18:42 , 24 марта 2013

Последние слова Березовского о России – признание, которое стоило потерянных миллиардов?

О покойниках принято говорить или хорошо, или ничего. В случае с Борисом Березовским эта моральная норма не сработает — отмолчаться СМИ не смогут, а добрых слов потрудиться подыскать удосужатся немногие. И в этом самая большая печаль произошедшего.

«Еще один враг Кремля умирает — русский олигарх Борис Березовский найден мертвым в ванне в своём доме в Беркшире после того, как потерял все свои миллионы» – такие, отнюдь не сочувственные заголовки вышли даже в Британии, приютившей беглеца на последние, как оказалось, тринадцать лет жизни.

Адвокат Добровинский заявил, что это было самоубийство, родственники говорят о сердечном приступе — однако эта загадка уже никогда не станет такой же интригующей, как смерть Литвиненко. Последний раз Борис Березовский становился героем новостей за несколько дней до собственной смерти, когда на аукционе Cristies была продана не самая ценная картина Энди Уорхола «Красный Ленин». Известие о том что миллиардер распродаёт имущество публиковалось с оттенком не слишком замаскированного сарказма.

Выяснилось однако, что Березовский разорён был чуть менее, чем полностью. «Он был в ужасном состоянии, очень подавлен. Он не имел ничего, кроме долгов, был практически раздавлен, продавал свои картины», сообщил Александр Добровинский. Каково его финансовое положение после исторического суда — пожалуй, единственный вопрос, который интересовал прессу, да и то довольно вяло.

О том, что он продаёт свой самолёт, несколько домов, закрыл офис и уволил помощников, а заодно почти всю охрану, было уже мало кому известно — даже для масс-медиа это не становилось информационным поводом — до тех пор, пока дело не дошло до картин, которые Березовскому пришлось снимать со стены. После суда с Абрамовичем Березовский уже никого не интересовал — там было сказано всё.

Березовский бежал в Великобританию в 2000 году, где стал центром сил, враждебных нынешнему Кремлю и нескончаемым источником новостей, как правило, трагического характера — таких, как убийство Александра Литвинено, в котором Березовский по традиции обвинил Москву.

Имидж врага Кремля Березовский тоже создал себе сам. Это была практически односторонняя игра — Березовский нападал, Кремль не реагировал. В России на него завели несколько уголовных дел по факту мошенничества — скорее как гарантию того, чтобы Березовский в Россию вернуться не смог, так как немедленно был бы арестован. Российские прокуратура и суд ограничились вынесением обвинения — реально выдачи Березовского никто не добивался, в Англии не преследовал. Он вёл абсолютно открытую публичную жизнь и свободу высказывания — без каких-либо последствий для себя.

Последний всплеск политической активности Березовского был связан с активизацией либерально-оппозиционных сил в российской столице зимой 2012 года. В какой-то момент, когда Проспект Сахарова полностью заполнился людьми, многим казалось, что эта масса станет катализатором неизбежных перемен. Березовский немедленно вскинул флаг революции, но в том числе это ту «революцию сгубило» — народ, вспомнив недавние 1990-е, на морозе быстро протрезвел.

Прошедший год стал для Березовского худшим — вероятно, за всю жизнь. Человек, который решал, кому быть в России президентом, в буквальном смысле владелец «заводов, газет, пароходов», обладатель самых больших яхт и дорогих особняков в разных частях света, в последнее время одалживал у друзей деньги для покупки билета на самолёт.

В одном из последних интервью, данном русскому изданию Forbes за несколько часов до смерти, Березовский уже не думал ни о политике, ни о деньгах. Всё, чего он хотел — возвращения. Сегодня его слова звучат так же пронзительно, как музыка эмигранта Сергея Рахманинова, его Адажио из Третьей симфонии:  

«Вернуться в Россию… Ничего я больше так не хочу, как вернуться Россию. Главное, что я недооценил, — что мне настолько дорога Россия. Что я не могу быть эмигрантом», — говорил Березовский.  
«Я изменил многие свои оценки. В том числе самого себя. Что касается того, что есть такое Россия и что есть Запад. Я… потерял смысл… Смысл жизни. Я не знаю, что мне делать. Мне 67 лет. И я не знаю, что мне дальше делать», — такими были последние мысли Березовского.

 Говорят, что больше всего в последнее время Березовский жалел, что оставил науку. Это сожаление, пожалуй, готов разделить каждый — сожаление оттого, что один из блестящих умов современности потратил жизнь на то, за что его проклинают, вместо того, чтобы возможно совершить выдающиеся созидательные открытия.

Последнее, чего хотел бы Березовский — чтобы после смерти шакалы набросились на мёртвого льва. И пусть вопрос, был ли он львом, остаётся открытым, лучшее сегодня, что мы могли бы проявить к нему — это великодушие. Его последние слова о России, сказанные в горечи и опустошении, возможно стоят потерянных миллиардов.

Полный текст: Boyko.ru.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире