16:34 , 20 августа 2012

14 лет тюрьмы за подозрительное лицо

1 июля 2011 года в Барабинске Новосибирской области около 19.30 незнакомый мужчина завёл восьмилетнюю девочку за сарай во дворе школы и предложил совершить то, что квалифицируется по сегодняшним законам как «действия сексуального характера». Испугавшись, девочка закричала. Мужчина сбежал.

О случившемся девочка рассказала 13-летней соседке, которая бросилась на поиски извращенца.

Два часа спустя на автобусной остановке её взгляд остановился на 25-летнем Антоне Бойченко, внешность которого она сочла подозрительной. Приметы преступника были ей неизвестны, тем не менее она предположила, что он и есть нападавший. Почему так решила, пояснить позже суду не смогла.

Находясь в возбуждённом состоянии, она указала двум молодым людям на Антона Бойченко как на «педофила». Набросившись, те стали избивать молодого человека.

Приехавший на вызов майор полиции Андрей Олифиренко отпустил нападавших, даже не взяв объяснений, после чего задержал Антона, привёз в отдел полиции и запер в помещении для временно задержанных.

Не тот

25-летний Антон Бойченко приехал в Новосибирск два года назад, окончив Омский железнодорожный техникум. В этот час оказался на остановке, возвращаясь с работы. Он служил электромехаником, и в те часы, когда произошло происшествие, находился на посту электрической централизации, что и подтвердили пятеро его сослуживцев.

На этом история не закончилась. Около полуночи того же дня Олифиренко пришел домой к потерпевшей. Без протокола он допросил несовершеннолетнюю девочку о том, как выглядел человек, который завел ее за сарай. Родители в тот момент отказались от составления заявления, поскольку ещё раздумывали, стоит ли вообще его писать — таким образом, допрос был незаконным. Примет извращенца девочка не запомнила, но определенно заявила, во что тот был одет: белую кепку, камуфляжную куртку, темные штаны «на завязках».

Ни одного из этих предметов одежды на задержанном Бойченко не было. В комнате общежития, где проживает Антон с гражданской женой, их также не нашли. Следователям, нагрянувшим в 9 утра следующего дня супруга Елена Кулинич ответила, что таких вещей муж не носит.

Исходя из ситуации, просматривалось только одно уголовное дело — о незаконном задержании Бойченко и удержании его более 3 часов в городском отделе полиции без достаточного повода. «Спасать» ситуацию было решено, выбив чистосердечное признание. Дело стали раскручивать по классическим законам жанра.  

Посадить во что бы то ни стало

Утром 2 июля Антона Бойченко привели в кабинет старшего оперуполномоченного. «Там находились еще ряд оперативных сотрудников. Один из них нанес мне сильный удар кулаком в лоб, другой замахнулся связкой ключей, правда, бить не стал, а придавил голову к коленям, причиняя сильную боль в области шеи и позвоночника. Это длилось долго, из-за чего у меня до сих пор, хотя прошло уже более полугода, болят шейные позвонки. Оперативники угрожали, что поместят меня в камеру к насильникам» — рассказал Бойченко.  

«Оперативники уверили, что все доказательства моей вины уже собраны, и если я буду отпираться, то получу 10 лет, а если дам признательные показания, то меня отпустят под подписку о невыезде, и дело рассмотрят по легкой статье — 133-й, по которой мне будет грозить только штраф».

В результате такого давления неопытный в общении с полицией молодой человек подписал явку с повинной.   При задержании у Антона изъяли телефон. Ни майор Олифиренко, на назначенный следователь Андрей Крылов не разрешили совершить звонок родителям — о том, что сын в полиции, они даже не догадывались. Разумеется, если бы родители обо всем узнали вовремя, никакой «явки с повинной» не было бы, стражи правопорядка прекрасно знали это.

После того как были выбиты «признательные» показания, Антона отправили в ИВС, где некто Виктор Ермолаев, подсадной сосед по камере, стал настоятельно рекомендовать: «Как переведут в СИЗО, не отказываться от своей вины, потому что в противном случае меня изнасилуют, а может, убьют».

Позже, по показаниям Бойченко, в следственном изоляторе «… сокамерники Юрий Малышев и Василий Казаков потребовали, чтобы я написал им записку о якобы совершенных мною ранее действиях эксгибиционизма. Угрожали физической расправой, а также насилием со стороны неизвестных мне лиц в отношении моей гражданской жены. Я воспринял эти угрозы реально, так как они знали подробности моей личной жизни, хотя я им ничего о ней не рассказывал».

Лишь через 7 месяцев, когда Антона по настоянию адвоката перевели в обычную камеру, у него появилась возможность написать жалобу на действия следствия и оперативников. Впрочем, их ответ не заставил себя ждать.

Эпизод второй

31 января 2011-го (по другим данным — 28 января) неизвестный мужчина зашел в женский туалет школы №48 Барабинска Новосибирской области и схватил 8-летнюю девочку. Он причинил ей боль — впрочем, ничего более. У происшествия достаточно свидетелей — в этот момент рядом находились ещё две ученицы, некоторые видели этого человека в фойе, а школьная техничка разговаривала с ним — тот спросил её, как пройти в 1 «Г» класс.

Нет сомнений, что имя этого человека следствию известно — ранее за абсолютно аналогичное деяние он уже был осужден районным судом, но освобожден от уголовного наказания в связи с признанием его невменяемым.

Опознать человека из школы №48 несложно — существует запись с камер видеонаблюдения этой школы Зальцевского района Новосибирска от 1 февраля 2011 года, где он совершал развратные действия. Одет он всегда одинаково (темная куртка, темные штаны, черные кроссовки), действовал не таясь — спрашивал у сотрудника школы где находится определённый класс, разговаривал по мобильнику. Ранее при обыске дома у этого человека обнаружены расписания занятий в различных школах.

На Антона Бойченко насильник разительно не похож — согласно фотороботу, составленному экспертно-криминалистическим центром при УВД с участием трех свидетелей его рост 170–180 см, возраст 45–50 лет, телосложение плотное. Антону Бойченко 25 лет, его рост 160 см, телосложение худощавое.

Как у человека абсолютно постороннего, на дату преступления у Антона Бойченко имеется неопровержимое алиби — 31-го (как и 28) января 2011 он весь день находился на работе, чему есть показания свидетелей. Одежда ни в одной своей детали не совпадает с тем, во что был одет школьный насильник. Мужчина, который издевался над детьми в школе из школы №48, по свидетельствам очевидцев был пьян (похоже, пил он и прямо там — на месте преступления была обнаружена бутылка из-под водки «Снегирь»), Бойченко же никто из свидетелей ни разу не видел в нетрезвом виде.

Тем не менее, следователи это преступление повесили на Антона Бойченко. В качестве второго.

Алиби ничего не значит

Дело Антона Бойченко рассматривалось в Новосибирском областном суде. Рассмотрение завершилось обвинением в «насильственных действиях сексуального характера», совершенных в отношении двух малолетних девочек. Приговор огласили в понедельник 13 августа 2012 года — 14 лет колонии строгого режима.

Как такое возможно — вопрос риторический. Сделать из невинного человека опасного преступника — в этом у российской фемиды богатейший опыт многих поколений, возможно непревзойдённый ни в какой другой стране мира. К примеру, техничка из школы №48 не признала в Антоне Бойченко нарушителя порядка — её свидетельство не было принято во внимание. Все ходатайства адвокатов Бойченко о проверке причастности известного гражданина к совершению преступления в школе №48 Барабинска отклонены.

Почему? На этот вопрос, как и на другие, заданные «Новой газетой», следователь Андрей Крылов отвечать отказался: «Обращайтесь в пресс-службу Следственного управления», заявил он журналисту этого издания. В следственном управлении ответили, что комментариев по этому делу они не дают, так как оно передано в суд. Круг замкнут.

Педоистерия в России — свершившийся факт

Общественное мнение в России в отношении проблемы педофилии полностью сформировано средствами массовой информации с однозначным уклоном — характер его воинствующий, борьба с педофилами объявлена приоритетной. Ведомство г-на Бастрыкина, подхватившее из рук бывшего президента Медведева флаг непримиримой борьбы, создаёт специальные подразделения по поиску педофилов. Деньги выделены и успешно осваиваются. Постарались и падкие на сенсации СМИ — ежедневные рапорты о поимке очередного педофила сформировали картину национального бедствия.

Мало кого при этом интересует, что педофилия — относительно редкое психическое отклонение, не более распространённое, чем зоо, некро— или дендрофилия. Ещё более редко оно реализуется в опасных для детей насильственных формах. В российском законодательстве достаточно норм, защищающих права детей, а законодатели не могут не понимать, что дальнейшее усиление ответственности приведёт к обратному следствию.

Если сегодня за преступление сексуального характера можно получить от 12 до 20 лет, а за убийство — от 6 до 15 лет, такие законы нельзя трактовать иначе, как устанавливающее приоритет убийства. Как мы можем видеть на примере приговора Новосибирского областного суда, сегодня к особо тяжким сексуальным преступлениям причисляется эксгибиоционизм, над которым ещё лет десять назад посмеивались, и даже действие, когда человек может просто схватить ребёнка, «причинив ему боль». Уже есть примеры, когда в сексуальном насилии обвинили человека, у которого в зоне ширинки порвались брюки (дело калининградского журналиста Сергея Большакова).

Фактически сегодня, если ребёнок случайно увидел кого-то обнажённым, человеку грозит минимум 12 лет колонии строго режима без права на условно-досрочное освобождение за сексуальное насилие, либо от шести лет с правом досрочного выхода из заключения за примерное поведение за его убийство.

Какой выбор у преступника, нередко невольного, принимая во внимание, что у осужденных по 132-й статье (сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних) мало шансов выйти из тюрьмы живым? Можно ли считать, что такие законы защищают права детей? Не является ли принятие подобных законов преступлением против детства?

Картина нового национального бедствия

Откуда в таких количествах берутся педофилы в России, хорошо характеризуют самые громкие дела — музыкального педагога Анатолия Рябова, оклеветанного матерью ученицы в отместку за исключение её дочери из класса, чиновника Минтранса Владимира Макарова, супруга которого не догадалась о том, что её шантажируют, вымогая взятку за обнаружение несуществующих сперматозоидов в моче дочери. Дело пластического хирурга Владимира Тапиа-Фернандеса, ставшего жертвой рейдерского захвата собственности со стороны супруги накануне развода.

На самом деле таких историй — сотни, если не тысячи. Дело журналиста Олега Леонтьева, дело учителя Александра Яковенко из Краснодарского края, имевшего неосторожность рассказать в летнем лагере мальчишкам, откуда на самом деле берутся дети (его «сдал» местный священник). Дело 53-летнего директора детского лагеря в Сочи, который вечером вошёл в комнату, где спали 4 девочки и потребовал от детей утихомириться и заснуть. Масштабы бедствия ещё предстоит оценить — не все случаи попадают в прессу.

Благополучно закончилось оно только для Анатолия Рябова, за которого вступилась музыкальная общественность и СМИ — обвинения были настолько абсурдными, мотивы обвинителей столь очевидными, что позволить себе определить позицию по данному делу смогли многие.

Впрочем, спасло Рябова не это, а независимый суд присяжных — судебная и следственная система не раз демонстрировала полное пренебрежение голосу общественности и прессы, отсутствию доказательств вины и даже наличию железного алиби у обвиняемых, как в деле Антона Бойченко. Владимир Тапиа-Фернандес много месяцев в заключении ожидает окончания следствия и начала суда, Владимир Макаров осуждён на пять лет и отбывает наказание в колонии. Его жена Татьяна, спасая мужа, обращается в одну инстанцию за другой и ждёт пересмотра дела в Верховном суде.

Кто виноват?

Но вина за происходящее лежит не только на развращённых полицейских-бандитах и судьях, выносящих преступные приговоры. Уверен, что если невинно осужденные не дождутся законного наказания для фабрикующих дела следователей и выносящих неправосудные приговоры судей, рано или поздно мы столкнёмся с фактами суда Линча. И когда это произойдёт и примет размах у отчаявшихся законным путём добиться справедливости, общество погрузится ещё в более страшную пучину беспредела.

В происходящем сегодня виновно и само общество, поддавшееся всеобщей педоистерии. Сегодня педофилов ловят все, кому не лень, часто извлекая из этого профит. Вы можете привести своего ребёнка в больницу, и в его моче найдут сперматозоиды — после случая с Владимиром Макаровым родители гораздо быстрее поймут, что означает фраза: «Ну что, звоним в полицию?», трижды прозвучавшая из уст Светланы Рубель из больницы Святого Владимира в Москве.

Сегодня можно войти в лифт с незнакомой девочкой, которая внезапно нажмёт кнопку остановки и скажет: «Давай тысячу, а то закричу». В гости могут зайти соседские мальчишки поиграть в компьютер, а бдительная соседка позвонит на телефон Следственного комитета. Наконец, можно просто стоять на остановке, ожидая автобуса после работы, в то время как ваше лицо кому-то покажется подозрительным. Это не преувеличения — попавшие в подобные ситуации люди уже получили многолетние тюремные сроки.

Поэтому в следующий раз, когда вам расскажут историю про поимку очередного педофила, не спешите радоваться и гневно осуждать, видя его «чистосердечное признание» — следователи умеют их получать. И не спрашивайте, по ком звонит колокол.

Комментарии

20

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


20 августа 2012 | 16:41

= ОВД Дальний


albert_muzeev Альбeрт Музeeв 20 августа 2012 | 19:34

Письмо бывшего офицера МВД: кто работает в полиции, и почему им все можно

Меня зовут Альберт Музеев, я бывший офицер МВД и ФСИН, хочу рассказать про причины происходящего в настоящее время произвола в силовых ведомствах.

Наверное, вам интересно будет посмотреть на него, так сказать, изнутри. С 2001 по 2007 годы я работал в ГОМ-1 УВД города Нижневартовска в должности участкового инспектора и в ИК-15 УФСИН Минюста по ХМАО-Югре. В настоящее время я переехал жить в Казань и работаю программистом в одном из предприятий. Так как бояться мне теперь нечего, то вот они причины произвола милиционеров, ой, простите, полицейских.

Во-первых, пресловутая «палочная система» или «прогноз», про неё много сказано, но мало сделано. Например, возьмём план по административным протоколам. Выдёргивают участкового в девять вечера и ставят перед фактом: в одиннадцать должен быть «мелкий хулиган». Кому нужен? Зачем нужен? Ищи, где хочешь! Каждый участковый или гаишник должен принести своему начальнику, допустим четыре протокола в день, если не принёс, то на следующий день, он должен уже восемь. Всё это безобразие отягощается процессуальными сроками, например трёхдневный срок принятия решения о возбуждении уголовного дела. Когда у участкового на руках 10-15 материалов проверки, ещё десять дополнительных проверок из прокуратуры и немереное количество входящей корреспонденции (срок каждой бумажки - десять суток), а сроки нарушать нельзя, то сотрудник начинает писать пустые отписки, уговаривать (в лучшем случае) потерпевших забрать заявление, и так далее по списку, вплоть до знаменитой «бутылочки».

В министерстве внутренних дел в настоящее время отсутствует «костяк», «средний класс», интеллигенция, если хотите. Я имею в виду взрослых, от 30 до 45 лет, опытных офицеров в чине капитана-майора, с высшим образованием и адекватными взглядами на жизнь, работающих «на земле»: участковых, оперативников, следователей. Их всех разогнали с 2000 по 2005 годы, кого на пенсию, кого так уволили. Прошу заметить, прапорщики ППС и гаишники с образованием ниже плинтуса и бульдожьими мордами никуда не делись, только жирок нагуляли за это время.
Во-вторых, низкий образовательный и профессиональный уровень, молодость и правовой нигилизм основного состава полицейских. Юридически грамотных и правильно составленных бумаг в полиции вы найдёте с большим трудом. Ну, какой из 21-летнего парня участковый, а из 25-летнего начальник уголовного розыска? Понятия «закон» и «офицерская честь» отсутствуют в принципе, между сотрудниками такие разговоры даже не ведутся. Если вы упомянете в доверительной приватной беседе с полицейским слово «закон», скорее всего, он недовольно фыркнет в ответ что-то невнятное. В буквальном смысле (и это не шутка) в полицию набрали гопников с подъездов, со всеми вытекающими последствиями. Эти следователи и дознаватели не занимаются всесторонним расследованием и объективной оценкой имеющихся доказательств, а идут по пути наименьшего сопротивления. Кого поймали на месте, с кого выпытали признание, того и сажают. Если проверить статистику явок с повинной, то получится, что люди у нас ходят в полицейский участок как в храм исповедаться. Сталинский прокурор Вышинский любил говорить: «Признание - царица доказательств»! Этакий неисправный конвейер, только на выходе изуродованные человеческие судьбы... В колониях в основном отбывает наказание молодёжь за кражи сотовых и наркоту, вот живой показатель эффективности полиции. На тысячу человек в колонии только один сидит за экономические преступления, да и то по мелочи, в то время как в стране разворовываются сотни миллионов бюджетных денег.

Следующая причина: простая человеческая жадность... Для кого-то это просто бизнес. Даже есть такая поговорка: если крыша красная, жизнь будет прекрасная! На Севере проституток и сутенёров «крышуют» полицейские, преступному сообществу этим заниматься понятия не позволяют, слишком мерзкое для них это занятие.
Далее по списку идут кумовство и клановость, особенно в национальных республиках, лизоблюдство и ненависть к вышестоящему начальству, у кого как. Дисциплина и субординация в органах поверхностная и стремится к нулю. Вражда между силовыми ведомствами и внутри их подразделений: один материал проверки может блуждать по отделам полиции, пока им кто-то соизволит заняться.
В свете происходящих событий, разгонов демонстраций, прослеживается возможность политической индульгенция «сверху», команды «фас!». Но этого я с полной уверенностью утверждать не могу.


У меня есть свои соображения на счёт улучшения положения:
Банально, но ключевых руководителей МВД нужно поменять, пускай Нургалиев медитирует, занимается йогой и ходит на балет на менее ответственной государственной должности. Нужно провести de facto переаттестацию сотрудников и пусть это будет медленный, но всё же верный процесс. В первую очередь, аттестовать психологов. Они должны быть офицерами, а не вольнонаёмными работниками за 4 тыс. в месяц, которым на всё наплевать.
Необходимо отменить в императивной, властной форме любые проявления и анахронизмы «палочной системы», прогнозы, планы и т.д. Полиция должна раскрывать преступления, которые уже произошли. Разгребать имеющуюся кучу, образно говоря и отчитываться за качество работы, а не за количество. Сложность раскрытых дел – вот что должно стать показателем и гордостью полицейского, так же как и отзывы общественности.

Оценщиками качества работы полиции должны выступать прокуратура, судьи, а могут в перспективе правозащитные организации, партии, СМИ. Если есть пикет возле отдела, значит, там плохо работают, если горожане устраивают праздник в день полиции – значит, всё хорошо. Профилактика преступлений тоже имеет важное значение, но для этого полиция должна обладать должным уважением в обществе, которого у неё в настоящее время нет.
Кадровый вопрос... Выдумывать велосипед не надо. Достаточно подсмотреть решения в других ведомствах. В медицине, например. На офицерские должности должны приниматься только люди с высшим юридическим образованием и точка! Никаких кулинарных техникумов, педагогических и сельскохозяйственных вузов! Как у врачей. В стране переизбыток юристов, а в полиции и ФСИН их практически нет, на отдел по три человека. Только знающие законы люди, профессионалы, могут их правильно понимать и применять. И уважать…

Сложнее с младшим составом, рядовыми, сержантами и прапорщиками. Их нужно много. Они все должны иметь среднее юридическое образование. Мы живём в 21 веке и неграмотные люди не должны заниматься серьёзными делами. Есть предложение при поступлении гражданина на службу на рядовые должности, брать его с условием поступления в средне-специальное учебное заведение по специальности правоведение, в ведомственный или государственный на выбор. При отчислении из ссуза автоматически увольнять из органов. Упразднить школы милиции - это порождение дьявола, анахронизм советской эпохи, которые готовят отморозков в погонах. Нужны нормальные адекватные полицейские колледжи, где рядовые сотрудники будут получать качественное среднее юридическое образование и полицейские академии, где будут обучаться и повышать квалификацию офицеры. Оглянитесь на бизнес, там индустрия обучения менеджеров хорошо развита.

Особенно нужно развивать и усиливать институт психологов и офицеров по воспитательной работе (бывших замполитов), именно они должны нести на себе основную ношу по выходу из сложившегося кризиса. Только где их взять? Это отдельный вопрос. Также нужно вспомнить про наставничество над молодыми сотрудниками, возможно, стоит придумать, что-то наподобие «интернатуры» для молодых офицеров.
Участковый снова должен стать другом простых людей, как это было ещё несколько лет назад. Работы у участковых всегда хватало, им нужны помощники из рядового состава, и не один на отделение участковых, как сейчас, а минимум три у каждого. Генералов и полковников у нас больше, чем во всех странах, вместе взятых, а повестки в суд разносить не кому. А вот «лишних людей» в бюрократическом аппарате МВД гигантское количество, есть хороший задел, кого сокращать или переводить на вольнонаёмные должности. Зачем пресс-секретарю УВД или заведующему складом майорские погоны? Погоны должен носить тот, кто борется с преступностью!

Есть идея назначить дежурства по проверке работы полиции работниками следственного комитета, прокуратуры, может быть, администрации города, правозащитных организаций, партий, СМИ, чтобы чиновники и правозащитники днём и ночью находились в городских отделах. Это нужно для того, чтобы задержанные и потерпевшие имели возможность пожаловаться. Поверьте, желающих стать наблюдателями будет очень много. Как в магазине, завести журнал проверок, книгу жалоб и предложений. Официальный документ, прошитый и с печатью. Попробуйте у любой продавщицы спросить книгу жалоб и предложений, она сразу запаникует и выполнит любое требование. Эту книгу нужно положить на стол для написания заявлений и веб-камеру поставить, чтобы доступ к ней был всегда свободным.

Мы в 21 веке живём, почему бы не поставить в полицейских участках терминалы для принятия заявлений? Отсканировал гражданин заявление, паспорт, ввёл свои данные, получил квитанцию. А функции дежурного - распечатать заявление и направить к нужному сотруднику. Как в больнице,опять-таки! И не будет теперь потерпевший зависеть от «хотелок» дежурного. По закону все заявления должны приниматься.

За мной год назад какие-то дурные малолетки на машине гонялись возле супермаркета, угорали, пытались наехать. Пошёл я в свой родной ГОМ-1 УВД по городу Нижневартовску, в котором проработал несколько лет. Естественно, знакомых я там не встретил. Молодой дежурный начал допытываться у меня, знаком ли я с этими парнями, был ли у меня с ними конфликт и вообще, виноват ли я сам. Заявление у меня принимать он отказался, отправил зачем-то к инспектору ИДН - молодой девушке, с плетёными косичками. Просидев три часа в пустом обшарпанном вонючем коридоре я пригрозил девушке, что пожалуюсь на неё в прокуратуру. Она мило ответила мне, что трёхчасовой срок распространяется только на задержанных, а я сам пришёл и меня никто насильно не держит. После этого, (Внимание!) я позвонил другу - подполковнику милиции, начальнику соседнего ГОМа, но даже его звонок в дежурную часть ничего не решил. Обозлённый на ментов, ещё больше, чем на беспредельщиков - малолеток я ретировался. Я был очень удивлён деградации отдела, во что он превратился.

http://www.kazan.aif.ru/society/article/24896


accessory 20 августа 2012 | 23:25

Начальник отделения (шериф) и районного отдела полиции должен избираться жителями соответствующей "земли". Вот и все.


vaka257 20 августа 2012 | 16:43

Вставай страна огромная...!!!


shiriaeff 20 августа 2012 | 16:45

Страна беззакония и властных ублюдков...


shiriaeff 20 августа 2012 | 16:46

Страна беззакония и властных ублюдков...


goodfima 20 августа 2012 | 17:14

А какая - то дура на Селигере взахлеб рассказывала Путину, что она и ее компания ловят педофилов чуть не каждый день, и даже обнаружили "педофильское гнездо". Просила Путина помочь. Тот пообещал. Вот, видимо, и помогает.


h_sar 20 августа 2012 | 17:15

Таким образом переключают сознание населения с проблем политических, на житейские, и направляют протест против самих себя. У власти существует куча разных уловок, чтобы люди возмущались против всяких надуманных проблем, спускали пар и продолжали быть покорными рабами божьими, платить дань.


marketgarden 20 августа 2012 | 17:18

КГБшная власть умело нагнетает истерию: для отвлечения внимания от положения в стране, ужесточения законодательства и преследования инакомыслящих...


rek_a Виктор Астапенко 20 августа 2012 | 17:24

"Отчислена за "аморальное впечатление". Из приказа одного из ВУЗов 80-х годов.


wowagera 20 августа 2012 | 17:19

Были бы деньги-сбежал бы из этого православного Содома и Гомморы. Но денег нет-придется жить в этой Чудной стране.Детей жалко.


april1 20 августа 2012 | 17:20

//Деньги выделены и успешно осваиваются. //
Вот ключевая фраза статьи. И плевать, что на кону судьбы реальных людей, - и детей, и взрослых. Настоящих преступников поймать сложнее, чем первого попавшегося "подозрительного" гражданина...


alnik 20 августа 2012 | 17:37

Все средства хороши, чтобы отвлечь внимание, переключить силы общественности с реальных политических и экономических преступлений бонз и приспешников вертикали. начиная с Самого, на чаще всего невиновных людей, чтобы разделить и противопоставить группы населения, провоцируя беспорядки и гражданскую войну - лишь бы сохранить в красненькой водичке свою влать и возможности личного беззекония. Начиная с узурпации власти!


tereza2011 20 августа 2012 | 17:40

Натурально "кошмарят" страну:(


eduard_r 20 августа 2012 | 17:43

Вспоминается прошлогодний случай, когда ханыга всего лишь украл ДВД плеер из детского лагеря, на выпивку конечно, а журналисты расписали его как маньяка
педофила, изнасиловавшего чуть ли не всех отдыхающих там детей.
А педоистерия уже достала. Даже в прогнозе погоды скоро станут обсуждать
педофилов.


20 августа 2012 | 17:50

Это уже просто 3.14здец какой-то! 8(


(комментарий скрыт)

gourmand 20 августа 2012 | 20:40

Если сегодня за преступление сексуального характера можно получить от 12 до 20 лет, а за убийство — от 6 до 15 лет, такие законы нельзя трактовать иначе, как устанавливающее приоритет убийства.
===
+1
Сроки наказания должны быть выставлены таким образом, чтобы у человека, нарушившего закон, всегда был повод задуматься и остановиться. У нас же получается, что при переходе на красный свет проще убить ментов и сбежать, чем попасть им в лапы.


20 августа 2012 | 21:25

достаточно было написать только концовку


20 августа 2012 | 21:33

"... проще убить ментов и сбежать, чем попасть и в лапы."


linktest 21 августа 2012 | 00:02

Выводы - не помогать потерявшимся детям, не брать их за руку, не разговаривать
ласково с незнакомыми детьми, вообще не смотреть на них. Любой интерес - всегда может быть истолкован как сексуальный - и загремит добрый человек, погладивший по голове плачущего ребенка, по педофильской статье.
На Руси - матушке всегда последствия борьбы с чем-либо куда страшнее этого
чего-либо.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире