачи прибыли слишком поздно. Сложно сказать, было ли это с радостью использовано соратниками Сталина, пришедшими ему на смену, однако для страны его уход, конечно же, стал шоком. На похоронах вождя люди рыдали совершенно искренне.

В отличие от смерти Сталина смещение Никиты Хрущева прошло для общества совершенно безболезненно. Это была некая ротация в верхах, затрагивающая элиты, но не очень понятная для обывателя. Затем случались попытки Леонида Брежнева уйти добровольно. Но то ли, как сегодня считается, его чуть не насильно держало окружение, заботившееся о сохранении status quo и собственной выгоды, то ли он сам не слишком настаивал… В итоге его пребывание у власти превратилось в человеческую трагедию и политический фарс. Череда смертей престарелых генсеков и их сподвижников породила бесчисленное количество анекдотов в духе:

 — У вас есть билет на Красную площадь на похороны?
 — Нет, у меня абонемент!

Система показала свою гнилость, неспособность к самовоспроизводству — кадровому обновлению и необходимым переменам. А потому уход в лучший мир первых лиц уже не вызывал в народе никаких эмоций, кроме ухмылок.

Далее уход Михаила Горбачева. Воистину жуткая история! Ее отличие от отречения Николая II лишь в том, что, слава Богу, обошлось без большой крови. Да, были разломанные судьбы, кровь в межэтнических конфликтах на окраинах, но большой крови и гражданской войны удалось избежать. По сути же – много общего с последним государем: слабовольный глава государства, преданный своим окружением. Ведь если бы у Ленина, Троцкого или Сталина была хотя бы десятая доля той власти, которая оставалась у Горбачева даже накануне отставки, они бы никогда ее не отдали и СССР не распался.

Будь Горбачев по характеру Бонапартом, 25 декабря 1991 года он поступил бы следующим образом. Не имея ни лояльного министерства обороны, ни преданных генералов, он в любом случае располагал личной охраной. Глава государства вызвал бы ее, вручил каждому подписанный указ о присвоении звания Героя Советского Союза и генерала КГБ с пожизненным государственным содержанием и сказал: «Заряжайте табельное оружие, пойдем в Белый дом арестовывать государственного преступника Ельцина». А далее – страшно. Ведь придя в Белый дом, ему, возможно, самому бы собственноручно пришлось застрелить первого, кто встал бы на его  — законного Президента СССР — пути.

И «главного беловежского бунтовщика» Бонапарт-Горбачев – тут же бы определил в Бастилию — подвал Лубянки. И к вечеру этого же дня вандейцы Кравчук с Шушкевичем на коленях приползли бы в Кремль — каялись бы, рвали на себе волосы, мол, не виноватые мы — «бес попутал по пьяни!» Не исключаю, что после этого даже Прибалтика резко бы надумала по-хорошему вернуться в состав Союза… Ведь там еще стояла Советская армия.

Только так, преступив самому мораль, взяв на себя личный грех смертоубийства невинного, — Горбачев смог бы действительно добиться своего. Кто знает, может быть, эта жертва – спасла бы  десятки тысяч жизней? И сохранила Союз? А может – повергла бы страну в хаос?
Но это все – из сферы «альтернативной истории». Горбачев не был Наполеоном Бонапартом. И рядом с ним не было 12 маршалов. И страну сохранить он не смог.

Он смалодушничал – и отрекся.

Уроки истории должны научить наших правителей одному: уход с поста главы государства ни в коем случае не может быть вызван внешним давлением. При том что сам я очень хорошо знаю нынешнюю власть изнутри и отношусь к ней весьма критично, должен заметить следующее.

Чем больше внешнее давление на легитимную власть извне, тем больше мы должны вокруг нее сплачиваться. Отрекаться же руководителю государства нельзя ни при каких обстоятельствах. Ведь любое отречение — это не просто отказ от борьбы и признание своей капитуляции, но и предательство по отношению к людям, которые тебе поверили и ответственность за которых ты принял вместе с бременем власти.

(Этот текст появится завтра в газете «Культура», но годовщина отречения — сегодня, и с любезного разрешения редакции, размещаю его в своем блоге)
Нынешний Год российской истории содержит много памятных дат, среди них — 150-летие П.А. Столыпина, премьера-реформатора, фигуры вернувшейся к нам из небытия благодаря подвижничеству Никиты Михалкова.

Михалков любит сравнивать премьеров: Столыпина с Путиным. В общем, исторические параллели налицо.

Действительно: экономический рост для страны при одном и другом обеспечен? Да.

Мешали и мешают Столыпину и Путину? Мешают, да еще как.

«Душителями либеральных свобод» звали? Звали и зовут.

Вызывают эти фигуры раздражение у наших «геополитических конкурентов»? Несомненно…

100 лет назад расколотые элиты не дали Столыпину довести реформы до конца – и сейчас то же. Не все хотят — добавить срок.
Но расплетая затейливые исторические аналогии важно сделать и кое-какие практические выводы.

Удивительный срок.

Все, что сделал Столыпин, он сделал всего за 5 лет. Путин у руля уже 12. Задел есть, но хочется больше. Хочется быстрее.

Почему Столыпин обгоняет? Думаю, это вопрос решимости и воли.

У него была огромная, несгибаемая Воля, заставлявшая крутиться бюрократическую машину, которой тогда, кстати, телеграфные ленты успешно заменяли электронную почту, перья – айпэды и айфоны, а гужевые лошадки – люксовые иномарки с мигалками.

Это словосочетание — «политическая воля» — у нас употребляется исключительно вместе со словом «недостаток». Но это не просто красивое выражение. Это суть политики. Power is nothing without control – говорят американцы. Нынешней власти воли не хватает.

Нет смысла ломать копья относительно того, победит Путин в первом туре или во втором. Какая разница. Де-факто – в сознании людей — уже победил. И это дает шанс стране – но только если своими полномочиями он  распорядится так же жестко, как Столыпин.

Для этого Путину нужно отойти от затертого образа, в который он вживался все 12 лет. И мореплаватель (подводник) и плотник (комбайнер). И летчик, и тушитель пожаров и разруливатель Пикалевых, и удачливый ныряльщик, и не менее удачливый автомобилист. Пиарщики Путина подпитывали его рейтинг мельканием везде и всюду. Он сам к этому привык, вжившись в амплуа эффектного мачо и  эффективного менеджера.

Но не дело это Президента России – третий срок кряду затыкать все дыры, работая Главным Пожарным. Сталин — тот вообще выступал на публике раз год и из Москвы никуда не ездил. Система работала, а он за ней тщательно приглядывал. Из своего скромного кабинетика в Кремле – площадью 34 кв.м.

Реформа системы власти.

На требования общества надо дать ответ. Но дать не «уступками» и косметическими мерами, а полноценной реформой политической системы. Провести ее уже весной-летом.

Возможно, созвать Конституционное собрание. Или по-русски — Всенародный Собор. Не имеет значения. Хоть горшком назови, главное –обеспечить всенародную поддержку курсу решительных и волевых реформ.

Конкретные направления реформ обозначать здесь места нет, они очевидны для всех: судебная реформа, территориальная, бюджетная, реформа Счетной палаты. Обозначим лишь самые принципиальные вещи.


Президент и премьер.

Президент – есть Главнокомандующий и Правитель. Или лучше (велик и могуч русский язык!) – УПРАВИТЕЛЬ. То есть тот, кто гарантирует в стране Право и Правду. А не управленец – «манАгер». Премьер – это ретранслятор, усилитель его воли, координатор министров-политиков, но не второй вице-менеджер, бегающий затыкать те дырки, которые не успел заткнуть первый.

Политическое правительство.

Главным результатом реформы системы власти должно стать Правительство, состоящее не из чиновников-бюрократов-исполнителей, а из политиков, — по образцу Соединенного королевства – Великобритании и Соединенных Государств Америки – США.

Министр Правительства должен работать на основе глубокой внутренней убежденности, веры, пассионарного порыва — а не суетливо подбивать сметы и «исполнять поручения». Он должен быть не винтом в бюрократической махине, а политическим деятелем, с самостоятельной политической – то есть персональной ответственностью за свое направление. Отвечать головой, а не валить все на Кремль, «отсутствие должных бюджетных средств» и «отсутствие еще одного правильного закона».

Не высчитывать кому он сколько перераспределил, а каждый день творить, созидать что-то новое: в культуре, здравоохранении, образовании… Министерства должны быть не отделами одной большой бухгалтерии, а отраслевыми политическими штабами.

Приведу пример из истории Великой Отечественной. Мы начали побеждать только тогда, когда Ставка «отпустила» генералов на оперативную свободу, когда у командующих появилась внутренняя свобода и представление о том, что надо делать. Самим. Летом 1941-го они еще боялись проявлять инициативу. Но вот уже зимой генералу Панфилову не надо было ждать детальных указаний Генштаба, чтобы организовать оборону своего рубежа. И тогда пришли первые Победы.

Инициатива.

Только творческая инициатива — от министров и губернаторов до глав районов и поселков – даст России столыпинские темпы развития.

Напомню про реформу Грызлова, которую ему не дали осуществить, когда он возглавлял МВД. Как политик, имеющий незашоренный взгляд, он предлагал истинно глубинные перемены, по сравнению с которыми ныне осуществляемая реформа МВД – мелкий косметический ремонт. Один лишь пример: предполагалось, в частности, разделение МВД на федеральную полицию, суперслужбу вроде ФБР, и муниципальную милицию. Причем в муниципальной — широкая выборность милицейских начальников.

Столыпин просил 20 лет спокойного развития.

Судьба дала ему только 5. Если к прошедшим с 2000-го годам Путина добавить еще 6, то получится практически тот срок, о котором Столыпин и мечтал. Или Россия будет Путиным преобразована, или нас ждет катастрофа. Никаких «еще шести лет» судьба ни ему, ни нам — не даст. Боюсь, и сейчас осталось задела на коренные преобразования – не  более 2-3 лет.

Мы просто не имеем права «профукать» этот, возможно, последний для России исторический шанс.


Оригинал

Только что вышел в свет первый роман Владимира Мединского «Стена», история приключений трех друзей в период русской Смуты.

Нужно ли нам всеобщее высшее и насколько оно должно быть бесплатным?

739856

В своей первой статье в «Известиях» В.Путин пригласил к дискуссии. Статья большая, практически философская — о многом, в том числе о том, как «образовательная революция» кардинально меняет сам облик российского общества и российской экономики«. Имея за спиной годы преподавательского опыта, не могу отказаться от приглашения премьера.

Для чего людям нужно высшее образование? Чтобы приобрести умения и навыки, которые позволят получить интересную высокооплачиваемую работу, кому-то — подняться в новый слой социального пирога. Ну, и для меньшинства мотив — просто неистребимая тяга к знаниям. У нас, как и во всем мире, в университеты идут по этим причинам, но и еще по трем другим, лишенным и здорового прагматизма, и романтического стремления к познанию.

Во-первых, так принято. Без диплома «типа не круто». Престиж рабочих и технических специальностей утрачен напрочь. По оценке РСПП, в 2017 году дефицит квалифицированных рабочих составит 83%, в стране их давно уже меньше, чем дипломированных «белых воротничков».

Во-вторых, для юношей это банальный «откос» от армии. Путин приводит пример: «Среди наших граждан в возрасте 25–35 лет высшее образование имеют 57% — такой уровень, кроме России, отмечен всего в трех странах мира: в Японии, Южной Корее и Канаде». Так вот, в Южной Корее службы в армии можно избежать, только если ты признанный всеми идиот или неизлечимо болен. Причем служат там не год, а 2–4. Не так давно один из кандидатов в президенты Кореи со скандалом снял свою кандидатуру, когда выяснилось, что его сын «откосил» от армии.

В-третьих, это возможность ненапряжно провести время, пять лет потусить и просто-напросто «продлить детство». Еще не знаешь, чем хочешь в жизни заниматься? Папа-мама еще тебя, малыш, содержат? Вот тебе отсрочка от ответственных решений.

Уже сейчас мы имеем колоссальную диспропорцию между потребностями экономики и рынком труда, в качестве балласта — огромную массу юристов, экономистов, пиарщиков с уровнем подготовки ниже плинтуса. К тому же трудно понять, почему мы, налогоплательщики, оплачиваем подготовку тех, кто сразу идет работать не на государство, а на Абрамовича и Дерипаску. Ведь бизнес, в подавляющем большинстве, не заказывает и не оплачивает подготовку себе специалистов, а получает их «от госвузов» (т.е. от налогоплательщиков) даром. Пусть плохоньких, пусть учившихся не тому, что надо, а что надо никогда не учивших, зато и вкладывать в систему образования ничего не нужно. Дареному коню в зубы не смотрят.

Увы, всеобщее бесплатное высшее в сегодняшних условиях оказывается такой же химерой, как некогда строительство коммунизма. Хотя в СССР, признаем, вузовская система была в большей степени построена на здравом смысле. Сделав высшее образование бесплатным, государство эти вложения «отбивало», выступая как единый и единственный работодатель. Когда я поступал в МГИМО, в МИДе знали, какой специалист в каком посольстве/торгпредстве Союза понадобится через 5 лет. И я учил чешский не потому, что сам его выбрал и страстно мечтал узнать, что «черствый» — это свежий, «запах» — это вонь, а «вонявка» — духи. А так решил тот, кто за тебя платит, — государство. Ты мог желать работать с английским в Нью-Йорке, но как миленький ехал с португальским в Анголу и с пушту в Афганистан, ибо так требуется твоему спонсору-заказчику — партии и правительству.

Кстати, представление о том, что в СССР образование всегда было бесплатным, — ошибка. По указу СНК с 1.09.1940 г. платным стало обучение не только в вузах, но и в техникумах, педучилищах и даже в 8–10-х классах. 300–500 рублей в год в институте и 150–200 в школе. Отменили плату за обучение только в 1956 году.

Сегодня на повестке дня — новая индустриализация. Другого пути у России нет. Стране «как хлеб, как воздух» нужны квалифицированные рабочие, техники, а вместо этого — пожалуйста, потенциально безработные, в 80% — работающие не по профилю юристы, экономисты, политологи.

Многие вузы берут чуть ли не всех подряд. Бюджет платит за огромное количество ежегодно «выплевываемых» на рынок потенциально безработных юристов/экономистов. При этом «массовом подходе» за каждого студента от государства вузу достается немного. Преподаватели, не имея достойного содержания, халтурят в десятке мест. Качество обучения падает. Студентов, которые косят от армии и продлевают детство, это устраивает. Работодатель, который вроде бы должен охотиться за лучшими молодыми специалистами, принимает все как есть: все ж халява… Первая фраза, которую слышит выпускник: забудь все, чему тебя якобы учили, теперь начинаем работать!

В результате в России плещется море невостребованных амбиций, подкрепленных только бумажками дипломов. Так не логичнее ли перестроить экономику высшего образования, изменив сам принцип, лежащий в ее основе?

Необходима система, при которой 90% или даже 95% студентов имеют конкретного заказчика, того, кто сначала платит за обучение, а потом обеспечивает студента работой. Таких заказчиков может быть два. Или это государство — по тем профессиям, которые нужны государству: от офицеров, врачей, учителей до геологов и инженеров-ядерщиков, — и тогда молодой специалист должен отработать оговоренный срок там, где с самого поступления в вуз его ждут. Или это бизнес — с последующим «распределением» именно в эти компании. Уверен, бизнес не только обеспечит «своих» студентов местом практики, но и на протяжении всего учебного процесса будет следить за качеством обучения: он же платит.

Отношения между студентом и его «заказчиком» должны быть договорными, взрослыми — с выплатой полной стоимости обучения и неустоек, в случае если молодой специалист взбрыкнет и возжелает взять «свободный диплом». При системе заказа на студента сам собой решается вопрос со стипендиями. Государство фактически берет молодого человека на содержание, как в армии, и сегодняшними символическими стипендиями-подачками ограничиться уже не сможет. А для бизнеса это вообще понятно: достойная стипендия — аванс будущей зарплаты.

Так же естественным образом решается и вопрос с оплатой профессуры.

В чистом виде бесплатное обучение — когда государство, как сейчас, платит за студента без всяких обязательств, — также возможно. Но будет предоставляться только тем 5–10% студентов, которые проявили свой талант к будущей профессии. Критерием для зачисления на бесплатные места и получение солидных именных стипендий должна быть не бедность, а именно талант, одаренность.

Для всех остальных «вольнолюбцев», желающих избежать контракта с будущим работодателем, — обучение платное. Будет ли студент разгружать вагоны, оплатят ли его образование родители или будет взят образовательный кредит (это нынче просто) — личное дело студента-платника. И это его личная свобода после института.

Так будет справедливо. Система простая и внятная.

Но не могу не сказать еще о справедливости. Вроде бы это не относится к высшему образованию… хотя еще как относится! Я про ЕГЭ. У него есть свои плюсы, свои минусы, но давайте честно признаем: ни одной из задач, ради которых Единый госэкзамен затевался, он не решил. Коррупцию не победил. Новых Ломоносовых выявить явно не способен.

Я гуманитарий и не возьмусь судить: может, в части химии-физики ЕГЭ является панацеей от всех бед и без него своих Вернадских, Курчатовых и Королевых нам никогда не вырастить. Но ведь очевидно любому, что для истории, для литературы ЕГЭ может в лучшем случае служить предварительным, предэкзаменационным тестом. Это те предметы, у которых функция поважнее, чем тренировка короткой памяти. Они позволяют развивать ум и сердце. Обществу нужны не ходячие флэшки, а граждане и патриоты.

Да и какой может быть единый экзамен и единый образовательный стандарт, когда столь разительно отличается зарплата учителей по субъектам РФ? В Кургане она в среднем 12 тыс. руб. В Москве может быть 50 тыс. руб. и больше. А стандарт подготовки предполагается один? В регионах в школе — глубокая обида на государство. Это несправедливо.

Экономика образования должна измениться так, чтобы обеспечить отказ от инфантилизма и патернализма. Нужно связать воедино лучший опыт советской системы образования и западные образовательные технологии.

Мы будем и далее молиться на Болонскую систему? Или перестанем обезьянничать, словно слепые «болонки»? Мы должны воссоздать московскую систему образования. Систему, в которой бренды МГУ, СПбГУ, МФТИ, МИФИ, МГИМО, Бауманки etc. — снова засияют на весь мир…

Пусть в остальном мире равняются на нее.

Оригинал — Московский Комсомолец № 25857 от 1 февраля 2012 г
Оппозиция взяла тайм-аут с митингами до февраля.
Достаточно, чтобы всем отдышаться и сделать выводы.

Первое, надо понять: есть три силы.
Сами митингующие, организаторы митингов и власть.

Чего хотят организаторы – от профессиональных либералов до националистов?
Свержения действующей власти непарламентскими методами. Для начала. А уж дальше как пойдет. В любом раскладе они, как пена, остаются наверху.

Другое дело – участники митинга.
Их цели совершенно не совпадают с целями организаторов. Они не рвутся к власти. Это люди состоявшиеся, с мнением, чувством собственного достоинства. По большому счету, им вообще все равно, во что играть – хоть в монархию, хоть в республику. Главное – чтобы с ними играли честно. Они сами привыкли соблюдать правила и хотят, чтобы это делали те, кто ими правит.

Вот этого власть зачастую не понимает, считая, что митингующие хотят больше свободы, демократии или денег…

Отсюда – нелепые попытки занизить число участников, вдвойне бессмысленные, так как информация с площади идет в интернет онлайн.
Отсюда – натянутые обвинения в финансировании протестующих Госдепом.
(В скобках замечу: заметив симптомы нашей собственной простуды, тот самый Госдеп, конечно, пришел в восторг – и давно с радостью приоткрыл форточку, обеспечив загрипповавшей России противный сквознячок).

Если на улицы выходит 100 тыс. человек, значит, организм нездоров, а болезнь – это сбой иммунитета, и он не снаружи, а изнутри.
Ошибка смешивать в кучу организаторов, коих десятки, и участников, которых десятки тысяч на площади и неизвестно сколько – за ее пределами. Отделите грантополучателей от людей, которые просто хотят справедливости.

А властная риторика между тем, это было очень заметно в период всей кампании в Думу, точь-в-точь как у пушкинского Бориса Годунова:

Я отворил им житницы, я злато
Рассыпал им, я им сыскал работы –
Они ж меня, беснуясь, проклинали!

Вспомним, Путин пришел к власти на двух лозунгах – «порядок» и «справедливость».
Эти лозунги абсолютно точно отвечают мироощущению российского общества. Порядок нынешней власти удалось худо-бедно, процентов этак на 60, обеспечить, а вот со справедливостью – не очень.

Власть понимает: резких телодвижений делать нельзя, дабы не показать слабость, но реформы назрели.
Каким же должно быть содержание этих реформ? Думаю, надо предложить свой, асимметричный требованиям митингующих вариант реформ. Изложу его возможную конфигурацию – пунктиром.

Контроль общества над бюджетом.
Отдайте Счетную палату как самый эффективный механизм внешнего контроля за тратой госсредств парламентской оппозиции. Предложите не болтать, а вместе ловить воров и жулье.

Расследование нарушений.
Разберитесь сверху сами – с 99% за «Единую Россию» на выборах. Этого же не может быть чисто арифметически. Расследуйте сверху, где данные экзит-полов ВЦИОМ кардинально расходятся с окончательными. Где результаты выборов посчитаны с большими задержкой. Не ждите, пока оппозиция подаст в суд. Поймите, она и не стремится в суд, ей проще орать, что все выборы нелегитимны, не опускаясь до конкретики. Власть должна идти на опережение, сама расследовать наиболее вопиющие случаи. И если результаты выборов по каким-то участкам или даже ТИКам будут отменены – именно по инициативе сверху – общество это оценит.

Сделайте выборы более прозрачными.
Установка веб-камер на каждом участке – дело, конечно, красивое, но дорогостоящее. Сделайте проще: пусть через два часа после окончания голосования на дверях каждого участка вывешивается протокол с результатом. А к трем часам ночи – на дверях каждого ТИКа. Подходи со своим айфоном, дорогой средний класс, и фотографируй протокол. При этом порядке возможность любых фальсификаций при сведении результатов сведется к минимуму.

Пустите оппозицию на ТВ – и увидите, что через месяц они всем осточертеют до лампочки.
Репертуар их ограничен, гнут свою линию они куда примитивнее, чем проклинаемые ими Леонтьев, Пушков, Доренко и Шевченко. Покажите речь Навального на Сахарова – и все увидят весьма слабого оратора. Свободу Ходорковскому, месть за Магницкого — кому это, по большому счету, интересно? Мутнейшие дела, кто у кого чего украл…
Вот за что борется Навальный…
Но не за вас! А по большому счету – ВГТРК, «РИА Новости» и «Российской газеты» для государства, уверен, более чем достаточно.

Проявите твердость.
Все требуют отставки Чурова. Встаньте и объясните, что ни он, ни демонизированный Сурков в принципе не могут ничего сфальсифицировать. Любые нарушения совершаются только на земле, на территориях. Мотивация убога. Выслужиться. Обогнать соседа, показать свою преданность/эффективность начальству, покичиться мнимой народной любовью (прим. – как в 2009 Лужков, обеспечивший 67% и 32 из 35 мест в Мосгордуме для ЕР; большей подставы самой «Единой России» и президенту трудно было представить). Разберитесь с ними. Но ни в коем случае нельзя признавать все выборы нелегитимными! Иначе мы повторим историю с Учредительным собранием января 1918 года. Тогда одна партия, проигравшая (25%, большевики) объявила нелегитимными выборы, на которых победила другая (52%, эсеры). Чем закончился для России роспуск «учредиловки», объяснять не надо.

Простые решения.
Прекратите закупать за границей лимузины для чиновников. Оставьте столько мигалок, чтобы их можно было пересчитать по пальцам одной руки. Отмените этот цирк с регулярным перекрытием Кутузовского и прочих магистралей. Сделать это просто, а эффект будет сразу. Заодно на себе почувствуете московские пробки и то, откуда помимо выборов берется «раздражение городского класса». Подобные «мелочи» и раздражают людей больше всего. Так не раздражайте! Начните изменения сверху, с себя.

Для этого не нужно публично поддерживать митингующих или, упаси Господь, вставать в их ряды.
Напомню историю: мечущийся Луи XVI нацепил себе на шляпу трехцветную кокарду. Ура Национальному собранию! Не спасло – через год взбесившаяся чернь отрубит ему голову вместе с кокардой. В феврале 17-го Великий князь Михаил Романов щеголял с красным бантом на груди. Зря заигрывал со стихией – через год его расстреляют вместе с семьей, как и старшего брата Николая…

Впервые средний класс проявил политическую активность.
Это на самом деле здорово. Что ему делать дальше? Дальше – самим идти во власть. Формировать новые партии. Входить в руководство существующих, менять их изнутри. Участвовать в выборах. Становиться депутатами. Выдвигаться в губернаторы.

Оригинал – на сайте Мединский.ру
15 декабря 2011

Другой митинг

Сегодня в Москве на Болотной прошел еще один митинг. Прямо напротив того самого места, через канал. Во дворе школы №19 напротив Болотной звучали песни военных лет, дети читали стихи об обороне Москвы, выступали ветераны. В мероприятии было что-то неуловимо-советское, из спокойного старого времени. Открывали мемориальную доску Героям Советского Союза, которые учились в этой школе. Их было пятеро.

Пятеро! Если в каком-нибудь колледже в США найдется выпускник, получивший высшую военную награду этой страны Медаль почета — Medal of Honor, его именем непременно назовут и библиотеку, и кампус, и сам колледж. Улицу еще назовут. Да и у нас Герои, к счастью, не забыты: если в провинции какая-нибудь школа может похвастаться учеником — Героем Союза, то «будет бороться за право носить его имя», и в школьном дворе, скорее всего, появится его бюст, в школе — музей.

А про то, что из обычной московской средней школы вышло пятеро Героев, в то числе знаменитый Рубен Ибаррури… Эх… За стенами школы этот исторический факт, из которого Голливуд сделал бы блокбастер, никому не известен.

Сам узнал о нем случайно, в сентябре, когда привел сына в первый класс. Случайно прочел в стенгазете… Хорошо же учили мальчишек в этой школе! Не только химии-физике — но и главному: любить свой дом, семью, свой город, свою Родину. Тут же возникла идея бронзовой мемориальной доски, которая в результате сегодня и установлена – замечу: на средства родителей. У школы таких денег нет. Выбивать из Минобороны или Минкульта — да ну, себе дороже. Скульптором стал ученик Ильи Глазунова – Андрей Коробцов.

Кстати, кое-кто из старшеклассников, говорил сегодня, что видели действо на Болотной, мол, «прикольно, интересно, тем более — в двух шагах» и «ваще — драйв, круто!»

Сегодня во дворе школы №19 ничего крутого не было. Мы испытывали более привычные чувства: гордость и благодарность.
06 сентября 2011

Второй День Победы

2 сентября мы незаметно отметили новый праздник – День окончания Второй мировой войны. В этот день в 1945-ом капитулировала Япония. Но боевые действия на различных участках продолжались минимум до 10 сентября.
А потом, до конца 40-х, отдельные подразделения императорской армии продолжали воевать в джунглях.
В 50-х воевали уже единицы. В 60-х был зафиксирован только один случай, когда японский солдат вышел из джунглей с оружием в руках.

Но в 70-х таких самураев было обнаружено сразу трое! Все они стали знаменитыми, получили японские награды…
А в 1989-м (!) еще двое японских солдат Второй Мировой попало в плен.

А в 2005-ом (!!!) пришло сообщение, что на Филиппинах продолжают свою борьбу два японских старика – стали известны их имена и воинские звания.

Потрясающе, не правда ли? Такая преданность императору, такая верность воинскому долгу.
И вот миллион таких самураев в своем блестящем стиле разгромил маршал Василевский в конце Второй Мировой. Такое впечатление, что в 1945-м Красная Армия сама не осознавала той мощи, которую собой представляла.
С запада было переброшено 400 тысяч имевших боевой опыт солдат. Про Квантунскую группировку японцев наши вроде бы знали всё и спланировали против нее «красный блицкриг» – продолжительностью два месяца. А управились полностью меньше чем за месяц. Да что там скромничать – все было решено уже через неделю.

Побеждали наши реально малой кровью – безвозвратные потери составили 0,7% от принявших участие в войне на Дальнем Востоке советских войск (1 669 500 человек). Исследователь Маньчжурской стратегической наступательной операции д. и. н. В. Зимонин называет даже более низкий процент – 0,1, утверждая, что это абсолютный рекорд за все годы войны. Общие потери императорской армии, которая не наступала, а оборонялась, зарывшись в доты и дзоты, перекопав всю линию обороны, не высовываясь из долговременных укреплений, были – в 20 раз выше, чем у нас.

Тут еще нужно учесть масштабы. Дальневосточный театр боевых действий представлял собой не удобные для наступательных действий украинские степи и воронежские поля черноземов, а гигантский эллипс – 1500 км с севера на юг и 1200 км с запада на восток. Он вместил в себя неприступные горы Большого Хингана, непроходимые в дожди болота Приморья, невыносимую жару пустыни Гоби.

И 17 японских укрепрайонов. Скажем, в Приморье сотни оборонительных сооружений растянулись вдоль фронта на 800 км, уходя до 50 км в глубину подконтрольной японцам территории. На Сахалине и Курилах береговые батареи были скрыты в гранитных скалах и железобетонных укрытиях. Протяженность советских границ, вдоль которых должны были вестись боевые действия, – 5000 км. Это в два раза больше, чем советско-германский фронт.
Общая численность войск противника – собственно японцы плюс войска марионеточных правителей – составляла 1,2 млн человек.
Всю эту махину, которая много лет готовилась к войне, была отмобилизована и перманентно находилась в полной боевой готовности, советские войска сокрушили менее чем за месяц. Ценой жизни 12 031 наших бойцов.

Но знаете, что поразительно? Та внешняя легкость, с которой было сотворено это военное чудо, сразу же вызвала шквал скептических оценок. Со стороны наших союзников немедленно заголосили политики: мол, Советский Союз просто воспользовался плодами многолетних усилий американцев. Что ж, вероятно, именно потому перед подавленными и обессилевшими «джапсами» и топтались годами, не зная, что предпринять, американские генералы. Япония, которая собиралась сопротивляться советским войскам минимум год, начала просить о капитуляции уже через ПЯТЬ дней.
Через 65 лет после тех событий, в июле 2010 года, Президент Медведев подпишет закон, устанавливающий новую памятную дату России: 2 сентября – День окончания Второй мировой войны.

Теперь, слава Богу, стало чуть меньше оснований называть блистательную точку в Великой Войне, поставленную советским солдатом, «забытой победой».

«Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в четвертом году, во время русско-японской войны», – говорилось в обращении к советскому народу 2 сентября 1945 года. Наши припомнили всё. И Порт-Артур, и Халхин-Гол, и даже Перл-Харбор… «Но теперь каждый из нас может сказать: «Мы победили!» Отныне мы можем считать нашу Отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир для народов всего мира».

2 сентября 1945 года, каждый советский человек мог повторить: «Мы победили!»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире