Это мой последний блог в качестве посла США в Российской Федерации.  Вскоре после Олимпиады я планирую вернуться к семье в Калифорнию.  После более чем пяти лет работы в администрации президента Обамы настало время возвращаться домой.

Прошлым летом мои жена и два сына переехали в Калифорнию.  Когда в январе 2009 года мы уезжали из Стэнфорда в Вашингтон, чтобы я мог приступить к работе в Белом доме, я сказал старшему сыну, что мы уезжаем на два года (это обычный срок, на который университетский профессор может взять отпуск, чтобы поработать на государственной службе.)  И вот, после пяти лет, проведенных в Вашингтоне и Москве, мой старший сын захотел вернуться домой, чтобы именно там окончить школу.  Мы все согласились, что для него будет лучше всего вернуться домой, и это решение оказалось правильным.

Мы попробовали жить врозь, на расстоянии девяти тысяч километров друг от друга, но после семи месяцев разлуки я просто должен вернуться к своей семье.  Любой, кто следил за моими блогами в течение последних двух лет, знает, как важно для меня быть рядом с моими женой и детьми.  Настало время нам снова собраться вместе.

Мы с семьей на Красной площади

Мне жаль уезжать из России.  Я очень люблю свою работу.  Для меня огромная честь представлять здесь мою страну.  Я буду скучать по работе с моими партнерами в российском правительстве и россиянами из самых разных частей общества и самых разных профессий.  И я буду очень скучать по тому времени, когда я работал в фантастической команде посольства США.  Мой отъезд завершит более чем пятилетний период моей работы на президента Обаму и его администрацию (или даже семилетний, если считать мою работу на неоплачиваемой должности советника в ходе его предвыборной кампании.)  Это трудно, очень трудно.

Но я уезжаю с чувством выполненного долга.  С тех пор, как мы начали перезагрузку отношений с Россией пять лет назад (да, я не боюсь говорить «перезагрузка»!), мы достигли многого.  Мы подписали и теперь выполняем новый Договор об СНВ.  Мы работали в тесном сотрудничестве с российскими властями по расширению Северной сети поставок, которая стала жизненно важным транзитным маршрутом снабжения наших военных и гражданских лиц в Афганистане, и теперь будет играть важную роль в вывозе оттуда нашей военной техники.  Мы создали Двустороннюю президентскую комиссию между нашими правительствами, теперь состоящую из более чем двадцати рабочих групп, чтобы поддерживать сотрудничество по широкому спектру вопросов от сельского хозяйства до инноваций.  Мы тесно сотрудничали с нашими коллегами в Москве, чтобы облегчить вступление России во Всемирную торговую организацию, а сейчас продолжаем работать с российским правительством над расширением двусторонних торговли и инвестиций.  В последние пять лет мы стали свидетелями роста торгового оборота между нашими странами с менее чем 25 миллиардов долларов в 2009 году до примерно 40 миллиардов долларов в 2013 году.  Конечно, есть еще большой потенциал для роста, но и это — немалое достижение.  Для меня особенно ценен опыт работы с представителями американского бизнес-сообщества в России, чья деятельность создает новые рабочие места и новые возможности как для американцев, так и для россиян.

Мы также установили новый визовый режим, который значительно упростил организацию поездок для туристов и бизнесменов между нашими двумя странами.  Срок действия виз увеличился до трех лет, в результате чего россияне могут реже обращаться за американской визой.  В прошлом году мы выдали россиянам четверть миллиона неиммиграционных виз – это на 15% больше, чем в предыдущем году, который также был рекордным -— при этом сократив время ожидания визы до всего лишь нескольких дней.  Сейчас в США приезжает рекордное количество россиян, и это отлично способствует укреплению взаимопонимания между нашими двумя странами.

Что касается проблемы нераспространения ядерного оружия в контексте Северной Кореи и Ирана, то здесь в последние пять лет мы выработали близкие позиции с нашими российскими партнерами.  В 2010 году мы  вместе работали над принятием резолюции Совета Безопасности ООН 1929, которая ввела в действие наиболее полный за всю историю набор санкций против Ирана.  Мы успешно провели в жизнь эту резолюцию, что, в свою очередь, помогло создать нынешние благоприятные условия для серьезных переговоров с иранским правительством по достижению дипломатического решения, которое не позволит Ирану получить ядерное оружие.  В этом году наши правительства тесно сотрудничают в выполнении другого исторического соглашения – о вывозе и уничтожении  сирийского химического оружия.

В последние пять лет мы также вели важную, хотя и малозаметную для широкой публики работу по развитию сотрудничества по целому ряду вопросов, от борьбы с терроризмом до кибербезопасности и продолжали совместную работу по десяткам вопросов, представляющих взаимный интерес для наших стран -— от космоса до охраны окружающей среды.

Все это вместе составляет реальный список достижений в ряде областей, касающихся жизненно важных национальных интересов Америки.  Я горжусь тем, что являюсь частью  команды президента Обамы и работаю с нашими российскими коллегами над достижением этих результатов.

Я также горжусь нашей работой по урегулированию некоторых трудных вопросов в российско-американских отношениях последних нескольких лет.  Российский запрет на усыновление российских детей американскими родителями, указание российского правительства прекратить работу в России Агентства США по международному развитию, ложные заявления в российских СМИ о том, что США якобы хотят разжечь в России революцию, а также о целях внешней политики США в целом, растущее давление на российское гражданское общество и независимые СМИ, предоставление временного убежища Эдварду Сноудену и различия в наших оценках причин и последствий политических изменений на Ближнем Востоке и на Украине – вот лишь некоторые из проблем, над которыми нам пришлось работать.  Но я уезжаю из России с сильным чувством удовлетворения тем, как наша администрация работала над этими вопросами, не допуская ущерба нашим интересам и не отступая от наших ценностей.


White House official photo by Pete Souza

В частности, я думаю, мы показали, что можем вступать в непосредственный контакт с гражданским обществом и защищать общечеловеческие ценности, продолжая при этом сотрудничать с российским правительством по целому ряду направлений.  Эта практика «двойного участия» с самого начала была главным принципом нашей политики перезагрузки и остается ключевым компонентом нашей политики по отношению к России сегодня.  Например, мы выражали беспокойство по поводу положения дел с соблюдением прав человека, подчеркивали важность верховенства закона и свободных и независимых СМИ и одновременно с этим углубляли наше сотрудничество с российскими спецслужбами в преследовании определенных террористических организаций в соответствии с нашими общими интересами.  В сентябре прошлого года в Санкт-Петербурге президент Обама обсудил с президентом Путиным идею удаления химического оружия из Сирии, что в конечном итоге привело к соглашению, которое мы теперь реализуем для обеспечения безопасности и уничтожения этого оружия массового поражения.  А через несколько часов после встречи с президентом Путиным президент Обама встретился с российскими гражданскими активистами, чтобы обсудить их опасения по поводу соблюдения свободы слова и собраний, состояния окружающей среды, дискриминации в отношении меньшинств и несправедливого преследования НКО как «иностранных агентов».

Я горжусь и некоторыми дипломатическими новшествами, которые наше посольство инициировало во время моего пребывания в России, особенно в области общественной дипломатии.  До того, как я приехал в Москву в качестве посла, я никогда не заходил в Твиттер.  Теперь я каждый день общаюсь с 60 тысячами «фолловеров» в Твиттере и более чем 13 тысячами «френдов» в Фейсбуке, а наши «твиттер-чаты» могут достигать сотен тысяч пользователей в считанные минуты.  Я также обращался к российским зрителям и читателям во многих ваших телевизионных и радиопередачах и в печатных СМИ, потому что считаю, что хотя мы не всегда согласны друг с другом, мы должны, по крайней мере, попытаться понять точку зрения друг друга.  Давать длинные интервью на моем небезупречном русском на канале «ТВ Дождь», «Эхе Москвы» или в программе «Вечерний Ургант» было непросто.  Но я всегда чувствовал, что лучше говорить на вашем языке, так как это говорит об уважении к России.  А интервью «вживую» обычно получаются более прямыми и открытыми – именно эти качества я стремился сделать частью своей ежедневной дипломатической работы.  Я также с удовольствием читал лекции на русском языке для тысяч студентов российских вузов, при этом показывая презентации на экране (возможно, также впервые в нашей дипломатической практике здесь!)  А некоторые из моих самых незабываемых встреч с общественностью прошли в «Американских уголках» в Екатеринбурге, Владивостоке, Волгограде, Санкт-Петербурге и Москве, когда в залах можно было только стоять, поскольку иначе они не вмещали всех желающих.  Тысячи россиян приходили, чтобы обсудить со мной все, от Сирии до моего сломанного пальца.  И это были не исключительно чиновники и представители элит, а реальный срез российского общества.  Участвовать в этих встречах мог каждый, кто испытывал любопытство к Америке.  Мне искренне нравился дух этих встреч.  Благодаря им я с большим оптимизмом смотрю на будущее сотрудничества между нашими обществами.

Я также буду помнить позитивную энергию, которую я ощущал на многих концертах в Спасо-хаусе, в ходе множества дискуссий и приемов, которые мы провели в нашей великолепной резиденции.  У нас был ряд интереснейших инновационных мероприятий, в том числе, теоретические лекции американских политологов (недаром в Спасо-хаусе живет профессор!), потрясающие концерты американских и российских исполнителей, праздничные вечера для молодых людей с ограниченными возможностями, и даже фильмы с поп-корном.  Я особенно горжусь «Серией инновационных мероприятий в Спасо», в ходе которой российские инноваторы и предприниматели знакомились со своими американскими коллегами, многие из которых были из Кремниевой долины, где я живу, и дискутировали о том, как соединить научные исследования и производство и придать импульс развитию высокотехнологичного сектора российской промышленности.  Эти частые встречи в Спасо-хаусе между профессионалами в сферах культуры, гражданского общества, науки и бизнеса были одной из самых ценных составляющих того, что мы делаем для развития подлинного диалога между американцами и россиянами.  А время от времени мы — американцы и россияне вместе — даже танцевали в Спасо-хаусе!

Я также буду с удовольствием вспоминать множество прекрасных возможностей, которые были у меня как у посла, чтобы соприкоснуться с русской культурой и больше узнать о российской истории, посещая концерты, балеты и спектакли, музеи и спортивные соревнования.  Какое удовольствие слушать маэстро Спивакова и Гергиева, буквально творящих волшебство со своими оркестрами, или сидеть в первом ряду в Большом театре, наслаждаясь великолепным «Щелкунчиком» в новогодние праздники!

Я слушал военные рассказы героев Сталинградского и Курского сражений, когда участвовал в торжествах, посвященных 70-й годовщине Сталинградской битвы и встречался с ветеранами в Музее Великой Отечественной войны в Москве.  Я также побывал в Музее блокады в Санкт-Петербурге, который рассказывает о мужественном сопротивлении вашего народа нацизму и страданиях, которые выпали на его долю в военные годы, когда наши страны были союзниками.  Эти воспоминания останутся со мной навсегда.

Я также очень доволен тем, как высоко наша работа была оценена в ходе комплексной проверки посольства Управлением генерального инспектора Государственного департамента во время моего пребывания в России.  Такие проверки проводятся в посольствах США по всему миру один раз в пять лет.  И нет большей чести, чем положительная оценка вашего профессионализма некоторыми из наиболее опытных дипломатов Госдепартамента.  Каждое утро, когда я прихожу в посольство, я чувствую, какая это удача — быть частью такой отличной команды американцев и россиян.  Возможно, больше всего я буду скучать именно по моим коллегам в посольстве США в Москве.

Простите мне мое многословие.  Я планировал, что этот блог будет не длиннее одного абзаца, но я действительно очень люблю свою работу и буду по ней скучать.  Мне очень нравится представлять свою страну в качестве дипломата.  Мне очень нравится жизнь в России, которая дала мне возможность по-настоящему оценить русскую культуру и лучше узнать русскую историю.  И я буду особенно скучать по людям, с которыми я имел честь работать на государственной службе, будь то в Вашингтоне, Москве или других городах Российской Федерации.

Я буду продолжать работать над некоторыми проектами для президента Обамы и его администрации, но об этом позже.  И я буду искать способы внести свой вклад в укрепление связей между нашими деловыми кругами и гражданскими обществами.  Ведь необязательно быть на госслужбе, чтобы сделать что-то полезное в этих сферах.  И вы всегда можете найти меня в Твиттере и Фейсбуке, хотя скоро между нами будет разница во времени в 12 часов.  На ближайшее будущее местом моей работы будет Стэнфордский университет.  Но часть меня — в эмоциональном, интеллектуальном и духовном смысле — навсегда останется в России.  Так было до того, как я поступил на госслужбу.  Так навсегда останется и после.

До скорого!

Майкл Макфол, посол США


Оригинал

Комментарии

206

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


05 февраля 2014 | 07:59

Прощайте, Майкл. В своих мемуарах так и напИшите: " Цветные революции объяли земной шар. Всюду она успешно завоевывала пространство. И только на России успешное продвижение демократии обломало свои зубы. Почему? Это загадка для меня, окутанная загадкой..."


pushok1971 05 февраля 2014 | 08:00

Давай, до свидания. Скучать не будем...


(комментарий скрыт)

nikolaydiko 05 февраля 2014 | 12:47

Хочу выразить Майклу Макфолу глубокое уваженние за его высочайший дипломатический профессионализм, сердечность, жизнелюбие и любовь к своей семье. Нашим российским послам многому можно было бы поучиться у него.
Желаю Майклу Макфолу дальнейшего благоденствия!
Николай ДИКО, юрист -международник, координатор Международного комитета гражданской дипломатии nsdiko@mail.ru
(Хочу успокоитьь "бдительных", что ни я, ни наша организация никогда не получали никаких грантов или иной поддержки из зарубежных и российских источников)


(комментарий скрыт)

stonewa11 05 февраля 2014 | 16:08

Что, Майки, не оправдал?:)) расскажи нам, почему американцам не рекомендуется работать в России более двух-трех лет?:)


yrta123 05 февраля 2014 | 18:00

Езжай, милок, на Эхо Москвы можно и оттуда писать.


afed17 05 февраля 2014 | 19:07

А мне стыдно - ведь по сути то ясурковскаяпропаганда. А так хотелось быть учеником и соратником друзей из ЮСА. Уезжает друК! Вот как теперь жыдь? Так ведь совсем не победим ;-(


oygin 24 февраля 2014 | 10:06

Майкл, уверен, что Вы сможете продолжить заниматься своим делом из любой точки мира! Надеюсь, общее (!) впечатление о России, ее народе и пр. у Вас сложилось положительным! По крайней мере очень хочется в это верить! Не все люди, которые прокомментировали данный Ваш блог, разделяют столь негативный и, не побоюсь этого слова, вражеский настрой. Поверьте!
Я, сдерживая свою яростную неприязнь к происходящим в России беспорядкам, форменному безобразию, дискриминации отдельных слоев населения по тем или иным этническим и сексуальным причинам, все же хочу чтобы Вы вспоминали теплые и радостные моменты своей работы в России!
И продолжайте заниматься тем делом, в которое искренне верите!
Желаю Вам и Вашим близким уверенности в своих поступках, сил на достижение поставленных перед собой целей!


karislav 04 февраля 2014 | 16:46

Dosvidos


nebulae 04 февраля 2014 | 19:39

Макфол, вы не сдержались однажды и выкрикнули: "Дикая страна!" в адрес осаждающих вас журналистов. Вы так и не извинились за эти слова, неприемлимые для дипломата.


04 февраля 2014 | 21:35

ну сказал -брехуны проглотили. издержки мерзкой профессии журналиста

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире