10:54 , 09 ноября 2018

Дело «Седьмой студии». День третий. Онлайн

Оригинал

14:30

— А что значит фраза «Итин…», — продолжает прокурор.

— «Итин реально ссыт связываться с ГЦ»? — перебивает его Серебренников.

Слушатели снова смеются; пристав зычно кричит «Потише!», судья просит обвиняемого не произносить вслух такие слова.

Серебренников объясняет, что речь идет о том, что у Ярославского театра, который возглавлял Итин, репутация классического театра, а у «Гоголь-центра» — репутация «отморозков».

На этом судья объявляет перерыв, следующее заседание состоится 13 ноября в 19:30.

14:20

— В связи с чем сотрудники приходили к вам и жаловались на то, что им не пришли деньги? — продолжает прокурор.

— Итин в Ярославле. По всем вопросам жизненным, в том числе беременности, ко мне приходят артисты, хоть я и не гинеколог. Они мне жалуются почти по всем жизненным проблемам. Еще почему — я же их позвал на работу, значит, как-то я за них и отвечаю, — отвечает режиссер.

Затем Игнатова заявляет ходатайтство об исследовании протокола осмотра предметов, изъятых в ходе обыска у помощницы Серебренникова Анны Шалашовой 23 мая. Никто не против, просьбу удовлетворяют. Аккуратова вновь тихо читает документы; разобрать невозможно. Наконец, она заканчивает читать, а прокурор просит объяснить Серебренникова, о чем идет речь.

Обвиняемый говорит, что переписка относится к моменту, когда он приступал к созданию «Гоголь-центра» — люди переживали, что он бросит «Платформу». Также обсуждения касались фонда поддержки и развития «Гоголь-центра»

Следующая переписка касается «Гоголь-центра», а не «Платформы», объясняет Серебренников, еще одна — организации спектакля «Кому на руси жить хорошо» и обсуждения ситуации после аудита.

— А что означает фраза «Мы троллим Стасика»? — уточняет обвинитель.

Слушатели смеются; Серебренников озадаченно пытается вспомнить, кто такой Стасик и отмечает, что в ответ он тогда написал «ржака», то есть диалог был шуточным.

13:53

Теперь вопросы задает прокурор Надежда Игнатова. Она начинает допрос с того, как был придуман и представлен тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву проект «Платформа». Серебренников, в целом, повторяет то, что говорил в самом начале своего допроса.

— Вы планировали то, сколько продлится проект?

— Да, три года.

— Почему три года?

— Красивая цифра. На самом деле, за год не успеть, за два не успеют разобраться, а три года — уже можно что-то успеть.

— Я объясню, почему спрашиваю. Вот «Платформа» три года проработала, а потом что?

— А я вам скажу, что. «Платформа» должна была работать и дальше, но что было дальше: пришел новый министр культуры и сказал — все эксперименты с современным искусством за свой счет. Выделенные уже деньги куда-то пропали, куда — вот разберитесь.

Игнатова уточняет, кто из Министерства культуры предложил создать именно «Седьмую студию» именно в форме АНО (режиссер говорит, что не помнит), и почему «Седьмая студия» была зарегистрирована у него в квартире (Серебренников отвечает, что больше физически было негде).

Затем Игнатова спрашивает про «технический персонал» — про тех, кто, например, убирал после спектакля. Серебренников говорит, что он был, но были ли эти сотрудники устроены в штат, он не знает.

Игнатова уточняет, как документально был оформлен Серебренников в «Седьмой студии».

— Вы знаете, про договор я не помню, как я был устроен в «Седьмой студии» — не знаю. Я не подписывал документы о трудоустройстве; по крайней мере, я не помню этого. Я подписывал зарплатную ведомость каждый месяц.

— Вам зарплату приносила Воронова?

— Да, после того как я постоял один раз в очереди в кассу.

— Это входило в ее должностные обязанности?

— Нет. Это было: «Кать, пожалуйста».

— А как ей выдавали ваши деньги?

— Я не знаю.

— А были какие-то отчисления в фонд ОМС, в пенсионный фонд?

— Про это я не знаю. Я еще раз повторю — я художественным руководителем работал, и у меня в обязанностях было много всего, но это не входило.

13:38

— Кирилл Семенович, вы создавали организованную преступную группу? — спрашивает адвокат.

— Я не создавал организованную преступную группу ни для чего, никогда, ни для каких хищений, я создавал театральный проект.

— Вы присваивали себе деньги, выделенные на проект «Платформа»?

— Никогда в жизни не присваивал того, что мне не принадлежит. Я получал только гонорары за спектакли, они были не такие большие по сравнению с гонорарами в других театрах.

— Представляли ли вы в Минкульт заведомо ложные сведения?

— Никогда я ложных сведений не предоставлял, не скрывал ничего, мы рассказывали всю правду, и все творческие отчеты содержат достоверные сведения, они были.

У Харитонова больше вопросов нет, у других обвиняемых тоже. Адвокат Итина Юрий Лысенко спрашивает, что означает фраза Серебренникова о том, что они с его подзащитным находились постоянно в контакте; Серебренников рассказывает, что они созванивались, так как Итин совмещал работу в «Седьмой студии» и руководство Ярославским театром.

Также адвокат уточняет, откуда Серебренникову известно о том, что Воронова договаривалась с Итиным о зарплате; режиссер говорит, что сам посоветовал ей обратиться к гендиректору, а затем узнал, что они решили вопрос.

Наконец, защитник спрашивает Серебренникова о том, возможно ли поставить спектакль только за безналичный расчет.

— Вы знаете, какая штука. Я не являюсь экспертом по оплате всех мероприятий. Мне кажется, что любой спектакль — это совмещение оплат.

Серебренников не говорит прямо, что обойтись без наличных невозможно, но предполагает, что сделать это было бы сложно.

На этом вопросы защиты заканчиваются.

13:35

Теперь Харитонов просит обозреть протокол осмотра предметов, изъятых во время обыска в жилище Малобродского, а именно его электронные письма с адреса malobrod@mail.ru — он хочет задать своему подзащитному вопросы по их содержанию.

Судья изучает документ и вновь читает письма себе под нос; их содержание не совсем ясно, но кажется, будто речь в них идет о выплате гонораров артистам и об обсуждении зарплаты Малобродского. На неразборчивое чтение писем у судьи уходит порядка 15 минут. Затем Харитонов продолжает задавать вопросы.

— Давайте сначала поговорим о письме [Малобродского] от 13 февраля 2012 года. Вы получали это письмо, знакомились с ним?

— Да, получал, помню.

— Можете ли вы объяснить, что имеется в виду под записью «долги в 10-11 млн рублей банку»?

— Вероятно, речь идет о банковском кредите на открытие «Платформы». Да, это кредит в банке.

— Что значит «долги около 3,6 млн рублей» вам обоим?

— Это те деньги, которые мы [с Итиным] давали на открытие проекта.

Серебренников комментирует другие долги: 0,7 млн рублей — танцевальной компании, 0,6 млн — поставщикам, 0,4 млн — долги по зарплате кураторам

— Что такое — потребность в оборудовании — 6-7 млн рублей?

— Я думаю, это оценка Малобродского насчет того, сколько денег нужно для необходимого оборудования.

Теперь адвокат Серебренникова спрашивает его насчет переписки с Малобродским об условиях перехода последнего в «Гоголь-центр».

Серебренников рассказывает, что Малобродский был ценным сотрудником, и он решил позвать его создавать «Гоголь-центр». Зарплата в «Гоголь-центре» была меньше, поэтому Малобродский не захотел менять работу, и Серебренников пообещал ему узнать у Итина, можно ли выплачивать ему часть зарплаты из бюджета «Платформы» за то, чтобы тот время от времени их консультировал. Итин сказал: «Раз человек у нас не работает, мы не можем ему платить».

13:02

— Дальше. Концерт «Стороны света», — продолжает адвокат.

— Мы открыли сезон этим концертом. Осень 2012 года, два показа. Это был синтетический концерт.

Судья тихо протестует против вопроса, повторяя словосочетание «синтетический концерт»; суть ее претензий неясна. Харитонов объясняет, что его подзащитный дает показания для потерпевшей стороны — Минкульта — которым «чего-то не хватает». Судья просит Серебренникова продолжить отвечать на вопрос ближе к делу. Серебренников достаточно быстро перечисляет фамилии участников проекта и то, что для него было изготовлено.

— Хорошо. Теперь «Хардкор, только хардкор».

— Это концерт. Экспериментальная музыка от берлинцев. Это концерт самой сложной экспериментальной современной музыки, который требовал и репетиций, и гонораров, и реквизита.

— Концерт 12.12.12.

— Речь шла тогда о конце света, и мы сделали концерт, в нем принимали участие «Кураж-квартет», исполнявший каверы, и певцы «Седьмой студии». Он происходил, собственно.

— Дальше. Концерт «Вася и отморозки».

Серебренников рассказывает о содержании концерта; о том, что певец Вася Обломов тогда был популярен, и о том, что его вел и представлял Леонид Парфенов.

Харитонов просит рассказать про концерт «Внутренняя Империя». Режиссер вновь говорит о сложной музыке в исполнении коллектива Neue Vocalsolisten Stuttgart.

Затем режиссер по просьбе адвоката рассказывает о постановке спектакля «Рожденный заново. История солдата». Он был показан «Седьмой студией» несколько раз; в нем участвовали музыканты, актеры и участники военных действий, он выиграл премию «Золотая маска» в рубрике «Эксперимент».

— Чтобы не повторяться — творческие отчеты за 2013-2014 годы содержали ли какие-то недостоверные сведения?

— Нет. В отчетах есть все фотографии и прочие данные, про каждый проект я могу рассказать. Все проекты были реализованы в срок и на высоком художественном уровне.

— Понятно. Ваша честь, я прошу…

Судья Аккуратова прерывает адвоката и напоминает, что обвиняемому показали не все, о чем просил адвокат. Харитонов не хочет повторяться и пытается объяснить, что уже спросил подзащитного, но затем соглашается и передает Серебренникову отчеты за 2013-2014 годы. Режиссер вновь начинает подробно рассказывать о постановках, но судья его прерывает и напоминает, что его спросили о том, есть ли в отчетах недостоверные сведения. Пролистав оба отчета, Серебренников говорит, что в них содержатся достоверные сведения.

12:47

— Расскажите про творческую лабораторию «Транскрипция».

— Это наш с Сергеем Невским проект для того, чтобы молодые режиссеры могли создать музыкальную интерпретацию произведений, которые не исполнялись в России. Музыка, которая исполнялась, была достаточно сложной, современной музыкой. Все произведения играл Московский ансамбль современной музыки, перед этим была подготовительная работа большая.

Каждая группа предлагала свое решение в рамках пространства, Было два показа, до этого была целая неделя подготовительной работы с музыкальным материалом и с артистами. Было очень много участников. Тут тоже были и гонорары, и траты на костюмы и реквизит.

— Следующее событие — концерт «Восстание» [Энно Поппе].

— Это тоже современная музыка. Все это было на тему восстания, это было важной концепцией и идеей. Игрались его произведения и произведения других композиторов на тему восстания. Это экспериментальная музыка, его тоже исполнял Московский ансамбль современной музыки.

— Сразу говорите про гонорары.

— Были, это люди без гонораров из дому не выходящие. Я не знаю как — наличные, безналичные, в каких видах валют и прочее.

— Концерт «Катастрофа».

— Программу концерта составлял Теодор Курентзис, мы дали ему карт-бланш. Среди прочего, там было произведение, которое заканчивалось полным разрушением инструментов, распиливанием бензопилой чего-то, разбиванием стульев и вообще всего. Музыкант-классик, работая автогеном, распиливал автомобиль.

— Картина апокалипсиса? — улыбается Харитонов.

— Картина апокалипсиса, — подтверждает подсудимый. Как и ранее, он рассказывает про необходимый для произведения реквизит и перечисляет фамилии участников.

— Гонорары выплачивались?

— Да, да.

12:41

Серебренников вновь зачитывает точные даты показа «Метаморфоз» — он вошел в репертуар «Платформы» в 2012 году, а также был показан в другие годы.

— Скажите пожалуйста, гонорары приглашенным артистам были выплачены или нет?

— Да, они были выплачены. Если бы они не были выплачены, я бы об этом знал.

— Хорошо. Дальше: мультиплекс «Диалоги», — продолжает Харитонов.

Серебренников рассказывает о спектаклях «Мальчики пахнут апельсинами» и Funny dream; о том, как «Цех белого» был поделен на несколько пространств и о площадке для работы современных композиторов.

— Мы давали им заказы, они сочиняли специальные музыкальные произведения. Фамилии позже скажу, один из ярких представителей этого года — Сергей Невский, чью оперу Autland мы исполнили как премьеру на платформе. Был спектакль театра Dirty Deal из Риги, у каждого спектакля по восемь показов, нон-стоп проект такой. Был Ансамбль современной музыки из Москвы.

Харитонов спрашивает об изготовлении костюмов и выплате гонораров. Режиссер рассказывает, что для некоторых спектаклей потребовалось создавать все почти с нуля, так как они были написаны и представлены впервые.

— Это все выплачивалось за счет субсидий «Платформе» через бухгалтерию.

— Расскажите теперь, пожалуйста, о проекте Autland.

— Это опера, написаная по заказу «Платформы». Это сочинение Невского, посвященный проблемам аутизма. Первый раз, наверное, на территории искусства было объявлено об этой проблеме, у нее есть социальная миссия. Показать, что это не безумие, не сумасшествие, а особенность развития. В опере участвовали музыканты и исполнители высокой квалификации — VocalLab из Нидерландов и еще хор из России.

После того, как этот спектакль произошел, собственно, было очень много декораций, тонна плюшевых зайцев, которые выдавались зрителям; зрители были частью спектакля, проходили терапию. Было много реквизита, потому что там разбивали ящики, что-то нужно было докупать.

После спектакля у нас была встреча с Любовь Аркус, которая тогда делала фильм, посвященный аутизму. Тогда этот фильм был показан впервые на «Платформе», после него была дискуссия.

— Были выплачены гонорары?

— Были выплачены, насколько я знаю. Через бухгалтерию.

12:29

Перерыв заканчивается. Харитонов продолжает допрос подзащитного — он спрашивает про спектакль «Охота на Снарка».

— Вы принимали участие в подготовке данного спектакля?

— Я был художником.

— А другие сотрудники «Седьмой студии»?

— Да, принимали участие.

Серебренников перечисляет несколько фамилий тех, кто принимал участие в создании спектакля.

— Вам известно, сколько раз спектакль «Охота на Снарка» был показан?

— В 2012 году был показан девять раз, — отвечает режиссер и зачитывает точные даты.

— Приобреталось ли для спектакля какое-либо оборудование, костюмы?

— Разумеется, костюмы. Они покупались на рынках, в магазинах. Реквизит покупался и изготавливался, была световая и видеоинсталляции, которые были частью декораций.

— Спектакль «Метаморфозы» был ли выпущен в рамках проекта «Платформа»?

— Это сложный большой проект, который игрался несколько лет, он пользовался вниманием, на него покупались билеты. Это проект, в котором, с русской стороны, участвовала «Седьмая студия», а с французской стороны — режиссер Давид Бобе, был хореограф Делавалле Бидьефоно, видеохудожник Жозе Геррак. Участвовала группа конголезских танцоров. Разумеется, для спектакля строили сложные декорации, решетку, по которой лазали артисты, три машины с фарами, световое оборудование, дым, сложный звук, костюмы. Спектакль выпускался несколькими частями, как сериал — сперва четыре часа, потом подвергался метаморфозам. В 2012 году было семь показов.

Серебренников вновь зачитывает точные даты.

— Скажите пожалуйста, как долго готовился и репетировался данный спектакль?

— Достаточно долго, вся его подготовка занимала несколько месяцев, сам репетиционный период был достаточно компактный — режиссер Бобе требовал сразу полностью декорации, свет и звук.

— Платили ли вы за эти, назовем их так, капризы режиссера Бобе, деньги?

— Конечно.

— А он прилетал из Франции или управлял процессами дистанционно?

— Он прилетал, конечно. Дистанционно другие режиссеры все делают

. В зале слышится смешок; Серебренников рассказывает про конголезских танцоров.

11:59

Харитонов просит исследовать и предъявить Серебренникову три творческих отчета. Это позволит выяснить, было ли мероприятие, сколько оно стоило, и кто в них участвовал, объясняет адвокат.

Судья Аккуратова выносит ходатайство на обсуждение. Потерпевшие и обвинение не возражают. Судья просит помощницу принести нужные тома и листает их.

Аккуратова просматривает отчеты, не зачитывая их подробно вслух и что-то произнося про себя.

Теперь Аккуратова читает творческий отчет «Седьмой студии» за 2013 год. Судья обращает внимание на то, что он без подписи и без печати.

По просьбе одного из адвокатов объявляется пятиминутный перерыв.

11:54

— Подписывали ли вы договоры с указанными компаниями? — продолжает Харитонов.

— Нет.

— Некоторые из них вам подконтрольны?

— В смысле?

— Обвинение так утверждает.

— Нет, я о них ничего не знаю.

— Знали ли вы, как учитывались наличные деньги в «Седьмой студии»?

— Я вообще мало чего знаю о деньгах в «Седьмой студии». Я знал, что они либо есть — люди прибегали, говорили, деньги пришли, не останавливаемся, работаем, — либо их нет. Откуда они пришли, я не знал. Я знал об их наличии и их отсутствии, с этим связана моя работа. Больше я ничего не знал.

— Давали ли вы указания сотрудникам «Седьмой студии» об использовании наличных?

— Нет. Я говорил: «Нам нужно сделать спектакль, достать реквизит, выплатить гонорары». Вот мои указания.

— Требовали ли вы того, чтобы выплаты согласовывались с вами?

— Нет.

Судья Аккуратова снимает вопрос, говоря, что Харитонов повторяется.

— Знакома ли вам Филимонова [на которую были зарегистрированы некоторые из фильм из обвинительного заключения]?

— Мы с ней не знакомы, разумеется, но, по-моему, это та дама, которая была при Масляевой. Я не знаю — может быть, работала, может быть, родственница или подруга?

— Знакомы ли вы с Синельниковым?

— Нет.

— С Педченко [через которого, по версии следствия, Масляева обналичивала деньги]?

— Нет. Нас на очной ставке познакомили.

— Работал ли Педченко в «Седьмой студии»?

— Мне это неизвестно.

— Вы говорили, что в «Седьмой студии» был проведен аудит. Когда, в связи с чем и кто проводил?

— Это случилось к концу платформы. Я так понимаю, часто программа оплачивалась теми деньгами, что придут потом. К концу проекта стало понятно, что вперед уже денег не будет, и пришла Катя [Воронова], сказала, что денег начало не хватать. Я говорю: «Как так, должно хватать же». Я предложил аудит. Катя нашла аудитора, она длительно проверяла, потом попросила нас собраться. К тому моменту Масляева перестала подавать признаки жизни и вообще исчезла с радаров.

И, значит, Катя искала ее, я просил ее как-то найти, потому что собрание должно было быть в ее присутствии, она ответственна за бухгалтерию «Седьмой студии» в эти годы. Это было сделано с большим трудом, мы собрались, и аудитор рассказывала — она не нашла этого, не нашла этого, каких-то документов не хватало для отчетности. Катя, посчитав бюджеты, сказала, что нам не хватает нескольких миллионов, и где же их брать. У меня было ощущение, что их Масляева присвоила. Я не могу никого никогда обвинять голословно, я попросил Итина — давайте разбираться с этой дамой и что-то делать. Масляева не хотела ни с кем разговаривать, на претензии огрызалась и говорила, что я ничего не знаю.

На самом деле, собрание закончилось тем, мол, давайте думать. Ко мне после «Платформы» приходили люди, просили деньги вернуть — я возвращал им их из своих гонораров. Поэтому у меня к Масляевой большие претензии.

11:50

— В эту смету входят гонорары приглашенным артистам?

— Разумеется. С ними встречается линейный продюсер, спрашивает, сколько они хотят получить. Дальше уже обговариваем.

— В «Сне в летнюю ночь» участвовали постоянные артисты «Седьмой студии»?

— И постоянные, и приглашенные артисты играли. Плюс за каждый спектакль артисты получали деньги как за мероприятие.

— Окей, по результатам работы линейного продюсера появляется смета. Как она утверждалась?

— Сие мне неизвестно. Наверное, подавалась в бухгалтерию.

— Вы ее утверждали?

— Мы обсуждали ее, что-то вычеркивали. Если это согласование — то да.

— Куда подавались сметы для исполнения?

— В бухгалтерию.

— Как они исполнялись?

— Предполагаю, что из бухгалтерии выплачивались деньги.

— То есть, спектакль «Сон в летнюю ночь», он был…

— Конечно. Можете его посмотреть в январе, он идет до сих пор.

— Вам известно, из каких денег он оплачивался?

— Предполагаю, что из субсидии Минкульта.

— Известно ли вам об использовании наличности в «Седьмой студии»?

— Да, мы получали зарплату наличностью. Или, например, возмещали себе то, что потратили на покупки для «Седьмой студии». Например, за кимоно, которые до сих пор играют в «Сне в летнюю ночь».

— Ставили задачу перед кем-то использовать наличные?

— Нет. Я повторяю, я никаких таких задач перед ними не ставил.

— Было ли вам известно, как Масляева получала наличные?

— Нет, мне ничего не известно.

— Сообщала ли Масляева о получении денежных средств в банкомате путем снятия с корпоративной банковской карты?

— Нет, не сообщала. Я не знаю, как она их получала, как учитывала.

— Известно ли вам о заключении Масляевой и Итиным договоренностями с Синельниковым о получении наличных денежных средств?

— Нет.

— Известен ли вам ИП «Синельников»?

— Нет.

Затем адвокат перечисляет фирмы, изложенные в обвинительном заключении. На его вопросы Серебренников отвечает, что эти названия ему неизвестны.

11:34

— Каким образом составлялись сметы на мероприятие? — продолжает Харитонов.

— Как все устроено, давайте я базово расскажу. Меня или человека который мероприятие придумал…

— Давайте на примере, — перебивает режиссера адвокат.

— «Сон в летнюю ночь». Ко мне приходит исполнительный продюсер [Екатерина] Воронова. Говорит: «Кирилл Семенович, что за спектакль?». К моменту, что она приходит, все есть в моей голове и в каких-то творческих набросках. Дальше требуется детализация. Я говорю: «Хочу, чтобы это был перфоманс, когда зритель перемещается из одного пространства в другое, переходя из одной новвеллы в другую, променад-проект. А что это будут за объекты? А еще у нас будет электронная музыка сложная, видимо, нам нужно много наушников, микрофонов, которых у нас нет, нам нужен драматург, потому что это будет вольная интерпретация Шекспира. А еще будет проблема со светом и видео — будет использоваться живая камера, которая будет передавать видео из другого помещения. А еще будет большой круг, устланный коврами, где будет танец, нужно устраивать репетиции, спланировать».

Дальше Воронова совещается с художниками по костюмам, которые описывают, что нужно каждому артисту — один, условно, может быть в [одежде марки] Zara, другой — в винтажной шляпе и старых перчатках 40-х годов. Или, например, ковры с Измайловского рынка — там есть человек, он обещал подобрать цветовую гамму. Как зонировать пространство между эпизодами? Построить большие стены — они нам нужны будут потом для изменения пространства. Пять метров в высоту, 12 метров в длину — такие стены-трансформеры нам сделали.

Потом, выслушивая всю эту информацию, она понимает, сколько это все будет стоить, потому что я ничего не знаю, я даю только какие-то идеи. Она все это считает и говорит: «Кирилл Семенович, мы вообще ни в какие сметы не влезаем — тут мы посчитали вот столько, тут не знали». Я отвечаю: «Давайте сократим, вот эти стены, они будут участвовать в нескольких проектах, их стоимость можно взять из других проектов». Дальше идет работа по сокращению сметы — для того, чтобы втиснуть их в наши возможности.

11:20

— Каким образом была решена проблема отсутствия оборудования в «Цехе Белого» и у «Седьмой студии»?

— Для того, чтобы мероприятие произошло, все вещи надо арендовать или купить. Допустим, вот этот знаменитый рояль, о котором мы будем говорить потом — нас следователи пытали за него каленым железом — мы его купили от отчаяния, потому что […] иначе невозможно. Каждый день арендовать рояль и привозить его…

— Давайте с оборудованием сначала решим.

— Покупалось и арендовалось.

— Если вам известно, то кто и какое оборудование приобрел и как это оплачивалось?

— Мне об этом неизвестно. Об этом лучше знает генпродюсер или технический директор. К запуску проекта «Платформа» все уже было сделано.

— Как оплачивалось это оборудование?

— Мне это неизвестно.

— Существовал ли запрет на приобретение на оборудование для «Платформы»?

— Мне об этом неизвестно достоверно, но я когда-то слышал об этом разговоре.

— Расскажите о главном предмете, который приобретался. Вы упоминали рояль.

— Не знаю, на какие деньги. Помню, что подошел Малобродский, сказал — музыканты жалуются, нам нужен рояль, мы без него не можем. Нам его видимо надо не арендовать каждый раз, а лучше купить, и есть договоренность с фирмой, которая даст его в рассрочку. Я был к этому не готов, но мы нашли место, и дальше жизнь проекта исходила из того, где он стоял. Большой рояль «Ямаха» очень хорошего качества, на нем соглашались играть хорошие музыканты.

— Стоимость можете назвать?

— Не помню. Пять миллионов, шесть. Много миллионов.

11:17

— Давали ли вы указания насчет внесения в отчеты недостоверных сведений? — продолжает адвокат.

— Нет, не давал. Это бессмысленно.

— Знакомились ли вы с содержанием отчетов?

— Когда мне нужно было подписывать отчеты по результатам года, там был список, я смотрел на него и понимал, что все мероприятия проведены, в сметы я не вникал.

— Вы сказали, что подписывали. Почему вы это делали?

— Министерство попросило. Сначала у меня не было права даже подписывать, потом они сделали доверенность на то, чтобы я подписывал документы — видимо, они хотели, чтобы моя персона как-то при этом присутствовала.

— Они хотели — это кто? — уточняет судья Ирина Аккуратова.

— Они — это Министерство культуры. Они же не персонифицированы.

— А представлялись ли творческие отчеты? — продолжает адвокат.

— Да. Они содержали рассказ о событиях, фотографии, картинки, список участников, описание мероприятия. Их готовили линейные продюсеры. Еще раз повторюсь — проект «Платформа» был не скрытым или тайным, он был в соцсетях, прессе, был известен всему миру, поэтому у нас отчетность о том, что мы делаем, была ежедневная, на регулярной основе, помимо каких-то формальных дел.

— Имело ли АНО «Седьмая студия» до начала «Платформы» собственную площадку для мероприятий?

— Это была главная трудность. Нет, не имела. Нам предстояло сделать проект в помещении, которое для этого совсем не приспособлено, а подходящего не было вообще. Поэтому пустой «Цех Белого» с белыми стенами — это было спасение для нас.

— Вы арендовали это помещение?

— Это было соглашение. У нас были какие-то документы о взаимных соглашениях — мы там играем, они что-то делают. Там не было ни света, ни звука — ни приборов, ни стульев, нет возможности менять пространство, нет акустики, инструментов, гримерок — ничего. Все это требовалось оборудовать за достаточно короткое время. А нам нужен был быстрый режим — вышло мероприятие, завтра уже все меняют, демонтируют.

11:12

Харитонов продолжает допрашивать подзащитного. Он уточняет, как согласовывался перечень художественных мероприятий с Минкультом, чем занимался при его согласовании сам Серебренников. Режиссер отвечает, что он обсуждал художественную программу с кураторами и предлагал список мероприятий, уже согласованных и обсужденных.

— Дальше уже шла бумажная работа в Министерстве. Как она шла, я уже не очень знаю, — говорит Серебренников. — Все, что могли, мы к моменту подачи писали, дальше жизнь вносила свои коррективы. Насколько я помню, министерство понимало, что это живое дело, что это программа творческая.

— Каким образом определялась стоимость мероприятий, которая указывалась в дополнении к соглашению о субсидии?

— Это, насколько я понимаю, были примерные суммы. У нас же субсидия была фиксированная, и мы в рамках этой субсидии должны распределить мероприятия — ни больше, ни меньше.

— Кто определял стоимость мероприятий в «Седьмой студии»?

— Соглашение о субсидии пишется людьми, которые имеют опыт театрального менеджмента — они имеют хотя бы предположения насчет того, сколько стоит мероприятие. Исходя из их профессионального опыта и ощущений того, чего они получили от творческой группы… Иногда это были более размытые — «будет проект, где будет пять часов играть музыка Мортона, будет ощущение сна» — то есть, это были предварительные сметы.

— Вы лично какое-либо участие принимали в определении стоимости мероприятий?

— Нет, в этих документах я не участвовал, я работал по факту, когда мероприятие уже по факту проводилось — там меня просили, например, сократиться.

— А в отчетах вы принимали участие?

— Нет, не мои полномочия.

— Вам известно, кто занимался этим?

— Достоверно неизвестно. Я предполагаю — генеральный продюсер, продюсеры, бухгалтерия.

11:06

К кафедре выходит Кирилл Серебренников. На его футболке надпись на латыни: Deus conservat omnia (бог сохраняет все; одноименное стихотворение на столетие Анны Ахматовой есть у Иосифа Бродского: «Бог сохраняет все; особенно — слова прощенья и любви, как собственный свой голос» ).

Вопросы задает адвокат режиссера Дмитрий Харитонов.

— Вы говорили о государственном контракте, который был заключен в 2011 году между Минкультом и «Седьмой студией». Обсуждали ли вы вопросы заключения с Апфельбаум?

— Нет, в формировании пакета документов я не участвовал, я не знаю, как это делается, для меня это темный лес. Формальные вопросы мы не участвовали.

— Я спросил про Апфельбаум.

— Мы обсуждали. что «Платформа» начинается.

— Принимали ли вы участие в создании конкурсной документации?

—Нет, я не знаю, как это делается.

— Обсуждали с Итиным и Малобродским?

— Нет. Со мной это не обсуждалось. Я знал сам факт того, что он будет заключен.

— Обсуждали ли вы внесение в госконтракт каких-либо сведений, которые помогли бы выиграть его «Седьмой студии»?

— Нет, повторюсь, ни с кем я ничего не обсуждал.

10:49

Заседание начинается с часовым опозданием. Сегодня гособвинение представляет только прокурор Игнатова, ее коллега Лавров отсутствует.

Судья Аккуратова продолжает процесс. Она тихо спрашивает мнение участников процесса об отводе адвоката Лебедева, представлявшего Минкульт как потерпевшую сторону, о котором на прошлом заседании заявила защита обвиняемой Апфельбаум. Все подсудимые его поддерживают.

Адвокат Поверинова объясняет, что в деле есть показания многих свидетелей — например, Махмутовой — которых допрашивали в присутствии Лебедева. При допросе с ним, говорит Поверинова, Махмутова изменила свои показания в сторону обвинения.

— Поэтому я считаю правильно и целесообразно, чтобы потерпевших представлял другой человек, — завершает Поверинова.

Другие адвокаты также кратко поддерживают ходатайство. Судья Аккуратова собирается уйти на решение, но вспоминает, что забыла спросить мнение самого представителя потерпевших и обвинителей, улыбается и разворачивается. Слушатели смеются.

Сам адвокат Лебедев выступает против своего отвода. Он считает, что ходатайство защиты подсудимых незаконно и просит в нем отказать.

Прокурор Надежда Игнатова также считает, что оснований для отвода нет — она негромко объясняет, что участие представителя министерства не нарушает УПК.

Судья уходит на решение.

Вернувшись через минуту, она кратко зачитывает решение: отвод не подлежит удовлетворению.

Комментарии

56

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

kablukov 09 ноября 2018 | 11:00

Почему молчат потомственные телевизионные деятели искусств? Где дочь Папанова и сын Леонова?


pro_hanov 09 ноября 2018 | 11:19

kablukov:

Ф. Кафка "Der Process"

День Третий


(комментарий скрыт)

morkovka_ 09 ноября 2018 | 11:45

это юдо-чудо демонстрируют обязательно в кипе на голове.
Ещё б и с приспущенными штанами...

Россия, куда ты катишся?


sevvge 09 ноября 2018 | 13:43

Подследственный в энный раз
не смог подписать показания
(как ставил преступный лайк) -
он, получив авторучку,
воткнул следаку её в глаз!


book_publisher 10 ноября 2018 | 06:42

К. Серебренников: "Никогда в жизни не присваивал того, что мне не принадлежит."
---------------------
- Для него это делали подельники?


tu160 09 ноября 2018 | 11:53

jgtgh:
++++++++

Господа евреи, может вы все-таки дадите возможность свершиться правосудию?


morkovka_ 09 ноября 2018 | 12:15

Серебренникову можно позавидовать...

ему Икра, балык, шашлык
на зоне обеспечены


ltvjrhfn2 09 ноября 2018 | 12:31

как будто из другой какой-то жизни.. рояль по цене двух трёшек с евроремонтом, зарплаты по 100 тыщ, не помню кому и сколько давал..
Вы не охренели, мастера культуры? Вы ведь не свои проматываете, вы наши пенсии и субсидии на ЖКХ мельпомене под хвост бросаете.


physik 09 ноября 2018 | 17:18

ltvjrhfn2: Интересно, в каком регионе трешка с евроремонтом стоит 2,5 млн рублей?
И вы что, считаете, что 100 тыр месячная зарплата много? Это при средней по Москве свыше 50 тыр?
Из какой же глуши вы пишете? Деревня Гадюкино? Я угадал?


ltvjrhfn2 11 ноября 2018 | 04:47

physik:
Ишь, бл. дворянин нашелся.
пёс, ты ещё жив только потому, что жрешь и пьешь продукты произведенные жителями сотен городков и деревень моей страны, в том числе и деревни Гадюкино.
Запиши себе на ошейнике - булки хлеба не растут на питерских тополях в целофане. Они по другой технологии выращиваются.


physik 11 ноября 2018 | 13:21

ltvjrhfn2: Ну и молодец, что сознался, что бреханул насчет стоимости трехкомнатных квартир с евроремонтом.
Твои, несколько завуалированные, извинения в некомпетентности принимаются.
Я понимаю, что твое хамство происходит от чувства неловкости от того, что твоя попытка соврать оказалась раскрытой. Так что извиняю.


ltvjrhfn2 13 ноября 2018 | 06:04

physik:
слышь, клоун, трёшка 57-60 кв. метров с евроремонтом (общее название в провинции кафельных туалета, ванны, кухни до половины, ламината и натяжных потолков за 200 руб/кв.м) в любом дальневосточном или сибирском или уральском городке тыщ на 50 (не говоря уже о посёлках тыщ на 6-7 населения) именно столько и стоит.


physik 13 ноября 2018 | 12:06

ltvjrhfn2: Так я и написал про деревню Гадюкино.
А Серебренников (просто для справки) работает в столице РФ городе Москве.
Где зарплата 67900 рублей (можете проверить, если умеете пользоваться Интернетом).
А средняя стоимость 3-х комнатной квартиры в ней же около 16 млн. рублей.


physik 13 ноября 2018 | 12:09

physik: Имеется в виду СРЕДНЯЯ месячная зарплата по городу.


ltvjrhfn2 14 ноября 2018 | 03:59

physik:
Я об этом и написал, что Москва не Россия, она живет в какой то другой реальности, где сносятся добротные брежневские дома, а рояль стоит две трёшки. Правда этот рояль белого цвета.


physik 14 ноября 2018 | 11:52

ltvjrhfn2: С роялями я вас понял. Качество роялей определяется его цветом.
И почему пианино "Красный Октябрь" выпускали черного цвета? А ведь какая статья экспорта пропала.
Кстати, вы не задумывались, почему скрипки Страдивари стоят так дорого?
Дороже белого рояля, который весит в сотни раз больше, а ведь в нем, кроме дерева, еще и клавиши из слоновой кости.


ltvjrhfn2 14 ноября 2018 | 23:23

physik:
если дать вам в руки два галстука - один качественный китайский, другой такой же расцветки но "дольче с габаной" вы никак не сможете их различить. Однако если повесить на них соотвествующие лейблы, то окажется что второй стоит на порядки больше.
Примерно та же тема со Страдивари. По качеству она вряд ли отличается от таких таких же скрипок неизвестных мастеров позднего средневековья. Но это "дольче с габаной" поэтому она гораздо дороже рояля, хотя он гораздо тяжелее.
Впрочем, заблудившись ночью, зимой в холодной степи, вы все-таки предпочтете что бы рядом с вами оказался тяжелый деревянный рояль, а не легкая вычурная скрипка.
Там, в степи, вы и узнаете их истинную ценность)


elinamich7 10 ноября 2018 | 00:25

ltvjrhfn2
Это вы (мн.ч) охренели, если считаете, что ваши пенсии и субсидии прикарманил Серебренников. Не там ищите, не там....


ltvjrhfn2 11 ноября 2018 | 04:49

elinamich7:
Я же не сказал что все пенсии и субсидии. Другие воруют гораздо больше и наглее. Суд наверняка учтёт все эти нюансы.


tu160 09 ноября 2018 | 12:39

morkovka_:
Ну, и популярность другого рода тоже обеспечена.

Кстати, теперь понятно с какого перепуга на эхе появилась статья про педиков, где красной нитью проходит мысль об исконности гомосеков в России.

Подготавливалось общественное мнение к будущему процессу над ОПГ Кирюхи Серебреникова.


udavi_naebabchenku 09 ноября 2018 | 14:48

morkovka_: а также много-много жареной рыбы и плотских утех для его раздолбанного дупла.


zanozavjope 09 ноября 2018 | 12:53

tu160: Будущему правосудию -еврей Соловьев- дадут, нынешнему кривосудию -еврей Серебренников, как минимум, будут мешать. Такие они, "трусливые евреи".


maya11 09 ноября 2018 | 14:48

jgtgh: Наблюдаю за тобой некоторое время. Уверена, что без галлоперидола тебе не прожить ни дня. Отсюда поскорей ретироваться и срочно в Кащенко. Запомни - именно там твое место.


osj99 09 ноября 2018 | 18:09

maya11: я как-то в один день отправил 2 десятка в игнор, и больше не вижу их комментов. Поверьте, это улучшает жизнь и держит карму в чистоте. Разговаривать с этими овощами - не о чем. И читать их высеры - тем более. Простой совет, извиняюсь за оффтопик


(комментарий скрыт)

shplint_07 09 ноября 2018 | 21:39

В этом "деле" всё отвратительно. И главный фигурант в еврейской ермолке, и его искусство голых писек, и наглость, с которой они обналичивали бюджетные деньги и швыряли их налево и направо. 5 лет колонии - достойная им награда. Но власть на это вряд ли пойдёт. Боится семьи и иудейского лобби.


romashka__ 10 ноября 2018 | 11:44

Михалков против Серебренникова. Надо бы об этом говорить, а не чушь всякую нести и не издеваться над людьми.
Михалков зачинщик. Его бы и проверить.


zanozavjope 09 ноября 2018 | 12:45

kablukov: Почему молчат потомственные телевизионные деятели искусств? Где дочь Папанова и сын Леонова? //// -Они все еще надеются отбрехаться, когда уйдет Путин... А ,вот, Клейменову мое уважение! Мог и промолчать и попасть "в палачи".


pit_heap 09 ноября 2018 | 11:09

Lа ладно... Симоньян и Клейменов выступили с поддержкой Серебренникова. Интересно по мнению неполживых выступление в защиту на государственном канале не является давлением на следствие?


(комментарий скрыт)

tu160 09 ноября 2018 | 11:49

У Ильфа и Петрова был голубой воришка Альхен - Александр Яковлевич.
А у нас голубой воришка Кирхен - Кирюха.

Судья: - Кирхен, вы признаете себя виновным?
Нет.
Ну, на нет и суда нет.

Хахахаха...


aleks50 Алексей Клубников 09 ноября 2018 | 11:55

Миллиарды у Вовиных друзей - это святое, это скрепа, а народ пусть думает, что его ограбил режиссёр. И вся охренительно охранительная и пропагандонская система работает на это.


tu160 09 ноября 2018 | 12:06

aleks50:
То есть власть преследует Серебреникова по политическим мотивам?

А поподробней можно?


holliwoodland 09 ноября 2018 | 12:02

А, блин, опять все то же самое: "Про деньги ничего не знаю и вообще, отстаньте от меня, я всего лих скромный гениальный режиссер". Надоел этот погорелый театр бабы Фисы, давайте уже или пусть прокурор его допросит или других свидетелей, которые хотя бы в теории должны знать про деньги.


(комментарий скрыт)

tu160 09 ноября 2018 | 13:11

satt:
Я поэт, зовусь я сатт.
Мне на суд, на ваш, нассат.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

elinamich7 10 ноября 2018 | 00:30

jgtgh: Емелин, ты и в прозе без него не обходишься....


(комментарий скрыт)

bagarius_goonch 09 ноября 2018 | 13:00

Фунт. "Рога и Копыта". Нужно бы проверить его у психиатра...
Знает ли он вообще что такое деньги?


memoir_91 09 ноября 2018 | 13:47

Спасибо Медиазоне. Прочитал стенограмму всех трех дней и теперь точно понимаю, что Серебренников ворюга и подлец.
Как и все подлецы изображает жертву, творческую ничего не знающую личность, которую обманули проклятые бухгалтеры.
Обналичивали миллионами, бухгалтерию вели не просто с нарушениями, а никак не вили. Просто всё обналичивали, даже собственную зарплату.
И всё это воровство миллионов ради одного никчемного спектакля/концерта/акции на который придут друзья воришки и воришки из бомонда.
Мерзко, что в этом еще и Вася Обломов участвовал и другие музыканты, ну что вам честных концертов мало. Зачем в с этими творческими ворюгами связались?


zolingen 09 ноября 2018 | 14:58

memoir_91: абсолютно согласен.


pls215 09 ноября 2018 | 14:01

Все врет. Надо посадить за расхищение бюджетных денег.


agriment 09 ноября 2018 | 14:57

pls215: 14:01 "Надо посадить за расхищение бюджетных денег."

- Всех, кто соприкасается с бюджетными деньгами в РФ, начиная с Минфина,
а вообще, конечно безобразие где:

Минфин & казначейство выделяли бюджетные деньги ТРИ года и ни разу не контролировали;

Минкульт три года соучаствовал в этом бардаке;

ИФНС, которая принимала квартальную, годовую отчётность, ТРИ года не интересовалась раздельным учётом бюджетных денег и внебюджетных, контрагентами – "однодневками"; численностью в 9 чел. а спектакль минимум=60 чел;

Банки, зачисляя на счёт клиента деньги из казначейских счетов, исполняли распоряжение клиента по договорам и никогда и никому на зарплату.....т.е. если заказывали наличку, то только на оплату договоров.

УЖОС! и так, по всей России.

все службы - Казначейство, ФНС, да и комбанки в административном и функциональном подчинении Минфина.

Кудрин – радуйся своему бюджетному правилу, о котором трындишь на своих лекциях за рубежом, как лучшим достижением в России.
.


memoir_91 09 ноября 2018 | 15:33

agriment:
Причем ВСЯ "творческая" "интеллигенция" ровно так же творчески обналичивает.
Можно задать и ещё более прикольные вопросы:"А куда смотрел Навальный?"
Как такое воровство народных прошло мимо его ФБК? Где кино "Он вам не Киря"?
Ведь схема Серебренников просто до ужаса откровенное воровство. Это вам не хитрые схемы с офшорами и прекрестным владением.
Тупо брали и через ИПэху обналичивали.


agriment 09 ноября 2018 | 16:36

memoir_91:15:33 " Тупо брали и через ИПэху обналичивали"

- Создана система – воруй, не хочу.
Минфиновцы финансируют посевную в августе, а до этого, минфиновские клерки загоняют в сбер или др. уполномоченный банк на депозит ВСЮ сумму на посевную, получая проценты, понятно, не в бюджет, а сельхозникам - берите коммерческий кредит, так же и другим, под другие проекты.
Серебрянников подтверждает на допросе: деньги задерживали и вкладывали свои....
"Вероятно, речь идет о банковском кредите на открытие «Платформы». Да, это кредит в банке. Это те деньги, которые мы [с Итиным] давали на открытие проекта".

Воруют все – попадаются выборочно, критерий выборки - индивидуален.
но, обвинение по налогам, притянуть можно всегда, потому что никто налоги не платит в полном объёме, если платить, то разоришься, как только их заплатишь все, согласно НК РФ.
Систему надо менять, чтобы не было возможности изначально воровать миллионами, чтобы, не фальсифицировать отчётность, не создавать кучу подставных фирм, изобретать российские off shore, убегая от непосильных налогов.


agriment 09 ноября 2018 | 16:39

memoir_91:15:33 "
"Можно задать и ещё более прикольные вопросы:"
А куда смотрел Навальный?"

- Будет Навальному задание - посмотрит........

и кино "Он вам не Киря" за госсчёт состряпает.


sergei2013 09 ноября 2018 | 14:07

Важнее выяснить, почему 10 путинских членов правления Роснефти выписывают себе премии по несколько миллиардов рублей.


sadda 09 ноября 2018 | 14:24

Бывший директор Большого театра Иксанов миллиарды нагреб на реконструкции Большого
Счетная палата РФ установила , что стоимость реконструкции Большого составила 35,4 миллиарда рублей. Это в несколько раз больше, чем начальная оценка работ. Аудиторы выявили что только стоимость проектных работ завышена в 16 раз. Было возбуждено уголовное дело.

Следователи в ходе следствия установили множество злоупотреблений, одно из них - дирекция театра трижды оплачивала одной и той же организации одни и те же работы.

Но вместо суда и колонии Иксакова назначили советником министра культуры.
Путинская власть просто гнобит неугодных. А угодные могут делать хоть что, все им с рук сойдет.


leon_46 09 ноября 2018 | 14:46

Я бы поверил судьям, если бы они показали, куда ушло награбленное. Где эти дворцы, яхты, поместья? Ничего этого нет. Зато у путинских дружков всего этого в избытке. Так кто же в России вор?


fueaqui 09 ноября 2018 | 20:43

leon_46: По закону хищения на сумму в 5 тыс руб уже достаточно для уголовного преследования, то есть вором стать можно и "задешево" - дворцы, яхты и поместья для этого не обязательны. Так что даже если защите удастся показать сомнительность хищения части суммы (им на компанию вменяют на всех 133млн), совсем небольшого доказанного остатка уже будет достаточно для признания фигурантов преступниками.


newname 09 ноября 2018 | 15:04

Печально, что эти вопросы и ответы ни на что не влияют. Судья напишет то, что ей продиктуют.
Позора хватанет Россия.
Очередной творческий человек пострадает.
А все зависит от настроения того, без которого Россия обязательно погибнет.
Уж в этом можно не сомневаться.
Хорроушоу.


memoir_91 09 ноября 2018 | 15:41

Последний спектакль Серебренникова - "Финансовая нечистоплотность и её последствия".
Сажать надо, под ьакие "проекты" высосанные из пальца и других частей тела в Голливуде и Европе ему бы НИКОГДА денег не выделили.
Только в России президент может под писульку на двух страничках выделять трехлетний многомиллионный бюджет.
Это уже не творчество.
Это твАрьчество.


savl_1 09 ноября 2018 | 21:09

memoir_91: Сажать надо, под ьакие "проекты" высосанные из пальца и других частей тела в Голливуде и Европе ему бы НИКОГДА денег не выделили.
Только в России президент может под писульку на двух страничках выделять трехлетний многомиллионный бюджет. \\
По словам Путина за 3 года Серебренниковым получено порядка 1 млрд рублей. Действительно ни в Голливуде, ни в Европе самый выдающийся режиссёр, к которым Серебренников никак не относится, мог бы только мечтать о такой поддержке.


(комментарий скрыт)

memoir_91 09 ноября 2018 | 17:05

vak44:
Вор должен сидеть в тюрьме не взирая на форму носа.
Налоговый кодекс соблюдать надо, а не формой носа спекулировать и идиотскими надписями на маечках.


vak44 09 ноября 2018 | 18:12

memoir_91: Надо кодекс соблюдать Но мой комментарий не к суду, а к некоторым здешним комментам, которые и спекулируют этническими моментами.


tu160 09 ноября 2018 | 17:36

vak44:
В оригинале было:

Если дяденька носат
Значит он невиноват.
Знать не быть ему в тюрьме...


savl_1 09 ноября 2018 | 20:47

В суде положено снимать головной убор.
Серебренников чешет по фене не хуже урки или вора в законе, явно не Мейерхольд (лестное сравнение Б. Акунина).
Этот наглый фейс за 2 года следствия уже порядком надоел, верни украденные 130 млн и спи спокойно.


fueaqui 09 ноября 2018 | 20:53

"— Вы знаете, про договор я не помню, как я был устроен в «Седьмой студии» — не знаю. Я не подписывал документы о трудоустройстве; по крайней мере, я не помню этого. Я подписывал зарплатную ведомость каждый месяц.
— Вам зарплату приносила Воронова?
— Да, после того как я постоял один раз в очереди в кассу."
Ха, не трудоустраивался, но "зарплату" получал. Налом. В организации, которую учредил сам и по адресу собственной квартиры. По-моему это не "зарплата" называется, а "доля". Доля из полученной студией гос. субсидии.


fueaqui 09 ноября 2018 | 20:53

"— Вы знаете, про договор я не помню, как я был устроен в «Седьмой студии» — не знаю. Я не подписывал документы о трудоустройстве; по крайней мере, я не помню этого. Я подписывал зарплатную ведомость каждый месяц.
— Вам зарплату приносила Воронова?
— Да, после того как я постоял один раз в очереди в кассу."
Ха, не трудоустраивался, но "зарплату" получал. Налом. В организации, которую учредил сам и по адресу собственной квартиры. По-моему это не "зарплата" называется, а "доля". Доля из полученной студией гос. субсидии.


(комментарий скрыт)

expatriate 10 ноября 2018 | 17:07

С точки зрения юридической, трудно что-либо противопоставитьочевидному и подтверждаемому обвиняемым факту его прямой ответственности за всё, что обозначется как "хищения". Все средства министерством культуры выдавались именно ему как автору и руководителю проекта и именно он подписывал в этом качестве все отчёты о расходовании средств. Стало быть, и не выплаченные с этих средств налоги государству (а это около 35 % с вменяемых ему 133 млн., т.е., уже "хищение в особо крупным масштабах") целиком на его ответственности, как бы он ни объяснял их расходование кем-то и на что-то. Но после описания Кириллом его осуществлённых проектов невольно напрашивается вопрос уже эстетического свойства - а вообще, министерство как-то оценивало те милые забавы, на которые шли такие безумные суммы? Или звучные имена. вроде Курентиса, совсем затмевали абсолютную инсталляционную бессмысленность всех этих якобы творческих акций? То, что описывает Кирилл, уж извините, делают как "прикол" или "happening" всякие самодеятельные "новаторы", и эстетическая ценность резания автогеном автомобиля равна её ценности в любом гараже. А небрежное замечание о стоимости рояля (не "Стейнвейн", заметим, или другого антикварного) в то ли пять то ли шесть то ли "много миллионов" как-то шокирует, ибо такие рояли даже где-нибудь в Ла Скала или Метрополитен-Опера хранят под чехлом для особых исполнений, а уж никак не оставляют за кулисами драмтеатрика, где на них, поди, ставят пивные бутылки. И это вопиющее несоответствие между своего рода "барскими забавами" и их оплатой, конечно, шокирует и прочих "театральных деятелей" РФ, учитывая их оклады в театрах, где им, кстати, не платят дополнительно за каждый спектакль.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире